Г.С. Гадалова. Великая княгиня Ксения Тверская. Глава 4.

Почитание великой княгини Ксении Тверской 

Почитание великой княгини Ксении, как местночтимой тверской подвижницы, началось, вероятно, сразу после ее смерти в 1312 г. в Тверском княжеском доме и распространилось после гибели в 1318 г. сына, князя Михаила Ярославича.

Княгиня Ксения прославлена в Житии св. благоверного князя Михаила Тверского, написанном непосредственно после его кончины. В памятнике в словах митрополита Максима, ссылавшегося на мнение тверской княгини зафиксировано свидетельство высокого авторитета Ксении[1].

 Имя княгини Ксении встречается и в Службе св. Михаилу, созданной в период тверской независимости[2].

Свидетельством авторитета княгини Ксении после ее смерти являются и слова митрополита Петра (1309–1326 гг.), высказанные им  в Поучении «кьнязю Дмитрею, и к матери его, и братьи его, и къ епископу, и к бояромъ, к старымъ и к молодымъ». По мнению Е.Л. Конявской[3], Поучение написано в ближайшее время после гибели князя Михаила Ярославича. Митрополит Петр, призывая к страху Божьему молодых тверских князей, подчеркивает, что «старhи добрh помьнять, како было пьри великомъ князи и при матери его»[4].

Спустя почти 40 лет после кончины Ксении летописцы вновь зафиксировали уважение к ее деятельности. Так, в Рогожском летописце под 6869 (1351) г., как впервые указала Е.Л. Конявская[5], помощь княгини Анны Дмитриевны, жены князя Михаила Ярославича, тверскому владыке Феодору сравнивается с деятельностью великой княгини Ксении: «въсприимъ благыи нравъ свекрове своея виликои княгини Оксинии и добродhтель, юже имhла ко владыцh къ Андрею, такою же любовию и печалованиемъ бышеть къ владыцh Феодору и села ему подавала въ монастырь»[6].

В заволжской части Твери, по всей вероятности, был храм, посвященный святой благоверной княгине Ксении, о чем свидетельствует запись в Писцовой книге 1626 г. письма Потапа Нарбекова и подъячего Богдана Фадеева[7]

Образ княгини Ксении писали иконописцы на иконах и фресках не только в тверских соборах, но и, например, в Храме Христа Спасителя в Москве.

На тверской земле в дореволюционной России матери нарекали своих дочерей в честь преподобной княгини Ксении. В советское время, как мне сообщила после лекции «Женщины Тверского княжеского дома» одна из молодых женщин в середине 90-х гг. прошлого века, девочек нарекали в честь бабушек, покровителями которых была святая благоверная княгиня Ксения Тверская.

Тверичи с давних пор почитали княгиню Ксению как молитвенницу за Родину[8], россияне с XIX столетия – как великую княгиню Тверскую. Имя благоверной княгини Ксении вошло в справочник архимандрита Леонида по русской агиографии[9]. Однако, следует отметить, что восстановление празднования памяти княгини Ксении, других подвижников и святых Тверской земли началось во многом благодаря деятельности тверского владыки Димитрия Самбикина (1896–1905 гг.). Так, 24 января 1897 г. в Тверском кафедральном соборе епископ Димитрий провел заупокойную литургию, а затем панихиду по матери св. благоверного князя Михаила – княгине Ксении. Кроме того, как сообщается в «Епархиальной хронике», «во время причастна было произнесено свящ. Мих. Успенским «Сказание о благ. княгине Ксении»[10].

С тех пор в кафедральном соборе 24 января панихиду справляли по княгине Ксении и другим княгиням Тверского княжества, список которых был опубликован в Тверских епархиальных ведомостях по древнему синодику Спасо-Преображенского собора[11].

Главное же, что сделал для Тверской епархии ее владыка, это то, что он внес имя княгини Ксении наряду с другими тверскими подвижниками в Месяцеслов святых и составил Тверской патерик, который успел издать в 1907 г. в Казани. В Месяцеслове[12] и Патерике[13] епископ Димитрий посвятил княгине Ксении отдельные статьи, где привел ее биографические данные и конкретные сведения о ее почитании в Твери.

Несмотря на отдельные погрешности или ошибки, труды тверского владыки Димитрия Самбикина можно назвать «охранной грамотой» тверских святых, поскольку сведений о канонизации большинства из них нет.

Дата кончины Ксении не известна. В связи с этим, память тверской княгини отмечается 24 января (ст. ст.) в день ее тезоименитства.

 

Агиографические памятники

Княгиня Ксения вошла в сонм местночтимых тверских святых в близкое время по своей кончине, но сведений о ее канонизации, как и о большинстве тверских святых нет. Противодействие Москвы тому причина.

Поскольку до нас не дошли посвященные тверской княгине литературные памятники, первые следы ее почитания мы находим в Житии князя Михаила Ярославича, написанном, согласно исследованию В.А. Кучкина, в конце 1319– начале 1320 г.[14]

По мнению историков, автором памятника был игумен Александр[15], настоятель Тверского Успенского Отроча монастыря[16].

На протяжении XV–XVII столетий создавались новые редакции Жития Михаила Тверского, в которых в зависимости от задач и целей составители сокращали текст или дополняли его новыми сведениями. Всего, как установлено В.А. Кучкиным, было создано 8 летописных и 5 нелетописных редакций, сохранивших «тверскую и московскую обработки повествования»[17].

Согласно исследованию ученого, первоначальной редакцией Жития является Пространная нелетописная редакция, вошедшая в рукописные сборники. Заглавие памятника в самом раннем списке из собрания Ундольского следующее: «В лhто 6826-го. Оубиенъ бысть благовhрныи и христолюбивыи великыи князь Михаило Ярославичь мhсяца ноября 22 день»[18].

