Г.С. Гадалова. Великая княгиня Ксения Тверская. Великий князь Ярослав Ярославич Тверской и Владимирский.

Противостояние Москвы и Твери привело к тому, что за фигурой князя Александра Невского не видно деяний его младшего брата – князя Ярослава Ярославича.  
 

А между тем, мир после победы в 1268 г. при Раковоре и в результате договора с Ливонским Орденом зимой 1269/1270 г. при поддержке Ярослава, по словам немецкого историка Э. Клюга, «существеннее побед Александра, если рассматривать их в ретроспективном значении»[1].

Однако уже в Степенной книге царского родословия, составленной в середине XVI в. для восхваления московских государей и их предков, в характеристике сыновей великого князя Ярослава Всеволодовича только у Ярослава отсутствуют похвальные эпитеты: «О, возлюбленнии мои сынове! плодъ чрева моего, храбрый мудрый Александре, и поспhшный Андрей, и Констянтине удалый, и Ярославе, и милый Даниле, и добротный Михаиле!»[2].   

Вместе с тем, волевой, решительный и свободолюбивый князь Ярослав Тверской один из последних отправился в Орду за ярлыком на княжение, не побоявшись выступить в 1252 г. на стороне брата Андрея, великого князя Владимирского, против другого брата – князя Александра Невского, получившего от монголов после смерти отца «Кыевъ и всю Русьскую землю»[3].

В союзе с братьями, Андреем и Ярославом, был самый влиятельный князь Юго-Западной Руси Даниил Галицкий (1201–1264 гг.). Свободолюбивый галицкий князь не только призывал к созданию союза христианских государств в борьбе с завоевателями, но и отражал татаро-монгольские набеги[4].

По мнению исследователей, князь Андрей Ярославич, желая найти у галицкого князя поддержки в своей борьбе с поработителями Отечества, в 1250 г. женился на его дочери. Венчал молодых во Владимире прибывший из Киева сам митрополит Кирилл (1245–1281 гг.)[5].

Вместе с тем, союз великого князя Владимирского с галицким князем стал поводом для нашествия на Северо-Восточную Русь в 1252 г. Неврюевой рати[6], а на Южную Русь – отряда Куремсы (Куремши)[7].

В борьбе против Неврюя великого князя Андрея поддержал только тверской князь Ярослав с малой дружиной. Душа христианина не могла мириться с наступлением «поганых», но силы были неравными. Как отмечает Н.Ф. Котляр, «нападение монголов было столь неожиданным для Андрея, что он не успел сообщить об этом Даниилу Романовичу, из-за чего помощь от того опоздала»[8]. В результате этого битва под Переяславлем 24 июля 1252 г. была проиграна. По мнению Дж. Феннела, после битвы под Переяславлем «организованному сопротивлению татарам со стороны русских князей на долгое время пришел конец»[9].

Князь Александр Невский не поддерживал братьев в их антимонгольском настроении. В 1252 г. он направился в Орду, чтобы восстановить справедливость и получить, как старшему в роду русских князей, престижный Владимирский стол[10]. По мнению составителей Никоновской летописи[11], историков XVIII–XIX вв. и зарубежных исследователей, князь Александр направился в Орду с жалобой на братьев. Однако, с точки зрения отечественных ученых XX–XXI вв., поездка князя Александра расценивается, скорее, как стремление отвести «большую беду для Руси»[12], в то время как походы монголов на Русь в 1252 г. были связаны с нежеланием князей Андрея и Даниила служить Орде[13].

Потерпев поражение, великий князь Андрей Ярославич бежал в Новгород, затем в Пскове дождался своей княгини и с ней прибыл в Колывань (Ревель), оттуда один ушел в «свейскую землю», но вскоре из Швеции послал за княгиней бояр[14].

