Дмитриевский А. А. Библиографическая заметка: Акты греческого нежинского братства, списанные и изданные профессором А. А. Федотовым-Чеховским.

В числе книг и брошюр, изданных в свет, по случаю юбилейного торжества Университета Св. Владимира, значится, по официальным данным, между прочим, и «Сборник патентов киевских митрополитов и малороссийских гетманов, относящихся к греческому нежинскому церковному братству и гражданскому обществу» (Журн. министер. народн. просв, ч. ССХХХV, стр. 30). Этот «Сборник» издателем его, бывшим профессором римских и гражданских законов, А А. Федотовым-Чеховским принесен в дар, как гласит известие министерского журнала, Университету св. Владимира. – Интерес к судьбе нежинских греков и ко всему, что касается их жизни и церковно-гражданского устройства, породил в нас желание познакомиться с этим сборником, а счастливый случай дал возможность удовлетворить этому желанию через внимательное прочтение Сборника, который в печати получил хотя и громкое, но далеко неточное название: «Акты греческого нежинского братства, списанные и изданные профессором А. А. Федотовым-Чеховским». В настоящей библиографической заметке мы и намерены поделиться с читателями своими впечатлениями, вынесенными из чтения этих «Актов» или «Сборника».

Настоящее издание «Актов», копируя по внешности, т. е. по формату бумаги, по разграфке каждой страницы на два столбца и т. п. издания исторических и археологических комиссий, существенно отличается от последних отсутствием, так называемого, введения или предисловия, в котором, хотя и не обширно, но обстоятельно объясняется важность и историческое значение издаваемых документов, а также и то, откуда почерпнуты те или другие акты издателями. Предисловия кроме того объединяют весьма нередко разделенные значительными промежутками документы, дают им полноту и ясность; одним словом, в них наперед, раньше чтения самих документов, читатели знакомятся с внутренней и внешней сторонами того или иного учреждения или того или иного лица.

Нежинские греки, получившие гражданскую самостоятельность и известное церковно-административное устройство, со времени издания универсала 1657 года 2 мая малороссийским гетманом Богданом Хмельницким, в течение двух с половиной столетий жили в пределах русского государства на особом положении, пользовались особенным покровительством русских государей и малороссийских гетманов наделивших их разного рода правами и привилегиями. Сгруппировавшись сначала около македонского выходца священника Христодула, человека в высшей степени решительного и предприимчивого, они образовали при церквах, построенных этим Христодулом, братство в честь святых чиноначальников Архистратига Михаила и Гавриила и всех святых. Братство это, основанное в 1696 году, получило прочную организацию и было наделено «уставом» весьма точно регламентировавшим все отношения братчиков между собою, к священникам, к храмам, основанным при их содействии и т. д. Впоследствии времени братчики добились самосуда, «опричь криминальных дел», который ими был так прочно организован и поставлен в такое положение, благодаря незнанию греческих законов, которыми судились нежинские греки, и греческого языка русскими государственными функциями, что решение «суда греческого нежинского братства» было по большей части безапелляционным или же вело к многолетней «волоките» для тяжущихся сторон, и в конце концов, разорив обоих, т. е. виновника и обвинителей, кончалось ничем или начиналось снова. В 1785 году, со времени издания императрицею Екатериною II, так называемого, «городового положения», нежинское греческое братство покончило свое существование и вместо него был учрежден «греческий нежинский магистрат». Но уничтожилось лишь только название, замененное новым словом, в существе же дела «греческий нежинский магистрат» был тем же братством. Названия: протефор, кивернитис, идромелион, и т. п. были заменены бурмистрами, ратманами и т. д., но значение их, влияние на дела, отправление ими своих обязанностей, вообще суть дела осталась без всякого изменения до семидесятых годов настоящего столетия, когда «греческий нежинский магистрат» был закрыт, а греческое нежинское общество было слито с нежинским обществом российских граждан под управлением местной городской думы.