Большая часть Жития посвящена последним годам жизни святого и его гибели в Орде в 1318 г. Принадлежность к роду обозначена лишь именами отца и деда Михаила: «Сеи блаженыи приснопамятныи и боголюбивыи великии князь Михаило бысть сынъ великого князя Ярослава, внук же великого князя и блаженного [Ярослава] Всеволодичя».

Более подробно автор Жития сообщает о матери князя Михаила, называя ее «премудрой», «блаженной», «преподобной» и «святой»: «Роди же ся от блаженныя воистинну преподобныя матере великия княгини Ксении. Егоже святая та и премудрая мати воспита во страсh Господни и наоучи святымъ книгамъ и всякои премудрости». Кроме того, автор отмечает высокий авторитет великой княгини Ксении, на мнение которой ссылался митрополит Максим, пытаясь удержать князя Юрия Московского от княжеской междоусобицы: «Аз имаюся тебh со княгинею, материю великого князя Михаила, чего восхощеши изо отчины вашея, то ти дастъ»[19].

Эти сведения, зафиксированные в Житии, являются драгоценными свидетельствами современника, который раскрывает нам духовные стороны святой благоверной княгини Ксении Тверской и дает представления о высоком статусе великой княгини Северо-Восточной Руси – Ксении Юрьевны.

Составители последующих редакций Жития, если не сокращали рассказ, то сохраняли полностью или частично первоначальный текст. 

Рассмотрим летописные редакции памятника, вошедшие в науку под названием Повести о смерти в Орде князя Михаила Тверского. Согласно исследованию В.А. Кучкина, «обычно с составлением нового летописного свода появлялся и новый вариант рассказа о Михаиле»[20]. Повесть сохранилась только в московских и тверских сводах.

Источником редакций был текст из свода 1409 г., составленный епископом Арсением Тверским (ум. 1409 г.)[21]. Вместе с тем, в дошедших до нас летописных списках отец Михаила не упоминается, что делает просто необходимым ввод сведений о матери, с одной стороны, а с другой – подтверждает значимость ее фигуры для XVI в.

Следует отметить, что все три компонента, связанные с матерью (о рождении и воспитании Михаила и речь митрополита), вошли в древнейшую летописную редакцию, сохранившуюся в списках XV в. Софийской I летописи под заглавием «Убиение князя великого Михаила Ярославича Тфhрьского в Ордh от цесаря Озбяка». В списках летописи старшего извода, источником которого был летописный свод 1423 г., упоминается митрополит Максим, тогда как в списках летописи младшего извода, созданной в Москве в 1456 г., ошибочно упоминается митрополит Петр[22].

В переработке летописной Повести, сохранившейся в Московском великокняжеском своде 1479 г., рассказ начинается с поездки в Орду князя Михаила после преставления великого князя Андрея. Имя Ксении встречается только в речи митрополита Максима[23]

В редакции Ермолинской летописи текст свода 1479 г. сильно сокращен, нет традиционного начала и соответственно в списках памятника нет и сведений о княгине Ксении[24].

Источником последней переработки Повести, предпринятой в XV в. и сохранившейся в редакции Никаноровской и Вологодско-Пермской летописей[25], согласно исследованию В.А. Кучкина, послужил текст Софийской I летописи. Несмотря на сокращение текста, здесь мы вновь находим все три момента, связанных с княгиней Ксенией, которая при этом именуется «преблаженной».

В редакциях XVI в., списки которых находятся в Воскресенской летописи[26] и Степенной книге, текст о княгине Ксении сохранен.

Особый интерес представляет редакция Степенной книги, созданная для прославления князей московской династии. Заглавие Повести изменено: «Страдание за християны во Ордh блаженнаго великого князя Михаила Ярославича Тверскаго». Здесь же составитель указывает, что «сего Михаила отецъ Ярославъ, братъ Александру Невскому». Подчеркивая родовитость происхождения князя Михаила, он вспоминает его деда и прадеда, но подробно, как и в других редакциях, говорит только о матери.

В Степенной книге вместо митрополита Максима ошибочно назван митрополит Петр, что характерно, как установил В.А. Кучкин, для редакции Софийской I летописи младшего извода. Кроме того, ученый выявил особенности данной редакции в связи с замыслом составителей: литературную обработку памятника в стиле макарьевской школы, нарушение исторической последовательности событий с целью подчеркнуть наследственные права на великое княжение исключительно московских князей и др.[27]

Не менее интересна редакция Рогожского летописца и других летописей, восходящих к тверскому летописанию. Здесь нет традиционного начала, нет сведений о Ксении. Рассказ под 6826 г. начинается с поездки в Орду князя Юрия и Кавгадыя, их навета на князя Михаила.  В конце Повести, в отличие от других редакций, под 6827 г. дан некролог, написанный, по мнению Кучкина, в более позднее время. Ученый также отметил, что в некрологе прослеживается сходство с некрологом князя Михаила Александровича Тверского и великого князя Киевского Всеволода Ярославича[28].

В тексте некролога нет сведений об отце, но говорится, что Михаил внук великого князя Ярослава Всеволодовича.

Говоря о достоинствах самого князя Михаила, автор сообщает важные сведения об отношениях между ним и его матерью «Оксиньею»: «бh бо самъ въздержася отъ похоти пианьства, тhмъ и любимъ бh материю своею преподобною Оксиниею, бhше бо послушливъ въ всемъ матери своеи»[29].

