Арсений (Минин), иеромонах. Путеводитель во св. град Иерусалим ко Гробу Господню и прочим святым местам Востокa и на Синай.

С воспоминанием страстей Христовых и прочих знаменательных событий, совершившихся на святых местах.

Содержание

Вступление Константинополь Солунь, или Салоник Дарданеллы и город Чанаклис (бывший древле Кизик) Митилин Смирна XIО Родос Кипр Бейрут Кайфа Назарет Кана Галилейская Гора блаженств Тивериада Сион Гефсимания Моление Спасителя о чаше Страстной путь Голгофа Иерусалимский храм Воскресения Христова и находящиеся в нем святые места Живоносный гроб Христа Спасителя Развалины дома Ирода. – Развалины монастыря св. Марии Магдалины и церкви Богоотец Иоакима и Анны. – Овчая купель. – Гроб Пресвятой Богородицы в Гефсимании Воспоминание об успении Богоматери Гора Елеонская или Масличная Вифания Омарова мечеть, бывший храм Соломонов Западные и северные местности Иepyсалима Монастырь св. Креста Животворящий Крест Христов Воспоминание явлений на небе Животворящего Креста Господня, виденных в Иерусалиме Горный град Иудов. – Латинский монастырь св. Иоанна Предтечи. – Место свидания Пресвятой Девы Марии с праведною Елисаветою. – Пещера св. Иоанна Крестителя. – Мальха. – Источник св. Филиппа Вифлеем Пруды и сады Соломона Хеврон. Мамврийский дуб и монастырь св. великомученика Георгия Лавра Саввы Освященнаго Иордан. – Мертвое море – Гора искушения или Сорокадневная. – Развалины Иерихона. – Селение Риха. – Галгал. – Развалины монастырей: св. Иоанна Предтечи и препод. Герасима Путешествие на св. гору Синай и к святым местам Египта Порт – Саид Исмаил Суэз Путь от Суэза до Раифы и Синая Монастырь Синайский, гора Синай и окрестности монастыря Святые места, находящиеся в окрестности Синайского монастыря Раифа (по туземному Эль – Тор) Каир Александрия Заключение 

С давнего времени желал я посетить Восток, поклониться драгоценным сердцу христианина святыням, принести покаяние на тех священных местах, где совершилось спасение наше, – и милосердый Господь не отринул стремления души моей.

Желая быть полезным соотечественникам моим, предпринимающим путешествие к святым местам, я составил предлагаемое описание и присоединил размышления и воспоминания о совершившихся там событиях. При труде этом, кроме личных наблюдений, я руководился Священным Писанием, церковными преданиями и сочинениями знаменитых иерархов нашей Церкви, а также описаниями благочестивых паломников, посещавших Восток.

Прошу Господа, да приимет Он мой убогий труд, как вдовицины две лепты, и да сподобит меня принести душевную пользу боголюбивым соотечественникам моим, как и чем могу. Главною моей целью было возбудить в благочестивых поклонниках святых мест чувства благоговейной любви к Пострадавшему за спасение всех нас напомнить им о великих событиях, совершившихся на местах, освященных крестными страданиями Богочеловека, дабы самое поклонение святыням сделалось чрез то более сердечным, сознательным и благоплодным.

Любящие Бога вероятно с утешением прочтут описание святых мест; и если кто по обстоятельствам своим не имеет возможности предпринять путешествие на Восток, то, благоговейно прочитав описание это, получит некоторую замену личного путешествия и долю участия в том блаженстве, которое Господь обещал не видевшим, но веровавшим.

Паломник Святогорец И.А.

Примечание к восьмому изданию. Автор сей книги покойный иеромонах нашего Афонского Русского Пантелеймоновского монастыря о. Арсений (Минин) совершил свое путешествие в Палестину в 1870 году. С того времени появилось в свет немало новых «Путеводителей» в Святую Землю и описаний св. мест более подробнейших, особенно в историческом и археологическом отношениях. Но так как «Путеводитель» о. Арсения заключает в себе при описании мест, запечатленных страданиями Спасителя мира и довольно подробное изложение священных событий, совершившихся на местах этих, чего недостает в других «Путеводителях», то полагаем, что издание его и в настоящее время и впредь не потеряет того назначения, о котором высказано автором в предисловии (см. выше). О. Арсений скончался в Москве, 17 ноября 1879 г. – Биографический очерк его напечатан был в московском духовном журнале «Душеполезное Чтение» 1881 г., затем помещен в издании нашей обители «Душеполезные Размышления» 1881 г., издан и особой брошюрой.

 

Вступление

Господи, благослови!

Каждое доброе дело должно быть начинаемо с благословения Божия; тогда только оно и может быть успешно: «без Мене не можете творити ничесоже» (Иоан. 15, 5), сказал Господь.

Есть предание, что Пресвятая Дева Богоматерь, по вознесении Господнем, пребывая в Иерусалиме, любила посещать места, запечатленные крестными страданиями Сына и Бога Своего. Подражая Ей, Небесной Заступнице нашей, и мы, с чувствами любви и святого благоговения, направим путь свой в землю обетованную, в землю, освященную Божественными стопами Начальника жизни нашей, положившего душу Свою за спасение наше.

Но прежде чем достигнем священных мест, скажем несколько слов и о пути, ведущем туда из благословенного нашего отечества, и о том, что необходимо для сего пути.

Отправляющиеся к святым местам, принадлежащие к податным сословиям, должны иметь плакатные паспорта и увольнения от своих обществ на беспрепятственный выезд заграницу; документы эти нужно представить местному губернатору, и получив от него надлежащее свидетельство, с помощью Божией отправляться в путь.

Прибыв в Одессу или Таганрог, смотря по тому, куда кому удобнее, должно явиться с помянутым свидетельством к начальнику города, получить от него заграничный паспорт, который и заявить в Турецком консульстве. Для получения заграничного паспорта, в числе других документов, необходимо представить квитанцию местного казначейства в уплате «паспортного сбора» в количестве 50 коп.

В Одессе поклонники могут останавливаться в подворьях, принадлежащих русским обителям на Афоне. Таких подворьев в Одессе три: Пантелеймоновское, Андреевское и Ильинское1.

Кроме удобного помещения в сих подворьях, бедные поклонники пользуются бесплатно удовлетворительной пищей и когда угодно горячей водой для чая. Доверенные от Афонских обителей лица руководят безвозмездно поклонников при получении заграничного паспорта, сопровождают на пароход и т. п.

Расстояние от Одессы до Константинополя около 300 миль или 500 верст. Путь лежит по Черному морю. При обыкновенной погоде плавание совершается в полутора суток. Пароходы Русского Общества отходят из Одессы прямо в Константинополь два раза в неделю: по вторникам и пятницам в 4 часа пополудни.

Вообще должно сказать, что желающие посетить святые места должны иметь от 150 до 200 рублей для путевых расходов, наблюдая при этом крайнюю экономию: ибо, по случаю непредвиденных издержек, сумма эта на такой дальний путь самая ограниченная. Деньги с собою можно брать в запас кредитными билетами, т. е. бумажками их в Иерусалиме и везде на Востоке без затруднения принимают. Часть для расхода надобно разменять на золото и мелкое серебро в Одессе или Константинополе.

Примечание к восьмому изданию. С учреждением в 1882 году в Петербурге Императорского Православного Палестинского Общества путь в Св. Землю для православных поклонников значительно удешевлен. Обществом установлены паломнические книжки для проезда в Иерусалим и на Афон по удешевленным ценам. Желающие пользоваться проездом по паломническим книжкам могут покупать их во многих городах России. В конце сей книги помещается недавно опубликованное Обществом «Наставление паломнику» с подробным означением платы за продовольствие в Иерусалиме, таблицею стоимости цен паломнических книжек и указанием, где они продаются. Прилагается и расписание рейсов пароходов «Русского общества пароходства и торговли» в Иерусалим и на Афон, опубликованное с апреля 1904 года.

Константинополь.

Вид Константинополя с моря очень красив, но сам город имеет узкие и кривые улицы, которые ныне несколько расширяются, при производящихся перестройках домов.

Скажем несколько слов о замечательных святынях Константинопольских. Таковы: Балуклия – живоносный источник, находящийся близ Константинополя, там замечательная древняя икона Богоматери, скопированная с иконы, писанной св. Евангелистом Лукою. В летописях церковных повествуется, что воевода греческий Лев (в половине V века), бывший впоследствии императором, прогуливаясь в роще Балуклийской в жаркий день, встретил там слепца. От природы сострадательный, будущий император подал руку слепцу и повел его; но солнце палило и слепец жаловался на сильную жажду. Лев, посадив его в тени, прошел всю рощу, ища воды, но тщетно. Когда он усталый возвратился к слепцу, вдруг услышал чудный голос из чащи: «не печалься, Лев: вода подле тебя». Но Лев и сам стал как бы слепым, осматривался вокруг, испытывал землю, а воды не находил. И вот опять раздается кроткий и приятный голос, не только называющий его по имени, но и предсказывающий ему императорское достоинство: «император Лев! войди в эту густую и тенистую рощу и, почерпнув воды, утоли жажду немощного, а илом помажь ему глаза; кто Я, здесь живущая, ты скоро узнаешь; устрой Мне в этом месте храм; в нем Я буду внимать молитвам и подавать желаемое всем, с усердием и верою сюда притекающим; ничто не сильно будет противиться Моей власти: болезнь ли неисцельная, демонское ли наваждение, или что другое, – только бы просили Меня благоговейно». Лев отыскал виду, утолил ею жажду слепого, а илом помазал ему глаза они открылись, и слепорожденный стал ясно видеть. Сделавшись императором, Лев воздвиг над этим чудотворным источником великолепный храм, который получил название «Живоносного источника», и поистине сделался таким. Православная Церковь еще в древнее время установила в пятницу светлой недели совершать празднование в честь Божией Матери, в воспоминание чудодейственных исцелений у живоносного Ея источника. К сожалению, величественный храм императора Льва, возобновляемый и украшаемый великолепно его преемниками, был разрушен при взятии Константинополя турками, а источник завален грудою камней, но продолжавшиеся по временам благодатные исцеления от источника знаменовали целебную его силу даже на турках. И вот, наконец, в 1830 году, патриарх константинопольский, испросив у султана дозволение восстановить из развалин древнюю церковь, соорудил ее в небольшом виде, но с благолепием, приличным святости и славе места. Устроена она над самым живоносным источником, из которого по-прежнему всем, с верою притекающим, струятся исцеления. К сему святому месту благоговеют не только христиане, но даже и магометане.

Есть еще в Константинополе не менее замечательная церковь, именуемая «Влахернскою». В 911 году, в царствование Льва Мудрого, св. Андрей, Христа ради юродивый, находясь с учеником своим Епифанием в воскресный день во Влахернском храме на всенощном бдении, сподобился видеть Матерь Божию, стоящую на воздухе, со множеством Ангелов, Пророков и Апостолов, и осеняющую христиан Честным Своим омофором. «Видишь ли, брат, – сказал Андрей Епифанию, – Царицу и Госпожу всех, молящуюся о всем мире?» «Вижу, св. отче, – отвечал Епифаний, – и ужасаюсь». В память сего благодатного явления учреждено празднование Покрову Божией Матери 1 – го октября, ибо 1 – го октября было и самое явление. В этой же Влахернской церкви Божия Матерь, явившись в виде Царицы греческим зодчим, повелела им отправиться в Киев и создать там храм (что ныне великий храм Киево – Печерской Лавры), причем вручила им пречистый Свой образ – Успения. Во Влахернской церкви находится копия с чудотворного образа Влахернской Божией Матери и источник прекрасной свежей воды, посвященный пресвятому имени Приснодевы.