Такое или приблизительно в этом роде необходимо было предисловие в «актах» г. Федотова-Чеховского, чтобы возбудить интерес в читателях к исчезнувшему нежинскому греческому братству, о котором в печати не существовало до последнего времени никаких решительно сведений. Без этого предисловия целый рой вопросов теснится в голове читателя, даже при беглом просмотре напечатанных актов. Так напр., под именем «актов греческого нежинского братства» издаются в настоящей брошюре акты, не имеющие никакого отношения к братству и появившиеся на свет Божий гораздо раньше самого учреждения братства, которое фактически признано существующим лишь с 1696 года. Так напр., в брошюре изданы акты 1657, 1658, 1659, 1660, 1665, 1666, 1672, 1675 и др., годов, в которых о братстве не упоминается ни единым словом. Есть далее между актами и такие, которые хотя писаны после 1696 года, т. е. после учреждения братства, но об этом последнем в них ничего не говорится, а речь идет об устройстве греческого нежинского общества, о правах и привилегиях его (напр. грамота № 10, 1699 года, указ 1735 года и др.). Все это ясно говорят нам за то, что название настоящей брошюре дано издателем весьма неточное и министерский журнал понял значение ее более правильно, охарактеризовав так: «сборник патентов киевских митрополитов и малороссийских гетманов, относящихся к греческому нежинскому церковному братству и гражданскому обществу».

Отсутствием того же предисловия вызываются и другие вопросы при чтении актов г. Федотова-Чеховского, т. е. вопрос о месте, где списаны эти акты и об оригинале, с которого они списаны. Ответы на эти вопросы составляет издательскую тайну, но открыть ее весьма нетрудно.

С первого взгляда, судя по заглавию брошюры, можно подумать, что местом хранения этих актов служит или само «греческое нежинское братство», замененное в 1785 году «греческим нежинским магистратом», или сей последний или, наконец, нежинская городская дума, принявшая в 1873 году к себе на хранение документы греческого нежинского магистрата. Но, по справкам, оказывается, что ни в том, ни в другом, ни даже в третьем месте подобных актов не существует и, следовательно, не отсюда заимствовал их г. Федотов-Чеховский.

Предположение о греческом магистрате, как месте, где списал свои акты г. Федотов-Чеховский уничтожается несомненными данными, которые имеются у нас, благодаря любезности недавно скончавшегося директора греческого нежинского Александровского училища Н. Г. Манцева. Последний дал нам два «регистра» 1798 г. документов, относящихся к истории греческого нежинского общества и хранившихся в греческом нежинском магистрате. Полное заглавие их такое: а) «Регистр грамотам разных преосвященных архиереев греческому нежинскому обществу данным о принадлежности греческой церкви и пресвитерам оной единственно ведомству епархиальных преосвященных архиереев, учинен 1798 года октября 10 дня» и, «Регистр гетманским универсалам, высочайшим грамотам на права и вольности греческому нежинскому обществу жалованным и последовавшим во утверждение оных именным высочайшим указом, учинен 1798 года декабря 10 дня». Сличая оба эти «регистра» с оглавлением «грамот греческих иерархов и киевских митрополитов» и «универсалов гетманов», напечатанном при «Актах нежинского греческого братства» А. А. Федотовым-Чеховским, мы видим, что количество «грамот» и «универсалов» в том и другом случае неодинаково. В издании г. Федотова-Чеховского мы не видим универсала гетмана Ивана Брюховецкого 1665 года марта 16 числа, который, по нашему «регистру» (№ 11), должен быть, по счету третьим1, универсала гетмана Даниила Апостола от 1729 года декабря 23 числа, указа малороссийской коллегии, в греческом нежинском братстве 1775 г. мая 16 под 3274 полученного, с присылкою копии Правительствующего Сената указа с прописанием в оном именного высочайшего указа 1775 Февраля в 10 день состоявшегося и «указа черниговского наместнического правления, в суде греческого нежинского братства 1785 г. сентября 24 под №25800 полученного с присылкою копии Правительствующего Сената указа, а в оном с прописанием именного высочайшего указа 1785 г. сентября в 1 день, во утверждение вышеписанных универсалов и грамот и о бытии вместо суда греческого, греческому магистрату состоявшегося. В «регистре» архиерейских грамот против печатного издания этих последних имеются еще две грамоты лишние: а) «Греческое письмо, подписанное по-гречески многими особами, 1689 июня 25 учиненное» и б) «указ епископа черниговского Феофила 1786 апреля 2 под № 538, греческому нежинскому магистрату данный со утверждением на оном Иерофея, епископа, и Виктора, архиепископа. Таким образом на основании этих данных можно заключать, что г. Федотов-Чеховский брал «оригиналы» для своего издания не в архиве греческого нежинского магистрата.