Последняя поздняя редакция памятника находится в Никоновской летописи, в основу которой, как установлено Кучкиным, легли сведения Ермолинской летописи, Кашинского свода 1425 г. и Софийской I летописи, переработанные составителями «в духе официальных взглядов русского самодержавия XVI в.»[30].

В Повести нет традиционного начала, нет и сведений о княгине Ксении. Как и в тверских источниках, в конце памятника включен некролог, в родословных сведениях которого нет данных о родителях, но приведен величественный список предков: «Бh же сеи князь велики Михаило Ярославичь, внукъ Ярославль, правнукъ Всеволожь, праправнукъ Юрья Долгорукаго, препраправнукъ Владимера Мономаха, пращуръ Ярославль, прапращуръ великого Владимера, тhломъ великъ зhло…»[31].  

Нелетописные редакции, несмотря на их малое количество, дают новый материал о княгине Ксении.

В XVI столетии, как отметил В.А. Кучкин, при создании редакции Жития для Великих Миней Четьих в предисловии появляется небольшая справка о матери Михаила, княгини Ксении. По мнению ученого, это было вызвано, «вероятно, тем, что многим оставалась неизвестной биография Ксении, которую почитали в Твери»[32].

Однако сведения о княгине Ксении почти дословно пересказывают текст первоначальной редакции: «Сеи благовhрныи великии князь Михаилъ, сынъ великаго князя Ярослава Ярославича и благовhрныа и многохвалныа великиа княгини Ксении: сиа бо благовhрныа великиа княгини – дщи Юриа Михаиловича. Роди ж сего блаженнаго князя Михаила по смерти Ярославли, мужа своего, и воспита в добремъ наказании и наоучи божественым книгамъ и страху Божию»[33]. Здесь же сохранено свидетельство митрополита Максима об авторитете княгини Ксении, когда он пытался остановить князя Юрия от поездки в Орду: «Азъ имаюся тобh с великою княгинею Аксиниею, материю княжею Михаиловою, чего восхоща изо отчины вашеи, то ти будет невозбранно»[34].

Любопытно, что все эти сведения сохранены, несмотря на то, что согласно исследованию В.А. Кучкина, в основу текста Успенского и Царского списков Великих Миней Четиих Жития св. Михаила Тверского была положена «одна из самых промосковских редакций памятника», восходящая к митрополичьему своду 60-х годов XV в. и Пространной редакции[35].

В конце 50-х гг. XVII в. были составлены две редакции, в содержание которых были введены новые сведения о княгини Ксении. Источником первой редакции, как указал Кучкин, стали Пространная редакция Жития Михаила Ярославича, Похвальное слово ему и неизвестная нам летопись[36]. Сохранился только один список данной редакции Жития, который находится в ГИМ (Собр. Е.В. Барсова. № 807. Л. 1–39 об.).

Барсовский список Жития не имеет двух первых листов, но сведения об отце и матери вставлены в Похвале им в конце памятника: «Радуися, великии княже Михаиле, святая отрасль благочестиваго корене великаго князя Ярослава Ярославича и великия княгини Ксении! Радуйся и ты, блаженная в женахъ святая мати, яко таковаго рождши сына!» (л. 25–25 об.).

По мнению В.А. Кучкина, Похвала княгине, «память которой отмечалась в Твери, в частности, в тверском Спасском соборе, может свидетельствовать о том, что автор вставки, по всей вероятности, принадлежал к соборному причту»[37].

За Житием святого написано Похвальное слово князю Михаилу (л. 26–39 об.). Следует отметить, что только в этом тексте указан день рождения Михаила – «ноября въ 1 день» (л. 29 об.). Источником Слова похвального тверскому князю, как установил Кучкин, стала Похвала Варлааму Хутынскому. Автор несколько небрежно перерабатывает текст и в результате пишет о воспитании отрока обоим родителями (л. 30-31). И лишь потом сообщает, что «по преставлении отца своего великаго князя Ярослава Ярославича над гробом его храм честенъ воздвиже святаго Спаса Преображения. иж и до ныне стоит благодатью Христовои» (л. 31 об.). Однако дальше автор уточняет, что строительство Спасо-Преображенского собора шло при князе Михаиле «повhлhнием великия княгини Ксении» (л. 35 об.).

Вторая нелетописная редакция Жития конца 50-х гг. XVII в. была составлена на основе данных Степенной книги. Заголовок памятника: «Житие и страдание блаженнаго страдальца великого князя Михаила Ярославича, Тверского чудотворца» (ГАТО. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 1299. Л. 23–75).

В родословии тверского князя Михаила автор указывает отца – «богомудраго и державнаго великаго князя Ярослава Ярославича», деда – «великаго князя Ярослава» и прадеда «Всеволода Георгиевича Долгорукаго» (Там же. Л. 25 об.). В данной редакции более, чем где-либо рассказано о великом княжении князя Ярослава, о его болезни, постриге с именем Афанасий и смерти при возвращении из Орды домой и погребении в Твери.

Матери, княгине Ксении, посвящено несколько сюжетов. Первоначально автор лишь сообщает, что князь Михаил родился «от святыя своея воистинну боголюбивыя матере великия княгини Ксении, иже наречена бысть во иноцех Мария» (Там же). Затем уточняет, что «по успении же отца своего великаго князя Ярослава родися сеи великии Михаилъ Ярославичь и от боголюбивыя матере своея великия княгини Ксении воспитанъ бысть во всякомъ добромъ наказании… паки второе породи святымъ крещениемъ и святымъ книгамъ научи его» (Там же. Л. 26 об.).

