Анастасий (Грибановский). Рождественские послания.

Содержание

Рождественское послание председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей Высокопреосвященного митрополита Анастасия Рождественское послание Председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей

 

Рождественское послание председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей Высокопреосвященного митрополита Анастасия

Тяжелы и скорбны дни нашей жизни, но в сумраке их нам особенно ярко светит Вифлеемская звезда, предвосхищая восход Солнца Правды – Христа. Она ведет нас, как некогда волхвов, к Нему, нашему Спасителю и Утешителю, Которого не перестанет искать наша душа.

В праздник Его рождества мы живее чувствуем Его близость к нам, ради которых Он сошел с неба и принял человеческую плоть. Нам невольно рисуется тогда наше невинное детство, когда мы с духовным восторгом воочию созерцали чудную евангельскую картину: вертеп, озаренный небесным светом, сияющого божественною славою Младенца, лежащого в яслях, Пречистую Матерь-Деву, склонившуюся над Ним в кротком умилении, старца Иосифа, приникшого к великой Вифлеемской тайне, и задумчивых волов, своим дыханием согревающих Младенца-Христа и как бы боящихся нарушить чемъ-либо общую благоговейную тишину в ту таинственную ночь, когда небо соединилось с землею и когда какъ-бы остановилось самое течение времени. От избытка сердца невольно отверзались уста и мы радостно славословили вместе с ангелами и пастырями Родившагося Христа, «Отроча младо Превечного Бога».

Да будет благословен для нас и ныне этот торжественный праздник, неистощимым в своей благодати, всегда вещающий нам о том, что со Христом родилась для нас новая жизнь, чуждая греха, исполненная мира, любви, взаимного благоволения между людьми и нетленного блаженства.

Христос рождается! – дорогие братие и сестры. Этими словами церковной песни мы приветствуем всех вас от имени Церкви. Где бы вы ни находились ныне – в тяжелой доле на родной земле, в ратном подвиге на поле брани или в мирных, но часто тяжких трудах здесь за рубежом, Христос ныне везде с вами, Он благословляет и обнимает Своею любовью всех вас. Обнищав нас ради, Он всех обогатил Своею нищетою. По любви и снисхождению к нам Он родился не в пышных царских чертогах, а в убогом Вифлеемском вертепе, чтобы быть доступным для всехъ – для богатых и бедных, для мудрецов и простецов.

Кто первые получили с неба весть о рождении Его и первые сподобились поклониться Ему? Простые смиренные пастыри. Но Он не отверг и усердия знатных и мудрых волхвов, пришедших к Нему с Востока и принесших Ему царственные дары от своего благоговейного сердца.

Мы все одинаково ничтожны пред величием Его и нам всем не тесно под Его покровом в лучах Его благодати, согревающей, возвышающей и утешающей сердцá верующих.

Как несчастны те, кого не трогает Божественная красота Его образа, перед коим с благоговением склонялись даже лучшие из язычников; те кто не слышит Его кроткого гласа, всегда призывающого нас к себе, и особенно те, кои дерзают бороться против Него или даже ищут убить Его, подобно Ироду.

Современный мир не сгорал бы в огне адской злобы, ненависти и мести, если бы он не забыл ангельской песни, прозвучавшей над Вифлеемским вертепом, и не перестал воздавать славы в вышних Богу, без Которого сам человек утрачивает свое высокое достоинство. Отойдя от Христа, он не только потерял источник внутренняго мира и подлинного счастия, но и незыблемую твердыню, на которой, как на краеугольном камне, опиралась вся его многовековая жизнь.

Безверие убивает все, что есть высокого, светлого и божественного на земле. Страшная бездна пустоты разверзлась пред безрелигиозным человечеством и мы уже слышим крики ужаса и отчаяния, вылетающие из груди тех, кого она угрожает поглотить.

Таков непреложный закон истории. Где угасает свет Евангелия, там начинается область безпросветной мучительной тьмы. Откуда удаляется Христос, Который есть «путь, истина и жизнь», там водворяется отец лжи – сатана, обльщающий людей своими пагубными соблазнами, влекущими за собою страдания и духовную смерть. Безблагодатная культура делает человека жалким рабом материи и приводит его к духовному одичанию и самоубийству.