Нельзя думать, что эти «оригиналы» извлечены из того изящного или, как выражается г. Сторожевский, «приличного ящика», который в настоящее время хранится в местной греческой Михаило-архангельской церкви, потому что, при нашем личном обозрении содержимого в этом ящике, мы не нашли в нем актов, изданных г. Федотовым-Чеховским под № 10, 17, 33, но зато нашли такие акты, которых не видел или намеренно обошел издатель, напр. упомянутый уже нами указ Феофила, епископа черниговского, 1686 года с подписями на нем владык черниговских Иерофея и Виктора.

Следовательно ни одно из упомянутых мест не могло быть местом хранения тех «оригиналов», с которых списывал изданные акты г. Федотов-Чеховский. В наших руках имеются некоторые данные, по которым можно умозаключать, и умозаключение едва ли будет ошибочное, что ни в одном из упомянутых мест и не был издатель настоящих актов. Описал же он их, в буквальном смысле этого слова, и не сам лично, а чрез малограмотного писца, с готового сборника этих документов, которые весьма нередко списывались «нежинскими греками», жившими по торговым делам в разных концах российской империи, для своих надобностей. Подобного рода «сборники» были даже в Сибири, как напр. сборник, хранящийся ныне в нашем Церковно-археологическом Музее и присланный из Сибири. Ходили сборники этих актов и по рукам нежинских обывателей. Так, напр., между бумагами, оставшимися после смерти покойного иеромонаха греческой нежинской церкви о. Илиодора, мы встретили, между прочим, переплетенную в бумажную обертку тетрадь с надписью: «Акты, относящиеся до нежинских греческих церквей» (все хранятся подлинниками в греческом нежинском магистрате).

Просматривая этот последний сборник актов, мы поражены были замечательным совпадением, сходством с сборником актов, изданных г. Федотовым-Чеховским. То же количество актов, одинаковый распорядок их, буквально-сходное описание епископских и гетманских печатей, одни и те же примечания к актам – все это навело нас на мысль, что с этого именно сборника, или, с подобного этому списал свои акты г. Федотов-Чеховский. В упомянутом нами сборнике о. Илиодора имеется даже и напечатанная г. Федотовым-Чеховским курсивная подпись под переводом грамоты константинопольского патриарха Иакова 1680 года, указывающая как бы на время «списания» настоящих актов: «Списано с подлинника 17 июля 1856 года» (стр. 4). Правда, есть небольшие и разности в печатном издании актов, но эти разности или такого рода, что они еще более утверждают нашу мысль, что издатель актов настоящих подлинников нежинских греческих актов и не видел в глаза. Так напр., в печатном издании перевод грамоты патриарха Иакова несколько изменен против настоящего рукописного сборника и присоединен греческий текст, списанный тоже с плохих копий, для грамот под № 1 и 10, по изданию г. Федотова-Чеховского. Мы уверены, что если бы издатель актов видел настоящий подлинник грамоты патриарха Иакова, писанный на великолепном пергамене и скрепленный тяжелою свинцовою патриаршею печатью с изображением Божией Матери на одной стороне и подписью «'Iάχωβος, έλέψ Θεοϋ άρχιεπος Κωνστανουπόλεως νέας 'Ρώμης, χαί οίχουιχός πατριάρχης 1679», на другой, которая прикреплена к пергамену посредством довольно толстого синего шнура, то он не преминул бы упомянуть и описать настоящую печать. Подобное умолчание, в виду подробного описания печатей, весьма часто похожих одна на другую, киевских митрополитов и малороссийских гетманов, тем более было бы странным, что настоящая печать имеет на себе дату отличную от даты грамоты. Отметить это последнее обстоятельство, нам кажется, было бы нелишне.

Указывая на сборник актов о. Илиодора, как на тот «оригинал», с которого списал свои акты г. Федотов-Чеховский, мы должны заметить в данном случае, что настоящий сборник, как показывает и вышеприведенное заглавие, содержит в себе акты особ духовных т. е. константинопольского патриарха Иакова, архиепископа Малахии и киевских митрополитов, но не имеется в нем гетманских универсалов. Это последнее явление нужно объяснять, по нашему мнению, тем простым обстоятельством, что для этих светских документов имелся особый самостоятельный подобный сборник, которого не видели мы, но который, без всякого сомнения, был под руками профессора Федотова-Чеховского. Во всяком случае, не подлежит никакому сомнению, что и эти документы списаны издателем не с подлинников, хранящихся ныне в греческой нежинской Михаило-Архангельской церкви. Все вышесказанное нами в этом отношении может убедительным образом доказывать нам это.