О строительстве Спасо-Преображенского собора автор пишет дважды, причем в начале Жития указывает, что собор был основан князем Михаилом (Там же. Л. 30–30 об.), как о том, сообщает Степенная книга, а в конце памятника есть уточнение, согласно которому Михаил «самъ созда съ богомудрою и святою материю своею княгинею Ксениею» (Там же. Л. 72)

Кроме того, в Житии дважды сообщается о монашеских именах князя Ярослава – Афанасий, и княгини Ксении – Мария, и их гробницах в Спасо-Преображенском соборе, что, по мнению историка, указывает на тверское происхождение данной редакции[38].

Проложная редакция Жития Михаила Тверского впервые появилась в Прологе московской печати в 1661 г. под 22 ноября (л. 448 об.–450). Здесь только кратко перечислены дед, прадед и мать Михаила: «Сеи приснопамятныи великии князь Михаилъ Ярославичь – внукъ великаго князя Ярослава, правнукъ же Всеволода Георгиевича Долгорукого, матере же великия княгини премудрыя Ксении». В тексте ошибочно упомянут митрополит Петр, но о Ксении составитель данной редакции больше не пишет.

***

Необходимо отметить, что первые научные изыскания по тверской истории появились в XVIII столетии. Историки изучали рукописные списки летописей или сборников, а также опубликованную Повесть о гибели Михаила Тверского[39] и ее редакцию в Степенной книге[40]. Основной же массив летописей был издан Императорской археографической комиссией в XIX– начале ХХ в.[41].

Первые публикации Пространной редакции Жития святого появились в ХХ столетии. Впервые Пространная редакция Жития Михаила Тверского была опубликована В.И. Охотниковой в 1985 г. по Першинскому списку из собрания Древлехранилища Института русской литературы (Пушкинского дома)[42], затем по тому же списку – в составе свода Библиотеки литературы Древней Руси в 1999 г.[43]

Критическое издание памятника в 1999 г. по семи спискам XVI–XVII вв. осуществлено В.А. Кучкиным[44].

В 2001 г. вышли в свет исследования Б.М. Клосса[45] и В.В. Кускова[46] с публикациями текста Жития Михаила Тверского.

Впервые перевод памятника с древнерусского языка был опубликован тверским писателем и переводчиком В.З. Исаковым в 1991 г.[47] Кроме того, в одном из изданий писатель поместил ксерокопированный текст самого раннего списка из коллекции Государственного архива Тверской области (ГАТО. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 1103)[48].

Наконец в 2002 г. тот же список Жития с другими литературными памятниками, посвященными св. Михаилу Тверскому, был переиздан в Твери М.В. Строгановым[49].

***

В XVIII в. ректором Тверской духовной семинарии архимандритом Макарием (Петровичем) была написана и издана новая редакция Жития св. Михаила Тверского, где автор пересказал Повесть об Отроче монастыре[50]. Как пишет С.А. Семячко, автор переосмыслил Повесть, объясняя дар предвидения Ксении вещими снами[51]. Именно макариевский текст лег в основу ряда произведений о событиях необычной женитьбы великого князя Ярослава Ярославича Тверского.

Согласно макариевскому Житию, тверитяне с радостью приняли невесту великого князя Ярослава не только за ее красоту и мудрость, которыми она превзошла «весь женский полъ», но и за то, что она явила собой «оутhшение граду и всему отечеству покровъ и надежда» (л. 3).

Вместе с тем в новой редакции Жития св. Михаила Тверского, по словам С.А. Семячко, произошел «процесс драматизации текста»[52]. Выразилось это в том, что автор, свободно обращаясь с текстом, помимо известных ему источников мог «додумать» ситуацию или события. Кроме того, герои Жития макариевской редакции «заговорили».

Так, например, архимандрит Макарий вводит в Житие плач княгини Ксении над телом мужа, для которой «паде кедръ цвhтущий въ Ливанh: Орелъ Российский возлетh далече» (л. 3 об.).

Макарий пишет о «добромъ воспитании и наставлении» Ксенией своего сына, названным ею Михаилом, и сообщает, что она «не тако бо млекомъ, яко благочестиемъ воспитоваше его». Интересно отметить тот факт, что, считая Ксению прозорливой, он пишет, что она предвидела «имhющую вселитися въ него Божию благодать» (л. 4).

Когда пришло время, Ксения отдает сына в мужские руки на обучение «всякой премудрости книжной и добродетели», а больше всего она повелела научить сына «благочестию и страху Божию» (л. 4). В свою очередь учителя обещают княгине: «Оубо потщимся добраго наслhдника отечеству поставити» (л. 5).

Когда Михаил пришел в совершенный возраст, Ксения нашла ему невесту княжну Анну, дочь благородного князя Дмитрия.  Автор подробно описывает свадьбу князя Михаила на княжне Анне, которую, по его мнению, привезли из Кашина (л. 8 об.–10).

И хотя в Житии есть немало фактически неточностей, а образ княгини Ксении ограничен ее материнскими заботами, в целом было создано высокодуховное произведение, посвященное главному патрону Твери.

По мнению С.А. Семячко, Житие Михаила Тверского, созданное архимандритом Макарием «исторично лишь в том смысле, что предельно точно отражает идеи настроения того времени, когда оно создавалось. Совершенно очевидно, что Макарий  писал не исторический труд, он работал с текстом жития как произведением литературы, пытаясь сделать средневековый жанр жития органичным для литературы XVIII в.»[53].

Вместе с тем, следует отметить, что макариевское Житие, несомненно, послужило для возникновения новой волны почитания тверского святого. Об этом свидетельствуют многочисленные списки Жития, в том числе переписанные в Твери[54].