Князь Ярослав Ярославич Тверской под Переяславлем потерял свою жену, имя которой осталось неизвестно. Двоих его сыновей, Святослава и Михаила, забрали «в полон» завоеватели. Вот как об этом сообщает летописец: «Татарове же россунушася по земли, и княгыню Ярославлю яша и дhти изъимаша, и воеводу Жидослава ту оубиша, и княгыню оубиша, и дhти Ярославли в полонъ послаша; и людеи бе-щисла поведоша, до конь и скота, и много зла створше отъидоша»[15].

После событий 1252 г. князь Ярослав, как и Андрей, был вынужден уйти из Низовской, т.е. Суздальской, земли. По версии одних летописцев, он ушел сначала в Ладогу[16], по версии других – в Псков, где князя приняли радушно «и посадиша его на столh»[17]. Княжение в Пскове давало Ярославу Ярославичу возможность заработать средства для выкупа сыновей из плена[18].

В 1255 г. новгородцы выгнали князя Василия, сына Александра Невского, и пригласили к себе на княжение князя Ярослава, который из Пскова прибыл в Новгород. Однако под натиском великого князя Владимирского Ярослав снова вынужден был бежать[19]. В летописях нет известий, куда он ушел. По мнению П.Д. Малыгина, князя Ярослава вновь могли приютить в Пскове[20].

События в Новгороде, видимо, повлияли на решение великого князя Александра примириться с братьями. В том же году он пригласил брата Андрея на княжение в Суздаль. По мнению Дж. Феннела, «Андрей и Ярослав явно пользовались существенной поддержкой среди населения княжеств Суздальской земли, а также городов Новгорода и Пскова… Более того, шведское вторжение или, что еще хуже, совместное немецко-шведское вторжение с участием Андрея при поддержке со стороны Ярослава внутри страны – вот уж с чем Александру совсем не хотелось бы столкнуться в начале своего трудного, неустойчивого правления»[21].

В 1256 г. князь Андрей официально сел на Суздальское княжение[22]. О Ярославе в летописях нет известий в течение трех лет. Только под 6766 (1258) г. летописцы сообщают, что Ярослав Ярославич вместе с братьями и другими князьями, уже не раз бывавшими в Орде, впервые ходил «в татары»[23], где получил ярлык на Тверское княжение. В это время тверской князь, вероятно, выкупил и своих сыновей[24].

Согласно летописным данным, князь Ярослав Ярославич участвовал в 1262 г. в военном походе на Юрьев вместе с тверичами, новгородцами и князем Дмитрием Александровичем[25]. По свидетельству Жития Александра Невского[26], по распоряжению великого князя Александра князь Ярослав сам «предводительствовал успешным военным походом против Дерпта (Юрьев Немецкий)»[27].

14 ноября 1263 г. на обратном пути домой из Орды умер великий князь Александр Невский, который, по словам летописца, «много мужьство показавъ на ратехъ и за христианы съ погаными татары перемогаяся»[28]. Победы князя Александра над шведами на Неве в 1240 г. и немецкими рыцарями Ливонского Ордена на Чудском озере в 1242 г. создали ему славу выдающегося полководца. Как писал автор Жития, «князь Олександръ бh побhжая, а не побhдимъ»[29]. По образному выражению митрополита Кирилла, откликнувшегося на смерть великого князя Владимирского: «заиде солнце земли Русьской!»[30].

Князь Андрей Суздальский, споривший с Александром о престолонаследии, не успел взойти на великокняжеский стол, он умер вслед за братом в 1264 г.[31]

После смерти братьев князь Ярослав Ярославич Тверской по праву родового старшинства в 1264 г. становится Владимирским князем.

В это же время он вновь получает приглашение княжить в Великом Новгороде и 27 января 1265 г. садится на новгородский стол[32]. В том же году в Новгороде состоялась его свадьба с Ксенией.

