Арсений (Минин), иеромонах. О чем и как нужно молиться.

Содержание

Часть первая: Приготовление Часть вторая: Благодарение, покаяние и прошение Часть третья: Лучшее из дел Часть четвертая: Непрестанная молитва Часть пятая: Дом Божий Часть шестая: Крестное знамение Часть седьмая: Неотступность в молитве Часть восьмая: Дар Божий Часть девятая: Божественный огонь

 

Часть первая: Приготовление

Молитва Господня «Отче наш» есть высшая из всех молитв, как излившаяся из пречистых уст Самого Спасителя; в ней сокращенно изложено, о чем мы должны молиться. Как же надо молиться?

«Когда мы Царю Богу предстать и беседовать в молитве собираемся, – говорит св. Лествичник, – да не приступаем к этому не приготовившись, чтобы не выглядели мы как неимущие оружия и одеяния, приличного царского предстояния. Иначе Он повелит своим рабам и служителям взять нас и подальше от лица своего отбросить, и хартию прошений наших растерзав, бросит нам ее в лицо. А поэтому, приступая к беседе с Богом, мы должны отбросить от себя все житейское, не внимая никаким помыслам, которые во время молитвы восстают с особенной силой».

Преподобный Кассиан Римлянин касательно молитвы дает следующее наставление: «Чтобы молитва была возносима с надлежащей горячностью, надо непременно отложить всякое земное попечение, и не только заботиться, даже думать не надо о каком-либо житейском занятии и предприятии».

А св. Макарий Великий говорит так: «Когда ты устремляешь ум свой и мысли к небу, и хочешь соединиться с Господом, тогда сатана становится ниже твоих помыслов. Как в древности стены Иерихона пали от силы Божией, так и теперь стены зла, препятствующие твоему уму, низвержены будут силой Божией. Стоя на молитве, помни, пред кем стоишь! Будь глух и нем ко всякому тебя окружающему, призывай Господа на помощь, и Он поможет тебе. Надо исторгнуть с корнем всякое расположение к гневу, и вовсе истребить пагубное разжение плотской похоти, к чему бы она ни направлялась».

Человек, стоящий на молитве, – то же, что воин на поле брани: тут время стяжания, драгоценные минуты духовной купли для того, кто противится врагу и, не внимая внушениям его, усиливается в молитве, трудится, подвизается, призывая на помощь Подвигоположника Господа. Искушения вражеские во время молитвы бесчисленны: враг в эти минуты приводит на память такие житейские дела, исполнение которых представляется необходимым и неотложным, а неисполнение влечет за собой важные потери.

Но если хочешь, чтобы молитва твоя была услышана, то весь предайся воле Божией и отложи всякое попечение о житейском. Благодать Божия напомнит тебе и после молитвы о том, что действительно тебе нужно. Но если бы и случилось ради молитвы иное забыть и потерпеть от этого упущение в житейских делах, то так как это последовало ради Бога, то Он, Всеблагий, воздаст за это сторицей. Будь во время молитвы глух, слеп и нем ко всему и всем, кроме Бога. «Начало молитвы, – как пишет св. Лествичник, – состоит в том, чтобы отгонять помыслы при самом их появлении; средина ее есть то состояние, когда ум наш не расхищается помыслами, а совершенство молитвы состоит в восхищении к Богу от всего существа нашего».

Часть вторая: Благодарение, покаяние и прошение

Прежде всего надо произнести искреннее благодарение Богу, потом исповедать грехи и с сокрушением души каяться в них, и наконец, да представляем Царю всяческие наши прошения.

Восстав от сна, первая мысль твоя да будет благодарение Богу. С этой же мыслью и ко сну отходи, имея в уме, что одр твой, быть может, сделается гробом твоим. Прощение обид, даже самых тяжких, необходимо для успеха в молитве, памятуя слово Апостольское: «Солнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф. 4, 26).

Ангелом Господним открыто было одному из монашествующих о следующем благоприятнейшем образе молитвы: прежде всего надо произнести искреннее благодарение Богу, потом исповедать грехи и с сокрушением души каяться в них, и наконец, да представляем Царю всяческие наши прошения.

