Учение восточных Отцов первых десяти веков об исхождении Святого Духа только от Одного Отца.

«Веруем в единого нерожденного Бога Отца, имеющего бытие от Себя»[1] (Святитель Афанасий Великий).

«Веруем в единого Отца, начало всего и причину».[2] (Преподобный Иоанн Дамаскин).

Бог Отец есть истинный Бог. В этой истине не сомневался никто и никогда, даже такие еретики, которые отвергали Божество Сына и Святого Духа[3]. О Божестве Отца свидетельствует почти каждая страница Священного Писания, Христос прославляет Отца, «Господь неба и земли», открывающего Свои тайны незлобивым простецам-Апостолам (Мф.11:25). Он же учит об Отце, Который так возлюбил мир, что «отдал Сына Своего Единородного» (Ин. 3:16). Апостол Павел возвещает, что у нас «один Бог Отец, из Которого все и мы для Него» (1Кор. 8:6).

Апостол Павел пишет: «Преклоняю колени мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф. 3:14-15). Таким образом, Божество первой Ипостаси – несомненная истина Откровения[4].

В Боге мы созерцаем Три Личности, абсолютно тождественные по природе и силам, но различные по образу Своего бытия. «Единое Божество обще трем Ипостасям и присуще каждому из Них: Отцу – как Источнику, Сыну – как Рожденному, Духу – как от Отца исходящему»[5]. Они равны и едины во всем, «кроме нерождаемости, рождения и исхождения»[6], - пишет св. Иоанн Дамаскин.

Говоря о личных свойствах Бога Отца, можно выделить: безначальность, отцовство (по отношению к Сыну) и изведение (Святого Духа).

Бог Отец безначален. Это значит, что его Личность никем и ничем не обусловлены, ни из какого другого начала, кроме Самого Бога Отца, не происходят[7]. Об этом так говорит св. Иоанн Дамаскин: «Один Отец - … безначальный, то есть, безвиновный, ибо Он не есть от кого-либо»[8], то есть Он обладает независимостью по бытию от другого начала. «Сын и Дух хотя также безначальны, но не по отношению к происхождению, а по отношению ко времени»[9]. И Откровение свидетельствует о Боге Отце, Который «имеет жизнь в Самом Себе» (Ин. 5:26).

Богу Отцу, кроме безначальности, принадлежит еще отцовство по отношению к Сыну и изведение Святого Духа. Он предвечно рождает Бога Сына и предвечно изводит Святого Духа. «Един Бог, единого Сына Родитель, Отец, и единого Святого Духа Источник»[10], - пишет св. Максим Исповедник.

Бог Отец есть Отец в собственном смысле этого слова. «Ибо, - по словам св. Иоанна Дамаскина, - не мог бы быть назван Отцом Тот, Кто лишен Сына. А если Он существовал, не имея Сына, то не был Отцом; и если после этого получил Сына, после этого сделался Отцом… что говорить – хуже всякого богохульства»[11]. Отец по божественной природе предвечно рождает Сына. «Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя» (Пс.2:7), «из чрева прежде денницы Я родил Тебя» (Пс.109:3).

Бог Отец не только предвечно рождает Сына, Он также предвечно изводит Святого Духа, Отец есть Изводитель, на что указывает Сам Спаситель: «…Дух истины, Который от Отца исходит» (Ин. 15:26)[12]. Об этом учит и св. Иоанн Дамаскин: «Святой Дух… - от Отца, но не по образу рождения, а по образу исхождения. Рождение Сына от Отца, и исхождение Святого Духа происходят одновременно»[13]. Понятно, что рождение и изведение есть вечные образы бытия в Троице. Отец безначально и нескончаемо рождает Сына и изводит Духа Святого. «Сын вечно сорождается с Духом, Дух вечно соисходит с рождающимся Сыном»[14]. «не было момента, когда не было Сына или не было Духа Святого. Нет для Них начала во времени. Всегда Бог был Пресвятой Троицей, и всегда был Бог Отец, рожденный Им Сын и исходящий от Отца Дух Святой»[15]. В предвечном рождении Сына Божия и изведении Святого Духа выражается бесконечная любовь Бога Отца: Отец ничего не хранит для Себя, но все Свое отдает Своему Сыну и Святому Духу. Бог Отец раскрывает Свою сущность и Свою жизнь в двух других подобных Себе Ипостасях. В Сыне Отец выражает Свою сущность, и потому Бог Сын именуется Словом Божиим, Логосом, Образом Отца (2 Кор.4:4; Флп. 2:6). Дух Святой выражает жизнь Бога Отца и потому зовется дыханием Отца, Духом Отца[16]. («О Духе же Святом и говорим, что Он – от Отца, и называем Его Духом Отца»[17]).

