Индуизм и современная Индия

Индуизм – общее духовное наследие народов и, ядром которого является санскритская культура, представляющая собой совокупность научных, философских, религиозно-мифологических, эстетических, социологических, правовых и этических знаний и норм. Индуизма придерживается большая часть населения Индии, признающая авторитет Вед, Шастр, Агам, Тантр, Итихас и Пуран и противопоставляемая, как, например, в Акте от 1955, кодифицировавшем индусское гражданское право, мусульманам, зороастрийцам, евреям, христианам, а иногда также буддистам, джайнам и сикхам. В Индии (где его испо­ит приблизительно 83% населения) и Непале Индуизм имеет статус национальной религии. Кроме того, Индуизм – из самых распространенных мировых религий наряду с буддизмом, христианством и исламом, имеющая многочисленных последователей в Шри-Ланке, Пакистане, Бангладеш, Индонезии (о-в Бали), Юго-Восточной Азии, на о-вах Фиджи, Маврикий, в Гайане, ЮАР и снискавшая в этом столетии некоторую популярность в Европе и Америке. О размахе индуистских исследований в мире может говорить готовящаяся к публикации иллюстрированная 18-томная «Энциклопедия Индуизма», которая охватит свыше 10 000 статей, принадлежащих 1250 ученым из разных стран. Сак и термин "Индия", слово "Индуизм" восходит к персидскому "хиду" (позднее "хинду", житель Синда, Индии – надписи в Накш-и-Рустам и Персеполе царей Дария, 522 – 486 до н.э., и Ксеркса, 486 – 465 до н. э.) носит географический характер (то же, что и «индианизм») и не встречается в индийских священных книгах. Как религиоведческий термин "Индуизм" был введен европейцами в 19 в. для обозначения верований, зародившихся в Индии, в силу этого он настолько же объемен, как и понятие "европейская культура", и отличается крайней аморфностью. Различия между исламом и христианством или между иудаизмом и зо­роастризмом менее выражены, чем между какими-либо крайними течениями Индуизма. Индуизм не сводим ни к поня­тию "религия", ни к понятию "философия", в нем не­возможно выделить ни общего кредо, ни набора догм. В нем нет универсально принятого канона, вероуче­ния, церкви или ритуала, ибо это – не одна, а группа родственных идеологических и религиозно-фило­софских систем, связанных до некоторой степени общностью территории, исторических судеб, литературного и культурного наследия.[1]

В 19 – первой половине 20 веков в индуизме произошел целый комплекс перестроечных явлений, получивших название реформации, ренессанса, обновления. Как и в другие переломные эпохи, индуизм, будучи необычайно гибким, «ответил на вызов новых изменений очередной трансформацией. Толчком послужило распространение культуры и религии британских завоевателей, начавшееся в стране под их влиянием быстрое развитие буржуазных отношений. В таких условиях и были предприняты первые попытки реформации индуизма. Предтечей реформации в Индии по праву считается выдающийся бенгальский мыслитель Рам Мохан Рой (1772-1833). Обладавший широким кругозором и эрудицией, изучивший ряд языков (в том числе английский, арабский, древнееврейский, латинский, санскрит), бенгальский аристократ Рам Мохан Рой стал основателем первых в Индии национальных газет и светских школ - колледжей, а также создал в 1828 г. религиозное общество "Брахмо самадж" - "Общество Брахмы", единого Бога, которому должны были поклоняться не только индусы, но и мусульмане и христиане. В деятельности общества, как и в воззрениях Роя, проявилась важная особенность всего процесса модернизации индуизма: в Индии зачастую трудно либо вовсе невозможно разделить религиозную реформацию и просветительство. И именно в работах Рам Мохан Роя наиболее отчетливо прослеживаются просветительские тенденции в критике религиозных традиций, представления о разуме, здравом смысле как важнейшем критерии подхода к обычаям и вероучительным положениям. Значительный след в реформации индуизма оставило созданное в 1875 г. Даянандой Сарасвати (1824-1883) религиозное общество "Арья самадж". Близкое к "Обществу Брахмы" по реформаторскому духу, по монотеистическому толкованию Вед и стремлению избавиться от идолопоклонства, кастовой системы, неравноправия женщин и других наиболее одиозных установлений традиционного индуизма, "Арья самадж", однако, отказалось от сближения с другими религиями, провозгласив лозунг "Назад, к Ведам!". Обращение к древней индийской традиции стало одним из важнейших слагаемых широкой популярности Общества (оно объединяло до 1,5 млн. индуистов, в то время как численность "Брахмо самадж" не превышала 10 тыс. человек). Важно отметить, что индийское реформаторское движение, в целом бывшее скорее брожением интеллигенции города, не привлекло крестьянских масс, как в Европе, и с течением времени движение реформации "навстречу массам" все более опиралось на индуистскую традицию, на постепенное восстановление наиболее важных черт индуизма. Возвращаются положения ортодоксального индуизма, такие, как политеизм, хотя и в переосмысленном виде. Приспосабливаясь к новым общественным требованиям, индуизм тем не менее по-прежнему существует в массовом религиозном сознании в устоявшихся, привычных формах.[2]