Ужасы настоящей войны, в пламени которой продолжают сгорать древние храмы и другия святыни христианского мира, библиотеки и памятники искусства – плод творческого вдохновения веков, невознаградимый впоследствии – и где гибнут миллионы юных жизней, составляющих лучший цвет и надежду каждой нации, связанныя с этим страдания мирного населения, обреченного на голод, холод и другия лишения, принужденного часто проводить значительную часть своего времени в мрачных подземельях вместе с пресмыкающимися, слезы невинных младенцев, являющихся искупительною жертвою за грехи своих отцов, – все это говорит о том, на каком опасном пути стоит нынешнее человечество после того, как оно «угасило в себе дух» и поработилось грубым материальным интересам.

Но если нужно иметь непререкаемое доказательство полной несостоятельности чисто материалистического безрелигиозного и бездуховного построения жизни, то его дает нам большевизм с его коммунистическим опытом, произведенным на Русской земле. Сколько людей, угнетенных бедностью, непосильным трудом и общественной неправдой, устремилось к обетованиям марксизма, через которыя большевики хотели облагодетельствовать Русский народ и все человечество, насадив на земле царство общого равенства и довольства.

Что же они на самом деле дали русским людям за 27 лет своего неограниченного владычества на Русской земле?

Надо быть слепым, чтобы не видеть, как далеки оказались их обещания от действительности, хотя, к сожалению, есть еще не мало легковерных или внутренне недобросовестных лиц, которыя «хотят быть обманутыми» лживою советской пропагандой, представляющей подсоветский быт в радужных красках. Вместо обещанной свободы большевики принесли народу насилие и рабство и посягнули даже на религиозную совесть его, воздвигнув лютыя гонения на его веру; вместо благословенного и радостного труда – проклятие принудительной крепостной работы на государство; вместо справедливости – неправду и сознательный обман; вместо мира – ожесточенную классовую борьбу, пока, наконец, не ввергли его в нынешнюю кровавую и изнурительную войну, в огненное жерло которой они безжалостно бросают даже женщин и детей; вместо счастья и радости – жизнь, полную лишений, мучений и слез.

Как далеко все это от той подлинно райской, блаженной жизни, которая расцвела в Иерусалимской общине первых дней христианства, когда у верующих была одна душа и одно сердце, когда они были подлинно братьями и сестрами друг другу и имели все общее, не желая ничего из имущества называть своим и когда не было между ними нуждающихся. Они веселились как невинныя дети в саду Божием и вся их жизнь, исполненная чудной гармонии, была как бы непрестанно звучащей ангельской песнью: «Слава в вышних Богу и на земле мир, в человецех благоволение». То, за что так страстно и напряженно борются ныне целые народы, за что льются потоки человеческой крови, то там достигалось без труда и борьбы, одним свободным движением любви и дыханием благодати, низведенным на землю родившимся нас ради Спасителем мира.

Советская власть обыкновенно любит превозноситься достижениями своей технической культуры, на которой она сосредоточила свое главное внимание в своем хозяйственном строительстве. Но если она и достигла некоторого успеха в этой области, то она обязана им не чему иному, как творческому гению и великому терпению Русского народа, который за все эти годы должен был поднять подлинно египетский труд, стоивший жизни миллионов лучших людей, умерших вследствие естественного истощения их сил и всякого рода пыток и истязаний, на которыя были обречены все, отправленные на принудительныя работы. Один Беломорский канал мог бы быть заполнен трупами тех, кто вблизи него нашел свою безвременную могилу. Страдания русских людей под большевицкой тиранией поистине не поддаются описанию и будущий историк не раз с ужасом остановится на летописях этой роковой эпохи, написанных не столько чернилами, сколько русскими слезами и кровью. И эти слезы и кровь льются обильно до сих пор, вследствие безчувствия власти, будто провозглашенныя большевиками в последнее время национальныя идеи и патриотические лозунги могут в корне изменить их идеологию и дать новое направление их политике. Старое лицемерие и коварство советской власти особенно явственно обнаружилось в их новых отношениях к Русской Церкви.