Среди владельцев рукописей были разные люди. Так, например, занимавший тверскую кафедру в 1775–1783 гг. епископ Арсений подарил одну из книг в Тверскую духовную семинарию (ГАТО. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 1162).

Другую книгу Татьяна Бакунина подарила в 1847 г. матушке Синклитикии переписанную, видимо, под ее руководством или младшими родственниками или крестьянскими ребятишками, о чем свидетельствуют многочисленные инициалы на листах (Там же. Д. 782)[55].

Одну из рукописей собственноручно в 1845 г. переписал священник села Первитина – Матвей Андреевич Троицкий, дед тверского археографа И.Ф. Голубева[56] (Там же. Д. 1285.).

 

Литургические памятники

Из литургических песнопений княгине Ксении посвящены стихиры в первом каноне Службы Михаилу Ярославичу, написанном, по мнению В.А. Кучкина в XIV–XV вв.[57] Такое почитание тверской княгини с сыном, как указал ученый, имеет аналогию в Киевской Руси, где издревле почитался князь Владимир «с бабой своей», т.е. бабушкой – княгиней Ольгой[58].

Рассмотрим песнопения, посвященные тверской княгине по древнейшему тексту Службы, которая находится в списке рукописи из собрания Троице-Сергиевой лавры (РГБ. Ф. 304/1. № 679). Первый канон, глас 8:

1) Песнь 3. Ирмос: «От святою боку богомудрыя Аксинии, блажене, родился еси, с неюже тя блажим, страдалче прехвалне, спаси град твой и люди, поющие тя» (Л. 28 об.);

2) Песнь 8: Ирмос: «Ливаньскую гору наречемъ тя, богомудрая Аксинии, или Фисоньскую рhку, добрhиши самфира и камениа честнаго, блаженнаго Михаила рождьши, имъже просвhтися Русская страна, и моли та ся за насъ ко Господу» (л. 34 об.–35)[59].

Как установил Ф.Г. Спасский, в первом каноне св. Михаилу Тверскому заимствованы песнопения из Службы княгине Ольге. Так, ирмос 8-й песни почти полностью соответствует третьему тропарю 7-й песни Канона княгине Ольге[60]: «Ливанскоую гороу наречемъ тя, на тя бо роса небесная сниде, ли Фосонскоую рhкоу, добреhшая самфира, камене честнаго, Володимера имоуща, имже просвhтися Роуская земля, но молитася за нас, взывающи: благословенъ еси на престолh славы царствиа твоего, Господи»[61].

По мнению Ф.Г. Спасского, оба канона написаны в Твери.

Несмотря на отсутствие ранних списков Службы, исследование Н.С. Серегиной подтверждает датировку Службы св. Михаилу Тверскому. Об этом свидетельствуют, по мнению исследовательницы, отмеченные еще В.А. Кучкиным, «структурная и текстовая близость песнопений Михаилу Тверскому стихирам Борису и Глебу». Кроме того, Серегина пишет, «что песнопения службы запечатлели сюжеты песен о Щелкане, отразивших народное восстание в Твери после гибели Михаила Тверского» [62] в 1327 г.

Служба св. благоверному князю Михаилу Тверскому под 22 ноября впервые напечатана в Трефологионе 1637 г., затем, начиная с 1645 г. под тем же числом Служба публикуется в служебных Минеях.

***

Имя княгини Ксении упоминается в первом икосе и втором кондаке Акафиста святому Михаилу Тверскому, написанном тверским мещанином Иваном Васильевичем Долговым (ум. 1901 г.). Акафист был отредактирован протоиереем Тверского кафедрального собора Г. Первухиным (ум. 1899 г.) и впервые издан в 1883 г.[63]:

1)    Икос 1: «Радуйся боголюбивых и благочестивых Ярослава и Ксении чадо»;

2)    Кондак 2: «Видевши тя, благоверная матерь твоя Ксения, яко Анна Самуила, преспевающа возрастом и премудростию, страхом Божиим и всеми добродетельми украшаема, радовашеся о тебе, благодарно поя премудрости наставнику и смысла подателю Богу: Аллилуйя»[64].

***

Димитрию Самбикину атрибутируется и создание Службы всем тверским святым. Княгине Ксении в Каноне гласа 4 посвящен первый тропарь 9-й песни, аналогичный тропарю из Службы св. Михаилу Тверскому, ср.: «Припев: Святая благоверная княгине Ксение, моли Бога о нас. Ливан ли гору наречем тя, Богомудрая Ксения, или Фисон реку, добреиши бо сапфира и камения честнаго – блаженнаго Михаила рождшую, иже и молится о нас ко Господу». Далее в тропаре имя Ксении упоминается вместе с сыном Михаилом: «Припев: Святая благоверная княгине Ксение, моли Бога о нас. От богомудрыя Ксении родился еси, блаженне Михаиле, с неюже тя блажим, страждальче прехвальне, спаси град и люди поящие тя».

Позднее, уже в советское время, был создан тверским владыкой Алексием (Коноплевым; 1978–1988) новый текст Службы всем тверским святым, в котором княгине Ксении посвящен второй тропарь в 5-й песне Канона гласа 8: «Богомудрая Ксение, мати князя-мученика святаго Михаила Тверскаго, молися с сыном твоим честным о нас ко Господу, да умирит мир и спасет души наша».

Служба тверским святым совершается в первое воскресенье после праздника святых апостолов Петра и Павла. Текст обеих служб опубликован в июльском томе «Зеленых Миней» (л. 544–571).

Имя княгини Ксении вписано и в Службу всем российским святым, совершаемую во второе воскресенье после Пасхи.

