Кривошеева Н. А. Преследования Патриарха Тихона начались с первых дней избрания его на патриарший престол.

Вестник ПСТГУ

II: История. История Русской Православной Церкви

2006. Вып. 2 (19). С. 141-160

Кривошеева Н. А. Преследования Патриарха Тихона начались с первых дней избрания его на патриарший престол

5 (18) ноября 1917 г. старец Зосимовой Пустыни Алексий (Соловьев) вынул жребий с именем нового Всероссийского Патриарха — Тихона, митрополита Московского. Торжественная делегация членов Собора направилась на Троицкое подворье, где в этот день молился владыка Тихон, и митрополит Владимир (Богоявленский) благовестил: «Преосвященный митрополит Тихон, Священный и Великий Собор призывает твою святыню на патриаршество...» «...Благодарю, приемлю и немало вопреки глаголю» — ответил Избранник Божий и, приняв приветствия от членов Собора, обратился к ним с кратким словом, в которым предвидел крестный путь своего служения: «Ваша весть об избрании меня в патриархи является для меня тем свитком, на котором было написано: “Плач, стон и горе...”»

7 (20) ноября вновь нареченный Патриарх выехал в Троице-Сергиеву лавру, чтобы подготовиться к торжественному возведению на патриарший престол. Краткое описание пребывания Святейшего Патриарха Тихона было дано в отчете архимандрита Кронида (Любимова)1. Но в отчет не был включен эпизод, происшедший в Лавре с вновь избранным Патриархом, о котором сообщила только одна газета.

Публикация и комментарии Н.А. Кривошеевой

№ 1

Заметка неизвестного корреспондента «Обыск у Патриарха Тихона в Троице-Сергиевой лавре»

19 ноября 1917 г.

В воскресенье, 19 ноября, у новоизбранного Патриарха в Лавре была депутация от Священного Собора с приглашением пожаловать на интронизацию 21 ноября.

Патриарх милостиво принял депутацию, изъявил согласие на совершение интронизации 21 ноября и заявил о следующем возмутительном насилии, которому он подвергся в Лавре дважды — 18 и 19 ноября.

В митрополичьи покои в субботу взошло более десяти человек, вооруженных ружьями и винтовками, одетых в солдатскую форму. Они потребовали от имени Военно-революционного комитета, чтобы был произведен обыск в помещении Патриарха.

Патриарх Тихон не смутился и ответил, что он готов подвергнуться обыску, но желает знать, по какому праву они сюда явились.

Тогда один солдат представил отношение от Военно-революционного комитета о производстве обыска.

Патриарх, прочитав бумагу, сказал: «Если это так, я ничего не имею против этого... обыскивайте». Неизвестные приступили к обыску, описали и осмотрели все имущество митрополита2 (так!)* и находившиеся в покоях вещи и ушли; в воскресенье явились опять и продолжали обыск и опись и, уходя, заявили, что в понедельник, 20 ноября, будет производиться опись монастырской ризницы и древлехранилища.

Патриарх просил членов Собора отправиться в Москву и принять меры к охранению лаврского имущества и ценностей. При этом Его Святейшество сказал, что за последнее время в Посаде стало невозможно жить от участившихся случаев грабежей и воровства. Несколько дней тому назад грабители ворвались в келию одного из иеромонахов, связали послушника и ограбили имущество. Генерал Артамонов3 немедленно возвратился в Москву и вместе с членом Собора П.И. Астровым4 отправился в Совет солдатских и рабочих депутатов, где сделали заявление об обыске у Патриарха. Присутствовавшие в Совете депутаты заявили, что от Совета не было сделано никакого на этот счет распоряжения и явились лица посторонние5.

Совет заявил, что будут приняты меры по розыску негодяев, и послал немедленно об этом телеграмму в Посадский революционный комитет.

Кроме того, было обещано немедленно послать в Посад представителей для захвата лиц, позволяющих делать самочинно обыски в Лавре.

Московский листок. 1917. 21 ноября6

Этот эпизод не отложился в следственном деле Патриарха Тихона, и, естественно, расследован не был. Следственное дело Святейшего Патриарха Тихона7 начинается с документов, касающихся ареста и заключения под домашний арест Патриарха 24 ноября 1918 года. В многотомном следственном деле Патриарха Тихона отсутствуют многие документы. Часть этих материалов отложилась в фондах ГА РФ, которые мы и предлагаем читателям8.

*Так в тексте.

26 апреля 1918 г. в селе Грачевке Усманского уезда Воронежской губернии было постановлено завести дело и просить Московский Революционный Трибунал привлечь к ответственности Патриарха Тихона9. Таких следственных дел было возбуждено в различных губерниях по крайней мере три. Путем подачи заявлений в СНК, в Революционный Трибунал допрос и арест Патриарха отложили на время, как оказалось, на самое непродолжительное.

Поводом для возбуждения дела было послание Патриарха Тихона в январе 1918 г., известное как «Послание об анафематствовании творящих беззакония и гонителей веры и Церкви Православной»10. В советской печати начинают появляться провокационные сообщения о деятельности Святейшего Патриарха. На одно из сообщений вынужден был реагировать Священный Собор, так 3 сентября 1918 г. в Совет Народных Комиссаров было послано опровержение о причастности Патриарха к «Делу Локкарта».

№ 2

Заявление Секретаря Священного Собора С. Шеина по делу Локкарта

3 сентября 1917 г.

