за астрологией...

Лучшая критика любого ложного и влиятельного явления – это низведение его патетического нутра до простых, доходчивых объяснений. Здесь необходима требовательная суровая редукция, не предполагающая дальнейших жарких дискуссий. Когда обсуждаешь антинаучность столь популярной в информационный век астрологии (сайты и странички с гороскопами более востребованы своих «научных собратьев»), ставишь себя в заведомо проигрышное положение; сколь долго не отрицай присутствие вменяемых закономерностей в этой «традиционной дисциплине», в ответ застучит бойкий горох от невменяемых шарлатанов с их околонаучный лексикой и, что более грозно, массы хорально возопиют: «минуточку, подождите, но на прошлой недели прогноз сошелся, как с этим быть?». Поэтому большинство, собственно говоря, аморфная «научность» астрологии (ее полное несоответствие стандартам современного сциентизма) не смущает. Но отблеск решения существует; достаточно поверхностного ознакомления с научно-популярными работами по ассириологии, чтобы стряхнуть с себя прилипчивую медиа-пыль «гороскопий и зодиакальных опусов».

Для примера возьмем публикацию известного петербургского ассириолога В. Емельянова «Ниппурский календарь и ранняя история Зодиака» (С.-П.: Азбука-классика, Петербургское востоковедение, 1999). Исходя из этого (или подобных ему) издания, изначальная точка астрологии проясняется сквозь множества напластований и искажений. Истоки ее в культовом календаре сакральной столицы шумеров Ниппуре, где выявлялось соответствие между последованием помесячного ритуала и наименованием текущего созвездия, общественным событием и астрономическим феноменом. Это строго регламентированный годичный устав государственного культа, четко прописывающий, а не прогнозирующий, необходимые обрядовые действа. Это и стандартное аграрно-календарное восприятие действительности, указывающее конкретную схему сельскохозяйственных работ (рытье каналов – сев – жатва). Этой календарной системе порядка 5 тысячи лет, ведь первые свидетельства о нем явственны в самых ранних шумерских тестах, и вряд ли кто-нибудь мог предугадать, что осколки мертвой традиции, т. наз. «пустой мифологемы», станут предметом пристального внимания, откровенной коммерческой удачей.

Исторический фундамент астрологии – это примитивная сакрализация космических объектов как небесных стоянок (светоносных храмов) шумерского пантеона. «Небесными объектами командовали те же самые боги, которые жили в городских храмах». Довольно рано проявилось мнение о двухчастности мира, разбитого на верх и низ, где естественным порядком вещей первое руководит вторым. Лишь позднее у вавилонян и ассирийцев проявилось примитивная «платоническая» трактовка таких взаимоотношений, по которой земные объекты обладает своими небесными прообразами. И именно у них стал доминирующим момент прогноза событий в изначально нейтральной культовой календарной сетке. Поначалу наблюдали за всеми небесными явлениями, но далее сконцентрировались на движении Солнца и Луны; выяснилось, что в течение года они проходят 12 и 18 созвездий соответственно. Возобладал солнечный зодиак, позаимствовавший названия созвездий из помесячного свода богослужебных ритуалов шумеро-вавилонского календаря. Сначала почитались 12 созвездий, а потом и сами знаки, связанные с ними. И решающая особенность календарь был исключительно ориентирован на личность царя, олицетворяющего государство, на корпоративную личность народа, на страну, и ни в коем случае на отдельного обывателя, конкретного человека. Бытие страны (и ее первого представителя – царя) зависело от правильного следования ритуальным предписаниям (и соответственно от четкого соблюдения календарной основы), отражающим целостный порядок – земной и небесный. Первый индивидуальный гороскоп был составлен в V веке, уже при потере Вавилоном независимости. А уже античность, средневековье, ренессанс здорово поизмывались над этой мертвой религиозной традицией (возраст которой соразмерен самой письменной человеческой цивилизации), преобразовав ее до неузнаваемости, доведя ее до облика мистической идиосинкразии.

Трудно понять такой успех астрологии, так как отживших традиций много, но крупный выигрыш сорвала лишь наша подопечная. Вероятно, эта мертвая мифологема сыграла на нижайших инстинктах человечества: если существует стародавняя схема предсказания грядущего, то почему же от нее стоит отнекиваться. Здесь вскрылась классическое свойство любой из мифологем – их принципиальная неопровержимость, устоявшуюся в головах фантазию невозможно отвергнуть, именно по той причине, что ее реально не существует. Так как астрология постоянно культивируется, является чуть ли не устоявшейся лексемой любого обыденного разговора, ее фантасмагоричность скрадывается и она рассматривается как нечто действенное, действительное, жизненное. Откровенно жаль, что работы ассириологов, где и заключена истинная подноготная астрологии, являются объектом узкоспециализированных интересов любителей древности и профессионалов. Их тысячные тиражи, проповедующие научные честность, последовательность, трезвость мышления, бесследно растворяются в океане многомиллионных конформистских прогнозов, словоблудливых гороскопов, невменяемых надежд. Даже упование на изменения кажется глубоко наивным: суровая индустрия гороскопов, развлекающая и зарабатывающая, пренебрегающе смотрит на словесные игры компетентных историков.