***

В годы воинствующего атеизма память о тверских святых, казалось, канула в лету. Удивительно, но и исторические сведения о Тверском княжестве и первых лицах Северо-Восточной Руси, вышедших из Твери, не попали на страницы советских учебников.

Однако перемены в конце 80-х гг. ХХ столетия возродили из небытия имена и деяния великих предков.

Появились статьи и книги. В 1988 г. в Тверском театре драмы Г.Н. Пономаревым был поставлен моноспектакль «Михаил Тверской».

Стали регулярными научные конференции, посвященные периоду Тверского княжества и ее деятелям. Тверь, как и другие российские города, открывала заново историю своего Отечества и мир святых подвижников.

В Тарусе, благодаря деятельности писателя С.Н. Михеенкова, издавшего книгу о княжне Тарусской, княгине Ксении Тверской[65], были планы построить в честь нее часовню.

В Москве в начале XXI в. преподавателем Российского православного университета имени св. апостола Иоанна Богослова, прихожанкой домового храма мчц. Татьяны при МГУ, журналисткой православных изданий А.С. Прутцковой созданы Житие, Служба, Акафист и Молитва святой благоверной княгине Ксении, публикуемые ниже в Приложениях к книге.?

 

Образ княгини Ксении в иконописи

Прижизненное или посмертное изображение великой княгини Ксении Юрьевны Тверской запечатлел мастер Прокопий на выходной миниатюре в тверском списке Хроники Георгия Амартола. Ксения и Михаил на фоне Тверского кремля предстоят перед Спасом на престоле[66].

Это единственный образ князя Северо-Восточной Руси, запечатленный в красках. Портретов других князей нет, что еще раз свидетельствует о высокой культуре Тверского княжеского дома и его высоких амбициях.

К сожалению, лик княгини Ксении не сохранился. Как и в жизни, когда она выдвигала на первый план своего сына, на миниатюре мы не видим ее лица. Сохранилась только фигура с тонким станом.

Следующими изображениями княгини Ксении стали миниатюры летописного свода, созданного в XVI столетии. Здесь запечатлены самые важные моменты из жизни княгини, ее семьи и Тверского княжества: свадьба Ксении и великого князя Ярослава Ярославича, рождение сына Михаила, строительство Спасо-Преображенского собора, избрание тверского владыки Андрея, венчание и свадьба князя Михаила и княжны Анны Ростовской, рождение внуков, постриги первенца сына, политические события, связанные с противостоянием Твери и Москвы, успение княгини и другие иллюстрации жизни княжества.

И хотя миниатюры написаны спустя 300 лет после кончины Ксении и содержат реалии своего времени, тем не менее, они представляют собой своего рода «феодальную табель о “рангах”»[67], что позволяет, пусть и схематично, но иметь представление о мирных событиях, военных действиях, стихийных бедствиях и быте княжеского дома.

Сами сюжеты созданы по традиционным образцам. Например, в основе сюжетов миниатюр с рождением детей лежат иконы «Рождества Богородицы» или Иоанна Предтечи[68]. Вместе с тем, одежда или отдельные предметы быта списывались, если не с древних миниатюр, то с известных археологических экземпляров. В этом отношении интересны, например, гривны на свадебных нарядах князя Ярослава Ярославича и Ксении[69].

Известна икона конца XVII в. с изображением святых Михаила и Ксении с тверским кремлем в руках из ризницы Спасо-Преображенского собора, куда ее в 1702 г. вложил архиепископ Сергий (1682–1702 гг.)[70]. По мнению исследователей, икона XVII в. написана по прорисям XV столетия[71].

По сообщению епископа Димитрия Самбикина, одна из икон св. Ксении Тверской находилась в иконостасе Николо-Малицкого монастыря. Фрески с изображением тверской княгини были на стенах ряда храмов Твери: в Спасо-Преображенском соборе, Никольской церкви на площади, Апостольской в архиерейском доме и других. На одной из «древних» икон в церкви с. Едимонова были изображения великих княгинь Ксении Тверской и Анны Кашинской[72].

В 1890-х гг. по заказу Тверской Ученой Архивной комиссии инокинями Кашинского Сретенского монастыря тщанием кашинского купца И.Я. Кункина была создана икона «Собор тверских святых»[73], на которой княгиня Ксения изображена второй слева во втором ряду за фигурами Анны Кашинской и князя Михаила Тверского.

На другой иконе «Собор Тверских святых», опубликованной в Тверском патерике в 1991 г., княгиня Ксения стоит в первом ряду рядом с сыном[74].

В конце ХХ столетия по благословению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора была написана новая икона «Собор тверских святых», в центре которой стоит патриарх Тихон. Образ княгини Ксении изображен первым во втором ряду слева.

В 2003? г. была создана икона «Собор святых в земле Тверской просиявших»[75]. Изображение великой княгини Ксении, крайней слева в первом ряду, находится рядом с сыном, святым благоверным князем Михаилом Тверским у врат Тверского кремля. Над ними, крайний слева во втором ряду, – образ княжны Софьи.

Настенное поясное изображение княгини Ксении находилось в Московском Храме Христа Спасителя. В настоящее время фреска с надписью «св. Ксения кнг.? Тверская» восстановлена во вновь созданном храме в приделе во имя св. Александра Невского[76]. Здесь же находится изображение св. Анны Кашинской с надписью «св. Анна кнг.? Тверская».

В феврале 2003 г. иноком Валаамского подворья в Москве написана икона «Собор святых Ксений» [77]. Слева направо стоят святые под благословением Спаса: прмчц. Ксения (Черлина-Браиловская), блаж. Ксения Петербургская, прп. Ксения Римская (Миласская), прп. Ксения Тверская, мчц. Ксения Радунь. Святая благоверная княгиня Ксения Тверская на иконе изображена справа в той же позе, как и на миниатюре Хроники Георгия Амартола.