Между грамотами, изданными г. Федотовым-Чеховским, имеются, между прочим, две грамоты, в греческом подлиннике и в переводе издателя на русский языке (стр. 1 и III). Но это заявление издателя действительными Фактами не оправдывается. Присоединенный к греческим текстам русский перевод оказывается не собственностью издателя, а лишь его перепискою уже готового перевода, в чем сознается и сам г. Федотов-Чеховский. Под русским переводом грамоты патриарха Иакова, очевидно, по оплошности издателя, курсивно и довольно четкими буквами, как бы для большей убедительности читателей, напечатана характерная заметка: «Списано с подлинника 17 июля 1856 года» (стр. 4). Если же теперь этот перевод списан с подлинника, который существовал еще раньше 17 июля 1856 года, то для издателя в действительности и не было никакой надобности делать нового, своего издательского перевода с языка, который, как увидим ниже, почтенный профессор-ветеран в достаточной мере успел позабыть. Наконец, достаточно и самого беглого прочтения переводов в издании г. Федотова-Чеховского, чтобы убедиться, что язык их не современный «русский» и время происхождения этих переводов нужно отнести едва ли не к прошлому столетию. В интересах же науки было бы весьма полезным, если бы издатель поместил в своих «актах» древнейший перевод грамоты напр. патриарха Иакова, сделанный в XVII столетии и хранящийся между документами в греческой нежинской церкви, который в научном отношении весьма ценен и нередко может заменять и заменяет самый подлинник. Старый перевод грамоты кроме того имелся и в сборнике актов покойного о. Илиодора. Что же касается грамоты № 10, то древнейшего перевода и даже самого подлинника на греческом языке мы не встречали доселе нигде и не знаем, откуда взял этот подлинник г. Федотов -Чеховский. Очевидно, подлинник этот в настоящее время утерялся, но раньше он с переводом хранился в магистрате вместе с прочими бумагами, как это можно видеть из упомянутого нами уже «регистра» грамот, составленного в 1798 году, в котором подлинник и перевод значатся под № 9 и 12.

Отступив от общепринятых правил, при издании всякого рода актов, опущением предисловия, г. Федотов-Чеховский продолжает свои отступления и дальше. Так в настоящее время, при повторительном издании актов новые издатели обыкновенно отмечают, где были напечатаны раньше эти акты, при чем иногда указывают и особенности в своем издании. Г. Федотов-Чеховский издает все акты в качестве новинки, не смотря на то, что грамоты архиепископа черниговского, бывшего фундатором престола митрополитанского, Лазаря Барановича уже обнародованы еще в 1865 году преосвященным Филаретом в книге под заглавием: «Письма Преосвященного Лазаря Барановича с примечаниями», изд. 2. Чернигов. 1865 г. стр. 219–124. Указать на это издание тем более необходимо, что преосвященный Филарет обозначает в своей книге иную дату для грамоты этого архиепископа, напечатанной у г. Федотова-еховского под № 8, а именно 1682 год 27 ноября, вместо 1689 года 27 ноября (см. Филарета, стр. 222 и Чехов, стр. 11).

Но со всеми вышеуказанными нами отступлениями еще можно мириться и извинять их разного рода предположениями. Можно, напр., не знать прежнего издания тех иди других грамот или универсалов, можно считать для себя необязательным писать особое предисловие к издаваемым актам, но ни коим образом нельзя мириться с небрежным изданием этих последних. Документы древнейшего времени принято издавать ныне или с дипломатическою точностью, т. е. с соблюдением особенностей языка и правописания, или же применяясь к современной орфографии, к современным оборотам живой речи. Г. Федотов-Чеховский по-видимому желал держаться первого способа, но в его актах мы встречаем массу отступлений, т. е. обороты старого языка заменяются новыми, в правописании и расстановке знаков делаются постоянно ошибки и отступления от самых подлинников, вместо которых под руками издателя были плохие оригиналы. Таких ошибок и неправильностей мы насчитали в настоящем издании г. Федотова-Чеховского более полулиста мелкого скорописного письма.

А. Дмитриевский,

* * *

1

Г. Сторожевский упоминает о трех только универсалах этого гетмана (стр. 4 прим.), а в нашем регистре от гетмана Брюховецкого считается четыре универсала. Очевидно, небрежность и беспорядок сделали свое дело и один универсал теперь исчез бесследно (Сторож. Неж. грек. стр. 1).

 

Источник: Дмитриевский А.А. Библиографическая заметка: Акты греческого нежинского братства, списанные и изданные профессором А.А. Федотовым-Чеховским // ТКДА. 1886. Т. 10. – С. 284–293.