Соборный (кафоличный) характер Церкви

Вселенский характер новозаветной Церкви

Вселенский характер ветхозаветной Церкви, несмотря на ее первоначальную этническую ограниченность, предопределен уже в завете с Авраамом: «Благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12:3). Проповедь пророков постепенно внедряет в сознание членов ветхозаветной Церкви универсальность сотериологических обетований. Они учат, что в грядущем богооткровенная вера найдет отклик среди всех народов (Ис. 2:2 слл.).

В междузаветный период возникает коллизия двух тенденций: одна продолжает ограждать Общину во имя «святости», ведя ее к изоляционизму и самозамыканию, что в итоге определит характер постхристианского иудаизма, а другая открывает двери прозелитам, подготавливая почву для всемирной проповеди Евангелия. Этническая ограниченность, свойственная ветхозаветной Церкви, в Христовой Церкви окончательно преодолевается. Хотя проповедь Евангелия обращена сначала к иудеям, а потом к эллинам (Рим. 1:16), она является Благой Вестью для всех народов (Мф. 28:19 – 20). Обратившиеся к Христу, кто бы они ни были – иудеи или эллины (1 Кор. 1:24) – образуют вселенскую семью народов. В ней «нет различия между иудеем и эллином, потому что один Господь у всех, богатый для всех, призывающих Его» (Рим. 10:12).[1]

Классическое определение кафоличности по символическим книгам

В символических текстах, пользовавшихся известностью и авторитетом в Русской Православной Церкви, а также в курсах догматического богословия, предназначенных для ее духовных школ, очень часто понятия «Соборная» или «Кафолическая Церковь отождествлялись с понятием «Вселенская» Церковь. Так в «Православном Исповедании» говорится: «Церковь есть Единая, Святая, Кафолическая (Соборная, всеобщая) и апостольская». В «послании Восточных Патриархов» говорится: «Мы веруем, что свидетельство Кафолической Церкви не меньшую имеет силу, так и Божественное Писание. Поелику Виновник того и другого есть один и тот же Святый Дух: то все равно, – от Писания ли научаться или от Вселенской Церкви… Вселенская Церковь… никак не может погрешить, ни обманывать, ни обманываться; но, подобно Божественному Писанию, непогрешительна и имеет всегдашнюю важность» (член 2). В «Пространном христианском катехизисе» читаем: «Вопрос: Почему Церковь называется Соборной или, что тоже, Кафолической, или Соборной? Ответ: Потому что она не ограничивается никаким местом, ни временем, ни народом, но заключает в себе истинно верующих все мест, времен и народов».[2]

Митрополит Макарий в своем «Православно-догматическом богословии» пишет: «Соборной, Кафолической или Вселенской Церковь называется и есть: по пространству (она предназначена обнимать собою всех людей, где бы они не обитали на земле); по времени (Церковь предназначена приводить к вере во Христа всех людей и существовать до скончания века); по своему устройству (учение церкви может быть принято всеми людьми, не будучи связано, подобно религиям языческим и даже самой иудейской, ни с каким гражданским устройством)… Богослужение церкви также может быть совершаемо, по предсказанию Господа, не в Иерусалиме только, но повсюду… Иерархическая в ней власть отнюдь не усвоена, как было в церкви иудейской, одному определенному колену определенного народа».[3]

«Церковь вселенская, обнимающая собою всех истинных христиан, и видимо вверенная вообще епископам, делится обыкновенно на церкви частные, заключающие в себе верующих той или другой страны, и подчиненных власти нескольких епископов или одного. Можно делить Церковь частную даже по приходам, вверенным одному или нескольким священникам, принявшим законную власть над ними от своего епископа».[4]

Различие понятий «вселенскости» и «кафоличности»