Видим из св. Евангелия, что некий судья исполнил просьбу одной вдовицы, убежденный лишь неотступностью ее, так же и друг, который сначала отказал было другу своему в просьбе его, но когда тот, не отходя от него, продолжал умолять, то он, наконец, уступил его настойчивости (Лк. 18, 5). Притчами этими Господь учит нас, что и мы должны поступать таким же образом, чтобы получить проcимое.

Учители Церкви и все св. отцы заповедали во время молитвы иметь смирение и сердечное сокрушение о своих грехах и сказали: если человек в своем сердце не сознает себя грешником, то Бог не услышит его. Это мы видим из молитвы Фарисея и Мытаря. Молитва, растворенная слезами смирения и покаяния, непременно будет услышана. Изливаясь из души смиренной, она, по словам Премудрого, проникает облака и не останавливается, пока не дойдет до Господа. Молитва смиренная отверзает небеса и преклоняет на милость разгневанное Правосудие Божие: «Смиритесь пред Господом и вознесет вас» (святитель Иоанн Златоуст).

Мытарь, когда молился, не дерзал даже и взглянуть на небо или воздевать свои руки, но ударял себя в грудь и, исповедуя грехи, смиренно просил помилования, тогда как велеречивый Фарисей исчислял мнимые свои добродетели и как бы требовал от Бога награды. Что же вышло? Тот помилован, а тот осужден.

«Помыслим, – говорит свт. Иоанн Златоуст, – к кому мы приступаем и зачем? Что желаем получить? – Мы приступаем к Богу, при созерцании Которого Серафимы отвращают лице, не имея сил сносить сияние. Приступаем к Богу, Который живет во свете неприступном. Приступаем для того, чтобы Он избавил нас от геенны, отпустил нам грехи наши, освободил нас от нестерпимых наказаний и даровал нам небо и его блага». Итак, припадем к Нему и телом, и мыслью, чтобы Он Сам воздвиг нас лежащих, будем беседовать с Ним с кротостью и со всяким смирением (Иак. 4, 10).

Часть третья: Лучшее из дел

Какое благо может быть выше этого, чем беседовать с Господом и пребывать в непрестанном соединении с Ним? Многое время пребывая в молитве и не видя плода, не говори, что будто ты ничего не приобрел и ничего не исправил: ибо самое пребывание в молитве есть уже приобретение и исправление.

Преподобный Иоанн Египетский, пустынник и затворник, называемый Прозорливым, между прочими советами пришедшим к нему за наставлением братьям дал следующую заповедь: «Никогда не надо высокомудрствовать во время молитвы, не почитать себя праведным, но со смирением и сердечным сокрушением непрестанно взывать к Богу о помиловании и помощи на трудном и скользком пути к спасению».

Не старайся многословить, беседуя с Богом, чтобы на изыскание слов не рассеялся твой ум. Мытарево одно слово, произнесенное из глубины сердца сокрушенного, умилостивило Бога, а велеречие фарисеево посрамило его. «На кого воззрю, – говорит Господь, – токмо на кроткого и молчаливого и трепещущего словес Моих» (Ис. 66, 2).

Хотя бы ты и на всю лестницу добродетелей взошел, однако и тогда о прощении согрешений молись, слыша Апостола Павла о грешниках говорящего: «От них же первый есмь аз». Многое время пребывая в молитве и не видя плода, не говори, что будто ты ничего не приобрел и ничего не исправил: ибо самое пребывание в молитве есть уже приобретение и исправление.

Какое благо может быть выше этого, чем беседовать с Господом и пребывать в непрестанном соединении с Ним? «Кто, занимаясь каким-либо делом, – говорит св. Лествичник, – и час молитвенный продолжает в нем упражняться, тот посмеян бывает от бесов, ибо эти воры о том и стараются, чтобы временем занятий часы молитвы у нас похищать. Оставление молитвы причиняет душе невидимую смерть.