 


[1] Клюг Э. Княжество Тверское ... . С. 65.
[2] Книга степенная царского родословия, содержащая историю российскую с начала оныя до времен государя царя и великого князя Иоанна Васильевича/ Соч. митр. Киприана и Макария: В 2 ч. М., 1775. Ч. 1. С. 323; Тоже // ПСРЛ. Т. 21, ч. 1. СПб., 1908. С. 255.
[3] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 472 (6757 г.)
[4] Устинов В.Г. Даниил Романович // Отечественная история. 1994. Т. 1. С. 670.
[5]ПСРЛ. Т. 1. Стб. 472 (6758 г.).
[6] Там же. Стб. 524 (6760 г.).
[7] См.: ПСРЛ. Т. 2. С. 191–192 (6763); Пашуто Т.В. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М.; Л., 1950. С. 227, 272, 282. Котляр Н.Ф. Даниил, князь Галицкий: Документальное повествование. СПб., 2008. С. 302–305.
[8] Там же. С. 299.
[9] Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. 1200–1304 /Пер. с англ. М., 1989. С. 149.
[10] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 473; ПСРЛ. Т. 25. М.; Л., 1949 (репринт: М., 2004).  С. 142 (6760 г.).
[11] См.: ПСРЛ. Т. 10. СПб., 1885. С. 138–139; Татищев В.Н. История Российская. Т. 4.  СПб., 1784. С. 24 (6760 г.); Соловьев С.М. История России с древнейших времен. 4-е изд. М., 1870. Т. 3. С. 187; Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. 1200–1304. С. 147–149.
[12] Пресняков М.Д. Образование великорусского государства. Пг., 1918. С. 56.
[13] См.: Кучкин В.А. Александр Невский – правитель и полководец. С.?; Горский А.А. Александр Невский и монголы // Александр Невский: Государь, дипломат, воин. М., 2010. С?
[14] ПСРЛ. Т. 15. Стб. 396–397 (6760 г.). Сведения о смерти в Швеции князя Андрея ошибочны. Он вернулся в Северо-Восточную Русь в 1255 г., см. Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. С. 153.
[15] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 473 (6760 г.).
[16] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 473–474; ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Пг., 1922 (репринт: М., 2000). Стб. 32; ПСРЛ. СПб., 1913. Т. 18 (репринт: М., 2007). С. 70 (6762 г.).
[17] ПСРЛ. Т. 15. Стб. 398; НПЛ. С. 275 (6761 г.).
[18] Так, например, в 1371 г. князь Дмитрий Донской в Орде выкупил князя Ивана Михайловича Тверского за 10000 серебра, после чего привез тверского князя в Москву и ждал выкупа из Твери, см.: ПСРЛ. Т. 18. С. 111 (6879 г.).
[19] ПСРЛ. Т. 15. Стб. 398; НПЛ. С. 275 (6763 г.).
[20] Малыгин П.Д. Ярослав Ярославич и Тверь в летописных известиях. С. 41.
[21] Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. С. 152.
[22] ПСРЛ. Т. 18. С. 71 (6765 г.).
[23] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 475 (6766 г.).
[24] Борзаковский В. С. История Тверского княжества. С. 73 (То же. С. 78).
[25] НПЛ. С. 281–282 (6770 г.).
[26]По мнению В.А. Кучкина, второй вид Первоначальной редакции Жития был создан в период правления князя Ярослава на великокняжеском столе в 1265–1271 гг. См.: Кучкин В.А. Монголо-татарское иго в освящении древнерусских книжников (XIII–первая четверть XIV в.) // Русская культура в условиях иноземных нашествий и войн. Х–начало ХХ вв.: Сб. науч. тр. М., 1990. Вып. 1. С. 36–39.
[27] Клюг Э. Княжество Тверское ... . С. 61.
[28] ПСРЛ. Т. 18. С. 72 (6771 г.).
[29] ПСРЛ. Т. 1. Стб. 477 (6771 г.).
[30] ПСРЛ. Т. 5. СПб., 1851. С. 191 (6770 г. ); ПСРЛ. Т. 21, ч. 1. С. 293.
[31] ПСРЛ. Т. 18. С. 72 (6772 г.).
[32] Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 272; Клюг Э. Княжество Тверское... . С. 63.