Наиболее успешную попытку примирения реформаторских и ортодоксальных взглядов предпринял жрец калькуттского храма Кали Рамакришна Парамахамса (1836 - 1886), учивший, что каждый определенный круг решения религиозных проблем и соответствующие формы культа составляют одну из стадий познания единого Бога. После смерти Рамакришны его последователями была создана всеиндийская неоиндуистская организация, получившая название "Миссия Рамакришны". Возглавивший миссию ближайший ученик Рамакришны Свами Вивекананда (1863 - 1902) сделал следующий шаг в создании учения, цель которого - охватить не только все религиозные и морально-этические учения, но и вообще все духовное начало в мире. Развивая мысль Рамакришны об истинности и непротиворечивости всех религий, Вивекананда приступил к реальному воплощению идеи духовного мессианства Индии. Утверждая, что все дороги ведут к истине через моральное очищение, Вивекананда в своих действиях в первую очередь руководствовался постулатом: "Европа должна узнать от Индии, как покорять природу внутреннюю. Мы преуспели в развитии одной фазы человечества, они - другой. Соединение обеих - вот что необходимо". Миссия Рамакришны, основанная им в 1897 г. как всемирная организация, распространяет сегодня идеи неоведантизма по всей Индии и в десятках стран мира.[3]

Итак, на первом этапе реформаторы, прежде всего деятели просветительских организаций «Брахмо самадж» и «Арья самадж», пересматривали содержание религии, обращаясь к ее богатому прошлому, пытались очистить древнее вероучение предков от многовековых наслоений и заново переосмыслить его, пересмотрев идею Бога, понятие религиозного авторитета и роль брахманов, сократить внешнюю обрядность и заменить ее методами внутреннего самосовершенствования, утвердить идею равенства людей перед Богом и т. д. В условиях колониаль­ной зависимости индуизм все больше утверждал­ся как национальная религия и незыблемая осно­ва национальной традиции. Рам Мохан Рой, Кешобчондро Сен, Даянанда Сарасвати, Рамакришна, Вивекананда, Ауробиндо Гхош и другие видные деятели-просветители не только старались пересмот­реть концептуальные основы индуизма, но и пыта­лись его модернизировать, связать с национальной идеей. Однако новые идеи, выдвигаемые реформатора­ми, постепенно все больше сближались с традици­онным индуизмом и опять (в который раз!) втяги­вались им. Их компромиссное примирение и объ­единение произошло в учении Рамакришны. Новое перестало противопоставляться старому, традици­онному индуизму и осмысливалось теперь как один из его естественных элементов.[4]

На следующем этапе индуизм все больше стано­вился средством решения общественных и полити­ческих проблем, а борьба за национальное освобож­дение стала принимать характер выполнения рели­гиозного долга и тем самым была как бы освящена индуизмом. На религию сознательно опирались некоторые политики, взывая к «индуистскому» мыш­лению народа. Одним из них был Мохандас Карамчанд Ганди (1869 – 1948), возглавивший борьбу индийского народа и сочетавший в себе качества традиционного индийского аскета и религиозного мыслителя с чертами современного политика. Реформаторы вынашивали и идею создания единой национальной религии, которая соединила бы в се­бе суть всех религий и смогла бы выполнить роль высшей формы познания. Тем временем традиционный индуистский ком­плекс верований, идей, культов, обычаев и обрядов, сохраняющийся среди многочисленного сельского на­селения, существовал по своим законам и в основе своей почти не менялся. К нему прибавлялось что-то новое, но оно вписывалось в уже существующий кон­текст и получало опору в старых, исконных установ­лениях. Таким образом, индуизм и на этот раз выпол­нил свою неизменную роль мощного культуротворящего источника общеиндийской традиции и идейной силы, которая оказалась способна наилучшим обра­зом противостоять всем чуждым влияниям.[5]