Молитвой занимаясь, будь также всегда милостив, через эту добродетель еще здесь сторицей примешь и жизнь вечную наследуешь, а связанный страстью сребролюбия никогда не может чисто помолиться. Не оставляй молитвы до тех пор, пока огонь ее и воды слез сами от тебя стремительно не отойдут, ибо может быть другого таково времени к прощению грехов твоих во всю твою жизнь не получишь. Если ты какими словами молитвы усладился, продолжай их, ибо Ангел-хранитель твой молится тогда вместе с тобою.

Св. Никон видел однажды некоего инока, идущего и про себя читающего молитву, которая как пламень огненный исходя из уст его, достигала небес. Инок шел в сопровождении Ангела, имевшего в руках своих огненное копье, которым он отгонял бесов от него».

Св. Макарий Великий объясняет примером, каким образом упражнение в молитве низводит от Господа дар молитвы: «Хотя младенец, – говорит он, – ничего не может делать, однако же, он, ища матери, движется, плачет, и матерь сжалится над ним; она рада, что дитя с усилием и воплем ищет ее, и так как младенец не может идти к ней, то сама мать, преодолеваемая любовью к младенцу за долгое его искание, подходит к нему и с великой нежностью берет, ласкает и кормит его. То же делает и человеколюбивый Бог с душой, которая ищет Его».

Постоянно пребывающий в молитве, как учит св. Макарий Великий, как бы таинственно соединяется с Господом. Приняв Св. Духа, он воспламеняется любовью к Господу, возгорается ненасытным желанием сопребывания с Ним, по реченному: «Ядущие Мя еще взалчут, и пиющие Мя еще вжаждутся» (Сирах. 24, 23). Подобное состояние человека служит как бы предызображением того блаженства, которое уготовано любящим Бога в будущем веке.

Часть четвертая: Непрестанная молитва

Непрестанно молиться значит то, чтобы часто во всяком начинании и деле ум, сердце и воздыхание к Богу возводить и просить у Него милости, помощи и заступления. Что ни делал бы ты, как можно чаще призывай имя Божие, за все благодари Господа – за радости и скорби, так как все посылается для нашего блага; тогда осветится вся твоя жизнь, и она будет непрестанной молитвой.

«Непрестанно молитеся, – говорит св. Апостол, – да не внидете в напасть». Но непрестанная молитва заключается не только в том, чтобы непрестанно молиться, а надо непрестанно памятовать о Боге и воображать Его всегда пред собой смотрящего на все дела, намерения и помышления наши, а потому во время всяких занятий надо приучать себя чаще мысленно произносить молитву Иисусову: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешного», или: «Пресвятая Богородице, спаси меня». Об Иисусовой молитве св. отцами изложены подробные руководства в книге «Добротолюбие» и иных аскетических сочинениях.

Один Богомудрый отец говорит: «Если хочешь в теле, как бестелесен быть, Богу служить непрестанно, стяжи молитву тайно в сердце твоем, – и душа твоя прежде смерти будет как Ангел». Св. Василий Великий говорит, что надобно заключать свою молитву не в словах, а напротив, всю силу ее поставлять более в душевном желании и в непрестанно продолжающихся подвигах добродетели, ибо сказано: «Аще убо ясте, аще ли пиете, аще ли ино что творите, вся во славу Божию творите» (1Кор. 10, 31).

Что ни делал бы ты, как можно чаще призывай имя Божие, за все благодари Господа – за радости и скорби, так как все посылается для нашего блага; тогда осветится вся твоя жизнь, и она будет непрестанной молитвой. Святитель Тихон епископ Воронежский касательно молитвы излагает следующее учение: «Молиться всегда и непрестанно не то значит, чтобы всегда читать псалмы, или молитвы написанные, и кланяться, – это невозможное дело есть: надобно всякому христианину дела по званию своему делать, и при том плоть утружденная требует успокоения, сна и проч.