В «Вечерних Известиях Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов» за 3 сентября с. г. № 39 в статье «К делу разоблачения английской и французской миссии»11 напечатано: «В этом деле замешан Патриарх ТИХОН, который начальнику миссии Локкарту обещал полное содействие. В случае переворота он обещал выступить к народу с особым словом, указав на англичан и французов как на единственных спасителей России и во всех церквах отслужить молебствие».

Всероссийский Церковный Собор удостоверяет, что это сообщение лишено всяких оснований, о чем к тому же и Сам Святейший Патриарх заявил на заседании Священного Собора 3 сентября.

Секретарь Священного Собора

 

Православной Российской Церкви В. Шеин12

Делопроизводитель соборной канцелярии Нумеров13

На документе резолюция: «В Бюро Печати. 2 копии. т. Стеклову».

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 32. Подлинник. Машинопись на бланке Священного Собора.

Естественно, в советской печати опровержения данной публикации не последовало, как и не последовало ответа на следующее заявление в СНК Патриарха Тихона, которое известно только в отдельных выдержках.

№ 3

Обращение Патриарха Тихона в Совет Народных Комиссаров по поводу «Ноты о южной армии»14

29 сентября /12 октября 1918 г.

В Совет Народных Комиссаров

В № 211 «Известий Всероссийского Исполнительного Комитета» от 29 сентября 1918 г. в статье «Нота о южной армии» помещена нота, с которою Российский посол в Берлине г. Иоффе15 23 сентября обратился к германскому статс-секретарю по иностранным делам. В ней, между прочим, говорится, что «никогда не имели места на территории Советской республики массовые расстрелы невинных людей и аресты высших священнослужителей, как Патриарх Тихон, никем никогда не бывший арестованным»16.

Действительно, я, Патриарх, арестован не был, но как первоиерарх Российской Церкви, я считаю своим долгом заявить, что в остальном приведенное утверждение г. иоффе не соответствует истине.

Целый ряд Епископов Российской Православной Церкви, подверглись аресту и заключению, как например, Архиепископы: Пермский Андроник [Никольский], Омский Сильвестр [Ольшевский], Донской Митрофан [Симашкевич], бывший Иркутский Серафим [?]; Епископы: бывший Сарапульский Амвросий [Гудко], Балах-нинский Лаврентий [Князев], Камчатский Нестор [Анисимов], бывший Екатербургский* Владимир [Соколовский-Автономов], бывший Екатеринбургский Серафим [Голубятников], Муромский Митрофан [Загорский], причем некоторые из них перенесли всякого рода глумления, издевательства и побои. Многие епископы расстреляны или умерщвлены иным способом, как например, Епископы: Тобольский Гермоген [Долганев], Вяземский Макарий [Гнеушев], Кирилловский Варсонофий [Лебедев], Селенгинский Ефрем [Кузнецов]; по слухам же одинаковой участи подвергся и Преосвященный Андроник, Архиепископ Пермский17.

Множество священников, диаконов и мирян, принимавших ближайшее участие в жизни Православной Церкви, также сделались жертвою так называемого красного террора. одни уже расстреляны, как например, настоятель Казанского собора в Петрограде протоиерей Философ Орнатский, настоятель храма Василия Блаженного в Москве протоиерей Иоанн Восторгов, настоятель Вятского кафедрального собора протоиерей Алексий Израилев, настоятели монастырей: Брянского Свенского архимандрит Гервасий, Колочского ар-

*Вероятно, ошибка. Следует: Екатеринославский.

химандрит Никифор, игумения Новогородского Ферапонтова монастыря Серафима, Члены Всероссийского Церковного Собора Бялы-ницкий-Бируля и Полонский и многие другие.

Церковная власть получает сведения далеко не о всех пострадавших, но и имеющиеся в печати данные свидетельствуют о громадном количестве умерщвленных и арестованных в различных местностях Советской республики священно- и церковнослужителей.

Следует особо отметить, что умерщвленные были лишаемы последнего предсмертного утешения — таинства исповеди и святого причащения; тела их зарывались в землю без христианского погребения, а просившие о выдаче оных родственники даже и в этом встречали неизменно отказ.

Приведенные факты обязывают Совет Народных Комиссаров, во имя торжества истины, поручить своему представителю в Берлине довести до сведения Германских властей настоящее мое заявление.

Тихон, Патриарх Московский и всея России

На бланке резолюция: «В редакцию Известия ВЦИК».

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 60—61. Подлинник. Машинопись на бланке Патриарха Тихона.

В данном документе Патриарх Тихон говорит о мучениках, судьба которых была уже известна, но в том же архивном деле хранятся и запросы Святейшего о лицах, о которых в то время ничего не было известно, как например, о членах делегации Собора, которая отправилась в Пермь расследовать обстоятельства мученической кончины архиепископа Андроника (Никольского), об арестованном архиепископе Никандре (Феноменове) и других.

На свой запрос по поводу расстрела епископа Балахнинского Лаврентия (Князева) Патриарх Тихон получил ответ, который показывает, что и самого Патриарха в любой момент могли не только арестовать, но и расстрелять.

№ 4

Обращение Патриарха Тихона в Совет Народных Комиссаров по поводу расстрела епископа Балахнинского Лаврентия (Князева)

29 октября / 11 ноября 1918 г.