Кафоличность (вселенское распространение) представляет сильнейшее внешнее доказательство истинности Церкви, так как она является доступным чувствам фактом и, вместе с тем, чудом, в противовес которому раскольники ничего не могут выставить. Справедливо, конечно, что истинная православная Христова церковь есть и Кафолическая (по славянскому переводу Символа, Соборная) и вселенская. Но это не значит, что самые термины «Кафолическая» и «вселенская» выражают тождественное значение. В своей статье «О третьем свойстве церкви» В. Н. Лосский пишет: «Надо решительно отказаться от простого отождествления понятий «соборный» и «всеобщий». Христианскую всеобщность, фактическую всеобщность или потенциальный универсализм следует отличать от соборности. Они – следствие, необходимо вытекающее из соборности церкви и неотделимо с соборностью Церкви связанное, так как это есть не что иное, как ее внешнее, материальное выражение. Это свойство с первых веков жизни церкви получило название «вселенскости» от слова «ойкумэнэ» (вселенная). «Экумена», в понимании древней Эллады, означала «заселенная земля», мир известный, в противоположность неисследованным пустыням, океану, окружающему населенный людьми круг земель, а также, может быть, и в противоположность неизвестным странам варваров. «Экумена» с первых веков христианства была преимущественно совокупностью стран греко-латинской культуры, стран Средиземноморского бассейна, территорией римской империи. Вот отчего это прилагательное стало определением Византийской империи, «империи вселенской». Так как границы империи к эпохе Константина Великого более или менее совпадали с распространением Церкви, Церковь часто пользовалась термином «экуменикос» он давался как почетный титул епископам двух столиц империи – Рима и позднее «нового Рима» – Константинополя. Главным же образом, этим термином обозначались общецерковные соборы епископов вселенской империи. Словом «вселенский» обозначалось также то, что касалось всей церковной территории в целом, в противоположность всему, что имело только местное, провинциальное значение (например, поместный Собор или местное почитание)».[5]

Не следует думать, что слово «соборность» происходит от слова «собор». Прежде чем в истории Церкви появились Соборы (и даже первый из них – Апостольский, датируемый 48 – 51 годами), церковь учеников Христовых, собравшихся в Сионской горнице в день Пятидесятницы, была, несомненно, Соборной. Напротив, Церковные Соборы являются проявлением и выражением соборности Церкви. Надо ясно понять разницу между «вселенскостью» и «соборностью» Церковь в целом именуется «Вселенской», и это определение неприложимо к ее частям; но каждая часть Церкви, даже самая малая, даже только один верующий, может быть названа Соборной. Когда святой максим, которого церковная традиция называет исповедником, ответил тем, кто хотел принудить его причащаться с монофелитами: «Даже если бы вся вселенная причащалась с вами, я один не причащался бы», – он «вселенной», которую считал пребывающей в ереси, противопоставлял свою «соборность».

Итак, различие между «соборностью» и «вселенскостью состоит в том, что понятие «вселенскость», являясь характеристикой церкви как Целого, неприменимо к ее частям, тогда как «соборность» может относиться как к целому, так и к частям. Святой Игнатий Богоносец пишет: «Где будет епископ, там должен быть и народ, так же, как где Иисус Христос, там и кафолическая Церковь». В этом тексте впервые в истории христианства мы встречаем выражение «кафолическая Церковь» (кафолики экклесиа). В раннехристианской литературе это выражение означало не географическую универсальность, а полноту Церкви (от греческого «кафолон», «согласно целому»). Кафолическая сущность Церкви может реализоваться даже в общине, состоящей только из двух человек. Все зависит от того, с какой целью они собрались. Чтобы собрание стало церковью, необходимо присутствие Христа, а для этого, в свою очередь, нужен епископ – залог присутствия Христа среди Своего стада. Кафоличность Церкви осуществляется в каждой Поместной Церкви. В этом смысле все поместные церкви равны и идентичны одна другой, имея своим будущим прообразом небесную церковь, описанную в «Откровении» святого Иоанна Богослова.[6]