Непрестанно молиться значит то, чтобы часто во всяком начинании и деле ум, сердце и воздыхание к Богу возводить и просить у Него милости, помощи и заступления. Причина тому следующая: так как сатана всегда, с своими злыми слугами, злое шепчет нам, также плоть всегда похотствует на дух, а этим врагам сами мы противиться не можем, – поэтому мы должны молитвой выпрашивать помощь Божию и тем против них вооружаться, стоять и крепиться».

И в другом месте говорит святитель Тихон: «Молитва не в том только состоит, чтобы стоять и кланяться телом пред Богом, и молитвы написанные читать; но возможно и без того, на всякое время и на всяком месте, умом и духом молиться. Можно молиться когда ходишь, сидя, лежа, путем едучи, за трапезой сидя, дело делая, в народе и уединении к Богу ум и сердце возводить, и так милости и помощи от Него просить. Бог же везде и на всяком месте есть и всегда двери к нему открыты и доступ к нему удобен, – не так, как к человеку, – и всегда и везде по Своему человеколюбию, готов нас слушать и нам помогать».

А святитель Иоанн Златоуст поучает: «Где бы ни был, везде можешь поставит жертвенник. Покажи только добрую волю – и не помешает тебе место и не воспрепятствует время. Хотя ты и не преклонишь колен, не станешь бить себя в грудь и не прострешь рук к небу, а только покажешь горящую душу, так сделаешь все нужное для молитвы».

Можно и женщине, сидя за прялкой или занимаясь тканием, воззреть умом на небо и воззвать Бога пламенно; можно и мужчине, выходя на площадь или идучи куда-нибудь, совершать усердные молитвы; другому, сидя в мастерской или на лавке, можно вознести душу к Господу; можно и слуге: и покупая, и поднимаясь вверх, и сходя вниз, и занимаясь в кухне, когда нельзя пойти в церковь и совершать искреннюю и усердную молитву. Бог не гнушается местом, Он требует только одного – пламенного сердца и целомудренной души («Нравственное Богословие» епископа Платона).

Бог не имеет нужды в нашем многословии. Он и без слов наших знает не только то, что в настоящую минуту мы думаем, но и то, чего будем желать впоследствии и о чем станем помышлять в другое время: «Ты разумел еси помышления моя издалеча», – говорит Псалмопевец. Не слова разверзают небо и делают молитву услышанной, а внутренний сердечный вопль ко Господу. Иные, быть может, скажут, что от молитвы отвлекают их обязанности по званию, но мы поставим им в образец св. пророков Давида и Даниила: первый, как царь управлявший обширным и многолюдным царством, который имел немало забот о благоустройстве своих подданных, однако же, несмотря на это, находил время для молитвы.

По словам св. Епифания, порфироносный Давид молился в начале ночи, вставал на молитву в полночь, пред рассветом. Молился поутру, молился в полдень и вечером. Поэтому сам говорит: «Седмерицею днем хвалих Тя о судьбах правды Твоея!» (Пс. 118, 164). Пророку Даниилу, когда находился он при дворе персидского царя Дария, вверено было управление всем государством (Дан. 6, 3–28). Обширные пределы персидского царства представляют полное основание думать, что обязанности св. пророка Даниила были весьма велики. А особенная любовь, которой пользовался он у царя, преимущественно пред всеми другими вельможами, доказывает необыкновенную тщательность его в исполнении этих многочисленных и трудных обязанностей. Однако же и при всем том он, по собственным его словам, служа царю земному, каждодневно уделял немало времени и на служение Царю Небесному. Всякий день три раза преклонял колена свои, молился и исповедовался пред Богом.

Но хотя бы наша молитва, по слову апостольскому, совершалась и непрестанно, но если молясь мы имеем на кого-либо злобу, то Господь не услышит нас. Припомните, что сказал Он: «Егда стоите молящеся, отпущайте, аще что имате на кого, да и Отец ваш, Иже есть на небесех, отпустит вам согрешения ваша. Аще ли же вы не отпущаете, ни Отец, Иже есть на небесех, отпустит вам согрешения ваша» (Мк. 11, 25–26). И св. Отцы сказали: если кто за врагов не молится, того молитву Бог не примет. Может быть, нам иногда мнится, что мы не виноваты в происшедшей с братом ссоре или что мы желали бы помириться с ним – да он не хочет, но этого недостаточно. Надобно с усердием просить Бога, чтоб Он расположил случай к примирению, хотя бы вины с нашей стороны и действительно не было. Тогда Господь вменит нам это в заслугу и оценит то, что мы первые стали искать примирения. Но если после этого брат с нами не примирится, то мы уже не будем обвинены.