совету народных комиссаров

Получены сведения о том, что расстрелян Преосвященный Лаврентий18, Епископ Балахнинский, викарий Нижегородской епархии. Это уже десятый Архиерей православной церковной иерархии Российской, подвергшийся насильственной смерти.

Обращаюсь к Совету Народных Комиссаров с просьбой сообщить, за какие вины пострадал Преосвященный Балахнинский Лаврентий.

Патриарх Тихон

 

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 71.Подлинник. Машинопись на бланке Патриарха Тихона.

№ 5

Ответ Новгородской губернской чрезвычайной комиссии на запрос Совета Народных Комиссаров по делу епископа Балахнинского Лаврентия (Князева)

19 декабря 1918 г.

В Управление делами Совета Народных Комиссаров

В ответ на Ваше отношение от 14/ХІ за № 14001, Отдел местного управления Народного комиссариата внутренних дел препровождает Вам выписку из отчета о деятельности Нижегородской губернской чрезвычайной комиссии по делу епископа Лаврентия.

Зав. Отделом Местного Управления [подпись]*

Старший Делопроизодитель [подпись]*

Делопроизводитель [подпись]*

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 80. Подлинник. Машинопись.

№ 6

Выписка из отчета о деятельности Нижегородской губернской Чрезвычайной комиссии

о расстреле епископа Балахнинского Лаврентия (Князева)

И ПРОТОИЕРЕЯ ПОРФИРЬЕВА

19 декабря 1918 г.**

У нас наше Нижегородское духовенство с первых же дней октябрьской революции определенно стало в ряды оппозиции.

На издание декрета об отделении церкви от государства оно реагировало самым энергичным и упорным противодействием к проведению его в жизнь, принимая к этому различные меры.

Меры эти вырабатывались высшей духовной властью православной церкви и препоручались низшей братии, а высшая пропагандировала его в народе, сея смуты, вызывая народный бунт и восстание. Одна из таких мер — воззвания. Еще слишком мало в массе сельского

* Подпись неразборчива.

** Датируется по штампу регистрации документа.

крестьянства культуры и света, еще слишком мало в ней самосознания. Этой темной массе только еще просыпающейся, только начинающей жизнь, не под силу разобраться во многих вопросах выдвигаемых революцией.

Находясь веками под влиянием и гнетом духовенства, она по сей день к великому своему несчастью, верит всякому церковному вздору, «боится страшного суда», а развратного преступного негодяя в золотой ризе и бриллиантовой митре (вроде архимандрита Августина) на голове — считает непогрешимым святителем и слепо ему подчиняется. Главными врагами революционного народа, верховной контрреволюционной деятельности духовенства, являются попы-феодала* и буржуа, разные преосвященные и преподобные. Лишенные всех былых привилегий, лишенные громаднейших угодий и миллионами доходов*, они все силы напрягают к тому, чтобы путем своего влияния на народ, путем провокации и запугиваний, создать смуту, вызвать контрреволюционные восстания, свергнуть власть Советов народных комиссаров и восстановить прежнее царство — царство черной рясы, нагайки и капитала.

Вот в чем обвиняется духовенство, вот за какие вины расстреливается и вот в чем обвиняется и за что расстрелян епископ Лаврентий.

В частности, епископ Лаврентий, а вместе с ним и протоиерей Пор-фирьев19, обвинялись в распространении по губернии своего воззвания с призывом к народу восстать против декрета об отделении церкви от государства, другими словами, — восстать против Советской власти.

Текст воззвания был выработан собранием духовенства Нижегородской епархии истекшим летом. Воззвание закреплено подписью как Лаврентия, так и Порфирьева.

В этом воззвании, обращаясь к народу Лаврентий и Ко между прочим говорят:

«Революционное Советское правительство осуществляет свой декрет об отделении церкви от государства захватом капиталов Святейшего] Синода. Приходы в этом случае не только не пришли на помощь и защиту обиженному духовенству, но во многих местах еще и со своей стороны причинили ему большие материальные утеснения и лишения**.

К такому положению сельского духовенства нельзя относиться безучастно, оно не должно быть безразлично для прихожан. Угнетая и принижая духовенство — оно должно быть унизительно для прихожан».

* Так в тексте.

** Здесь и далее подчеркнуто в тексте.

 

Далее уже начинается призыв к восстанию:

«Епархиальное собрание призывает народ возвратить причтам отнятую у них землю и восстановить в полной мере все нарушенные в революционное время способы их материального обеспечения.

Это требует справедливость, долг совести и чести. Пусть все же приходы Нижегородской епархии откликнутся на призыв епархиального собрания и примут на себя заботу о причтах возвратить им всю отнятую церковную и надельную землю, равно как и все прочее отня-

*

тое ими нарушенные в революционное время» .

Заканчивается это воззвание смиренных отцов перлами контрреволюционного призыва:

«И вы, православные христиане, спешите на помощь своей матери-церкви, она взывает к вам о помощи.

Все откликнитесь на зов церкви.

Посему обличаемся во всеоружие, чтобы смело безбоязненно выйти на дело. Президиум епархиального собрания верит и надеется, что к 1-му сентября старого стиля все предварительные работы на местах будут исполнены».

Такое воззвание [не] требует комментарии*, так как его смысл слишком ясен и определен.