В Константинопольской патриаршей церкви есть святыня, принесенная из Иерусалима, – это часть, значительной величины, того столба, к которому Спаситель мира привязываем был в темнице во время страданий за грехи наши. В этой же церкви почивают целокупные мощи св. жен: мученицы Соломонии, матери Маккавеев, мученицы Евфимии и царицы Феофании, супруги Льва Мудрого.

В Константинополе существовала некогда знаменитая Студийская обитель, в коей игуменствовал богомудрый св. Феодор Студит; там же подвизался св. Даниил Столпник и многие иные. Величественный Софийский храм, созданный в VI веке императором Иустинианом, существует и поныне, но превращен в мечеть завоевателем Константинополя Магометом II – м.

В Константинополе, как и в Одессе, существуют также три подворья, принадлежащие тем же Афонским обителям. Помещаются они в Галате, недалеко от пароходной пристани. При каждой имеется церковь, где ежедневно совершается Богослужение.

Из Константинополя до св. Афонской горы расстояния около 250 миль, или 440 верст. Переезд этот совершается с небольшим в сутки. А когда пароход не заходит к Афонской горе, а прямо держит путь свой в Иерусалим, то Святая гора остается вправо, в расстоянии 60 или 70 верст.

Из Константинополя до Яффы пароходы достигают дней в восемь, заходя в разные пристани для выгрузки и нагрузки клади. Пароходы, отправляющиеся из Константинополя в Иерусалим, вступают сначала в Мраморное море, из него в Архипелаг, и потом в Средиземное море, на берегу коего город Яффа, где и оканчивается морское путешествие. Иные богомольцы берут билеты только до Кайфы (пристани, лежащей на 12 часов пути ближе, чем Яффа), и оттуда сухопутно достигают Иерусалима, посещая разные святые места, лежащие на этом пути, о коих будет речь далее.

Святая гора Афон, земной жребий Божией Матери.

„Радуйся преподобных Афонских множество,

от горы яко светила восходящии и вселенную

дарований лучами и добродетелей божественных

озаряющии, звезды многосветлыя, ясно показавшия

сие место небо другое, прогнавшее мрак демонский,

человецы небеснии, земные ангелы, Христа Бога

умолите, даровати душам нашим велию милость.“

(Из службы св. Афон. перев. с греч.).

Священное место сие усеяно, как небо звездами, пустынными обителями, воздвигнутыми на высотах, удолиях и подгориях его. Невыразимо радостный трепет наполняет сердца благоговейных путешественников, при виде заоблачных высот св. Афона чувства неземной радости, доступные лишь душам благочестивым, ниспосылаются им свыше от небесной Покровительницы Афона, как залог     будущих духовных утешений, ожидающих их в земном Ея вертограде. На Афоне как бы иной мир: всюду тишина и безмолвие; только и видны святые обители и обитающие в них иноки, прославляющие преславное имя Божие и умоляющие Его милосердие о мире всего мира.

Святая гора Афон с трех сторон омывается светлыми водами Архипелага, а с северо-запада соединяется с Македониею небольшим перешейком; пространство Св. горы в длину до 80, а в поперечнике до 20 – ти верст, местами более или менее. Высота главной вершины Афонской до 2 – х верст, в отвесе над уровнем моря.

Свет Евангельской проповеди просиял на Афоне вскоре по Вознесении Господнем. Афон в древности был наполнен множеством идолов, и на высоте его находилось главное чтилище – золотой кумир Аполлона но по воле Зиждителя всех, устрояющего, имиже весть судьбами, спасение человеков, суетные капища идольские заменились св. храмами Истинного Бога, а языческие игрища и ликования – молитвенным трудом, крестными лишениями и духовными песнопениями.

В Четиях Минеях св. Димитрия Ростовского читаем, что Пресвятая Дева Богоматерь Сама благоволила просветить христианским учением языческих обитателей Св. горы. Когда свв. Апостолы, по Вознесении Господнем, пребывавшие в Иерусалиме с Божиею Материю, кинули жребий, кому какая страна достанется для проповеди Евангельской, то и Пресвятая Богоматерь пожелала принять в сем участие. Ей выпал жребий Евангельской проповеди в Иверской земле, т. е. в Грузии, но Ангел Господень возвестил Ей, что страна та просветится впоследствии, и что Ее ожидает попечение об иной земле, в которую приведет Ее Сам Бог. В то время Лазарь, воскрешенный Господом, был епископом на острове Кипре. Он весьма желал увидеть Божию Матерь, но боялся прибыть в Иерусалим, по причине бывшего тогда гонения от иудеев. Почему, по изволению Божией Матери, он прислал за Нею корабль, на котором Она и отправилась в Кипр. Во время плавания вдруг подул противный ветер и прибил корабль вместо Кипра к пристани горы Афона, наполненного идолами, на поклонение коим стекалось множество народа. Когда только прибыла Богоматерь к горе Афонской, то бесы, обитавшие в идолах, понуждаемые силою Божией, против воли своей с воплем восклицали: «люди, обольщенные Аполлоном! идите в Климентову пристань и приимите Марию, Матерь Великого Бога Иисуса». Народ изумился и поспешил сойти на берег, где, приняв с почтением Матерь Божию, вопрошал о рождении Ею Бога и об имени Его. Она проповедала св. Евангелие и совершила многие чудеса; народ уверовал и крестился. Поставив пастырем для новокрещенных одного из бывших с Нею Апостольских мужей и возрадовавшись духом о совершившемся, Пресвятая Богоматерь сказала: «сие место буди Мне в жребий, данный Мне от Сына и Бога Моего», и, благословив людей, сказала им: «благодать Божия да пребудет на месте сем, и на пребывающих здесь с верою и благоговением и сохраняющих заповеди Сына и Бога Moего; потребная же к житию на земли благая будут им с малым трудом изобильна, и жизнь небесная им уготовится, и не оскудеет милость Сына Moего от места сего до скончания века... Аз же буду Заступница месту сему и к Богу о нем теплая Ходатаица» (Чет. Мин. св. Димитрия Ростов. 15 августа). Сказавши это, Пресвятая Богородица вторично благословила народ и отправилась в Кипр, для посещения Лазаря.

Потом, чрез 8 веков, Пресвятая Богоматерь, удостоивши явления Своего пустынножителя Афонского св. Петра, снова наименовала Афон Своим жребием и изрекла утешительное обетование, что удаляющиеся сует мирских и по силе своей подвизающиеся, с верою и любовью призывающие имя Ея, временное свое житие будут проводить на Св. горе в покое, и за благоугодные дела получат жизнь вечную; причем присовокупила: «зело бо люблю то место и хощу на том умножити чин иноческий, и милость Моего Сына и Бога имущим тамо иночествовати не разорится во веки, аще и они соблюдут спасительные Его заповеди, и распространю их в Горе той на юг и север, и возобладают ею от моря до моря, и имя их по всей подсолнечной хвально сотворю, и защищу тех, иже тамо терпеливно в постничестве подвизатися будут» (Жит. св. Петра Афонского, 12 июня).

На св. Афонской горе в настоящее время 20 монастырей, 12 скитов и до 600 отшельнических келий, а всех иноков до 8000. На Афоне обитают одни лишь православные иноки. Женщины там никогда не бывают.

В глубокой древности пытались образовать там города и села, но попытки остались тщетны: земледельческие селения скоро пустели и колонизация не удавалась. Св. Афон, по его красотам, уединению и безмолвию, располагающим к глубоким созерцаниям природы и к благоговейным размышлениям о Творце ея, самим Промыслом Божиим предназначен для иной – высшей, духовной жизни… На Афон приходили и царственные лица, в тишине, под скромным иноческим образом, работая Богу оставив тленное временное царство, они наследовали царство вечное – блаженство нескончаемое. Случалось также, что патриархи и епископы, слагая с себя иерархическое достоинство и бремя власти, иногда явно, а иногда и тайно, предавались на Афоне всей строгости крестных иноческих подвигов, так что один только Бог ведал труды их. Патриарх Григорий, коего святительские мощи покоились в Одесской греческой церкви, а потом перевезены в Афины с подобающей почестью, – двукратно удалялся на Афонскую гору и, оставляя святительский свой престол, уединялся здесь как один из смиренных иноков. Несмотря на все политические перевороты и четырех – вековое мусульманское владычество на Востоке, Афон остался непоколебимым хранилищем Православной веры, и есть предание, что он останется таковым до скончания мира и пребудет во веки неотъемлемым достоянием иноков.

Из афонских общежительных монастырей первое место, по числу братства, занимает Русский Пантелеймонов монастырь, имеющий в настоящее время около 1000 человек братий. Дивны судьбы монастыря этого; много нужд и лишений испытал он. Господу угодно было путем крестным возвести его на ту степень благоустройства, на которой он находится в настоящее время, принимая под кров свой прибывающих из благословенной России единоплеменников своих, приходящих на богомолье и ищущих спасения в пределах пустынного Афона, в безмятежии иноческой жизни.

О всех святынях Афона можно получить сведение особо из книги: «Путеводитель по св. Афонской горе», издания нашей обители (см. на обертке).

Солунь, или Салоник.

Внидоста Павел и Сила в Солунь, идеже от

сонмище Иудейское.  По обычаю же своему Павел

вниде к ним и стязашеся с ними от Писаний.

(Деян. 17: 1. 2).

Иным из богомольцев, заезжающим на Афон, как выше упомянуто, доводится быть и в Солуни. Это древний город, известный нам из Деяний Апостольских и посланий св. Апостола Павла к солунянам. Ныне он населен греками, турками и евреями, расположен на скате горы; вид его с моря живописный; находящиеся в нем сады и пристань, наполненная разного рода судами и пароходами, довершают красоту его. Город этот дорог сердцу православного христианина: там родился, жил и претерпел мученическую кончину св. великомученик Димитрий Мироточивый, Солунский чудотворец. Темница, в коей он, по по велению мучителя царя Максимиана Геркулия, был заключен и от воинов прободен копьями, уцелела и доселе, в ней погребены были честные его мощи. Теперь на месте сем положена довольно толстая каменная плита, с изображенными на ней крестами, а святые мощи угодника Божия, по взятии Востока турками, скрылись неизвестно куда. При темнице этой устроен большой храм во имя страстотерпца Христова, обращенный ныне в мечеть; из одной гранитной колонны этого бывшего храма источаются и в настоящее время капли, наподобие как бы некоего елея, коими богомольцы с благоговением помазываются. А в пещере, пред надгробною плитою великомученика, постоянно теплится лампада и по временам зажигаются свечи. Это исполняется турком, муллою этой мечети, или его помощниками. Есть предание, что когда они пытались уклониться от этой обязанности, то угодник Божий вразумлял их чувствительным образом, являясь и наказывая ударами, и они после того не дерзали погашать лампаду. В Солуни уцелела замечательная древность – возвышение в виде ворот, именуемое ныне «Каламарийские ворота». С этого возвышения св. Нестор, ученик св. великомученика Димитрия, взяв у него, заключенного в темнице, благословение, сбросил гордого борца язычника Лия на копья стоявших внизу вооруженных воинов, куда дотоле, в угодность нечестивому царю – мучителю Максимиану, борец великан Лий низвергал христиан, не могших противостоять ему.