Часть пятая: Дом Божий

Совершая домашнюю молитву, никак не должны мы оставлять и общественную, т. е. посещение храмов Божиих: там верующие сподобляются особенной благодати, там приносится Бескровная Жертва для очищения грехов этого мира, там молитвы предстоящих соединяются с молитвами священнослужителей алтаря, возносятся к Престолу Божию, как благоуханный фимиам.

Если сказано, где двое или трое собраны во имя Христово, там Он посреди их, то что можно заключить о множестве верующих, собравшихся воедино?

Особенно во дни праздничные нужно неопустительно посещать храм Божий. Господь из семи дней дал нам шесть, а Себе оставил только один день. Если этот священный день мы будем проводить в делах житейских или, что еще хуже, в непотребных удовольствиях, то, как говорит святитель Златоуст, осудимся как святотатцы, как нарушители заповеди Господней.

День праздничный – день спасительный; обремененные суетами житейскими, мы должны в это день, оставив все земные попечения, заняться преимущественно молитвой и размышлением о спасении души своей и наставлением вверенных Промыслом Божиим попечению нашему чад и домочадцев наших.

Кто обратит грешника от пути беззакония на путь спасения, таковому простит Господь множество согрешений его. В этом удостоверяют нас слова апостольские: «Братие, аще кто в вас заблудит от пути истины, и обратит кто его, да весть, яко обративый грешника от заблуждения пути его спасет душу от смерти и покрыет множество грехов» (Иак. 5, 19–20). Но кто совратит кого на путь нечестия, такового ожидает геенна огненная.

Часть шестая: Крестное знамение

Святые силою Креста Христова исцеляли болящих, воскрешали мертвых, безвредно испивали смертоносный яд, проходили сквозь огонь и воду, а нынешние христиане, подстрекаемые каким-то ложным стыдом, входя в дом или садясь за обед, даже не думают перекреститься.

Не пропустим без внимания и того, что при молитве надобно ограждать себя крестным знамением, которое есть апостольское учреждение. Совершать оное надо правильно, а не как иные, как будто стыдящиеся Креста Господня. Небрежное крестное знамение оскорбляет Господа и молящемуся вменяется в грех. Следовательно, не только не имеет никакой силы, но еще радует бесов, тогда как оно должно было бы служить необоримым против них оружием, ибо не столько преступник боится места казни, сколько диавол трепещет Креста и в страхе отбегает, не терпя взирать на силу его, опаляем им как огнем.

Святые силою Креста Христова исцеляли болящих, воскрешали мертвых, безвредно испивали смертоносный яд, проходили сквозь огонь и воду, а нынешние христиане, подстрекаемые каким-то ложным стыдом, входя в дом или садясь за обед, даже не думают перекреститься, как будто они не знают, что сказал Господь: «Иже бо аще постыдится Мене, и моих словес в роде этом прелюбодейнем и грешнем, и Сын человеческий постыдится его, егда придет во славе Отца своего со Ангелы святыми» (Мк. 8, 38). Не крайнее ли безумие, не тяжкое ли ослепление души – стыдиться Господа и Создателя своего, стыдиться честного и животворящего Креста Его, – того Креста, которым мы спасены и на котором пролита дражайшая кровь нашего Искупителя?