Когда эти воззвания попали в руки Чрезвычайной комиссии, творцы его в лице подписавшихся, как Лаврентия и протоиерея Порфирье-ва, были немедленно арестованы. Свою подпись оба негодяя не отвергли. Правда, Лаврентий старался уверить, что, подписывая воззвание, он его не читал, когда же этому уверению следственная комиссия не придала значение, совершенно не допуская мысли, что епископ, председатель собрания целой епархии, подписывал столь важный политический документ, как воззвание к народу, с призывом «облечься во всеоружие и выступить против революции, захватившей синодские капиталы», — подписал, не ознакомившись с его содержанием.

Поняв наивность своей реабилитации таким путем и сам Лаврентий и при дальнейших вопросах дал объяснение в том смысле, что воззвание имело в виду дать характер братского призыва и редакция принадлежит не ему, а секретарю собрания Юмашеву.

«Готовое воззвание, — пояснял Лаврентий, — было лишь дано мне и протоиерею Порфирьеву на подпись. Соответствовали ли слова воззвания моменту переживаемого Советской Республикой в том, я себе ясного отчета не давал. объясняется это тем, что я за множеством дел не мог вникнуть в сущность каждой буквы этого воззвания».

Но можно ли верить такому наивному объяснению.

* Так в тексте.

Возбуждать народ к восстанию в тот момент, когда гул чехословацких и белогвардейских орудий доносился и до Нижнего.

Когда Ярославские попы и монахи, «облеченные» пулеметами и винтовками, осыпали пулями защитников народной свободы, когда всюду кипела напряженная работа, когда крестьянские массы были на распутье под влиянием провокации и интеллигенции.

Ясно, что переживаемый Советской Республикой момент был учтен творцами восстания. Ясно, что господа Лаврентий и Ко именно учитывая переживаемый Поволжьем момент, выпустили воззвание к растерявшемуся народу, рассчитывая на силу этого воззвания, на помощь и «самого епископа», который определенно же клонит «православных христиан, смело и безбоязненно выйти на дело» — на дело — «восстановить все разрушенное революцией».

То обстоятельство, что воззвание было выпущено в столь тяжелый критический момент, еще больше, еще сильнее отягощает вину как Лаврентия, так и Порфирьева, потому что их имя, благодаря высокому положению в сфере верующей народной темной массы, бесспорно могло бы иметь большое влияние. и это уже сказалось в городе Балахне, где под влиянием воззвания, подписанного епископом, вспыхнул было бунт на революционной почве. Местное духовенство, опираясь на воззвание своего епископа, созвали народ набатным звоном и убеждали его отстаивать права церкви не подчиняться декрету об отделении церкви ее от государства. Подстрекаемая панам* толпа, главным образом женщины, стали кричать о разгроме советов и только благодаря своевременно подоспевшему отряду милиции и местного гарнизона — загоравшийся бунт быстро ликвидировали.

Вот конкретный факт результата воззвания и каких еще было несколько в других местах губернии.

Верно

тт **

Делопроизводитель

ГАРФ Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 94-95 об. Копия. Машинопись.

Итак, Святейшему Патриарху Тихону в данном ответе дают понять, что достаточно только одного послания, чтобы обвиняемый был приговорен к высшей мере наказания.

25 октября (7 ноября) 1918 г., Святейший Патриарх Тихон посылает в СНК свое обращение в связи с первой годовщиной Октябрьской революции, где дает беспристрастную оценку происходящим в стране событиям20.

25 ноября 1918 г. на Троицком патриаршем подворье в Москве, ночью

* Так в тексте.

** Подпись в документе отсутствует.

был произведен обыск, и Святейшей Патриарх Тихон был заключен под домашний арест.

 

В «Следственном деле...» под №№ 8, 9, 12, 13 опубликованы материа-лы,относящиеся к аресту 1918 г., очень важные для данного дела, которые являются лишь заверенными копиями. В фонде СНК (ГА РФ. Ф. 130. Оп. 1. Д. 162) находятся подлинники этих и других важных документов. В «Следственном деле...» говорится только об одном обыске у Патриарха, основанием для которого являлась «написанная прокламация к народу о Совнаркоме и сообщение т. Дзержинского, что у него хранятся в вышеуказанных помещениях печатные экземпляры прокламации»21.

Но на следующий день, 25 ноября, Николай Дмитриевич Кузнецов направляет в СНК следующее заявление:

№ 7

Заявление Н.Д. Кузнецова в Совет Народных Комиссаров по поводу обыска у Патриарха Тихона

25 ноября 1918 г.

В Совет Народных Комиссаров

Члена Всероссийского Церковного Собора

Н.Д. Кузнецова, живущего Неглинная ул., в д. № 5

Заявление

Представляю копию с акта, составленного 12 ноября* 1918 г. Комиссаром ВЧК, отдела П/Д** Хрусталевым при обыске, произведенном в Москве на подворье Троицкого Сергиева монастыря, где проживает Всероссийский Патриарх.

Акт написан в крайне оскорбительных выражениях и совершенно извращает действительное положение дела.

После разграбления в Кремле патриаршей ризницы23, весною сего года, разные вещи, принадлежавшие Чудову и Вознесенскому монастырям в Кремле и составляющие предметы богослужения, решено было в некоторой части перенести на Патриаршее подворье. Это было сделано для обеспечения лучшей сохранности дорогих для православного народа по своим историческим и религиозным воспоминаниям предметов. Принятие всех зависящих мер к сохранности этих вещей лежит на обязанности церковного управления, как это требуется и самими церковными правилами.