В митрополичьей Солунской церкви почивают св. мощи поборника православия – святителя солунского Григория Паламы. Он имел особенное усердие к Пресвятой Деве Богородице, и молился Ей так: «Пресвятая Богородице! просвети мою тьму». За усердие свое сподобился он обильного дара слез.

В одной из греческих в Солуни церквей почивают св. мощи преподобной Феодоры тут был прежде женский монастырь во имя святой.

За городом, на довольно высокой горе, находится небольшая мужская обитель, именуемая «монастырь Чауш»; там есть драгоценное сокровище: частица той святой чаши, из коей Спаситель на Божественной вечери преподал ученикам Своим, под видом вина, пречистую Кровь Свою. Драгоценность эта вделана в серебряную чашу с отверстиями. Наливаемая в чашу вода, при проходе чрез эти отверстия прикасается святыне, и ею освящаемая, раздается поклонникам.

Дарданеллы и город Чанаклис (бывший древле Кизик )

Проезд чрез Дарданеллы неминуем на пути из Константинополя в Иерусалим, на Афон, в Салоник и обратно. Дарданеллы замечательны знаменитыми крепостями, устроенными с обоих берегов Дарданелльского пролива, – это два стража, препятствующие неприятельской флотилии приблизиться к Константинополю.

Тут же расположен на азиатском берегу турецкий городок Чанаклис, на месте коего в древности существовал знаменитый, славный город Троя, а со времени христианской эры – Кизик. В Кизике в III веке пострадали за веру Христову 9 мучеников: память их празднуется апреля 29.

Не доезжая Чанаклиса, влево, виднеется городок, именуемый Лампсак, где в IV веке епископствовал св. Парфений Лампсакийский; память его празднуется февраля 7 – го. В находящейся в Чанаклисе красивой архитектуры греческой церкви почивает честная глава нового мученика, св. Феодора.

Митилин.

И якоже снидеся с нами (Павел) в Ассоне,

вземше его приидохом в Митилин.

(Деян. 20, 14).

Выйдя из Дарданелл, пароход чрез 9 часов останавливается на краткое время у небольшого турецкого городка Митилина, на острове сего же имени, который изобилует масличными садами.

В Митилине епископствовали: святитель Акакий, епископ Митилинский, живший в царствование Феодосия Малого , во время 3 – го Вселенского Собора, и Георгий, митрополит Митилинский, живший в IX веке, в царствование Феофила иконоборца. В Митилине многие исповедники кровью своею запечатлели веру во Христа: ноября 7 числа празднуется память 33 мучеников, пострадавших там.

Смирна.

Ангелу церкви Смирнския напиши: Не бойся

 ничесоже, яже имаши пострадати; буди верен

 даже до смерти, и дам ти венец живота.

(Апок. 2, 8 – 10).

Павел, прошед вышния страны, прииде во Ефес.

(Деян. 19, I).

Чрез 8 часов ходу от Митилина пароход прибывает в Смирну, где стоит иногда целый день для выгрузки и на¬грузки товаров; большая часть пассажиров тут сходит на берег, и на пароходе делается просторно.

Смирна замечательна как по древности своей, так и по ве¬личине и по красоте зданий, которые принадлежат преимущественно европейцам, производящим здесь значительную торговлю. Самое местоположение Смирны очень красиво: над городом возвышается гора, именуемая Пагуса, а город протянут по отлогому берегу моря; кипарисные рощи делают очень приятным общий вид его. На горе, господствующей над Смирною, уцелели древние остатки здания из дикого камня, на подобие крепости, устроенной амфитеатром. Там во время язычества исповедники имени Христова пре¬даваемы были зверям на съедение; виднеются даже и до сего вре¬мени логовища зверей, откуда они выпускаемы были на неустрашимых ратоборцев Христовых. Там престарелый святитель Смирнский Поликарп, ученик св. Иоанна Богослова, кровью своею запечатлел святое исповедание свое. Его примеру последовал св. мученик Пионий пресвитер и другие:, распятый на кресте Пионий предан был огню, но тело его не сгорело. Церковь Смирнская сохранила в памяти день и даже час его мученической кончины – 11 марта, в субботу, в 10 часов дня. Светильник Смирнской церкви еще горит предстательством мученическим пред престолом Всевышнего. Церковь Смирнская верно хранит слова Искупителя: «буди верен даже до смерти, и дам ти венец живота».

В Смирне семь греческих церквей очень красивой архитектуры. Одна из них, более замечательная по величине своей и высокой красивой колокольне, посвящена имени св. Фотинии, той самой жены Самаряныни, которая при колодце патриарха Иакова в Сихеме сподобилась беседовать с Господом и уверовать в Него. Она впоследствии времени была проповедницею св. Евангелия и уневестилась Господу мученическим венцом. Св. Фотинии дарована от Бога благодать исцеления преимущественно лихорадочных болезней.

Недалеко от Смирны, на юг, указывают развалины упоминаемого в истории Апостольской проповеди Ефеса. Это был любимый город ученика Христова св. Иоанна Богослова, где он и окончил свое Евангельское благовесте. В Ефесе, по вознесении Господнем, временно обитала и Пресвятая Дева Богоматерь. Первым епископом Ефеса был св. Апостол Тимофей, ученик св. Апостола Павла, им рукоположенный:, он скончался в Ефесе мученически:, от прикосновения к его святым костям исцелялись беснующиеся, как свидетельствует св. Иоанн Златоуст. В Ефесе собирался третий Вселенский Собор. В одной из многих, находящихся около Ефеса, пещер горы Приона, почивали в продолжении 372 лет семь отроков Ефесских (Чет. Мин. 4 августа).

XIО.

И от Митилина отвезшеся, во ympиe пристахом противу Хию.

(Деян. 20, 15).

От Смирны чрез 9 часов ходу пароход останавливается на малое время близ небольшого турецкого городка Хио, находящегося на острове того же имени. Там за исповедание Христовой веры в III веке пострадал от нечестивого царя Декия св. мученик Исидор. Память его – 14 мая.

На пути из Хио в Родос пароход проходит остров Патмос, место заточения св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. Здесь имел он Божественное откровение и написал Евангелие и Анокалипсис. На месте пребывания св. Апостола находится большой православный монастырь.

Родос.

Прямо шедше приидохом в Конъ, в другий же день в Родос.

(Деян. 21, 1).

От Xиo через 17 часов ходу пароход достигает небольшого турецкого города – Родоса, находящегося при конце Архипелага, населенного преимущественно христианами. Город этот окружен лимонными и апельсинными рощами, который делают его очень красивым; воздух в нем здоровый, почва плодородная изобилует он гранатами, именуемыми – родысе, от коих и получил свое название. Родос в древности был знаменитым городом; семя Христовой веры в нем посеяно было Апостолами. В средние века Родос служил местом пребывания многих героев, рыцарей и могучих вассалов; украшался готической архитектуры дворцами, башнями и рыцарскими гербами. Теперь все запустело, осталось одно лишь воспоминание о минувшем, служа уроком грядущим поколениям, как суетно и непрочно все земное и всякая слава человеческая, по слову Псалмопевца: видех нечестиваго превозносящася и высящася яко кедры ливанския, и мимоидох, и се не бе, и взысках его, и не обретеся место его (Псал. 36).

Кипр .

Варнава убо, поем Марка, отплы в Кипр.

(Деян. 15, 39).

И от Сидона отвезшеся, приплыхом в Кипр, зане ветры бяху противны.       

(Деян. 7, 4).

Из Родоса вступаем мы в Средиземное море и чрез 36 часов плавания достигаем острова Кипра. Сколько священных воспоминаний соединено с именем Кипра! Кипр посещали св. Апостолы, насаждая здесь семена веры Христовой. Здесь был первым епископом воскрешенный Господом друг Его – Лазарь, и здесь он вторично опочил, до второго общего воскресения. В городе Ларнаке, служащем пристанью для пароходов и кораблей, над могилою св. Лазаря, устроена во имя его греческая церковь, и там в склепе, под алтарем церковным поставлен каменный его гроб; а святые его мощи, как говорит тамошнее духовенство, перенесены были в Царьград. Праведный Лазарь, быв епископом Кипрским, сподобился посещения Богоматери, о чем упомянуто выше в описания св. Афонской горы. На острове Кипре находится город Тримифунт – отчизна и паства мудрого простеца и великого угодника Божия Спиридона, целокупные мощи коего, прославленные дивным нетлением, почивают ныне на остр. Корфу: а также Амафунт – паства другого, не менее известного святителя – Тихона. Кипр был паствою и славных святителей: Епифания, Трифилия, и местом пребывания многих других святых Божьих. Здесь в царствование Императора Зенона обретено тело св. Ап. Варнавы с лежащим на груди Евангелием от Матфея, писанным собственноручно св. Варнавою. По словам кипрского духовенства, в монастырях, находящихся на острове Кипре, есть драгоценная святыня: часть подножия Животворящего Древа Креста Господня, коего касались Пречистые ноги Господа, и часть бичевы, коею связан был Господь, разрешивший согрешения наши. А в расстоянии 32 часов ходу от пристани пароходной, в монастыре, именуемом Кипрским, есть образ Богоматери, писанный св. Евангелистом Лукою. В митрополитанской греческой церкви св. Лазаря, что в городе Ларнаке, где его могила, тоже есть замечательная древняя икона Царицы Небесной, именуемая Кипрскою. Кипр – родина св. Иоанна Милостивого, патриарха Александрийского.

Остров Кипр изобилует превосходными виноградниками, смоковничными, апельсинными и лимонными рощами; роскошные пальмы, или финиковые деревья, довершают богатство тамошней растительности.

Бейрут.

(Древний Вирит2).

Из Кипра чрез 12 часов плавания достигаем турецкого города Бейрута, замечательного по своей величине и красивым постройкам; он расположен на прекрасной равнине, простирающейся до подошвы Ливана, усеянной шелковичными деревьями и разнородными цветами. В Бейруте 9 православных церквей; Богослужение в них совершается преимущественно на арабском языке. Неподалеку от пароходной пристани большая церковь во имя св. великомученика и Победоносца Георгия. В 1 1\2  версте от нее – то место, на коем св. великомученик Георгий, явившись царской дочери, выведенной на съедение змию, избавил ее от смерти, поразив змея копьем и потоптав конем3. На месте поражения змия теперь турецкая молельня, обсаженная лимонными деревьями, и близ оной колодезь; по усердно богомольцев зажигаются тут свечи в честь св. великомученика.

В Бейруте и далее его поклонники должны быть очень осторожны по отношению к перевозчикам – лодочникам, которые, посадив к себе в лодку неопытных поклонников, требуют с них излишнюю плату, не спуская с лодки; но не должно соглашаться на их требование, и они, покружив на лодке около парохода, ссаживают за условленную цену; за исключением, разумеется, того случая, если кто опоздает и спешит сесть на пароход, скоро отправляющийся; тогда они уже берут, что хотят.

Часах в 5 – ти пути от Бейрута к Сидону находится могила св. Пророка Ионы; предание говорит, что, проповедав в Ниневии повеленное ему, он почил о Господе между Сидоном и Бейрутом.

Кайфа.

Мы же, плавание наченше от Тира, пристахом во Птолемаиде;

и целовавше братию,  пребыхом день един у них

(Деян. 21, 7).