Ипостасные свойства не могут быть утрачены или стать принадлежностью другого Лица. Например, Сын не может быть Источником Ипостаси Святого Духа, так как одно Начало в Троице - Ипостась Отца[18].

Уча о Боге Отце как Начале (или Причине) личного бытия Сына и Святого Духа, то есть выражая отношение между Лицами Святой Троицы, святые отцы говорили о «монархии» Бога Отца (от греческого: «единственный принцип, единственное начало»)[19]. «Так как Сын рождается, а Дух Святой исходит от Бога Отца, … к единой вине относятся, то Бог Отец называется первым Лицом Пресвятой Троицы, занимает первое место в порядке Божеских Лиц, служит единым началом Божества, есть виновник Сына и Святого Духа, приемлющих от Него единого Свое бытие»[20].

Термин «единоначалие (монархия) Отца, появившийся в богословии в IV веке, означает, что самый Источник Божества – личен. Отец сообщает Свое Божество во всей его полноте двум другим Лицам; Они берут Свое начало от Отца[21]. «Между тремя Лицами Он (Отец) не только первый, но и объединяющее начало, Он – единое начало Божества и Ипостасей, … Он – источник Сына и Святого Духа»[22].

Вера в единоначалие Отца подтверждается в Символе веры, начинающемся словами: «Верую во Единого Бога Отца». Она засвидетельствована древнейшими молитвами Апостольских Церквей и нерушимо хранится Православной Церковью[23].

Удивительно глубоко рассуждает о единоначалии Отца св. Григорий Богослов: «Надо и соблюсти веру в единого Бога, и исповедовать три Ипостаси, или три Лица, притом каждое с личным Его свойством. Соблюдается же, по моему рассуждению, вера в единого Бога, когда и Сына, и Духа будем относить к единой Причине… Соблюдается вера в три Ипостаси, когда не будем вымышлять никакого смешения или слияния. Соблюдутся и личные свойства, когда будем представлять и называть Отца безначальным и началом – началом как Причину, как Источника, как присносущный Свет»[24].

«В учении о Св. Троице входит вся полнота учения о Боге: и о Боге в Самом Себе, и о Боге в ипостасных, личных отношениях (как Боге - Отце, Боге - Сыне и Боге - Духе Святом), и о Боге в Его отношениях к миру и человеку»[25]. Вся полнота этих отношений, связей, качеств, свойств и совершенств природы Бога и содержится в словах - Пресвятая Троица. Православная Церковь исповедует Единого Бога по существу и троичного в Лицах: Троицу - в Единице и Единицу - в Троице. Св. Григорий Богослов объясняет: «Слово Троица обозначает … совокупность равных и равночестных, причем наименование соединяет то, что соединено по естеству»[26].

Наши богослужебные книги, в частности Октоих, содержащий троичные каноны на полунощнице, так обращается к Троице: «Непостижимое едино Господоначалие, и едино Троическое Богоначалие, Трисиянного света Твоего мя сподоби: яко да воспою Тя, певаемое непрестанно Трисвятыми песньми, ангельскими усты»[27]. И в другом месте: «троицу Богоначальную да прославим Ипостасьми, единственное же Естество Трех, Соприсносущную, Сопрестольную…»[28]. Все это учение о Боге - Троице, о единосущии, равенстве, равночестии, нераздельности единении в духе и любви Лиц Святой Троицы имеет живую, непосредственную связь с жизнью православного христианина, потому что в исповедании Троической тайны состоит совершенство богословия и истинное благочестие[29]. Божественная Троица есть Альфа и Омега - Начало и Конец - духовного пути[30].