При таких условиях комиссару Хрусталеву, если он находил нужным, надлежало бы спросить о положении этих вещей или явиться

* Дата дана по старому стилю.

** Отдел по борьбе с преступлениями по должности.

для их описи. Церковное управление после декрета 23 января 1918 г. пошло бы навстречу этому. Но комиссар Хрусталев, неизвестно почему, поступил иначе. он явился на патриаршее подворье с обыском и при составлении акта совершенно произвольно назвал хранившиеся на подворье вещи похищенными из Чудова и Вознесенского монастырей. Мало того, естественно, что на подворье кроме вещей из Чудова и Вознесенского монастырей должны были находится еще и другие вещи, принадлежащие лично Патриарху и другим архиереям.

Комиссар Хрусталев взял и эти вещи и, между прочим, две патриаршие панагии, патриаршие кресты, одна, принадлежавшая Патриарху митра, употребляемые при патриаршем богослужении. Кроме того, взяты три митры, принадлежащие архиепископу Анастасию. Поэтому я прошу Совет Народных Комиссаров возвратить указанные вещи, и разъяснить для агентов советской власти правильно излагать обстоятельства дела и не употреблять в официальных актах оскорбительные выражения.

Москва, 13/25 ноября 1918 г. Н. Кузнецов.

Прилагаю копию акта. Н. Кузнецов.

В левом верхнем углу пометы: «Государственный] Контр[оль], Крыленко, [Народный комиссариат ]Вн[утренних] Дел, К Р.-Комин[?] Каменеву».

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 85—85 об. Подлинник. Машинопись.

№ 8

Акт изятия вещей у Патриарха Тихона

25 ноября 1918 г.

Троицкое подворье Ордер № 2768

акт

описи конфискованных вещей, которые похищены из Чудова и Вознесенского монастырей.

Мною, Комиссаром Хрусталевым ВЧК отдела П/Д, вещи Чудова Монастыря:

1) панагии в количестве 11 штук,

2) крестов, в количестве 13 штук,

 

3) умывальный кувшин с блюдом одно,

4) евангелие одно,

5) икон золотых 4 штуки,

6) митр 7 штук с бриллиантами,

7) звездочка, одна штука, золотая,

8) коробочка одна, золотая с мощами,

9) митр 3 [штуки].

Вознесенского монастыря

1) сосудов 5 штук,

2) Евангелия 2 штуки,

3) Икон*,

4) Ящик с царскими грамотами один,

5) митр 3 штуки,

6) лампада одна штука,

7) воздухов с жемчугами три штуки,

8) покровов 2,

9) вата* и панагия 2 штуки,

10) золотой сосуд одна штука,

11) Образ с жемчугом 1 штука,

12) Поручиты* одна штука,

13) облигации на сумму 100 468, 14 расписок 37 800

р[ублей] , 3 000 р[ублей], 200 р[ублей], билетов 10 000 р[ублей].

Обыск производил комиссар ВЧК, отдела П/Д Хрусталев 12 но-

ября [19]18 г.

Все перечисленное удостоверяю

эконом Архимандрит Родион24.

Согласно предписанию ВЧК, временно задерживается иеродиакон Мелхиседек25.

Присутствовал Комиссар Кремля Машков

И на что в описи Вознесенского монастыря одной иконы Казанской не оказалось / Комиссар Хрусталев.

г» **

 

Все вышеперечисленное удостоверяю иеродиакон**.

Жалоб не было.

С подлинным верно. Н. Кузнецов

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 86—86 об. Заверенная копия. Машинопись.

26 ноября 1918 г. Н.Д. Кузнецов обращается в СНК с заявлением по поводу ареста Патриарха Тихона. Копия этого документа опубликована в «Следственном деле...» под № 9 (Подлинник с резолюцией о рассылке копий данного документа хранится в ГА РФ (Ф. 130. Оп. 1. Д. 162. Л. 80—81). Там же хранятся и подлинники заявлений Н.Д. Кузнецова и Патриарха Тихона (Л. 82, 83а—83а об.), опубликованные в «Следственном

* Так в тексте.

** Подпись отсутствует.

деле...» под №№ 12, 13. В своем заявлении Патриарх говорит, что он никаких воззваний о «свержении Советской Власти» не подписывал и никаких действий для этого не предпринимал и предпринимать не собирался. На подлиннике заявления Н.Д. Кузнецова (Л. 82) рукою В.Д. Бонч-Бруеви-ча26 и за его подписью сделана приписка: «В экстренном порядке в 6 учреждений и Комиссариат Юстиции с запросом, будет ли теперь снят домашний арест с Патриарха Тихона».

Кроме Н.Д. Кузнецова в СНКдважды обращаются и члены Священного Синода и Высшего Церковного Совета и Совет приходских общин Москвы. В «Следственном деле...» второе заявление ВЦУ от 2 января 1919 г. опубликовано под № 15. В делах СНК сохранилось и более раннее заявление членов ВЦУ от 29 ноября 1918 года.

№ 9

Первое заявление членов Священного Синода и ВЦС в Совет Народных Комиссаров о необходимости освобождения Патриарха Тихона

ИЗ-ПОД ДОМАШНЕГО АРЕСТА

29 ноября 1918 г.