 Из Бейрута до Кайфы плавание продолжается 8 часов вдоль Финикийского берега, мимо Сидона и Тира. Кайфа – малый турецкий город. Не доезжая Кайфы верст 15, находится турецкий город Акра, древняя Птолемаида; там живет русский консул. Близ города Кайфы находится гора Кармил, на вершине которой, в пещере, жил св. славный Пророк Божий Илия, во время продолжавшегося 3 года и 6 месяцев бездождия, которым Бог по молитве. Пророка наказал нечестивого царя Израильского Ахаава и скверную жену его Иезавель за мерзостное служение Ваалу. На этой же горе Кармил Пророк Илия посрамил жрецов Вааловых, принес Господу чудесную, небесным огнем попаленную, жертву, затем сошел с горы, над потоком Кисовым заклал жрецов Вааловых, и, возвратившись опять на гору, молитвою отверз небо и испросил великий дождь, обильно напоивший жаждущую землю.

На горе же Кармил Пророк Илия сведенным с неба огнем попалил двух пятьдесятоначальников, с их отрядами, посланных от нечестивого царя Охозии взять Пророка. Третьяго пятьдесятоначальника Пр. Илия, как известно, помиловал за его смирение, и, пошедши с ним к Охозии, предрек нечестивому царю скорую смерть.

Над пещерою св. Пророка Илии устроен теперь католический монастырь кармелитов. Внутри храма под алтарем показывают самую пещеру, которая осталась в первобытном ее виде.

После св. Илии на Кармиле жил пустыннически сугубоблагодатный ученик его, святый Пророк Елисей.

Есть предание, что Пресвятая Богородица посещала пещеру Илии с  Богомладенцем Иисусом, во время жительства их в Назарете.

Во времена христианские обитало в горе Кармильской множество отшельников, что подтверждается оставшимися после, них вертепами, изрытыми в утесах Кармила. Св. гору cию сравнивали с ульем, а отшельников ее с пчелами, собирающими духовный мед подвигов и добродетелей для вечности.

Ниже пещеры св. Пророка Илии находится большая пещера, именуемая школою Пророков. По преданию, св. Пророки обучали там юношество, приготовляя служителей Истинному Богу. Пещера сия теперь во владении магометан. Гора Кармил имеет протяжение 22 версты и кончается в Эздрелонской долине.

В недавнее время возле Кайфы поселились протестанты из Виртемберга, именующиеся «обществом Иерусалимского храма»; они прибрели там значительное количество земли, на коей созидают новый город, для распространения своего исповедания, или, как они выражаются, для распространения царствия Божия на земле. Этих миссионеров протестантизма следует остерегаться.

В Кайфе, при греческом монастыре, находится для богомольцев поместительный русский странноприимный дом, где они могут пpиятно отдохнуть от морского пути.

В Кайфе некоторые путешественники совсем оставляют пароход и из Кайфы продолжают путешествие к Иерусалиму сухопутьем, при чем им приходится побывать в следующих, замечательнейших местах.

Назарет.

(По еврейски Нецер – цвет).

В месяц шестым послан бысть Ангел Гавриил  от  Бога

 во град Галилейский, ему же имя Назарет,  к Деве обрученней

 мужеви, ему же имя Иосиф, от дому Давидова; и имя Деве

Мариам. И вшед  к ней Ангел, рече: радуйся, благодатная!

Господь  с Тобою! благословенна Ты в женах. Она же видевши

смутися о словеси его, и помышляше,  каково будет целование

сие. И рече Ангел Ей:  не бойся, Мариам: обрела бо ecu благодать у Бога.

 И се зачнеши во чреве, и родиши Сына и наречеши имя Ему Иисус

(Лук. 1, 26 – 31).

От Кайфы до Назарета на лошадях или ослах семь часов езды, с остановкою для отдыха у источника, находящегося в 4-х часах от Кайфы; дорога идет прекрасными плодоносными долинами и перелесками, с разнообразною древесною растительностью, а потом путь делается более гористым.

Приближаясь к Назарету, благоговейный поклонник переносится мыслию к тому времени, когда там провождала дни Свои Пречистая Приснодева, предвечным советом от всех родов избранная на великое служение Божественному таинству воплощения Слова Божия. По человеческим соображениям казалось бы, что благодатной вести о явлении в мире Мессии долженствовало раздаться в Иерусалиме, граде Божием, где по преимуществу были сосредоточены тогда мудрецы и учители иудейские, так много толковавшие о Meccии и будущем царстве Его, с таким вниманием изучавшие пророчества о Его лице и жизни, с такою заботливостью следившие за всеми знамениями Его близкого пришествия и, повидимому, с таким пламенным желанием ожидавшие этого пришествия. Однако не ученому Иерусалиму, и не другому какому – либо знаменитому городу тогдашнего мира, а смиренному Назарету суждено было первому услышать и принять спасительную весть. Дивно место, избранное для благовестия великого Таинства, но еще более дивно лице, которому оно возвещено! Тайна спасения Mиpa открыта не людям важным и сильным – руководителям народа, не книжникам и законодателям – этим светилам науки, а бедной и неизвестной Деве, смиренно проживавшей в хижине древоделя! Свят Назарет, священны и окрестности его! Стезею, которою мы приближаемся к Назарету, быть может некогда шествовала Пресвятая Дева и Божественный Сын Ея; а потому будем продолжать путь наш с чувством страха Божия и благоговения.

Поднявшись на одну из близких к Назарету горных высот, вдруг видим весь скромный Назарет; он в настоящее время небольшой городок с 5000 жителей – арабов, из коих 2000 православных, а остальные католики, протестанты и магометане; расположен в нагорной лощине, между двумя хребтами известковых гор, отличается здоровым климатом. На том месте, где был дом праведного Иосифа, в коем совершилось Благовещание, устроен католический монастырь францисканского ордена. От св. дома сего, прилегавшего к уступу скалы, сохранились три небольшие комнаты, одна над другою, в виде пещер, вырытых в природной каменной скале. Все это скромное жилище святейшего Семейства заключено теперь в стенах красивого католического храма, главный алтарь коего значительно возвышен; под ним, в нижней природной пещере, где было жилище Пресвятой Богородицы, устроен католический же храм, в который спускаются по мраморным ступеням. Под престолом сего храма изображен мраморный круг с крестом, означавший то место, где стояла Пресвятая Дева во время архангельского благовеста:, несколько дорогих лампад неугасимо горят, озаряя это святое место. А где предстал Деве небесный вестник – Архангел Гавриил, то место обозначено мраморного колонною, средина коей выпилена. Предание говорит, что ее выпилили язычники, думая найти в этой колонне скрытое сокровище, и за дерзость свою были поражены слепотою. С глубоким благоговением поклонимся священнейшему сему месту, припадем ниц, и, лобызая как – бы живые следы стоявшей здесь Честнейшей Херувим и Славнейшей Серафим, Пресвятой Девы и Небесного Вестника, принесем Небесной Заступнице нашей из глубины сердечной Архангельское приветствие: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою»!

«Радуйся, Мати милосердия, надежда ненадежных, обуреваемых пристанище, грешных заступление, сирых и безпомощных и всех призывающих Твое Пресвятое имя скорая Услышительница, всего рода христианского Помощница, Покровительница и Заступница. Никто призывающий Тебя на помощь не отходить не услышан; всех Ты милуешь, покрываешь и спасаешь».

Из нижней комнаты или пещеры, где было Благовещение, с правой стороны входят по каменной лестнице в верхние две комнаты, которые сохраняются в первобытном своем виде. В первой из них, по преданию, Богоматерь воспитывала Господа Иисуса Младенца: углубление в стене, где теперь престол, служило для Него колыбелью. Благоговейно поклонившись сему святому месту, входим во вторую комнату, тоже из природного гранита; тут жил св. праведный Иосиф – хранитель Богоматери и Ея Божественного Сына. Убогое по внешности жилище дает назидательный для каждого урок – смиренно довольствоваться малым, и обличает любящих роскошные помещения, покой и изнеженность грехолюбивой плоти.

В другой католической церкви, стоящей на конце города, показывают небольшой гранитный камень, на котором, по преданию, Господь наш Иисус Христос трапезовал с учениками Своими; ибо Он более других мест посещал Галилейскую страну и по воскресении повелел ученикам идти туда для свидания с Ним. В сем же храме, особенно замечателен над – престольный образ Спаса Нерукотворенного, список, как говорят, с образа, посланного Спасителем царю эдесскому Авгарю чрез Апостола Фаддея. Несколько дальше монастыря Благовещения указывают место плотничьего дома св. Иосифа; там устроен латинский престол, и на картине изображен Спаситель – Отрок, помогающий в работе плотничной Своему воспитателю.

Близ дома митрополита назаретского устроена очень хорошая греческая церковь.

От Назарета в расстоянии 1 1/2 часа ходу находится та гора, с коей хотели озлобленные иудеи сбросить Господа, обличавшего их лицемерие; указывается и самое то место, куда иудеи привели Господа, дабы низринуть Его – небольшая площадка, обнесенная ныне камнями; внизу под площадкою страшная пропасть, с выдающимися обрывистыми утесами. Восход на гору довольно трудный; вид с горы на Эздрелонскую долину живописный. На горе встречаются развалины, свидетельствующие, что тут были здания; полагают, что древний город простирался до этого места. Вне Назарета устроена очень хорошая и довольно большая арабско – греческая церковь, посвященная имени Пречистой Девы Богоматери; в левой стороне церкви, в углублении, находится источник, из коего Пречистая Дева Mapия почерпала воду: это место обложено белым мрамором и вообще прекрасно устроено, в виде придела. Пред иконой Благовещения горят непрестанно лампады и свечи, а внизу сделано отверстие, с опускающеюся в него кружкою, для почерпания воды, которую поклонники с благоговением пьют и умываются ею, с молитвою к Благодатной марии, почерпавшей воду из сего источника. Нет сомнения, что по вере поклонников даруется им благодать божия от сего живоносного источника.

Кана Галилейская.

Брак быстъ в Кане Галилейстей: и бе Мати

Иисусова ту. Зван же быстъ Иисус и ученицы

Его на брак. И недоставшу вину, глагола Мати

Иucyсова к Нему: вина не имут

(Иоан. 2, 1 – 3).

Кана – это упоминаемое в св. Евангелии селение, куда Господь с Пречистою Богоматерию и учениками Его были позваны на брак, находится в расстоянии одного с половиною часа езды от Назарета; здесь Господь сотворил первое чудо, претворив воду в вино. Предание говорить, что новобрачный был Апостол Симон Кананит, уроженец Каны Галилейской. На месть, где был брак, теперь находится арабская православная церковь, но в очень скудном положении. Водоносы, в коих Господь претворил воду в вино, сохранились – ли и где они – Бог весть.

Гора блаженств.

Узрев же народы, взыде на гору: и седшу Ему у приступиша к

 Нему ученицы Его. И отверз уста Своя учаше их, глаголя:

 Блажени нищии духом: яко тех есть царствие небесное.

Блажени плачущии: яко тии утешатся. Блажени кроткии: яко

тии наследят землю. Блажени алчущии и жаждущии правды:

 яко тии насытятся. Блажени милостивии: яко тии помиловани

будут. Блажени чиcmиu сердцем: яко тии Бога узрят. Блажени

 миротворцы: яко тии сынове Божьи нарекутся. Блажени

 изгнани правды ради: яко тех есть царствие небесное.

Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут, и рекут всяк

 зол глагол, на вы лжуше, Мене ради. Радуйтеся и веселитеся,

 яко мзда ваша многа на небесех.