В 2004 г. прихожанкой Тверской Покровской церкви Тамарой создана икона «Собор святых Покровской церкви». В центре в глубине изображена Покровская церковь. На переднем плане слева от нее стоят святые, в честь которых были освящены приделы – архиепископы Кирилл и Афанасий Александрийские, рядом с ними ближе к середине иконы изображена устроительница Афанасиевского монастыря – княжна Софья. Справа в первом ряду от центра стоят святые благоверные княгиня Ксения, князь Михаил Тверской и княгиня Анна Кашинская.

6 февраля 2007 г. в Твери появился замечательный памятник, посвященный блаженной Ксении Петербургской[78]. Однако настало время вспомнить и святую Тверской земли – благоверную княгиню Ксению Юрьевну Тверскую, так много сделавшую для своего Отечества.

 


[1] ПСРЛ. Т. 5. С. 207 (6827 г.).

[2] Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 166–168, 234.

[3] Конявская Е.Л. Очерки по истории тверской литературы XIV–XV в. С. 66–67.

[4]См. публикацию Новороссийского списка (БАН, Текущ. пост. № 1107) и разночтения по спискам Дубровского (РНБ, ОСРК, F.IV.238) и Голицынского (РНБ, ОСРК, Q.XVII.62): ПСРЛ. Пг., 1929. Т. 4, ч. 1. Вып. 3. С. 627 (репринт: М., 2000). См. также: сборник XVII в. РГБ, Вифанск. № 34, л. 63.

[5] Конявская Е.Л. Женские образы в тверском летописании // Литература Древней Руси: Материалы научной конференции, посвященной памяти Н.И. Прокофьева (в печати).?

[6] ПСРЛ. Т. 15, вып. 1. Стб. 72 (6869 г.).

[7] Выпись из Тверских писцовых книг Потапа Нарбекова и подъячего Богдана Фадеева 1626 года. С. 137. См. также: Храмовые празднества в г. Твери. Вып. 2. С. 72–73.

[8] Соколов А. Святый благоверный великий князь Михаил Ярославич Тверский. Тверь, 1864. С. IV, 138.

[9] Леонид (Кавелин), архим. Святая Русь или сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси (до XVIII века) обще и местно чтимых: Справ. книга по рус. агиографии. СПб., 1891. С. 118–119 (ОЛДП; Вып. ХСVII?)

[10] Епархиальная хроника // ТЕВ. 1897. № 3 (офиц. ч.). С. 53.

[11] Епархиальная хроника // ТЕВ. 1904. № 4 (офиц. ч.). С. 96–98.

[12] Димитрий (Самбикин Д.И.), архиеп. Месяцеслов святых, всею русскою церковию или местно чтимых, и указатель празднеств в честь икон Божией матери и св. угодников Божиих в нашем отечестве. 2-е изд., доп. и испр. Каменец–Подольск, 1896. Вып. 5. С. 170–174.

[13] Тверской патерик. С. 20–21.

[14] Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 234.

[15] Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Обзор русской духовной литературы. Кн. 1. Харьков, 1859. С. 98; Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. С. 72.

[16] Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 232–234.

[17] Конявская Е.Л. Житие князя Михаила Ярославича Тверского // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1987. Вып. 1. С.166.

[18] См. публикацию списка РГб. Ф. 310. № 1254: Кучкин В.А. Пространная редакция Повести о Михаиле Тверском // Средневековая Русь. М., 1999. Ч. 2. С. 125–162.

[19] См., например, ГАТО. Ф. 1409. Оп. 1. Д. 1103. Л. 92–93.

[20] Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 75.

[21] Там же. С. 131.

 

[22] ПСРЛ. Т. 5. С. 207 (6827 г.). См. также. Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 77–87.

[23] ПСРЛ. Т. 24. Пг., 1921. С. 108, ПСРЛ. Т.25. С. 161 (6826 г.).

[24] ПСРЛ. Т. 23. СПб., 1910. С. 99; ПСРЛ. Т. 4, вып. 1. С. 475 (6827 г.).

[25] ПСРЛ.  Т. 27. М.; Л., 1962. С.56; ПСРЛ. Т. 26. М.; Л., 1959. С. 92 (6827 г.)

[26] ПСРЛ. Т. 7. С. 188–189 (6827 г.).

[27] Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 36–39, 116–119.

[28] Там же. С. 125.

[29] ПСРЛ. Т. 15, вып. 1.Стб. 41; ПСРЛ. Т. 15. Стб. 413 (6827).

[30] Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 134.

[31] ПСРЛ. Т. 10. С. 187 (6828 г.).

 

[32] Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 178,  примеч. 50.

[33] Великие Минеи Четии, собранные всероссийским митрополитом Макарием. М., 1914. Вып. 9, ч. 1: ноябрь, дни 16–22. Стб. 3092.

[34] Там же. Стб. 3093.

[35] Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском С. 275, 209.

[36] Там же. С. 186.

[37] Там же. С. 186.

[38] Там же. С. 192.

[39] См. об изданиях летописей в XVIII–XX вв.: Лихачев Д.С. Текстология. На материале русской литературы X–XVII вв. 3-е изд., перераб. и доп. СПб., 2001. С. 745–750.

[40] См.: Страдание за Христианы во Орде благовернаго великаго князя Михаила Ярославича Тверского // Книга Степенная царского родословия. М., 1775. Ч. 1. С. 425–438.