Предоставив последней некоторую видимость свободы в организации своего управления и совершения церковных служб, Советы через посредство своей якобы доброжелательной опеки над Церковью сумели проникнуть в самое внутреннее святилище ея, чтобы внести туда дух разложения. Лучшим средством для этого оказался подбор слабого духом услужливого духовенства, которое они пытаются и часто уже успели обратить в свое послушное орудие для поддержки и оправдания своей безбожной и безнравственной по существу внешней и внутренней политики. Вследствие этого Церковь покровительствуемая правительством стала менее независимой и менее авторитетной в глазах народа, чем когда она была гонимой от безбожников.

Если советская власть и оказалась способной преуспевать в чемъ-либо, то только в вызывающей дерзости даже в отношении своих союзников и в безчеловечной жестокости, какую они не стесняются ныне проявлять даже пред лицом якобы «освобожденных» ею народов. Если прежде большевики наказывали людей бичами, то теперь они терзают их скорпионами. В прежнее время они заключали своих врагов в изолированных, недоступных постороннему глазу тюрьмах или концлагерях, теперь они сажают их в звериныя клетки, как это недавно было в Сербии. Прежде они старались скрыть свои разстрелы, производя их в подвалах или в лесах под кровом ночи, ныне они открыто среди белого дня вешают неугодных им лиц на улицах и площадях занятых ими больших городов и часто при томъ – за ноги вниз головой (как говорят некоторые очевидцы), чтобы доставить своим жертвам больше мучений и посмеяться над ними даже после их страдальческой кончины, объявляя при этом изменниками всех, кто так или иначе соприкасался с их боевыми противниками. Всякия другия глумления и насилия над населением занятых ими стран говорят о крайнем озверении и безстыдстве советских палачей, не знающих удержа своим грубым животным инстинктам.

Большевизм по самой природе своей есть неисцелимая болезнь. Он не хочет и даже не может отказаться от своей злой, отравленной ядом лжи, сущности, ибо для него это значило бы отречься от самого себя; поэтому против него нет другого средства, как решительная борьба с ним вплоть до полного уничтожения его; иначе он, как опустошительный смерч, пронесется по лицу всей Европы, сея всюду хаос, анархию, голод и междоусобную войну.

Главную тяжесть этой борьбы и принял на себя германский народ и его доблестная армия, подвизающаяся против большевизма на поле брани. Ныне против того же большевицкого зла возстала новая грозная сила в виде Русской Освободительной армии; она неразрывно связана с национальным Освободительным Движением, возникшим в недавнее время по мудрому почину своего мужественного и дальновидного вождя, навсегда давшему ему отныне свое имя, и его ближайших сотрудников. Когда он, одушевленный пламенной любовью к страждущему Отечеству, высоко поднял свое боевое знамя, к нему устремились тысячи людей, возгоревшихся тем же священным героическим желанием освободить Родину от тиранической власти, в уверенности, что для этого уже пробил час, указанный свыше. Мы видим, как это патриотическое начинание растет и крепнет каждый день, сплотивши вокруг себя представителей разных народностей, входящих в состав Великой России.

История как бы повторяется на наших глазах. 300 лет тому назад наши предки, видя разорение своей земли не только от внешних, но и особенно от внутренних врагов, сеявших повсюду раздор и смуту, по благословению Церкви стали «советовать друг с другом» о спасении Отечества и, собравши грозное ополчение под водительством Минина и Пожарского, совершили свое великое историческое дело, за которое не перестает прославлять их имена потомство.

Многомиллионный Русский народ, имеющий тысячелетнюю историю, не изжил своей творческой силы, и для нас нет большого утешения, как видеть ныне снова собирание всех здоровых национальных сил под водительством одного вождя для открытия крестового похода против поработителей Отечества, надругавшихся над нашей верой, опустошивших нашу богатую землю и еще более русскую душу и замучивших миллионы невинных русских людей.