(Матф. 5, 1 – 12).

На пути из Каны к горе блаженетв лежит плодородная долина. Здесь проходил некогда Господь наш Иисус Христос с учениками в субботний день. Ученики Его срывали хлебные колосья и ели, утоляя свой голод; фарисеи заметили им, что не должно сего делать в субботу. Но Господь указав на примерь Давида, вкусившего хлебы предложения, которых не дозволено было есть никому, кроме иepeeв, тем самым поучил фарисеев быть снисходительными к ближним; милости хощу, а не жертвы, сказал Господь (Матф. 12, 7).

Гора блаженств открывается чрез 3 часа езды от Каны. Она имеет вид как – бы двух рогов и стоит на равнине, отдельно от прочих гор. На ней изречено Господом спасительное Его учение о девяти блаженствах и вообще вся нагорная проповедь Его, в которой изображен Евангельский закон: И дивляхуся народи о учении Его: бе бо уча их яко власть имея, и не яко книжницы (и фарисеи) (Матф. 7, 28. 29).

Близ горы блаженств погибла вся армия крестоносцев в битве с сарацинами.

Неподалеку от горы блаженств, на пути к Тивериаде, встречается небольшое возвышение и на нем груда камней, на коих начертаны богомольцами крестики. За этим возвышением идет покатостию прекрасная равнина, на который Господь насытил пятью хлебами пять тысяч человек, кроме жен и детей (Матф. 14, 14 – 21). По сказанию Евангельскому, тут было пустынное место; но сладость беседы Господней заставила Его слушателей забыть о хлебе вещественном. Милосердовав о них, Господь всемогуществом и любовно Своею, сотворил чудо умножения хлебов в пустыне. Поклонники в память этого дивного события, на возвышении, означенном камнями, сотворив молитву – вкушают по куску хлеба, прося себе насыщения духовного глаголом уст Божьих: ибо не о хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе, исходящем из уст Божьих (Матф. 4, 4). По – арабски место умножения хлебов называется: Бишь – хлеб. Отсюда позади красуются: гора блаженств и величественный Фавор; а впереди открывается Тивериадское море.

Тивериада.

(Тивериадское или Галилейское, море).

Море Тивериадское наименование свое получило от города Тивериады, находящегося на берегу его; оно называется и морем Галилейским, или озером Геннисаретским, по имени древнего Галилейского города Геннисарета. По определению иудейского историка Флавия, море это имеет в длину около 25 верст, а в ширину 7 верст.

Море это и берега его священны по воспоминаниям о совершившихся здесь Евангельских событиях. Здесь избраны были Спасителем Mиpa Апостолы: Симон, названный Петром, и брат его Андрей – сыны Зеведеевы; Иаков и Иоанн брат его – рыбари Внесаидские: грядите по Мне, сказал им Сердцеведец, и сотворю вы ловца человеком. Здесь Господь поучал теснившийся к Нему народ, входя в лодку Симона – Петра. Здесь Симон – Петр, напрасно всю ночь трудившийся в ловле рыбы, закинув мрежи в море по глаголу Господню, извлек множество рыб, от чего пришли в ужас он и бывшие с ним. Здесь Господь утишил волнение морское, устрашившее Его учеников, явился ученикам, ходя по морю и спас утопавшего Петра. На берегах сего моря были города: Хоразин и Вифсаида, о которых Господь сказал: горе тебе, Хоразине; горе тебе, Вифсаидо: яко аще в Тире, и Сидоне Быша силы были бывшие в вас, древле убо во вретищи и пепеле покаялися Быша. Обаче глаголю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день судный, неже вам (Mф. 11,21 – 22). В той же стране был и Капернаум, о падении коего предрек Господь: и ты, Капернауме, иже до небес вознесыйся, до ада снидеши: зане аще в Содомех Быша силы были бывшие в тебе, пребыли убо Быша до днешняго дне. Обаче глаголю вам: яко земли Содомстей отраднее будет в день судный, неже тебе, (Матф. 11, 23 – 24). В Капернауме жил Господь, переселившись в него из Назарета (Матф. 4, 11. 13) с Пречистою Материю Своею и учениками (Иоан. 2, 12). Здесь начал Господь проповедь Евангельскую, глаголя: покайтеся, приближися бо царствие небесное (Матф. 4, 17); исцелил разслабленного; воззвал на Апостольское служение Матвея, сидевшего при мытнице воскресил дочь Иaиpa; исцелил кровоточивую, вотще истратившую на лечение себя все свое имение; даровал зрение двум слепцам, кричавшим вслед Его: помилуй ны, Ииcyce, Сыне Давидов; исцелил немого бесноватого – и много иных благодатных знамений совершил. Переплыв на другой берег моря, в страну Гергесинскую, Господь встретил двух лютых бесноватых, которые кричали: что нам и Тебе, Ииcyce, Сыне Божий? Пришел еси семо прежде времени мучити нас (Mф. 8, 29). Изгнав бесов, Господь, по молению их, дозволил им войти в пасшееся на берегу моря стадо свиней, которое, устремившись в море, утонуло в нем.

Тивериадское море изобилует рыбою; вода в нем прозрачна и очень приятна на вкус. Уставшие путники имеют прекрасный отдых в Тйвериаде, под покровом древней, недавно купленной Назаретской митрополиею, синагоги, на месте коей предположено построить монастырь. Тивериадское море удобно для купанья; вблизи его на берегу устроены целебные ванны, снабжаемые горячею водою, истекающею из гор, идущих вдоль берега.

Фавор.

И по днех шестих поят Иисус Петра, и Иакова, и Иоанна,

брата его, и возведе их на гору высоку едины, и

преобразися пред ними: и просветися лице Его яко солнце,

 ризы же Его Быша белы яко свет. И се явистася им

 Моисей и Илия, с Ним глаголюща. Отвещав же Петр,

 рече (ко) Иисусови: Господи, добро есть нам зде быти; аще

 хощеши, сотворим зде три сени, Тебе едину, и Моисеови едину,

 и едину Илии. Еще (же) ему глаголющу, се облак светел

осени их: и се глас из облака глаголя: Сей есть Сын Мой

 возлюбленный, о Немже благоволих: Того послушайте.

(Мф. 17,1–5).

От Тивериады до Фавора 7 часов езды, а от Назарета 3 часа.      Священная гора Фавор по высоте ее видна на дальнем расстоянии восход на нее начинается с Эздрелонской долины и продолжается полчаса. Св. гора эта похожа на полушар; необыкновенная красота ее, всесторонняя ровность ее ребер, отдельное положение от других гор, богатая растительность радуют взор путника вблизи и издали. На самой вершине горы – обширная равнина, на которой недавно устроен, хотя и не вполне еще, очень хороший греческий общежительный монастырь, старанием святейшего Иерусалимского патриарха и его достойного сотрудника – Фаворского архиепископа Григория, который вместе с братией и рабочими лично трудился при возведении построек. На месте Преображения Господня устроен тоже очень хороший греческий храм. В алтаре одна стена уцелела от древнего храма, построенного царицею Еленою. Престол нынешнего храма занимает то самое место, на коем преобразился Господь, показывая ученикам Своим славу Свою, на сколько могли они вместить это Божественное явление. Чувство страха и благоговения наполняет душу приближающегося к сему святейшему месту.

Светодавче Господи! озари светом Твоим Божественным тьму греховную, омрачающую души наши, да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный, молитвами Богородицы и всех святых Твоих. Добро нам зде быти, Господи; чувство неземной радости наполняет грешные души наши при виде величественного Фавора, освященного Твоими стопами и учеников Твоих. Блаженны очи наши, видящие такую святыню!

Близ горы Фавора находится упоминаемая в Священном Писании гора Ермон, о которой, равно как и о Фаворе, сказал Псалмопевец: Фавор и Ермон о имени Своем возрадуются (Пс. 88, 13). При спуске с вершины Фавора, указывают то место, где Господь, сходя с горы, сказал ученикам Своим: Никомуже поведите видения, дóндеже Сын Человеческий из мертвых воскреснет (Мф. 17, 9). Воспоминая преславное Христово Преображение, воззовем и мы со святою Церковью: «На горе преобразился еси; и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою Христе Боже видеша: да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное; мирови же проповедят, яко Ты еси воистину Отчее сияние».

Вид с вершины Фавора на долину Эздрелонскую живописный. Влево, у подошвы Фавора, виднеется селение Девворы, наименованное по имени пророчицы Девворы, которая, сопровождая судью израильского Варака, воодушевляла его на сражение, доставила победу над Сисарою, полководцем сирийским, и воспела песнь победную Всевышнему (Суд. 4, 5; 5, 1–11). Близ Ермона находится небольшое селение, на месте бывшего города Наина, где Господь воскресил сына вдовицы.

С Фавора можно возвратиться в Кайфу или Акру, чтобы отправиться на пароходе в Яффу, а оттуда в Иерусалим; путь этот удобный. Но желающие посетить Самарию – место мученической кончины Иоанна, Предтечи Господня, Сихем – колодец патриарха Иакова, у коего беседовал Господь с самарянкою, и проч., должны отправиться от Фавора в Иерусалим сухопутьем. Для безопасности нужно предпринимать путешествие не иначе, как обществом, хотя небольшим. Лошадей или ослят для сего пути можно нанимать из Кайфы до Наблуса, а из Наблуса до Иерусалима, или прямо из Кайфы до Иерусалима за ослят берут вполовину дешевле, нежели за лошадей, и езда на них покойнее, но медленнее.

Дженин.

Входящу Иисусови в некую весь, сретоша Его десять

Прокаженных  мужей, иже сташа издалеча: и тии вознесоша

глас, глаголюще: Иисусе Наставниче, помилуй ны.

(Лк. 17, 12).

Дженин – небольшой турецкий город, построенный на месте древнего Дофаима, или Дотеи, на границе Галилеи к Самарии; от Фавора до него 6 часов езды Эздрелонскою долиною, самою большою из всех равнин Галилеи. В долине Эздрелонской происходили кровопролитные битвы: Гедеона с амаликитянами и мадианитянами, Саула с филистимлянами, Ахаава с царем египетским, израильтян с Олоферном, полководцем Навуходоносора, царя вавилонского, и другие битвы в позднейшее время.

По долинам Эздрелонской, Санурской и около Сихема, сыны патриарха Иакова пасли стада свои. Близ Дофаима, или нынешнего Дженина, Иосиф был брошен в ров своими братьями, которые потом, извлекши его оттуда, продали в рабство проезжавшим купцам египетским. Здесь же, ближе к Эздрелону, полагают – был древний город Ветулия, или Ветилуя, отечество славной Иудифи, которая смело вошла в стан военачальника Навуходоносорова – Олоферна, и, когда он упоенный вином заснул, отрубила ему голову, и тем спасла свое отечество от угрожавшей беды (Иудиф. 13, 6–10).

В Дженине, или Дофаиме, Господь исцелил 10 прокаженных, которые оказались неблагодарными, кроме одного самарянина.

В Дженине паломникам приходится ночевать на открытом воздухе, ибо тамошние жители все без исключения магометане и негостеприимны. Не излишне даже просить от начальника этого местечка одного или двух кавасов (сторожей), для охранения во время ночи. От Дженина дорога идет довольно хорошая на 4 1/2  часа  езды до источника, у коего отдых, а от источника до Самарии 1 1/2   часа езды трудною каменистой горной дорогой. На пути этом множество маслин.

Самария или Севаста.