Кафоличность – признак совершенства Церкви

В. Н. Лосский считает, что соборность есть свойство, которое выражает в строе церковной жизни Триединого Бога. Бог един, но каждое Божественное Лицо есть Бог, обладающий всей полнотой Божественной сущности. Также и «Церковь кафолична, как в своей совокупности, так и в каждой из своих частей. Полнота целого – не сумма ее частей, так как каждая часть обладает той же полнотой, что и ее целое». Иначе говоря, каждая поместная община обладает той же полнотой благодатных даров, что и вся Церковь в целом, ибо в ней в той же полноте присутствует Тот же Христос. Таким образом, кафоличность не столько количественная, сколько качественная характеристика Церкви. Свт. Кирилл Иерусалимский говорит, что «Церковь Соборною называется потому, что: находится во всей вселенной; в полноте преподает все то учение, которое должны знать люди; весь род человеческий приводит к истинной вере; повсеместно врачует и исцеляет все роды грехов; имеет в себе всякий вид совершенства, являющийся в делах, словах и во всяких духовных дарованиях». Таким образом, соборность означает, во-первых, целостность, не поврежденность хранимой Церковью истины и, во-вторых, полноту благодатных даров, которой обладает церковь, причем эта целостность и полнота относятся как к Церкви в целом, так и к каждой из ее частей в отдельности. Иными словами, соборность церкви выражается в том, что каждый человек в любом месте и во всякое время, независимо ни от каких индивидуальных способностей и внешних условий, может получить в Церкви все необходимое для спасения. Такое понимание соборности как качественной характеристики Церкви отчасти присутствует и в «Пространном Катехизисе», где говорится, что кафолическая Церковь имеет то важное преимущество, «что Господь пребудет с нею до скончания века, что в ней пребудет слава Божия о Христе Иисусе во все роды века, что, следственно, она никогда не может ни отпасть от веры, ни погрешить в истине веры, или впасть в заблуждение».[7]

Известный мыслитель и богослов, глубоко верующий и преданный сын православной Церкви, Алексей Степанович Хомяков (1804 – 1860), произведения которого оказали значительное влияние на развитие русской богословской мысли, считал не подлежащим сомнению, что славянский символ веры дошел до нас от святых от святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Именно они «для передачи греческого слова «кафоликэ» избрали слово «Соборная». «Слово «кафоликэ» в понятии двух великих служителей слова Божия, посланных Грецией к славянам, происходило от «ката» и «олон»… Церковь Кафолическая есть Церковь по всему, или по единству всех верующих, Церковь свободного единодушия… та Церковь, о которой пророчествовал Ветхий завет, и которая осуществилась в Новом Завете, словом – Церковь, как ее определил святой Павел… Она есть Церковью разумению всех в их единстве».

Единство, святость, апостоличность как свойства истинной Церкви находят свое проявление в такой сущностной характеристике экклезии, как соборная. Неслучайно Хомяков подчеркивает, что одно слово соборный «содержит в себе целое исповедание веры». Анализируя церковные критерии соборности, А. С. Хомяков приходит к выводу, что они проистекают от «духа Божия», живущего в Церкви и «умудряющего ее». Само проявление этого духа многообразно, он выступает «в писании, в предании и в деле». Следовательно, соборность является, как «дар благодати, даруемый свыше» – это внутреннее основание «непогрешимости соборного познания». Внешним же критерием соборности выступает принятие тех или иных религиозных положений «всем церковным народом». Ярким примером подобного одобрения всей Церковью религиозных истин были Вселенские Соборы, выработавшие христианские догматы и каноны. Согласно взглядам славянофилов, соборное сознание не может рассматриваться как статичное образование, ибо по мере одобрения «всей полнотой Церкви» тех или иных религиозных положений они приобретают статус «соборных решений». Для Хомякова «церковный народ», то есть Видимая Церковь, живет по христианским принципам лишь постольку, поскольку подчиняется Церкви невидимой, небесной и «соглашается служить ее проявлениям». Поэтому внутренний критерий соборности, связанный с Духом Святым, и внешний ее критерий, опирающийся на единомыслие церковных чад, не противостоят, а взаимодополняют друг друга.[8]

По Е. П. Аквилонову, соборность Церкви предопределена, прежде всего, тем, что «для созидания тела Христова необходимы все члены». Каждый вошедший в церковную ограду совершает свое особое служение, которое в тоже время направлено на пользу всей экклезии. В силу этого в церковном теле реализуется принцип «единства во множестве и множества в единстве». В определении соборности Е. П. Аквилонов идет за А. Хомяковым, к богословским взглядам которого относился с большим уважением, называя его одним из основателей «православно-научной экклезиологии». Богослову важно было подчеркнуть, что соборность не противоречит принципу иерархизма, на котором строится церковное служение. Между членами тела существует «равенство в необходимости служения целому», но не в значимости их деятельности, направленной к его благу. Соборность не есть равенство членов Церкви, напротив, она подчеркивает индивидуальную роль каждого в создании церковного тела.