В ночь на 25 (12) ноября сего года распоряжением Чрезвычайной комиссии в покоях Всероссийского Патриарха Тихона произведен обыск, а сам Святейший Патриарх подвергнут домашнему аресту без предъявления ему какого бы то ни было обвинения.

При первом же известии об этом Священный Синод и Высший Церковный Совет, как установленные Всероссийским Церковным Собором, под главенством Патриарха, органы Высшего Церковного Управления, заявили Совету Народных Комиссаров чрез Н.Д. Кузнецова о необходимости немедленного освобождения Патриарха в предотвращение крайних затруднений в ходе церковных дел и тягостного оскорбления чувств православного народа лишением возможности молитвенного общения с своим духовным вождем в патриарших богослужениях, назначенных на ближайшие дни. Несмотря на это заявление, Святейший Патриарх доныне остается лишенным свободы и решение Совета Народных Комиссаров по возбужденному ходатайству откладывается.

Ввиду этого Священный Синод и Высший Церковный Совет считают своим долгом еще раз и со всею настойчивостью просить Совет Народных Комиссаров незамедлительно сделать распоряжение об освобождении Святейшего Патриарха от домашнего ареста. Совету Народных Комиссаров, без сомнения, ведомо, что если эта мера предупреждения возможности уклонения от следствия и суда применима ко всякому другому лицу, то она излишня в отношении

к высшему представителю Православной Русской Церкви, высокий сан коего и личные качества являются лучшей гарантией, обеспечивающей интересы правосудия. Если же эти соображения представляются Совету Народных Комиссаров недостаточно убедительными и требуются формальные гарантии, то нижеподписавшиеся Члены Высшего Церковного Управления просят об освобождении Святейшего Патриарха под поручительство их в том, что он не уклонится от следствия и суда.

Настоящее заявление доверяем подать Члену Церковного Собора Николаю Димитриевичу Кузнецову.

Подлинное подписали:

Агафангел [Преображенский], Митрополит Ярославский

Арсений [Стадницкий], Митрополит Новгородский

Сергий [Страгородский], Митрополит Владимирский

Евсевий [Никольский], Архиепископ Приморский

Михаил [Ермаков], Архиепископ Гродненский

Протопресвитер Николай Любимов

Архимандрит Алексий

Протоиерей Александр Санковский

Проф. П. Лапин

Проф. И. Громогласов

Андрей Куляшев

 

Москва 16/29 Ноября 1918 г.

На полях резолюция: «Сталину, Крыленко, [Народный комиссариат] Вн[утренних] Дел, [Государственный]Кон[троль], КРК, Каменеву 7 /XII».

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 42—42 об. Подлинник. Машинопись. Опубликовано (со ссылкой на копию этого документа): ГА РФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 130. Л. 1: Лобанов В.В. Без предъявления обвинения (Заявление членов Высшего Церковного Управления в СНК от 29 ноября 1918 г.) // Актуальные вопросы современной науки. 2004. № 6. С. 23—25.

10 декабря из СНК в Обвинительную Коллегию поступил запрос о снятии ареста с Патриарха Тихона, но был получен отказ.

№ 10

Запрос Управляющего делами Совета Народных Комиссаров Председателю обвинительной коллегии Н.В. Крыленко27 о возможности освобождения Патриарха Тихона

из-под ареста

10 декабря 1918 г.

Товарищу КРЫЛЕНКО

Препровождаем при сем копии заявлений — 1) Члена Церковного Собора Н.Д. КУЗНЕЦОВА и, 2) Патриарха ТИХОНА, в котором он заявляет, что никаких воззваний против Советской власти никогда не подписывал. Управление Делами Совета Народных Комиссаров просит уведомить, будет ли это заявление достаточным основанием для снятия с Патриарха домашнего ареста.

Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров*

Правитель Канцелярии*

Делопроизводитель

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 38. Подлинник. Машинопись.

№ 11

Ответ в Управление делами Совета Народных Комиссаров Центральной обвинительной Коллегии по поводу ареста Патриарха Тихона

11 декабря 1918 г.

Возвращаем отношение за № 15520 с копией заявления КУЗНЕЦОВА и Патриарха ТИХОНА. Центральная обвинительная Коллегия сообщает, что так как за Патриархом ТИХОНОМ имеется уже 3 дела, то никаких заявлений о снятии с него домашнего ареста не должен** приниматься во внимание.

Председатель Обвинительной Коллегии П. Крыленко

Секретарь [подпись]

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 37. Заверенная копия. Машинопись.

17 декабря 1918 г. Совет Объединенных приходов Москвы также обратился в СНК с просьбой об освобождении Патриарха Тихона.

* Подписи неразборчивы.

** Так в тексте

*** Подпись неразборчива.

№ 12

Обращение в Совет Народных Комиссаров Совета объединенных приходов Москвы по поводу ареста Патриарха Тихона

23 декабря 1918 г.

Совет Объединенных Приходов имеет честь представить на распоряжение Совета Народных Комиссаров постановление от 17 декабря с. г. и просит направить свой ответ по адресу: Лихов пер. Епархиальный дом и. о. Председателя Совета объединенных Приходов ГРИГОРИЮ АЛЕКСЕЕВИЧУ РАЧИНСКОМУ.

И. о. Председателя Григорий Рачинский28.

 

На тексте резолюция: В Архив. Предложение взять на поруки Патриарха, но ни священство, ни прихожане на поруки не берут [подпись неразборчива].