Ирод бо ем Иоанна, связа его и всади в темницу, Иродиады

ради жены Филиппа брата своего. Глаголаше бо ему Иоанн:

не достоит ти имети ея. И хотящ его убити, убояся народа,

зане яко пророка его имеяху.

(Мф. 14, 3–5).

Самария – древняя столица царей Израильских; ее основал нечестивый царь Амврий, назвав Самарией, от горы Семерон, на которой построил город. Амврию наследовал нечестивый царь Ахаав, с беззаконною женою своею Иезавелью, которая много содействовала развращению народа Израильского. Они воздвигли идольское требище Ваалу, при коем было более 500 жрецов (о чем упомянуто в описании горы Кармила). Св. Пророк Божий Илия, ревнуя по Господе, обличал преступного Ахаава и злую жену его Иезавель но они не слушали его, и постиг их праведный суд Божий: Ахаав умер раненый на войне и псы полизали кровь его, по предречению Пророка Божия; а погубившая неповинного Навуфея Иезавель выброшена была из окна дворца своего, по повелению царя Ииуя, наследовавшого Охозии; она разбилась о стены и псы растерзали ее. Самария была разрушена ассирийским царем Салманасаром и возобновлена Габинием. Римский император Август отдал Самарию во владение Ироду Антипе, который украсил ее великолепно, и в честь Августа, носившего также имя Севаста, назвал Севастою.

Теперь от древнего города остались лишь развалины, а где был дворец Ирода, видно несколько колонн. При подошве горы Семерон указывают остатки ворот древней Самарии. Еще уцелели значительные остатки христианского храма, современного св. Елене, которыми теперь заведывают турецкие муллы, имеющие там свою мечеть, остатки храма этого свидетельствуют о бывшем его великолепии и величине. При входе во внутренность здания на площадке стоит отдельно часовня с куполом, воздвигнутая на месте усекновения главы Предтечи Господня. Войдя в часовню, 20 – ю тесными ступенями сходим вниз, в темницу, где совершилось ужасное злодеяние – отсечена глава проповедника покаяния, о коем засвидетельствовал Сам Господь, что не воста в рожденных женами болий Иоанна Крестителя (Мф. 11, 11).

Что было причиною такого зверского злодеяния? Адская злоба, возбужденная в беззаконной жене Ирода обличениями Крестителя Господня. Он говорил Ироду, что не должно ему иметь Иродиаду, жену брата его Филиппа, за это злобная Иродиада искала погибели св. Иоанна, и случай к тому не замедлил представиться. Ирод праздновал день своего рождения; дочь Иродиады – блудное отродье – плясала на этом пиру и так угодила Ироду и приближенным к нему, что он поклялся непотребной плясавице исполнить всякую ее просьбу, хотя бы даже до полцарства она просила. По наущению матери скверная плясавица стала просить главу Иоанна Крестителя. Царь опечалился, ибо считал Предтечу Господня святым мужем и в сладость слушал поучения его но ради клятвы, данной им при приближенных, пировавших с ним, но ложному чувству малодушного человекоугодия, послал в темницу палача. И усечена была честная глава Крестителя Господня, и дана была на блюде плясавице, которая отнесла ее матери своей, о чем взывает св. Церковь: «пляса ученица вселукавого диавола, и главу твою, Предтече, мзду взят. О, пира исполненна кровей! лучше бе ти не клятися, Ироде беззаконне; аще ли же и клялся еси, но не о добре клялся; лучше бе солгавшу жизнь получити, неже истинствовавшу главу Предтечеву усекнути: но мы Крестителя, яко в рожденных женами больша, достойно чтуще, ублажаем» (стих. из служб. 29 августа). Есть предание, что беззаконная Иродиада наругалась над усеченною главою Крестителя Господня: колола иглою язык, обличавший ее, и велела закопать св. главу во дворце своем в нечистом месте, боясь, что если глава погребена будет с телом, то Предтеча Господень воскреснет. Ученики св. Иоанна, услышав о его кончине, пришли и взяли святые его мощи, и положили их во гробе (Мк. 6, 29).

Темница Предтечи довольно тесна; в ней видны гробовые своды, заделанные снаружи, с оставленными небольшими отверстиями. Предание говорит, что тут погребены были Пророки: Авдий и Елисей. Рядом с гробницами находится площадка, на коей усечена была честная глава Предтечи Господня. Думают, что Пророк Авдий был богобоязненный домоправитель царя Ахаава, укрывший от злой Иезавели сто Пророков Господних. А святой Пророк Елисей совершил много дивных чудес в Самарии, как и св. учитель его, Пророк Илия от прикосновения к костям св. Елисея воскрес мертвый.

От Самарии до Наблуса, или Сихема, два часа пути. Дорога пролегает по долине Сихемской, изобилующей масличными, смоковничными и лимонными деревьями.

Наблус – древний Сихем.

Прииде убо Иисус во град Самарийский, глаголемый Сихар,

 близь веси, юже даде Иаков Иосифу сыну своему. Бе, же ту

 источник Иаковл. Иисус же утружден от пути,  седяше тако

на источницеь: бе, же яко час шестый. Прииде жена от

Самарии почерпати воду. Глагола ей Иисус: даждь Ми пиши.

 (Иоан. 4, 5 – 8).

Сихем – один из самых древних городовъ земли обетованной, современный Салиму – городу царя Мельхиседека. Будучи после разрушения возобновлен Флавием Веспасианом, Сихем былъ назван Неанолисом, т.е. новым городом; из Неаполиса в произношении арабов вышел Наблус.

Патриарх Авраам кочевал в окрестностях Сихема, проходя со стадами из Харрана в Хеврон. Здесь явился ему Господь и обещал потомству его дать землю cию; тут Авраам создал Богу жертвенник (Быт. 12, 6. 7). Патриарх Иаков приходил сюда с шатрами и стадами, купил здесь в собственность поле у Эммора, Сихемова сына. После печальной истории мщения сыновей Иакова Сихемлянам за оскорбление сестры их Дины, Иаков удалился в Хеврон, и оттуда иногда посылал детей своих на Сихемское свое поле пасти стада.

В расстоянии получаса пути от Сихема, или Наблуса, находится колодезь св. патриарха Иакова, из которого пили воду он, сыновья и стада его; во время Спасителя близь этого колодезя на горе Гаризин был город Сихар. У этого колодезя беседовал Господь с самарянкою, которая, уверовав в Него, проповедовала св. Евангелие, и сподобилась потом мученического венца; имя ее – Фотиния4. Над колодцем устроена была царицею Еленою церковь крестообразно, так что колодезь приходился в средние церкви. Предание говорит, что даже был здесь женский монастырь, но теперь одни лишь развалины; колодезь в запустении и без воды; туземцы – магометане, потомки строптивых самарян, воспрещают христианам обстроить его; впрочем заботливый Иерусалимский патриарх. приобрел его в собственность патриархии, и есть надежда, что со временем приведено будет в должное благолепие то место, у которого по выражению блаженного Иеронима, Господь, жаждущий и терпящий голод, насытился верою самарянки.

На пути из Наблуса видна у подошвы горы пещера, где погребены кости Иосифа, перенесенные по завещанию его из Египта сюда, ибо здесь протекло его детство (Быт. 50, 25). Наблус, или Сихем, окружен горами, из коих замечательны: Гаризин, гора благословений, и Гевал, гора проклятий (Второз. 11,26 – 29; 27; 28). С горы Гаризин шесть колен Израильских благословляли исполнителей Моисеева закона, а с горы Гевал проклинали нарушителей оного. В синагоге сихемских евреев – самаритян, сохраняется древнейший, как полагают, самарийский список пятикнижия Моисея.

В Наблусе есть греческая церковь и при ней помещение для богомольцев; тут можно приятно отдохнуть от трудного пути и нанять ослов до Иерусалима, до которого переезд с небольшим в сутки. Чрез 3 часа пути от колодца Иаковлева, или самарянки, немного влево от дороги, есть источник воды, у коего паломники отдыхают под тенью ветвистого дерева.

Вефиль.

После  4 – х часового пути от колодца Иакова, встречаем известное библейское место – Вефиль, нынешний Бетел, где патриарх Иаков, отдыхая на пути в Месопотамию, видел во сне таинственную лествицу, утвержденную на земле и досязающую небес, лествицу, по которой Ангелы Божьи восходили на небо и нисходили на землю. Вефиль значит дом Божий. Эта таинственная лествица, по учению св. отцов Церкви, прообразовала Пресвятую Деву Богородицу. «Радуйся лествице высокая, юже Иаков виде», поет св. Церковь. Здесь же Иаков имел борьбу с Богом, и получил имя Израиля, что означает богоборец, или крепкий с Богом. На сем святом месте был монастырь:, теперь тут одни, лишь развалины.

Рама.

От Вефиля чрез час пути достигаем селения Рамы. Полагают, что это селение есть древний библейский город Армафем (1 Царств 7, 17) – место рождения св. Пророка Самуила. Христиане, овладев Рамою, открыли гробницу Самуила возле еврейской синагоги, и перенесли его прах в Сило. В Раме показывают дом Самуила.

В Раме выстроена большая церковь и есть особое греческое подворье, где усталые богомольцы находят удобный ночлег.

На 1 1/2  часа езды от Рамы находится деревня Михмас, ныне именуемая Эмбир. Отсюда возвратились в Иерусалим Пресвятая Дева Богоматерь и праведный Иосиф искать Богоотрока Ииcyca, и нашли его в храме, сидящего посреди учителей, и послушающего их, и вопрошающего их (Луки 2, 46).

От Рамы до Иерусалима 5 часов езды; но уже отсюда видны некоторые здания святого града, и путники с радостью начинают усматривать желанную цель своего путешествия.

Доселе в описании своем мы следовали путем горным, от Кайфа до Иepyсалима. Но есть к Иерусалиму и другой путь: многие богомольцы из Кайфы отправляются морем до Яффы, и оттуда прямо в Иерусалим. Скажем несколько слов и об этом пути.

Яффа.

Бысть же дни довольны пребыти Апостолу Петру

 во Иoннии у некоего Симона усмаря (кожевника).

(Деян. 9, 43).

Из Кайфы до Яффы плавания 12часов. Яффа, или древняя, Ионния, стоит на возвышенном берегу Средиземного моря. По еврейским преданиям, на берегу Яффы Ной строил ковчег, а сын его Иафет был основателем сего города; следовательно, по преданиям этим, во всем мире нет города древнее Яффы. В Яффскую пристань посылаемы были от царя тирского Хирама кедровый деревья для постройки Соломонова храма. Есть предание, что Пророк Иона, уклоняясь от повеления Божия идти в Ниневию, бежал отсюда на корабле в Фарсис от лица гнева Божия, и потом, по случаю бури, брошен был в море и поглощен китом. Здесь св. Апостол Петр воскресил Тавифу (Деян. 9, 36 – 42) и видел таинственную плащаницу, сходившую с неба, а в ней всякого рода животных и гадов (Деян. 10, 10 – 16). Это видение, явленное св. Апостолу, научило его не гнушаться язычниками; ибо Господь пришел всех спасти.

В Яффе находятся консульства, агенства и подворья разных наций. На берегу – греческий монастырь во имя св. великомученика Геория, служащий удобным пристанищем для богомольцев. Есть в Яффе и русское подворье.

От Яффы до Иepyсалима дорога очень хорошая – гладкая, устроенная для езды в экипажах5. Расстояние от Яффы до Иерусалима 60 верст; езды на ослах 12 часов.