Изменения в этом духовном пути происходят о т неправого понимания догматов, от привнесения в них чуждого их духу элементов. Даже такой светский философ, как Н. Бердяев правильно почувствовал сущность догматов. Они, по его мнению, не застывшие формулы, а вехи духовной жизни, показывающие нам путь, которым мы должны идти к спасению[31]. Поэтому то начальное разделение, которое произошло между Востоком и Западом, между католиками и православными на деле обусловлены не историческими фактами, хотя таковые несомненно влияли, но тем, что «догматическое определение стало как для одних, так и для других неким духовным обстоятельством, сознательным выбором в области исповедания веры»[32]. «Духовная жизнь и догмат, мистика и богословие нераздельно связаны в жизни Церкви»[33]. Именно в вероучительном расхождении в вопросе об исхождении Св. Духа и видит великий сербский богослов архимандрит Иустин Попович причину кризиса европейской цивилизации, сложившейся преимущественно под западным влиянием. С этим мнением можно соглашаться или не соглашаться, но факт остается фактом: пути не только богословской мысли или жизни христиан, но пути и культуры совершенно различны на Востоке и Западе.

Святая Православная Церковь исповедует Духа Святого Истинным Богом, Третьим Лицом, или Ипостасью, Святой, Единосущной, Животворящей и Нераздельной Троицы.[34] В 381 г. на 2-м Вселенском Соборе был принят следующий текст, которым признавались Божественность Святого Духа: «И в Духа Святого, Господа Животворящего, Иже от Отца исходящего, Иже со Отцем и Сыном споклоняема и сславима, глаголавшего пророки». Точно опираясь на этот текст, принятый в Константинополе, первоначально Древняя Церковь и с ней все Восточные Церкви учили об исхождении Св. Духа от Бога Отца, согласно Ин. 15:26: «Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух Истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне».

Святой Афанасий Великий, самый твердый защитник единства Божественности Отца и Сына против Ария, который также веровал в исхождение Святого Духа от Одного только Отца. Так, в сочинении своем «О вечной сущности Сына и Духа Святого», против последователей Савелия, он выражается так: «мы отличаемся и от иудействующих, которые превращают христианство в иудейство, и от тех, которые, отрицая Бога от Бога, признают единого Бога, также как и иудеи, и которые утверждают, что Один только есть Бог не потому, что Он Один только есть нерожденный и Один только Он источник Божества, но потому, что Его считают скорее бесплодным, чем способным родить живое Слово и истинную Мудрость»[35]. В труде Адама Зерникава «Православно-богословские исследования об исхождении Святого Духа от одного Отца», мы находим следующую формулировку Символа веры Афанасия Великого: «Отец никем не создан, не сотворен и не рожден; Сын, Одним только Отцом не создан и не сотворен, но рожден; Дух Святой от Одного только Отца не создан, не сотворен и не рожден, но исходит»[36].

В диалоге I против Македония: «до Отца и Сына и Духа Святого ничего не существовало, но от Отца Сын родился, и Дух Святой исходит»[37]. В книге об общей сущности Отца, Сына и Святого Духа, под заглавием: «Троица единосущная»: «Один Бог Отец, от Которого все: ибо и Слово от Него чрез рождение, и Дух Святой чрез исхождение»[38].

Отличительное свойство Третьей Ипостаси Святой Троицы – Духа Святого – исхождение от Бога Отца, Который, как говорит святой Максим Исповедник, «сообщает Свою единую природу равным образом и Сыну и Духу, в Которых она пребывает единой и нераздельной, хотя и сообщается различным образом, ибо исхождение Святого Духа от Отца не тождественно рождению Сына от Бога же Отца»[39]. Это исхождение Святого Духа от Отца, есть предвечное исхождение, и составляет личное свойство Духа, присущее только Ему как Третьей Ипостаси Троицы. Святой преподобный Иоанн Дамаскин в «Точном изложении православной веры» пишет: «Сын Божий... называется единородным: ибо один рожден от Отца и рожден естественным образом; никакое другое рождение не походит на рождение Сына Божия, ибо другого Сына Божия нет. Дух Святой, хотя исходит от Отца, однако не образом рождения, а образом исхождения. Здесь другой образ бытия, также непостижимый и недоведомый, как и рождение Сына Божия...»[40].

Православная Церковь всегда неизменно сохраняла и сохраняет учение неразделенной Церкви о личном свойстве Святого Духа – определение Второго Вселенского Собора и учение отцов Церкви в духе и силе Священного Писания – о вечном исхождении Духа от Отца. Сохраняет она в неприкосновенности сформулированный на первых двух Вселенских Соборах Символ веры. Постановлениями последующих Вселенских Соборов, воспрещено всякое изменение Никео-Цареградского Символа, через убавление и прибавление каких-либо новых слов.

 



[1] Цит. по Кирилл (Лопатин), иером. Учение св. Афанасия Великого о Св. Троице. – Казань, Типолитография Императорского Университета, 1894, с. 15.