Вникнем в следующее поучительное замечание о силе Креста: когда мы знаменуем себя Крестом, тогда между нами и Отцем Небесным, так сказать, висит на Кресте распятый Спаситель наш, тогда Божественным взорам Всевышнего предстоит уже не наше позорное чело, покрытое греховным бесславием, но увенчанная тернием глава Богочеловека; не наше коварное сердце, исполненное всяких нечистот, но прободенные ребра Искупителя нашего; не наши нечистые непрестанно делающие беззаконие, но пригвожденные к Кресту пречистые руки Всеправедного и Всесвятого Господа Иисуса Христа. Вооружившись св. Крестом, мученики шли на самые ужасные мучения безвременно, как бы в чужих телах терпели как с восторгом ликующие.

Один из древнейших писателей первенствующей христианской церкви свидетельствует, что тогдашние христиане, следуя апостольскому преданию, при каждом действии и движении ограждали себя крестным знамением: при входе, одеваясь и обуваясь, при умывании, пред трапезой и после оной, зажигая огонь, ложась на постель, садясь на место: словом, при всяком занятии.

Часть седьмая: Неотступность в молитве

Обратимся к продолжению беседы о молитве к тому, что надобно не тогда только молиться, когда есть расположение к молитве, но молиться и тогда, когда не хочется молиться, когда лень, сон, заботы, суеты и проч. удаляют нас от молитвы, и если, несмотря на все это темное полчище, мы молимся, подвизаемся, принуждаем себя, боремся с собою, то таковая молитва проникнет на небеса и предстанет пред Престолом Господа.

Время ночное удобно для уединенной молитвы. Тогда все стихает, успокаивается, и возносимые к Богу в безмолвии ночном, из глубины сердца моления низводят на молящихся сугубые щедроты Божии.

Во время таковых молитв всезлобный враг с особенной силой восстает на молящихся, подвергает их многим искушениям, страхованиям и напастям, но благодатью Божией все это превозмогается, и за борьбу с врагом отразившие искушения его сподобляются великих даров благодати Божией. Молитвы продолжительные, как ночные, так и дневные, надо совершать не иначе, как по совету и благословению опытных духовных руководителей.

Болезни, скорби и все несчастия наши суть следствия грехов. Поэтому мы должны просить Господа об отпущении их, чтобы вместе с тем исцелиться нам от болезней и избавиться от несчастий. Многие из нас в нуждах своих и скорбях ищут исключительно пособий земных, и, когда же видят, что они безуспешны, тогда обращаются к Богу и нередко не получают просимого. Причина этого скрывается, очевидно, в скупости веры, ибо мы удостаиваемся благодати Божией только по мере веры, как говорит св. Апостол: «Да просит же верою ничтоже сумняся: сумняйся бо уподобися волнению морскому, ветры возметаему и развеваему. Да не мнит бо человек он, яко примет что от Бога» (Иак. 1, 6–7).

Посылаемые нам от Бога наказания, как то: голод, войны, неблаговременные дожди, засухи и проч., – все это за грехи наши. Следовательно, причина всех зол лежит в нас самих. Отсюда опять является крайняя нужда молить Господа о прощении наших согрешений, чтобы исторжением этого корня всех бедствий избавиться нам и от всех естественных казней, посылаемых на нас в виде губительных явлений природы. Непрестанно молитесь, братия, и в домах, и в пути, всякой молитвой и молением, молящеся на всякое время духом, и все, чего ни попросите у Господа с верой, получите: «Вся, елика аще воспросите в молитве верующе, приимете» (Мф. 21, 22).

Хотя бы Господь и нескоро даровал просимое, терпите, ожидайте и уповайте несомненно. Сам Он уверяет нас: «Просите, и дастся вам: ищите, и обрящете: толцыте, и отверзется вам. Всяк бо просяй приемлет, и ищай обретает, и толкущему отверзется» (Мф. 7, 7–8). Немощь и греховность наша не должны ослаблять во время молитвы веру и надежду нашу, ибо должны уповать не на свои силы, а на милосердие Божие. Мы видим многочисленные примеры, как милостиво приняты были Господом молитвы великих грешников, в смирении вопиявших к Нему.

Необходимые и главные условия при молитве: совершенная преданность воле Божией, сознание своего крайнего недостоинства и греховности и искреннейшее желание исправить жизнь свою, а наипаче всего беззлобие. Если же и бывает, что иной просит и не получает, то это не значит, что молитва его остается не услышанной. По смотрению Божию, просящий испытывается в терпении, и потом, когда терпение выдерживается до конца, тем в большей мере удостаивается он просимого.