При выезде из Яффы к Иерусалиму, вправо виднеется полуразрушенное селение Ядур, или Язур, по преданно – родина благочестивых Маккавеев. Следуя далее, встречается обширная равнина, именуемая в Священном Писании Саронскою; там было пастбище стад царя Давида.

Над скоты же царя Давида, иже пасяхуся в Сароне, бысть Сатрай Саронитянин (1 Парал. 27, 29).

Рамля, или Рамала.

Чрез четыре часа езды от Яффы, по пути к священному граду Иерусалиму, достигаем Рамли, отечественного города благообразного Иосифа и Никодима, которые сподобились погребсти Пречистое Тело Господа Ииcyca Христа.

В Рамле подворья: греческое, русское, армянское и латинское:, последнее построено, но преданию, на месте дома св. Никодима. В Рамале есть греческая церковь во имя св. великомученика Георгия, и при ней греческий монастырь с удобным помещением для богомольцев по преданию, тут был дом Иосифа Аримафейского. В церкви оной хранится обломок колонны – дар одной бедной вдовы, чудно перенесенный в сей храм при его построении, о чем упоминается в житии св. великомученика Георгия. Сей святый пострадал в Никомидии; а в отечественном его городе Лидде, отстоящем от Рамли к северу на 1 час пути, есть небольшая церковь во имя его, где находится его гробница.

Недалеко от Рамли виднеются развалины древнего монастыря, в который, по преданию, перенесены были св. мощи 40 мучеников, в Севастийском озере за Христа умерших. Влево от Рамли, на 2 часа езды, виднеются развалины селения Латрун, отечества благоразумного разбойника; имя его было – Дисмас, как говорит предание. На этом же пути находится библейский колодезь Иова. Место это по – арабски называется: «Бер – Эйюб». Тут поклонники имеют отдых и укрепляются пищей. Колодезь Иова находится на древней границе колен Иуды и Вениамина, которая означается старым огромной величины деревом – теревинфом. Теревинф этот огражден камнями и почитается всеми мимоходящими, без различия вероисповеданий. Не доезжая верст 10 – ти до Иерусалима, встречается селение – Эммаус, где Господь по воскресении Своем явился Луке и Клеопе и узнан был ими в преломлены хлеба (Лук. 24, 30 – 32). От Эммауса дорога идет между горами, и чем ближе к Иерусалиму, тем возвышеннее горы. Следуя далее, увидим чудную высоту – это гора Елеонская, а за нею Иордан, и наконец открывается взорам священный град Иерусалим: виднеется великолепный купол, недавно воздвигнутый над храмом Воскресения Христова, в коем живоносный гроб Христов. К нему привлекаются взоры и сердца, странников, жаждущих освятиться святынями его по реченному Псалмопевцем: имже образом желает елень на источники водныя, сице желает душа моя к Тебе Боже (Пс. 41, 1).

Священный град Иерусалим.

Иерусалиме, Иерусалиме, избивый пророки и камением

 побиваяй посланныя к тебе, коль краты восхотех собрати чада

твоя, яко собирает кокошь птенцы своя под криле, и не восхотесте?

(Мф. 23, 37)

И яко приближися, видев град, плакася о нем, глаголя: яко аще бы

 разумел и ты, в день сей твой, еже к смирению твоему: ныне же скрыся от

 очию твоею: яко приидут дние на тя, и обложат врази твои острог о тебе, и

 обыдут тя, и обимут тя отвсюду, и разбиют тя и чада твоя в тебе, и не оставят камень на камени в тебе: понеже не разумел еси времене посещения твоего.

(Лк. 19, 41–44)

Какими словами изобразим те священные минуты, те чувства неземной радости, кои возбуждаются, когда открывается взорам нашим цель далекого нашего путешествия, давно желанный нами богоизбранный священный град Иерусалим, град Царя Великого? Да возглаголют вcи и да исповедятся во Иерусалиме. Иерусалиме, граде святый, язы́цы многи отдалеча приидут ко имени Господа Бога (Тов. 13, 8–11). Вси язы́цы, елики сотворил еси, приидут и поклонятся пред Тобою, Господи, и прославят имя Твое (Псал. 85, 9).

Завидя издали святый град, благочестивые поклонники исполняются чувствами умилительного благоговения и, падая ниц, поклоняются св. граду: некоторые от избытка чувств проливают радостные слезы, другие молятся вслух, иные тихо – в глубине сердца, как кто умеет, каждый по состоянию души своей выражает радость свою, и, кажется, безошибочно сказать, что все проникнуты бывают тогда неизреченным благодарением к Господу, что сподобились узреть место спасения своего, заветную святыню христиан – священный град Иерусалим.

Воспомянем здесь, как некогда Господь наш Иисус Христос, входя в Иерусалим на вольную страсть, говорил ученикам Своим: се восходим во Иерусалим, и скончаются вся писанная пророки о Сыне Человеческом. Предадят бо Его языком, и поругаются Ему, и укорят Его, и оплюют Его; и бивше убиют Его: и в третий день воскреснет (Лк. 18, 31–33). То же изображается в следующих церковных песнопениях: «Грядый Господь к вольной страсти, Апостолом глаголаше на пути: се восходим во Иерусалим, и предастся Сын Человеческий, якоже есть писано о Нем; приидите убо и мы, очищенными смыслы сшествуем Ему, и сраспнемся, и умертвимся Его ради житейским сластем, да и оживем с Ним, и услышим вопиюща Его: не ктому в земной Иерусалим, за еже страдати, но восхожду к Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему, и совозвышу вас в горний Иерусалим, в царство небесное».

«Господь, грядый к страданию, Своя утверждая ученики, глаголал есть особ прием их: како глагол Моих не помните, яже прежде рекох вам: яко всякому пророку несть писано, токма во Иерусалиме убиену быти. Ныне убо время настоит, еже рекох вам: се бо предаюся рукама грешных поруган быти, иже и кресту Мя пригвоздивше, и погребению предавше, омерзена вменят яко мертва. Обаче дерзайте: тридневен бо востану, в радость верных и жизнь вечную».

Проследим кратко историческую судьбу Иерусалима. По общепринятому на Востоке преданию, Иерусалим основан был царем и священником Бога Вышнего – Мельхиседеком, и назван первоначально Салимом, что значит «мир». По тому же преданию, Мельхиседек перенес сюда тело праотца нашего Адама и похоронил на Голгофе, на месте, где впоследствии водружен был животворящий Крест Искупителя падшего Адама, а с ним и всего рода человеческого.

Иевусеи, взяв во власть свою город Салим, построили крепость на горе Сионе, которую назвали но имени своего предка Иевусом, а весь вообще город, расположенный еще на двух горах: Мориа и Акре, получил название «Иерусалим», что означает: «место наследия мира».

Царь Давид, взявши город и крепость Сионскую у Иевусеев, перенес туда скинию для кивота Господня и построил кедровый дворец для себя, назвав Сион градом Давидовым. Соломон построил Господу храм, бывший предметом удивления для всех народов по своему великолепию и богатству и по сугубой благодати Божией, в нем пребывавшей. Но вот начинают сыны Израилевы отступать от путей Господа Бога своего, царство их делится на две части. Иерусалим перестает исповедатися Господу во благих своих, и Господь предает его в руки врагов.

Особенно тяжкое опустошение претерпел Иерусалим от Вавилонского царя Навуходоносора: город был разорен до основания, жители уведены были в плен или преданы огню и мечу. Св. Пророк Иеремия, видевший разорение Иерусалима, горько рыдал о бедственной участи его и так описывает ее в своем Плаче: Град, умноженный людьми, бысть яко вдовица. Плача плакася в нощи, и слезы его на ланитех его и несть утешаяй его. Путие Сиони рыдают, яко несть ходящих по них в праздник; вся врата его разорена, жрецы его воздыхают, девицы его ведомы, и сам огорчеваем в себе, младенцы его отъидоша пленени. Грехом согреши Иерусалим, того рада в мятеж бысть; нечистота его пред ногами его. Вси людие его воздыхающе ищут хлеба. Далее говорит св. Пророк от лица Иерусалима: обратитеся и видите, аще есть болезнь, яко болезнь моя; отъя вся крепкия моя Господь от среды мене, призва на мя время, еже сокрушити избранныя моя. Виждь, Господи, яко скорблю, утроба моя смятеся во мне, и превратися сердце мое, яко горести исполнихся; отвне обезчади мене меч, аки смерть в дому. Вся красная Иаковля разори Господь яростию Своею; твердыни дщери Иудины изверже на землю, оскверни царя ея, и князи ея; отрине Господь жертвенник Свой, оттрясе святыню Свою; сокруши рукою вражиею стену забралов его. Что ти засвидетельствую? или что уподоблю тебе, дщи Иерусалимля? кто тя спасет, и кто тя утешит, девице, дщи Сионя? яко возвеличися чаша сокрушения твоего, кто тя исцелит? Успоша на исходищих отрок и старец: девицы мои и юноши мои отъидоша в плен мечем и гладом избил еси, в день гнева Твоего. Бых в смех всем людем. Насыти мя горести, напои мя желчи, изъя камением зубы моя, напита мя пеплом. Покрыл еси яростию, и отгнал еси, убил и непощадел еси; покрылся еси облаком да не дойдет к Тебе молитва. Прилпе язык ссущаго к гортани его в жажде, младенцы просиша хлеба, и несть им разломляющаго. Ядуще сладостная погибоша во исходех, питаемии на багряницах одеяшася в гной. Потемне паче сажи вид их, прилпе кожа их костем их, изсохша, яко древо. Лучше Быша язвении мечем, нежели погублени гладом: сии бо истлеша от неплодности земли. Сконча Господь ярость Свою, излия ярость гнева Своего и возжже огнь в Сионе, и пояде основания его.

Вот и каких трогательных и ужасных чертах изобразил св. Пророк бедственную участь, постигшую Иерусалим!

Предсказания свв. Пророков и Самого Господа о печальной судьбе Иерусалима вполне сбылись на нем. Ныне Иерусалим не имеет и следа прежнего своего величия; Святое Святых упразднилось по слову Господню: се оставляется дом ваш пуст; на месте ветхозаветного храма ныне Омарова мечеть. Но и ныне Иерусалим дорог сердцу христианина по его священным почти на каждом шагу воспоминаниям о дивной земной жизни и вольных страданиях Спасителя мира.

После семидесятилетнего пленения Вавилонского, иудеи опять возвратились в отечество, и снова построили Иерусалим и в нем храм Божий. Но беззакония и неправды иудеев не прекратились и пo возвращении их из плена, и довели наконец Иерусалим до того, что оскудевает в нем князь от Иуды: Иерусалим подпадает власти язычников, а сыны его доходят до такого безумия и ослепления, что не познают своего Искупителя – Мессию, совершают величайшее в свете преступление – распинают Сына Божия.

Когда Господь наш Иисус Христос шел на вольную и животворящую страсть Свою, многие жены рыдали, споследствуя Ему. Обратившись к ним, Господь сказал: дщери Иерусалимские, не плачитеся о Мне, обаче себе плачите и чад ваших; яко се дние грядут, в няже рекут: блажены неплоды, и утроби яже не родиша, и сосцы, яже не доиша. Тогда начнут глаголати горам: падите на ны; и холмам: покрыйте ны (Лк. 23, 28–30).