Отец Сергий Булгаков менял свою точку зрения по этому вопросу. В статье «Единая Святая Кафолическая и Апостольская Церковь» он писал, что слово «соборность» отсутствует в греческом тексте Символа веры, и что фактически его появление обязано «неточности славянского перевода, если не простой ошибке переводчика, – ошибке, которую мы, однако, должны считать провиденциальной». Но в «тезисах о Церкви», написанных по случаю первого конгресса православных богословов в Афинах, перевод словом «Соборная» отец С. Булгаков называет уже «аутентичным истолкованием греческого слова кафоликэ». Другой знаменитый богослов о. Павел Флоренский пишет: «Замечательно, что словенские первоучители святые Мефодий и Кирилл перевели кафоликэ чрез «Соборная», конечно, разумея соборность не в смысле количества голосов, а в смысле всеобщности бытия, цели и всей духовной жизни, собирающей в себя всех, не зависимо от их местных, этнографических и всех прочих особенностей».

Кафоличность как полнота дарованной благодати

Итак, Кафоличность (или соборность) – это полнота дарованного ей облагодатствования и целостность (не ущербленность хранимой ею истины, а, следовательно, достаточность для всех членов Церкви сообщаемых и получаемых в ней сил и дарований духовных, необходимых для свободного и разумного участия во всех сторонах ее жизни как тела Христова, включая все виды ее спасительной миссии в мире. Кафоличность – это изначально присущее качество и признак Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Нет никаких оснований говорить о некоей внецерковной соборности или «секулярной кафоличности». И весь опыт свидетельства и служения, приобретаемый и осуществляемый Церковью в мире, как бы он ни совершенствовался с течением времени и под влиянием разных обстоятельств, не может ни увеличить, ни уменьшить кафоличности Церкви.

  Список используемой литературы.

  1. Булгаков С., протоиерей. «Православие». М., 1999.
  2. Воронов Л., протоиерей. «Догматическое богословие». Клин, 2000.
  3. Давыденков О., иерей. «Введение в святоотеческое богословие». М., 2000.
  4. Лосский В. «О третьем свойстве Церкви \\ ЖМП». 1968, № 8.
  5. Лосский В. «Очерк мистического богословия Восточной Церкви». М., 1991.
  6. Макарий (Булгаков), митрополит. «Православно-догматическое богословие». Репринт. М., 1993.
  7. Мейендорф И., протоиерей. «Введение в святоотеческое богословие». Клин, 2001.
  8. Мень А., протоиерей. «Словарь по библиологии в 2-х томах». М., 2002.
  9. «Пространный Христианский Катехизис». Репринт.
  10. Шапошников Л. «Консерватизм, новаторство и модернизм в православной мысли 19 – 20 веков». Н. Новгород, 1999.

[1] См.: Мень А., протоиерей. «Словарь по библиологии в 2-х томах». М., 2002. Том 2-й. Стр. 388.
[2] Воронов Л. «Догматическое богословие». Стр. 118.
[3] Макарий Булгаков. «Православно-догматическое богословие». Стр. 185-186.
[4] Макарий Булгаков. «Православно-догматическое богословие».  Стр. 187.
[5] Воронов Л. «Догматическое богословие». Стр. 121.
[6] См.: Мейендорф И. «Введение в святоотеческое богословие». Стр. 27.
[7] Давыденков О. «Введение в догматическое богословие». Стр. 200.
[8] Шапошников Л. «Консерватизм, новаторство и модернизм в православной мысли 19-20 веков». Стр. 125.

 


иерей Максим Мищенко