Активное включение индуизма в политическую жизнь страны началось в XIX века. Политическая жизнь современной Индии отражена в контексте борьбы индийского народа против колонизаторов и протекала параллельно с процессом трансформации этой религии, вызванным коренными структурными изменениями в жизни индийского общества, и прежде всего становлением и развитием капиталистических отношении. В политике Индии 80-х годов XX в. "индуистский фактор" преломляется прежде всего сквозь призму индуистского коммунализма, включающего обращение к традиции, использование идей, понятий и ценностей индуизма для достижения политических целей, отождествление религиозной и этнической общности ("индиец = индуист, индус"). Отчетливо обнаруживается историческое противостояние индуистской и мусульманской общин, охватывающих соответственно ок. 83 и 11% населения страны. Взаимоотношения индуистской общины с конфессиональными меньшинствами (сикхами, христианами и пр.) не носят столь напряженного характера, но внимание коммуналистов неизменно приковано к электоральному поведению представителей этих религий. Еще до независимости в Индии возникли две крупные коммуналистские организации - Хинду Махасабха (практически прекратившая свое существование после 1947 г.) и Раштрия Сваямсевак Сангх (РСС), объединяющая сегодня десятки тысяч индусов и выполняющая роль главного центра и поставщика кадров индуистских коммуналистов. Будучи запрещенной организацией, РСС теснейшим образом связана с рядом партий, открыто участвующих в политической борьбе. С начала 80-х годов выразителем политических устремлений РСС стала Бхаратия Джаната Парти, набравшая силу и популярность в течение десятилетия и добившаяся феноменального успеха на выборах в парламент страны 1991 г. Особенностью 80-х годов стала резкая конфессионализация общественно-политического сознания подавляющей части населения, о чем говорит в том числе и стремительный рост численности различного рода коммуналистских организаций и группировок. В стране насчитывается более 500 индуистских объединений, в деятельности которых принимает активное участие несколько миллионов человек.[6]

В настоящее время индуизм, оставаясь осно­вой мировоззрения для миллионов индийцев, со­храняет прочные позиции, несмотря на упрощение ритуала и культовой практики, на изменение роли и статуса жреческого сословия и разрушение неко­торых традиционных религиозных ценностей. Со­временные богоискатели пытаются создать новую универсальную религию, которая примирила бы все противоречия и отвечала требованиям нынеш­ней жизни. Появляются новые гуру, возводятся но­вые культовые сооружения, издаются новые книги по разным вопросам религии, высказываются мыс­ли о духовной общности всех религий и об инду­истском мессианстве. Заметным явлением стал и экспорт индуизма в страны Запада, где он иногда играет не последнюю роль в религиозной жизни больших городов. Индуизм за всю чрезвычайно длительную историю своего существования проде­монстрировал целый калейдоскоп своих уникаль­ных особенностей. Пожалуй, ни одна из известных религий, по словам А. Барта, «не явилась столь податливой, столь способной обле­каться в самые причудливые формы, столь находчи­вой в примирении всех крайностей; ни одна не обладала такой способностью постоянно порождать новые секты, даже великие религии и, таким образом, постоянно возрождаясь из самой себя, про­тивиться всем причинам разрушения».[7]


[1] «Эзотеризм». Энциклопедия. Издательство «Интерпрессервис», «книжный дом», Минск, 2002. Стр. 411.

[2] «Основы религиоведения. Учебник». Ю. Ф. Борунков, И. Н. Яблоков. Под ред. И. Н. Яблокова. Издательство «Высшая школа», М., 1994. Стр. 83 – 85; «Иллюстрированная история религий». Том 2-й. Издание второе. Спасо-Преображенский монастырь, М., 1993. Стр. 141 – 142.

[3] «Основы религиоведения. Учебник». Ю. Ф. Борунков, И. Н. Яблоков. Под ред. И. Н. Яблокова. Издательство «Высшая школа», М., 1994. Стр. 83 – 85.

[4] Альбедиль М. «Индуизм: творящие ритмы». Издательство «Азбука-классика», С.-П., 2004. Стр. 106.

[5] Альбедиль М. «Индуизм: творящие ритмы». Издательство «Азбука-классика», С.-П., 2004. Стр. 107.

[6] «Основы религиоведения. Учебник». Ю. Ф. Борунков, И. Н. Яблоков. Под ред. И. Н. Яблокова. Издательство «Высшая школа», М., 1994. Стр. 83 – 85.

[7] Альбедиль М. «Индуизм: творящие ритмы». Издательство «Азбука-классика», С.-П., 2004. Стр. 107 – 108.