[2] Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. – М.: Б.и., 1992, с. 87.

[3] Малиновский Н., прот. Догматическое богословие. Л. 1991. С. 94.

[4] Алипий (Кастальский-Бороздин), архим. Догматическое богословие: курс лекций. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2012, с. 132.

[5] Лосский, В. Н. Догматическое богословие; пер. с фр. В. А. Рещиковой. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2010, с. 218.

[6] Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. – М.: Б.и., 1992, с. 94-95.

[7] Александр (Семенов-Тян-Шанский), еп. Православный катихизис. — М.: Мос. Патриархия, 1990. С.7.

[8] Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. – М.: Б.и., 1992, с. 98.

[9] Малиновский Н., прот. Догматическое богословие. Л.1991. С.109.

[10] Максим Исповедник, св. Творения. Кн.I. М. 1993. С.257.

[11] Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. – М.: Б.и., 1992, с. 88.

[12] Рассказовский С., прот. Основы православного вероучения. СПб.1993. С.146.

[13] Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. – М.: Б.и., 1992, с.94.

[14] Малиновский Н., прот. Цит.соч.,с.110.

[15] Свенцицкий В., прот. Диалоги.  М. 1995. С.66-67.

[16] Александр (Семенов-Тян-Шанский), еп. Православный катихизис. — М.: Мос. Патриархия, 1990. С. 8.

[17] Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. – М.: Б.и., 1992, с.99.

[18] Алипий (Кастальский-Бороздин), архим. Догматическое богословие: курс лекций. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2012, с. 147.

[19] Александр (Семенов-Тян-Шанский), еп. Православный катихизис. — М.: Мос. Патриархия, 1990. С. 8.

[20] Иустин, архим.  Православно-христианское вероучение или Догматическое богословие. СПб. 1884. С.122.

[21] Лосский, В. Н. Догматическое богословие; пер. с фр. В. А. Рещиковой. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2010, с. 218.

[22] Кирилл (Лопатин), иером. Учение св. Афанасия Великого о Св. Троице. – Казань, Типолитография Императорского Университета, 1894, с.15.

[23] Лосский В.Н., проф. Исхождение Святого Духа в Православном Троичном богословии. // ЖМП, 1973. №9, с.64-65.

[24] Григорий Богослов, св. Творения. Ч.II. Цит. по Иларион (Алфеев), иером. Таинство Веры. М.1996. С.47.

[25] Ветелев А. Богословское содержание иконы «Святая Троица» прп. Андрея Рублева. // ЖМП. – М, 1990. – № 6. С.67.

[26] Свт. Григорий Богослов. Творения. Казань. 1993. С. 333.

[27] Октоих, ч. 1. М., 1981. С. 355.

[28] Там же, с. 508.

[29] Свят Афанасий Александрийский. Творения. Ч. 2. М. 1852. С. 200.

[30] Алипий (Кастальский-Бороздин), архим. Догматическое богословие: курс лекций. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2012, с. 108.

[31] Н. Бердяев. Статьи разных лет. Новосибирск. 1992. С. 148.

[32] Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2010. С. 14.

[33] Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2010. С. 14.

[34] Алипий (Кастальский-Бороздин), архим. Догматическое богословие: курс лекций. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2012. – С. 135.; Давыденков, О., прот. Догматическое богословие. – Москва: Из-во ПСТГУ, 2014. С. 186.

[35] Цит. по: Зерников, А. Православно-богословские исследования об исхождении Святого Духа от одного

Отца. – Почаев: Типография Почаево-Успенской Лавры, 1902. – Т. 1 С. 33.

[36] Цит. по: Зерников, А. Православно-богословские исследования об исхождении Святого Духа от одного

Отца. – Почаев: Типография Почаево-Успенской Лавры, 1902. – Т. 1 С. 35.

[37] Афанасий Великий, свт. Творения [Электронный ресурс] / Афанасий Великий, свт. - URL:

http://www.golden-ship.ru/knigi/9/afanasij_vel_tvorenija1.htm (дата обращения: 04.02.20)

[38] Цит. по: Зерников, А. Православно-богословские исследования об исхождении Святого Духа от одного

Отца. – Почаев: Типография Почаево-Успенской Лавры, 1902. – Т. 1 С. 34.

[39] Лосский, В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви; Догматическое богословие. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2010. С. 136.

[40] Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. – М.: Б.и., 1992. С. 28.