От нас, от крепости нашей веры и духовной стойкости и еще более от степени нашего единомыслия и единодушия зависит дальнейший успех начатого ныне высокого патриотического подвига.

Никогда духовныя шатания и внутренние раздоры не были столь опасны, как в настоящий момент, когда судьбы России колеблются на острие меча. Горе тем, кто, не разумея исторического значения совершающихся на наших глазах событий, будет работать не на созидание, а на разрушение нашего национального единства, без которого невозможно спасение Родины. Они дадут тяжкий ответ пред нею и прежде всего пред Богом.

Некогда пророк Божий видел поле, усеянное мертвыми сухими костями. Он изрек на них слово Господне и тогда, говорит он, «произошел шум и вот движение и стали сближаться кость с костью своею». Кости облеклись, затем, жилами и плотию и покрылись кожею. Но «духа не было в них». Снова раздалось повеление Божие и «вошел в них дух и они ожили и стали на ноги свои – весьма, весьма великое полчище» (Иезек. 37, 7–10). Не может «ожить» без помощи Божией и наш народ и «стать на свои ноги».

Будем же молить родившагося Спасителя, пришедшого разрешить людей от вечных уз и «отпустить сокрушенных во отраду», чтобы Он дохнул дыханием уст Своих в сердца всех, кто издавна привык называть Русскую землю своим Отечеством, соединил их тесными братскими узами и между собой и оживил их верою и надеждой на торжество вечной правды Божией, пред которой не может устоять никакая сопротивная сила. Тогда из недр нынешняго Освободительного Движения родится грозная рать – «весьма, весьма великое полчище». Она вольется могучим потоком в пределы России не для того, чтобы насытить чувство злобы и мести к своим врагам, но чтобы возвестить избавление нашим угнетенным братьям, ставшими пленниками на собственной земле, и, слившись с ними воедино, начать строительство новой лучшей жизни, утвержденной на началах Христовой любви и правды.

Мы надеемся, что уже грядущий год принесет с собой светлый и радостный день свободы для нашей дорогой Отчизны, с которой спадут наконец нынешния оковы. Никакая тирания не может быть долговечной, ибо она противна божеским и человеческим законам и простому здравому смыслу. Как и всякое зло, она носит прежде всего в себе самом источник своей гибели и падает не только от внешних поражающих ее ударов, но и убивает себя иногда собственным отравленным жалом, как это бывает со скорпионами в минуту постигающей их опасности.

Весь мир ждет от наступающого года «лета Господня приятна», лета милости и благости Божией, которое отрет слезы от наших очей и начнет собой новую эпоху мировой истории, исполненную благословения, мира и тишины, когда народы поймут, наконец, что для них нет ничего лучшого, как «жить вкупе», одной семьею, и соединятся вместе для дружного братского сотрудничества в устроении всегда нового и вместе древняго порядка на земле, определенного на все века в Божественном законе.

Господи, услыши нашу молитву, яви нам силу Твою и спасение Твое, да поклонится Тебе вся земля, как своему Владыке, Промыслителю и Спасителю.

Митрополит Анастасий.

Декабрь 1944 г. [Январь 1945 г.] Карлсбад.

Рождественское послание Председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей

«Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума».

Среди непрерывных тревог и скорбей нашей нынешней жизни, как торжественный благовест, снова раздается эта величественная церковная песнь, знаменающая собой наступление всемирного Праздника Рождества Христова. Светлый и радостный сам по себе, он приносит нам сугубое утешение, напоминая нам золотое, блаженное детство, когда в таинственную рождественскую ночь над нами отверзалось небо, и мы слышали оттуда несущуюся сладостную ангельскую песнь: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение». Непостижимая для ума тайна воплощения Сына Божия открывалась чистому детскому сердцу. Мы чувствовали им, что Бог действительно снизошел на землю и обитает между нами. Поэтому наша душа трепетала святым восторгом и звала нас славословить Его сердцем и устами.

Трогательный обычай детского Христославления и путешествия от дома к дому с Вифлеемскою звездою придавал особую поэтическую красоту Рождественским Праздникам.