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 80. Подлинник. Машинопись.

№ 13

Постановление Совета объединенных приходов Москвы и Московской епархии по поводу ареста Патриарха Тихона

17 декабря 1918 г.

24 ноября был подвергнут домашнему аресту СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ ТИХОН. Действие этого распоряжения, как нам известно, продолжается и до сих пор.

Благодаря этому СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ вот уже месяц не может совершать по обычаю богослужений в храмах Москвы и Московской епархии, а православные люди лишены отрадной для них возможности участвовать в общей молитве с ним и пользоваться его духовными наставлениями и руководством.

Мы, выборные от православного населения города Москвы, находясь в живом общении с ним, хорошо знаем, какое горькое чувство вызывает в православных людях это удаление от своего Архипастыря. К нам постоянно обращаются они со скорбными запросами, когда же наконец будет предоставлена им радость вновь видеть и слышать СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА и молиться вместе с ним в святых храмах.

Каковы бы ни были политические причины, вызвавшие упомянутое распоряжение, мы полагаем однако, что не может входить в виды Правительства, провозгласившего широкий простор религиозной

жизни каждого верующего, налагать какие-либо стеснения на удовлетворение его чисто духовных потребностей.

А потому мы единогласно постановили: от лица всего православного населения Москвы обратиться в Совет Народных Комиссаров с настоятельной просьбой не возбранять СВЯТЕЙШЕМУ ПАТРИАРХУ ТИХОНУ выезжать в Москву и Московскую Епархию для совершения богослужений. К этому нас особенно побуждает приближение великого праздника Рождества Христова, когда отсутствие СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА на богослужениях, было бы крайне больно для каждого православного.

С подлинным верно:

Исполняющий обязанности председателя совета объединенных приходов*.

Григорий Рачинский

ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 101—101 об. Подлинник. Машинопись.

Вечером 24 декабря 1918 г. / 6 января 1919 г. когда власти поняли, что арест Патриарха настраивает против них не только православное население, но и иностранные державы, было принято решение об освобождении Патриарха Тихона из-под ареста (но с взятием подписки о невыезде), и уже ночью Святейший служил в храме Христа Спасителя, и москвичи получили «отрадную для них возможность участвовать в общей молитве с ним и пользоваться его духовными наставлениями и руководством».

Комментарии

1 Богословский сборник. Вып. 6. М., 2000. С. 84—87.

2 Автор заметки называет митрополитом Патриарха Тихона, интронизация которого состоялась позже.

3 Артамонов Леонид Константинович (25.02.1859—01.01.1932), генерал. Принимал участие в русско-японской и Первой мировой войнах. Член Предсоборного совета и Священного Собора Российской Православной Церкви 1917—1918 годов.

4 Астров Павел Иванович (ок. 1856?), кандидат юридических наук, член Московского окружного суда. Член Священного Собора Российской Православной Церкви 1917—1918 годов.

5 Аналогичный случай произошел в Киево-Печерской Лавре, когда к митрополиту Владимиру (Богоявленскому) также пришли с обыском люди, которых, как выяснилось, никто не посылал. Расследование убийства так и не дало никаких результатов.

6 Газета «Московский листок», одна из немногих московских газет,

* Фраза вписана чернилами рукой Г. Рачинского.

которая не забывала освещать события церковной жизни того времени, но, к сожалению, в марте 1918 г. она была уже закрыта.

7 Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов по материалам Центрального архива ФСБ. М.: Памятники исторической мысли, 2000. Далее: Следственное дело...

8 Выдержки из данных документов упоминаются и частично цитируются во многих работах, посвященных Патриарху Тихону, но полностью еще не публиковались. См.: Вострышев М.И. Патриарх Тихон. М.: Молодая гвардия, 2004. С. 121-129.

9 См. Богословский сборник. Вып. 6. С. 160—161.

10 См. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917—1943 / Сост. М. Е. Губонин М., 1994. С. 82—85. Далее: Акты...

11 В «Известиях ВЦИК» от 4 сентября 1918 г. появилось аналогичное сообщение: «Патриарх Тихон чрезвычайно интересовался ходом заговора и, очевидно, не без волнения ждал его реализации)».

 

12 Сергий (Шеин Василий Павлович;1870—13.08.1922), священномуче-ник, архимандрит. Депутат IV Государственной думы, входил в Комиссию по церковным делам. Член Предсоборного Совета и Священного Собора Российской Православной Церкви 1917—1918 гг., секретарь Собора, член Соборного Совета. В 1920 г. принял монашеский постриг и хиротонисан во иеромонаха. С 1921 г. настоятель Патриаршего Троицкого подворья на Фонтанке в Петрограде. Товарищ Председателя Правления Общества православных приходов. В 1922 г. проходил по делу «об изъятии церковных ценностей» вместе со священномучеником Вениамином, митрополитом Петроградским. 5 июля 1922 приговорен Петроградским губернским ревтрибуналом к расстрелу. Расстрелян. В 1992 г. причислен к лику святых.

13 Нумеров Н.Д., делопроизводитель, секретарь канцелярии Патриарха Тихона.

14 К обращению прилагалось заявление Н.Д. Кузнецова: «По поручению Всероссийского Патриарха Тихона представляю Совету Народных Комиссаров отношение к Совету Патриарха по поводу ноты русского посла в Берлине г. Иоффе 23 сентября 1918 г. германскому статс-секретарю по иностранным делам. Москва. 5/18 октября 1918 г. Н. Кузнецов». ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 59.