[41] См. историографию изучения Жития Михаила Тверского: Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 10–33.

[42] Охотникова В.И. Пространная редакция Повести о Михаиле Тверском // Древнерусская книжность: По материалам Пушкинского Дома: Сб. науч. тр. Л., 1985. С. 16–27.

[43] Житие Михаила Ярославича Тверского / Изд. В.И. Охотниковой, С.А. Семячко; Пер. С.А. Семячко // БЛДР. СПб., 1999. Т. 6. С. 68–91, 525–528.

[44] Кучкин В.А. Пространная редакция Повести о Михаиле Тверском // Средневековая Русь. М., 1999. Ч. 2. С. 116–162

[45] Житие Михаила Ярославича // Клосс Б.М. Избранные труды. М., 2001. Т. 2. С. 175–201.

[46] Повесть об убиении князя Михаила Тверского в Орде царем Озбяком // Древнерусские княжеские жития / Подгот. текстов, пер. и коммент. В.В. Кускова. М., 2001. С.254–268.

[47] Повесть о святом благоверном великом князе Михаиле Ярославиче Тверском /Перевод и комментарий В.З. Исакова. Старица, 1991; Повесть о святом благоверном великом князе Михаиле Ярославиче Тверском: Редакции Софийской I летописи и Пространная редакция /Вступ. ст., перевод и комментарий В.З. Исакова. Тверь, 1997.

[48] Житие Михаила Тверского: Древнерусский текст и перевод / Вступит ст., пер. и коммент. В.З. Исакова; Археогр. описание Г.С. Гадаловой. Тверь, 2002.

[49] Михаил Тверской: Тексты и материалы / Сост., подгот. текстов, примеч. М.В. Строганова, О. Левша. Тверь, 2002; То же. 2-е изд. 2005.

[50] Макарий (Петрович), архим. Житие и страдание святаго благовернаго князя Михаила Ярославича, Тверскаго чудотворца, сочиненное в Твери в 1765 году. М., 1791; То же. М., 1798. Л. 1 об.–3 (далее указание на страницы этого издания в тексте следуют после цитат).

[51] Семячко С.А. Повесть о Тверском Отроче монастыре. С. 70.

[52] Семячко С.А. Житие как жанр литературы XVIII в.: (Агиографическое творчество архимандрита Макария) // О древней и новой русской литературе: Сб. ст. в честь проф. Натальи Сергеевны Демковой. СПб., 2005. С. 244.

 

[53] Там же. С. 249.

[54] Гадалова Г.С. Каталог агиографических, литургических и исторических памятников, посвященных тверским святым, в хранилищах Твери: Предварительные материалы. Тверь, 2006. С. 32.

[55] Запись опубликована. см.: Житие Михаила Тверского: Древнерусский текст и перевод / Вступит ст., пер. и коммент. В.З. Исакова. Тверь, 2002. С. 10–11.

[56] См. о нем: Гадалова Г.С. Археограф Иван Федорович Голубев // Книга и человек: Сб.. посвященный 80-летию О.Н. Овен. Тверь, 2008. Вып. 1.  С. 33.

[57] Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 168.

[58] Там же. С. 166.

[59] См.: Димитрий (Самбикин Д.И.), архиеп. Тверский патерик: Краткие сведения о тверских местно-чтимых святых. Казань, 1907. С. 21 (далее – Тверской патерик); Кучкин В.А. Повести о Михаиле Тверском. С. 167, примеч. 20.

[60] Спасский Ф. Г. Русское литургическое творчество (по современным минеям). Париж, 1951. С. 148. См. также: Конявская Е.Л. Очерки по истории тверской литературы XIV–XV в. С. 52, примеч. 14.

[61] См. Никольский Н.К. Материалы для истории древнерусской духовной письменности // СОРЯС. СПб., 1907. Т. 82. № 4. С. 92.

[62] Серегина Н.С. Песнопения русским святым. СПб., 1994. С. 191.

[63] О составителе акафиста св. Михаилу Тверскому – И.В. Долгове, см.: Журнал 86 заседания ТУАК. 1902. С. 31–32.

[64] Акафист и Житие святого благоверного великого князя Михаила Тверского. Тверь, 2001. С. 5.

[65] Михеенков С.Е. Тарусская княжна: Историческое повествование о Ксении Юрьевне, княжне Тарусской и великой княгине Тверской. Калуга, 1997.

[66] См. публикацию: См.: Евсеев Л.М., Кочетков И.А., Сергеев В.Н. Живопись Древней Твери. М., 1974. С. 12–13, № 4.

[67] Подобедова О.И. Миниатюры русских исторических рукописей: К истории русского лицевого написания. М., 1965. С. 7.

[68] Там же. С. 247– 250.

[69] Арциховский А.В. Древнерусские миниатюры как исторический источник. Томск; М., 2004. С. 150–152.

[70] Попов Г.В. Тверская икона XIII–XVII веков. СПб., 1993. С. 275–276, № 180–181.

[71]Воронин Н.Н., Лазарев В.Н. Искусство среднерусских княжеств XIV–XV веков // История русского искусства. М., 1955. Т. 3. С. 21, 23.

[72] Тверской патерик. С. 20.

[73] См. Журнал заседания ТУАК (в г. Кашине). № 83 (19–20 июня 1901 г.). Тверь, 1901. С. 23–27.

[74] Тверской патерик. С. [17].

[76] Северный придел Храма во имя Христа Спасителя в Москве: Придел во имя св. Александра Невского. М., [2008/?]  С. 15.

[77] Икона написана по заказу Г.В. Прутцкова.

[78] Тверская жизнь. 2007. 6 февр. С. 1.