Это было время, когда весь наш народный быт был глубоко оцерковлен, когда вся ткань русской жизни, как золотыми нитями, была пронизана лучами праздников Божиих. По ним, как по спасительным вехам, русский православный народ строил всю свою жизнь. Он жил от одного праздника до другого и по ним определял течение годичного круга времени. Весь год был для него благословенным «летом Господним», как это ярко и художественно изобразил наш известный проникновенный бытописатель в своей книге, которой он дал такое наименование.

Рождественские дни, святость которых дала им соответствующее наименование («святки»), были светлым оазисом среди будничной трудовой жизни нашего народа. В сиянии лучей возшедшого над землей Солнца Правды оканчивался Старый год и начинался Новый, получавший свое освящение от того же Праздника, который искони стал началом христианского летоисчисления.

Если Вифлеемская звезда всегда была для нас источкиком радости, как некогда для волхвов, шедших поклониться Христу, то тем светлее она должна сиять нам на чужбине, утешая нас надеждою и указывая нам истинный путь в наших странствованиях по миру.

Медленно и томительно тянутся дни нашего изгнания. Утомленные и чуждые всем странники, вместе с нуждою и лишениями принужденные часто пить чашу незаслуженного нравственного унижения, мы ищем места отдыха и покоя.

«Ты развеял нас веялом за ворота земли», готовы мы жаловаться Богу вместе с пророком: «Ты разсеяль нас по всем народам, до края земли, но и между ними мы не успокоились и нет покоя для ноги нашей» (Иер. XV, 7). Преследуемые на чужбине теми же злыми силами, какия заставили их покинуть Отечество, русские изгнанники, действительно, стремятся удалиться от них как бы «за ворота земли», в те неведомые им заокеанския страны, где они надеются найти для себя, если не полный покой, то, по крайней мере, безопасное убежище.

Они не знают, какая судьба их ожидает в новых для них странах, однако почти без сожаления покидают старую Европу, потерявшую свою прежнюю устойчивость, боясь, что она уже изжила себя и обречена на гибель вместе со своею культурой. Как корабль, потерпевший крушение, она едва держится на бурных морских волнах и легко может погрузиться в бездну, если не раскается в своих грехах и не освободится от своей безпечности, мешающей ей видеть нависшую над нею угрозу. Нам не запрещено спасаться от опасности, откуда бы она ни исходила, и особенно от рук жестоких гонителей, преследующих нас без всякой вины с нашей стороны.

Пример Богомладенца Христа, бежавшого с Пречистою Своею Материю и старцем Иосифом от рук Ирода в Египет и остававшагося там до смерти тирана, побуждает нас к подражанию Ему, когда мы, по воле Божией, находимся в подобных обстоятельствах.

Однако, мы должны заботиться не только о своей безопасности, но, прежде всего, о спасении своей Родины, страдания которой не уменьшаются, а возрастают с каждым днем. Советская власть поистине неистощима в изобретении новых пыток и истязаний для порабощенного ею Русского народа, который от долговременного гнета почти потерял способность к сопротивлению.

Видали ли вы одну картину, изображающую не символически, а вполне реально нынешнее безправие державного великого русского народа? Кто видел ее однажды, тот уже не забудет ее никогда. По уединенной дороге, в необъятных равнинах нашей земли, движется нестройная толпа людей – мужчин и женщин в жалких рубищах, часто без обуви, с изнуренными, поникшими лицами. Впереди их, как пастух перед своим стадом, идет вооруженный солдат, а с боков, по обеим сторонам, бегут стаи дрессированных собак, заменяющих стражу для этих несчастных рабов. Стóит кому-нибудь из них, хотя бы случайно, сойти с дороги, как разъяренные псы бросаются на него, готовые растерзать его. Чье сердце не сожмется от боли при виде такого скорбного зрелища, где наши братья по плоти и по вере превращены в стадо безсловесных, охраняемых псами, где человек, ради которого Христос сошел ныне на землю, приняв на Себя его образ, обречен нести одинаковый жребий со скотами и даже хуже их, ибо животныя не подвергаются там такому поруганию и таким истязаниям, как человек, созданный по образу Божию.