В молитве необходимо быть терпеливым. Испрашивание у Господа тех или других благ – дело не одного дня. Святые отцы всю жизнь свою проводили в молитве и покаянии и, наконец, сподоблялись благодати Божией. Иные молятся и, не получая проcимого, охладевают в молитве. А может быть, Господь уже близок был к тому, чтобы исполнить по их прошению. Может быть, оставили они молитвенный труд, когда недалеко уже была от них милость Божия. Случается и так, что мы просим и не получаем проcимого потому, что оно послужило бы нам ко злу: «Просите, и не приемлите, зане зле просите, да в сластех ваших иждивете» (Иак. 4, 3).

Господь, все премудро сотворивший, устраивает истинно полезное для души нашей. Вот ты просишь себе богатства, но Бог не посылает тебе этого дара. Ты скорбишь, а знаешь ли, что, если бы исполнилось по твоему желанию, ты мало-помалу забыл бы Бога и, сделав своим идолом золото, ожесточил бы свое сердце к ближним, и развил бы в себе дух гордости, заразил бы тем же ядом души детей, и таким образом приготовил бы как себе, так и им неизбежную погибель в жизни будущей.

Вот ты просишь себе почестей, мирских отличий, но Бог не дает тебе сих благ, а ясно ли для тебя, из каких источников проистекает это твое желание и к какой направляется цели? Не в пользу ли чувственной, суетливой природы этот вопль твой к Богу? Не земное ли и греховное ли хочешь ты позолотить дарами небесной благости? В возгласах твоей молитвы не самолюбие ли ищет себе пищи? Что же, думаешь ли, что Бог, любя тебя и желая тебе спасения, будет питателем твоих страстей, чтобы они, усилившись, увлекли тебя от Царствия Божия и низвергли на дно адово?

Нет, молись, оставив все чувственные побуждения и своекорыстные греховные цели, – и тогда, будь уверен, Бог непременно услышит тебя. Тогда, сколько бы велики ни были грехи твои, не отчаивайся, помня, что сказал Сам Господь: «Аще будут греси ваши, яко багряное, яко снег убелю: аще же будут, яко червленое, яко волну убелю. И аще хощете, и послушаете Мене, благая земли снесте. Аще же не хощете, ниже послушаете Мене, мечь вы пояст: уста бо Господня глаголаша сия» (Ис. 1, 18–20).

Но иногда и так бывает, что Господь осмотрительно оставляет без исполнения молитвы Своих рабов. Так, например, просил великий Моисей Боговидец, чтобы даровано ему было войти в землю обетованную, но не был услышан. Молился Давид, усиливая молитву постом и слезами, о сохранении жизни заболевшему сыну его, но не благоволил Господь исполнить по прошению его.

Смиримся под крепкую руку Божию, предав себя всецело Его святой воле, оставляющей иногда прошения наши неисполненными, уготовляющей чрез то лучшее в будущем. Будем умолять Бога о том, что всего нужнее, т. е. о спасении души, пока имеем к тому время: «Придет нощь, егда никтоже может делати» (Ин. 9, 4). Так как душа наша бессмертна, то о ней нужно заботиться несравненно более, чем о теле, которое есть не больше, как временная оболочка души: «Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам» (Мф. 6, 33).

Однажды спросили св. Макария Великого: «Как спастись?» Он отвечал: «Братие, повергнемся пред Господом и будем плакать о грехах наших: малые эти слезы затушат геенну огненную, тогда как грешники, не кающиеся и не плачущие ныне, на том свете горько будут плакать и рыдать как младенцы, и слезы их будут жечь тела их, как огонь, но уже не принесут им никакой отрады». Всякая добродетель, а тем более молитва, требует принуждения, усиления со стороны нашей, как сказано: «Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают е» (Мф. 11, 12), и св. Апостол Павел сказал: «Всякою молитвою и молением молящеся на всяко время духом, и в сие истое бдяще во всяком терпении» (Еф. 6, 18).