15 Иоффе А. А. (1883—1927), советский дипломатический деятель. С конца 1890 г. в революционном движении. В октябрьские дни 1917 г. член Военно-революционного комитета Петрограда. Во время брестских переговоров был председателем, затем членом советской делегации. С 1918 г. полпред РСФСР в Германии. В 1925—1927 гг. примыкал к троцкистской оппозиции.

16 В статье говорилось, что «в различных городах нынешней Украины и других крупных центрах оккупации продолжается вербовка в члены, так называемой “южной армии”, что противоречило договору между

Германией и Советской Республикой». Целью «южной армии», как говорилось в ноте, является «борьба против большевиков, свержение Советской власти и восстановление монархии в России». В ноте говорилось, что имеется даже нарушение второй статьи Брестского договора, как издание «агитационных воззваний Украинского Правительства, обращенных ко “всему цивилизованному миру” и выпущенных против Рабоче-Крестьянского Правительства. Далее Иоффе требует расследования приведенных в ноте «недружелюбных в отношении России» данных в ноте фактов и, «в случае их подтверждения, принять все меры, чтобы подобные факты больше не повторялись».

17 Почти все упомянутые лица в данном письме канонизированы Русской Православной Церковью. Их биографии можно найти в базе но-вомучеников и исповедников Российских кафедры информатики ПСТГУ (http/www/pstbi.ccas.ru).

18 Лаврентий (Князев Евгений Иванович; 1877—06.11.1918), священ-номученик, епископ Балахнинский, викарий Нижегородской епархии. Хиротонисан во епископа 10 февраля 1917 года. Член Священного Собора 1917—1918 годов. Был расстрелян вместе с о. Алексеем Порфирьевым и Алексеем Борисовичем Нейдгардтом, после расстрела тела их были сброшены в Волгу. Причислены к лику святых в 2000 году.

19 Порфирьев Алексей Александрович (1856—06.11.1918), священно-мученик, протоиерей Нижегородского кафедрального собора. В 1912—1913 гг. член Государственного совета. Причислен к лику святых в 2000 году.

20 Подлинник обращения хранится в фонде СНК (ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 162. Л. 47-49).

21 Следственное дело... С. 69.

22 Кузнецов Николай Дмитриевич (1863-05.01.1930), профессор, магистр богословия. В 1906 г. член Предсоборного присутствия. Член Предсо-борного совета и Священного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 годов. В 1918-1919 гг. профессор церковного права в Православной Народной Академии, член Исполнительного бюро Совета объединенных приходов г. Москвы. На Соборе было поручено представлять интересы Русской Православной Церкви перед гражданским властями. В 1919 г. арестован по делу Совета объединенных приходов г. Москвы (Самарина-Кузнецова); одним из обвинений, предъявленных Н.Д. Кузнецову было, то что «он забросал своими жалобами СНК». В январе 1920 г. был приговорен к расстрелу, который был заменен лагерным заключением. 21 декабря 1921 г. освобожден по амнистии. В 1924 г. вновь арестован. 19 июня 1925 г. приговорен к трем годам ссылки. С 1926 г. находился в ссылке, где и скончался.

23 Ограбление Патриаршей ризницы в Кремле произошло 30 января 1918 года. Было похищено более трех пудов ювелирных ценностей, причем при этом был нанесен и непоправимый урон вещам, имеющим большую историческую и художественную ценность. Как и следовало ожидать, следствие не нашло похитителей и расследование дела о хищении

зашло в тупик, и до сих пор остается большой загадкой.

24 Об архимандрите Родионе см. статью в данном сборнике, посвященную Троицкому подворью.

25 Мелхиседек (Лихачев Дмитрий Алексеевич; 1867—1931), иеромонах Смоленской Зосимовой пустыни. Расстрелян в Москве.

26 Бонч-Бруевич Владимир Дмитриевич (1873—1955), советский партийный и государственный деятель. Участник подготовки и проведения в жизнь декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». В 1917—1920 гг. управляющий делами СНК. С 1946 г. директор Музея истории религии и атеизма.

27 Крыленко Николай Васильевич (2.05.1885—29.07.1938), советский партийный и государственный деятель. Член РСДРП с 1904 г., в 1917—1918 гг. нарком, член Комитета по военно-морским делам, верховный главнокомандующий Красной армии. С 1918 г. председатель Верховного революционного трибунала. С декабря 1922 г. заместитель наркома юстиции и старший помощник прокурора Республики. Должен был выступать в качестве государственного обвинителя на процессе по делу Патриарха Тихона. В 1927—1934 гг. член Центральной контрольной комиссии ВКП(б). С 1928 г. прокурор РСФСР. С 1931 г. нарком юстиции РСФСР. С 1936 г. нарком юстиции СССР. Репрессирован.

28 Рачинский Григорий Алексеевич — видный общественный и церковный деятель. В 1919 г. был арестован вместе с Н.Д. Кузнецовым и А.Д. Самариным, как участник Союза объединенных приходов и его организатор.

«Persecution of Patriarch Tikhon began from the first days

of his election»

This collection of publications contains documents dating back to 1918. They reflect St.Tikhon's relationships with the Soviet authorities. (Introductory article, publication and commentaries by N.A. Krivosheeva.)