Каким суровым обличением звучат для большевиков слова одного из их же излюбленных и прославленных ими писателей, в которых слышится желание создать апофеоз человека: «Человекъ – это звучит гордо. Человекъ – это все». И этот человек низведен ныне до положения безсловесного животного и мог бы по справедливости применить к себе слова псалмопевца: «аз есмь червь, а не человек».

Если Русский народ находится в таком рабском унижении в своей стране, то пусть никто не удивляется, что наши соотечественники бегут, когда возможно, изъ-за железной завесы, как из ада преисподняго, и если их снова пытаются насильственно возвратить в родную землю, они выбрасываются с высоты из окон, как это было недавно в Америке, или прибегают к другим видам самоубийства, предпочитая лучше умереть, чем оказаться снова во власти своих истязателей, в своей жестокости доходящих до демонической одержимости. Они не столько опасаются телесной смерти, сколько боятся погубить свою душу в этой поистине сатанинской атмосфере, окутавшей всю русскую жизнь. Там водворилось подлинное царство лжи, порожденной ея отцемъ – диаволом, пытающимся через нее утвердить свой престол на русской земле. Ложь господствует там всюду в отношениях власти к ея подчиненным, в обычных беседах людей между собою; как яд, она отравляет наш правдивый русский язык и самое сердце и совесть нашего народа, привыкшого жить по правде Божией; она старается ныне поработить свободную науку, отвратив ее от пути безпристрастного изследования истины, и, наконец, вторгается в святилище церкви, где должна царить одна неподкупная святая божественная правда.

Изстрадавшаяся русская душа не может найти часто утешения даже у своих пастырей, ибо русский человек никогда не может быть уверен, что среди них нет волков, облеченных в овчую одежду, людей со сожженною совестью, внедренных в ряды духовенства безбожным правительством, всегда готовым поглумиться над самыми высокими и священными чувствами верующих и обратить в своих послушных слуг самих служителей алтаря Господня.

То, что прежде было известно только нам одним, теперь постепенно открывается и другим восточным православным Церквам.

Происходившее недавно церковное совещание в Москве, в связи с празднованием 500 летия автокефалии Русской Церкви, при участии представителей других православных Церквей, самой формулировкой своих главных резолюций, носивших явно политический характер, показало, кто был вдохновителем последних. Не напрасно представители Константинопольской и Элладской Церкви – наиболее независимых от давления Советовъ – отказались подписать определение совещания. В Москве они могли воочию увидеть, какова в действительности свобода Русской Церкви, которую не перестают громко славословить повсюду Патриарх Алексий и его ближайшие сотрудники.

Как глубоко внедряется влияние Советской власти не только во внешнюю, но и внутреннюю жизнь Церкви, об этом с особенной очевидностью свидетельствуют те грубыя и часто кощунственныя искажения, какия в угоду ей нынешняя церковная власть дерзнула внести в величественный чин службы «Всем святым, в земле Российской просиявшим», выработанный на Всероссийском Соборе 1917–18 г.г. Оттуда изъято всякое упоминание о «новых мучениках и страстотерпцах» Русской Церкви, а равно о нынешних страданиях Русского народа. У святых Русских Князей и даже у Просветителя Руси Св. Владимира отняты их титулы. Дерзость исправителей службы дошла до того, что они Самого Господа сознательно не хотят нигде называть «Царем» и «Владыкой», как и Пречистую Матерь Божию – «Царицей» и «Владычицей». Рядом с этим они изгладили в чине службы все места, напоминающия о злых духах, действующих в мире, и о христианской борьбе с ними.

Так большевицкая рука незримо начинает налагать свою печать на самый текст церковных молитв и песнопений, вводя в них не только желательную ей политическую окраску, но и яд религиозного отрицания, благодаря недопустимой уступчивости правящей иерархии, доходящей до предательства Церкви. Нельзя не отметить характерного факта, что Глава Русской Церкви дерзнул недавно выступить с обличением Греческой Церкви в равнодушном отношении к казням, произведенным Афинским правительством над несколькими военными преступниками, забыв о миллионах большевицких жертв среди его собственных пасомых, в защиту которых Русская церковная власть до сих пор не сказала ни одного слова.