Святые отцы, разъясняя Священное Писание, поучают, как, например, св. Исаак Сирин: «Всякая молитва, в которой не нуждалось тело и не скорбело сердце, вменяется за одно с недоношенным плодом чрева», а св. Лествичник сказал: «Тем, которые не приобрели еще истинной и сердечной молитвы, помогает утомление в телесной молитве, при которой необходимо понуждение себя к сокрушению сердечному, происходящему от сознания бесчисленных согрешений своих, и всевозможное чаяние о пролитии слез, ибо ими только очищаются скверны души и насаждаются добродетели».

Часть восьмая: Дар Божий Святогорский иеромонах Арсений (Минин). О чем и как нужно молитьсяМолитвенное расположение есть дар Божий. Но, смотря по степени сердечной чистоты и приемлемости, иные скоро чувствуют в себе этот дар, и тогда молитва бывает неизреченно сладостна и утешительна, а другие должны много потрудиться, чтобы возбудить в себе это благодатное чувство. Различное действие благодати в этом отношении приводит к мысли о мудром домостроительстве Божием.

Если дар получается без труда, то мы не всегда ценим его и легко утрачиваем, а приобретаемое усиленными трудами храним, как драгоценное сокровище.

Хорошо молиться, когда Господь дарует слезы умиления. В подобные минуты всего лучше, подражая жене-грешнице, мысленно припадать к стопам Распятого и, омывая их слезами покаяния, просить отпущения бесчисленных своих согрешений, и при этом ни во что вменять ничтожные свои добродетели, но всю надежду, все упование возлагать на одно беспредельное Божие милосердие, покрывающее все грехи наши.

Сколько бы ни благоугодно было, по мнению нашему, молитвенное наше приношение, сколько бы ни глубока была наша скорбь, об избавлении от которой молим мы Господа, но исполнение прошения нашего должны мы предоставить совершенно Промыслу Божию, помятуя слова Божественного Искупителя: «Отче мой, аще возможно есть, да мимоидет от мене чаша сия: обаче не якоже аз хощу, но якоже Ты» (Мф. 26, 39). Вот высокий образ совершеннейшей молитвы, в которой выражается всецелая беспредельная преданность воле Божией! В случае особых нужд надо, по примеру Спасителя, молиться до трех раз, как Он молился в Гефсимании пред страданиями своими.

Часть девятая: Божественный огонь

О чем и как нужно молитьсяДля человека, обремененного скорбями, нет лучшего утешения, как молитва. «Злостраждет ли кто в вас, да молитву деет» (Иак. 5, 13). Если разговор с другом утоляет скорбь, то не тем ли более утоляет ее беседа с самим Создателем, истинным утешителем души. С трудом приобретается навык к внимательной, неразвлекаемой молитве, и когда он усвоится, то молитва делается источником непрестанного духовного утешения.

Светило подвижников, св. Макарий Египетский, собственным опытом изведавший духовные утешения, следовавшие за молитвой, говорит об этом так: «Иногда огнь молитвенный возгорается и воспламеняется сильнее, а иногда как бы слабее; светильник этот, всегда горя и светя, по временам делается яснее, более возжигается от упоения благодатью Божией, а в другое время сияние свое издает бережливо; в иное же время свет этот, явясь в сердце, отверзал внутреннейший, глубочайший и сокровеннейший свет, почему человек, всецело поглощенный этой сладостью и этим созерцанием, не владел уже собой».

Описание того блаженного молитвенного состояния не вполне доступно понятиям людей, мало упражнявшихся в молитве, а кто с прилежанием и смирением подвизается в этом святом занятии, у того отверзаются внутренние духовные очи и открываются ему тайные неведомые дела Божии. Но скажем, если и всегда нужны духовные руководители, то тем более в молитвенных подвигах, чтобы по склонности нашей к возношению, вместо благодати, не принять прелесть духа злобы, преобразующегося в Ангела светлого, как сказал св. Апостол Павел.