Георгиевские ленточки и Последний Ветеран.

 

Георгиевские ленточки, если опираться на принципы интеллектуалистской стратегии Жана Бодрийяра, являются весьма парадоксальным символическим аксессуаром. Если взглянуть поверхностно, то они отвечают за благородную семиотическую функцию: ненавязчиво демонстрировать свое преклонение перед фронтовиками и быть благодарными за победу. Георгиевские ленточки как симптом вовлеченности современников в некую вахту памяти. Такой не трудоёмкий анамнез тех страшных годин. Вроде бы это и соответствует первоначальному замыслу тех волонтеров, которые были у зарождения этого символического акта (ношение георгиевской ленты).

Но что происходит со смысловым измерением этого действа, когда за дело берутся предельно индифферентные государственные структуры? Мы имеем дело с властью, нивелирующей эффект Идеологии, стирающей след действительной Истории. А на выходе мы видим, что современная «псевдоидеология» потребительства и политкорректности создает эффект Подмены.

Тела маргинализированных ветеранов скрываются под «толстенным» слоем медиа-эффектов, семиотического мусора, компонентов этого галлюциногенного Торжества. И здесь нет ничего необычного, ведь действия большинства постсовременных систем управления заключается именно в аморальной конвертации. Власть использует стратегию минимизации издержек посредством медийных технологий. Более того, происходит искривление исторического сознания; само трагичное событие Истории низводится до статуса джокера в любой семиотической игре (политическая дискуссия, социальный выбор, медиа-рейтинг).

Фронтовиков пока еще слишком много (около 75 тысяч), чтобы осуществлять какие-либо действенные социальные проекты. Пока власть способна организовывать одноразовый розыгрыш с полунищенскими выплатами и поздравительными открытками, откровенно маргинализируя Победителей. И по заветам Ги Дебора, мы созерцаем в очередной раз театральное представление: постсовременную пародию на античные сатурналии и медиевистские карнавалы. Рабы, или представители социальных низов, на короткое время освобождались от тягот классовой принадлежности, «имели право носить «pilleus» (символ освобождения), получали разрешение вкушать пищу за общим столом в одежде господ и даже принимали от них услуги». Стратегия «двойных стандартов» выливается в ежегодный коммуникативный эксцесс, медийный экстаз. В остальные дни наши Герои жестко расставлены по мрачным уголкам социальных подземелий. Они низведены до социального статуса постиндустриальных «париев», недееспособных маргиналов, лишь отягощающих бюджетную суму.

Надо понять, что это структурный акт, и он не зависит от чувств, эмоций, убежденности отдельных государственных мужей. Самый искренний гуманизм индивидуальности бесследно испаряется в необратимом и внеморальном процессе реструктурации событий Войны, Истории, Реальности, превращая последние в рентабельную и рейтинговую знаковую последовательность. Дело ни в лицемерии, жестокосердии, цинизме конкретных персон, а в онтологических качествах информационного века, в структурных признаках современной трансполитической системы, отвергнувшей идеологическое измерение. В такой ситуации любое действие ведет к конформистским итогам; уважение и память о ветеранах, это не просто забота о живых Телах, а отсылка к традиционности власти, социальному порядку, приверженности ценностям. Система, которая существует, чтобы существовать, а производит – чтобы производить. Система – использующая, потребляющая, управляющая, но не способная вылиться в простое Действо.

Поэтому георгиевские ленточки – всего лишь случайный элемент всеобщего трансполитического действа, в котором их символическая роль выливается в абсурдистские бессодержательные формы. Черно-желтые обрезки – окончательный вердикт той утраты историчности и событийный реальности WOW II, текущего обретения ее в исключительных границах схоластики учебных пособий и карнавала медийной черной дыры. От первичной Реальности, от изначального События остались пустые знаки и доживающие, но Живые, ветераны; исходя из современного положения вещей, Власти с первым возиться куда более рентабельнее и безопаснее.

Нас еще ожидает феноменальное представление, псевдохристианский эсхатологический перформанс, когда вощеный президент выставит на всеобщее обозрение последнего фронтовика. Единственный живущий Ветеран WOW II. Это медийное событие будет концептуальным фарсом, цифровой изнанкой богоборческих интенций Хрущева «показать по телевизору последнего попа». То будет славный Финал…

иерей Максим Мищенко