Весь мир ныне знает, что такое коммунизм, сеющий разложение и смуту по всей вселенной. Всем известно также, что большевизм, являющийся его наиболее ярким и крайним воплощением, причиняет неописуемыя страдания русскому народу, истекающему кровию под его деспотическою властию.

И, однако, далеко не все выражают сочувствие последнему и не все склонны протянуть ему руку помощи; напротив, многие отождествляют его с советской властью и потому считают его недостойным оставаться в семье культурных наций и готовы отбросить его в ряды диких азиатских народов.

Но, к нашему утешению, есть на западе несколько просвещенных дальновидных умов, пользующихся большим авторитетом в общественном мнении Европы, которые стоят выше этих предразсудков и, проводя резкую грань между большевиками и русским народом, выражают глубокую симпатию к последнему и веру в его светлое и славное будущее, не взирая на его столь униженное и немощное состояние. Они думают, что именно из России, омытой слезами и кровью, выйдет новое благовестие спасения для человечества, что там, в огне испытания, выковывается новый «мессианский» человек и новый тип лучшого человеческого общества, которого так напряженно ожидает современный мир. Как далеко простираются их чаяния, об этом можно судить по их собственным словам. «Россия – говорит один из нихъ – сейчас представляет пустое место, но весь мир смотрит на это место, так как Россия одна выведет Европу и все человечество из тупика». «Над прометеевской (европейской) культурой, пишет другой известный писатель-философъ – нависла мрачная туча судьбы, из которой в нее должны ударить смертельныя молнии. Европа идет к своей кровавой катастрофе: она приближается к концу, неизбежно заложенному в ней при самом ея рождении»...

«Россия не сегодняшняя, а грядущая, есть освежающее вино, которое может обновить изсякшую жизнь современного человечества. Запад подарил человечеству совершенныя формы техники, государственности и связи, но он лишил его души. Задачей России является вернуть ее людям».

Русский человек, по его словам, обладает «христианскими добродетелями в качестве постоянных национальных свойств. Русские были христианами еще до обращения в христианство».

На этом основана его вера, что Россия призвана одухотворить и через то обновить одряхлевший мир. Высокая миссия, предрекаемая этим писателем нашему народу, не представляет для нас чего-либо неожиданного. На нее давно указывали наши духовные путеводители – великие святители и духовные подвижники, а за ними и наши писатели-ясновидцы.

Сознание своего исторического мессианского призвания неискоренимо живет в душе русского человека – в нем мы стараемся найти лучшее оправдание и нашего разсеяния. Чем шире и дальше разбрасывает нас судьба по необъятным просторам мира, тем более крепнет в нас убеждение, что мы посланы Провидением в разные и часто самые отдаленные концы земли для того, чтобы не только сохранить сокровище нашей православной культуры, но и разнести ея семена повсюду, где она оставалась неведомой до сих пор. Если такая миссия действительно указана нам Промыслителем мира, то она возлагает на нас сугубую ответственность. Мы должны оправдать ее пред лицом мира не только провозглашением высоких идей и светлых мессианских обетований, но и достойным ея образом своей жизни, чтобы нам не сказали: «врачу, исцелися сам», и чтобы нам не уподобиться маякам, освещающим широкия пространства вокруг себя, но не озаряющим своего собственного основания.

Всюду, где бы ни находились, мы должны показать себя верными сынами своей Церкви, бывшей искони Матерью-воспитательницей нашего народа, хранителями не буквы только, а духа православия, людьми честными, трудолюбивыми и миролюбивыми, исполненными не только хороших чувств и добрых намерений, но имеющих крепкую волю для того, чтобы осуществлять их самим делом жизни. Сверх этих качеств, мы должны обладать духовным трезвением, т. е. иметь дар трезвого, здравого разсуждения, без которого самая добродетель часто теряет свою цену, или обращается в свою противоположность. Только обладая этим дарованием, мы будем способны находить правильное мерило для распознания добра и зла, различать дозволенное и запрещенное, распознавать скрытых врагов среди наших друзей и противников среди кажущихся единомышленников. Ясность духовного зрения избавит нас в то же время от излишней подозрительности, которая так часто заставляет нас бояться призраков и дробит нас на части в то время, как мы должны соединиться в одну мощную, крепко спаянную изнутри силу, чтобы противополагать ее нашему общему врагу, которому выгодно разделять и через то ослаблять нас.

Если что действительно должно вызвать в нас искреннюю и глубокую скорбь и даже слезы, это наши внутренния распри и раздоры, волны которых то затихают временно, то снова бурно проносятся по поверхности нашей жизни, стараясь проникнуть во все места и во все объединения, чтобы разорвать последния общественныя связи, которыя остались еще нетронутыми.

О, если бы хоть благоухание Великого Праздника мира успокоило эту опустошительную бурю и умиротворило наши сердца, чтобы мы могли снова ощутить себя братьями друг другу, сынами нашей общей страждущей матери, не перестающей оплакивать наши нагубныя внутренния разделения.

День, когда мы исцелимся от этого недуга, был бы праздником для нея и для нас самих, которые снова обретем самих себя и без смущения будем в состоянии посмотреть в лицо другим народам, с которыми мы поддерживаем постоянное общение, живя на чужбине. Тогда мы снова получим нраво говорить с ними, как сыны великого народа, достойного занять свое утраченное место среди других великих наций мира. «Боже, Твой мир подаждь нам» – вот молитва, которая особенно часто должна звучать в устах наших в то время, когда ангельская песнь «Слава в вышних Богу и на земли мир» настолько удалиллсь от земли, что едва достигает нашего слуха, когда она заглушена шумом брани даже в той спященной стране, в которой она раздалась впервые при рождении Спасителя. Вместе с теплотою братской любви гаснет повсюду и свет разума, оставляя людей блуждать во тьме.

Все человечество страдаеть ныне, но не всегда сознает, что служит источником его болезни. Оно истомилось, оно устало от изсушающого безверия, от душевной пустоты, от лжи и неправды, от людской жестокости, мести и злобы, от суеты и шума всей сложной современной жизни, от разъедающих сомнений, от неуверенности в будущем, от терзаний неспокойной совести.

Оно дошло до края бездны и жаждет искупления. И это искупление приходит к нему ныне, как об этом торжественно вещает нам Церковь:

Христос рождается – славите,

Христос с небесъ – срящите,

Христос на земли – возноситеся...

Христос снова приходит в нашу юдоль печали и слез, чтобы отерать слезы плачущих и исцелить наши душевныя и телесныя язвы, просветить сидящих во тьме, низложить гордых и вознести смиренных, возвратить свободу пленникам греха, утешить сокрушенных сердцем и дать им «украшение славы, вместо духа уныния, помазание веселия, вместо пепла» (Исаия 61, 1–3).

Если мы покаемся и обратимся к Богу всем сердцем, Он Сам обратит к нам Свое лице. Преклоненный нашими молитвами и нашими скорбями, Он сжалится над нами и наречет, наконец, для нас лето приятно, исполненное мира и отрады, ибо могущество Его неизреченно, любовь Его неистощима и правда Его пребывает вовеки.

С благодарением к Нему вступим в грядущее новолетие, как лето благости Божией, ибо для нась нет большого блага, чем жизнь, которою одарил нас Творецъ. Призовем на него благословение Всевышняго, которое столь необходимо всем нам и особенно нашему дорогому Отечеству, в страдании своем не престающему ожидать милости и заступления Божия.

Да услышит родившийся в Вифлееме Спаситель мира нашу соборную молитву и да дарует нам радость увидеть в наступающем году распавшияся оковы нашей измученной Родины и рождение в ней светлой и безмятежной жизни, за которую освободившийся Русский народ от всего сердца вознесет славу в вышних Богу.

Декабрь 1948 г. [Январь 1949 г.]

 

Источник: Рождественское послание Председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей Высокопреосвященного митрополита Анастасия. — Мюнхен: Типография Братства преп. Иова Почаевского, 1948. — 8 с.