Не прошло еще одного поколения, как исполнились слова Господа: Иерусалим был разорен Римлянами. Как велико было это бедствие, видно из того, что тогда погибло обитателей Иерусалима, вместе с иудеями, собравшимися туда со всех стран на праздник Пасхи, один миллион и сто тысяч мужчин, кроме жен, детей, старцев и взятых в плен. Слух человеческий не выносит ужаса, какой тогда был в Иерусалиме: мятежи, убийства, голод довели до такой крайности осажденный город, что сами жители врывались в дома других, отнимали последние остатки пищи, у кого ее находили; потом, с увеличением голода, ели кожи, падаль, сено и т. д.; одна мать съедает своего младенца, изжарив его в печи, и сим приводит в ужас самых свирепых воинов. По слову Господню, камня на камне не осталось от храма и города: все предано было огню, мечу и разорению и сравнено с землею. Тит (впоследствии император римский), сын императора Флавия Веспасиана, разоривший Иерусалим, видя падшие в прах твердыни его, сказал: «Сам Бог споборствовал нам: силы человеческие не были бы для того достаточны»!

И доселе над Иерусалимом сбываются слова Господа: Иеpyсалим будет попираем языки, дóндеже скончаются времена язык (Лк. 21, 24). Когда же скончаются времена язык – ведомо Ему единому. Св. град и теперь во власти мусульман: святыни его стерегутся ими; тако изволися Господеви, грех ради наших! Но достойно замечания, что при таком уничижении Иерусалима, все племена и языки чтут его и именуют святым даже самые магометане, владеющие им, называют его святым, благословенным от Бога.

Одним прошедшим не ограничивается всемирное значение Иерусалима. Существует довольно распространенное мнение, что второе пришествие Господне будет там же, где Он благоизволил ради спасения нашего воплотиться и пострадать. Мнение это находит себе подтверждение в словах Пророка Иоиля, который говорит от лица Господня: да востанут и взыдут вси язы́цы на юдоль Иосафатову, яко тамо сяду разсудити вся языки яже окрест (гл. 3, ст. 12). Самое наименование долины Иосафатовой означает «Суд Божий».

Теперешний Иерусалим расположен на 4 – х возвышенностях и имеет несколько ворот, охраняемых воинскою стражею, а на ночь запираемых. С запада, при замке, именуемом Давидовым, находятся под огромной башней ворота Яффские, или Вифлеемские; с севера – ворота Дамасские, на севере же правее Дамасских, видны древние ворота – Иродовы; на востоке, против Елеона, ворота Гефсиманские, в древнее время их называли Вениаминовыми или Овчими; в той же самой линии видны заложенные извне, так называемые Златые ворота. Мусульмане заделали наглухо эту стену, вследствие существующего у них предания, что этими воротами должен победоносно вступить в Иерусалим христианский царь. Есть еще ворота Сионские. А из прочих древних ворот Иерусалима уцелели остатки ворот Судных, находящихся близ Голгофы, к северу; ими кончается так называемый, страстный путь, коим вели Спасителя на Голгофу.

Вне стен города, не доезжая Яффских ворот, находится русская постройка, назначенная для временного пребывания русских богомольцев она находится в расстоянии от гроба Господня около версты. Там богомольцы находят удобное помещение, при коем устроена больница для безмездного врачевания больных.

В Иерусалиме 15 греческих монастырей: два в честь Пресвятой Богородицы, именуемые большая и малая Панагия; Михаило – Архангельский, где преимущественно пребывают русские богомольцы и часто совершается Богослужение на славянском языке; монастырь Авраамовский, близ гроба Господня св. Иоанна Крестителя, в коем часть святых мощей его; св. великомученика Георгия; два монастыря св. великомученика Димитрия; св. великомученика Феодора Тирона, где тоже часто бывает русское Богослужение; св. Николая чудотворца, св. Василия Великого, священномученика Харалампия, св. великомученицы Екатерины, св. Евфимия великого и святого Спиридона, Тримифунтского чудотворца.    

Поклонники все вообще, хотя бы остановились и на русской постройке, по местному обычаю, должны вскоре по прибытии своем отправиться в патриархию, где получают благословение от святейшего патриарха Иерусалимского. После братской трапезы, несколько отдохнув с дороги, отправляются к вечернему Богослужению, в церковь во имя св. равноапостольных Константина и Елены. Храм этот, хотя и не обширен, но украшен очень хорошо: многие иконы в ризах, а пол из разноцветных мраморных плит; кафедра патриаршая украшена резьбою из черепаховых костей, жемчужин, перламутра и проч. В храме этом совершается ежедневно богослужение: вечерня, утреня и ранняя литургия; при богослужении бывают архиепископы и епископы u участвуют в чтении и пении.

На другой день по прибытии богомольцев в патриархию, во время утрени, после пения Бог Господь, из церкви приглашают мужчин в одну комнату, а женщин в другую; здесь они садятся вокруг стен на диванах, и при пении стихиры: союзом любве связуеми Апостоли, Владычествующему всеми себе Христу возложше, красны ноги умываху, благовествующе всем мир и проч. входят три инока и совершают по чину обряд омовения – мужчинам умывают ноги, а женщинам руки. Обряд этот совершается по древнему восточному обычаю, в подражание Господу, умывшему ноги ученикам Своим пред Тайной Вечерей и завещавшему и им творить так же. Иноки – хозяева этим обрядом выражают между прочим и приветствие своим гостям – богомольцам. По совершении омовения, поклонники дослушивают утреню и вслед за нею литургию, потом отправляются в братскую трапезу. По отдыхе приглашают их в патриарший синодик, и там богомольцы, в присутствии патриаршого наместника, нескольких архиереев и секретаря, записывают имена свои и сродников для поминовения (иные впрочем записывают имена при самом гробе Господнем), и жертвуют – кто что может. Пожертвованная сумма употребляется на поддержание храма Воскресения Христова и святых мест, на содержание патриархии и всего вообще тамошнего духовенства, на поддержку бедных палестинских церквей, на содержание больницы при патриархии, устроенной для безмездного врачевания всех вообще, на содержание семейств бедных палестинских христиан и на прочие нужды патриархии.

Каждый заботящийся о душе своей поклонник за священный долг поставляет себе, бывши во святом граде Иерусалиме, принести покаяние во всех своих согрешениях, во всю жизнь соделанных, с сердечным сокрушением и искренним желанием переменить жизнь свою, не обращаясь на прежние грехи.

По окончании записи имен для поминовения, поклонники посещают храм патриарший во имя святой первомученицы Феклы, где хранится часть камня от скалы Голгофской, на котором виден отпечаток Божественной стопы Спасителя.

Наконец наступает время посещения драгоценных сердцу христианина святынь, находящихся в храме Иерусалимском. Посещение это совершается с возженными свечами, в сопровождении гробового иеромонаха, в облачении, со святым Евангелием, иеродиакона с кадильницею и певчими; они обводят поклонников по всем местам страстей Христовых, с пением надлежащих стихир и чтением Евангелий о страстях, обходя по ряду св. места одно за другим. Это, так сказать, начальное обозрение св. мест и поклонение им. Советуем благочестивым поклонникам, несколько осмотревшись, с помощью этого «Путеводителя», по порядку, указанному в нем, не спеша обойти все святые места. От души желаем, чтобы собранные в настоящей книге, относящиеся к каждому святому месту, воспоминания и размышления помогли благочестивым поклонникам восчувствовать, что претерпел Господь ради нашего спасения и исполниться теплейшею любовью к Нему, Создателю и Искупителю нашему.

Направим прежде всего путь наш на св. Сион, взыдем на Гору Господню: там была Тайная Христова с учениками Вечеря; там была Его прощальная с ними беседа, там установлена была Божественная Евхаристия – одно из величайших таинств, явивших человечеству безмерную любовь Божию.

Сион.

(Сионская горница, т. е. дом Тайной Вечери. – Гроб Давида. – Дом св. Апостола Иоанна Богослова. – Дом первосвященников Анны и Каиафы. – Дом св. Апостола Марка. – Место отречения св. Апостола Петра. – Армянский монастырь. – Монастырь св. великомученика Георгия).

От Сиона изыдет закон, и слово Господне из Иерусалима.

(Ис. 2, 3).

Боговдохновенный Царе – пророк св. гору Сион ублажил многими похвалами. Он наименовал ее горою Божиею, домом Божиим, жилищем Бога: Пойте Господеви, живущему в Сионе (Пс. 9, 12).            Гора Сион сия, в нейже вселился еси (73, 2). Явится Бог богов в Сионе (83, 8). Основания его на горах святых: любит Господь врата Сиона, паче всех селений Иаковлих. Преславная глаголашася о тебе, граде Божий (86, 2–4). Господь в Сионе велик и высок есть над всеми людьми (98, 2). Надеющиися на Господа, яко гора Сион (124, 1). Яко избра Господь Сиона, изволи и в жилище Себе (131, 13). Благословит тя Господь от Сиона, сотворивый небо и землю (133, 3).

Хотя Сион имел великое значение в Ветхом Завете, но его слава Новозаветная несравненно превосходнейшая. О славе этой Дух Святый прорек устами Исаии и Михея: будет в последняя дни явлена гора Господня, и дом Божий на версе гор, и возвысится превыше холмов; и приидут к ней вси язы́цы, и пойдут язы́цы мнози, и рекут: приидите и взыдем на гору Господню, и в дом Бога Иаковля, и возвестит нам путь Свой, и пойдем по нему (Ис. 2, 2. 3; Мих. 4, 1–3).

Святая Церковь изображает славу и великое значение Сиона в домостроительстве Божием о спасении нашем в сих песнопениях: «Радуйся Сионе святый, мати церквей, Божие жилище. Обыдите людие Сион и обымите его, и дадите славу в нем Воскресшему из мертвых. От Сиона бо изыде закон: языкоогнеобразная Духа благодать». И иными многими похвалами ублажает Церковь св. гору сию.

Сион находится у соединения горных ущелий; вид с него прекрасный и воздух на нем здоровый, освежающий. Св. царь Давид отнял гору эту у Иевусеев, и, укрепив, избрал ее местом постоянного жительства своего. Там устроена была новая скиния, в которую перенесен кивот завета, находившийся дотоле в Кариафиариме. С тех пор все израильтяне стали смотреть на Сион, как на гору Божию, гору святую, дом Божий. И хотя впоследствии храм Соломонов, заменивший скинию, был построен на другой библейской знаменитой горе – Мориа, но имя Сиона, тем не менее, осталось священным для Израиля и продолжало обозначать место жилища Божия.

На Сионе драгоценнейшая сердцу христиан святыня, это –   Сионская горница, или дом Тайной Вечери. На южной стороне Сионской горы, на самом высоком месте, находится в настоящее время группа зданий, и между ними турецкая мечеть – «Неби Даут» (гроб Давида). В этих зданиях указывают место той Евангельской горницы, где Господь наш Иисус Христос праздновал в последний раз с учениками Своими обрядную иудейскую пасху, и, совершив Тайную Вечерю, установил на ней святейшее таинство Евхаристии, умыв пред этим ноги Своим ученикам.

Умилительно – трогательна эта священно – таинственная вечеря, эта прощальная беседа Учителя с учениками, раскрывшая во всей  полноте Божественную Его любовь к возлюбившим Его и ко всему миру, за спасение коего Он принес Себя в жертву честну и непорочну, в удовлетворение правды Божией. Здесь излились безмерные Его щедроты, Его непостижимое снисхождение ко взысканию падшего человека.

Вечеря уготована была Апостолами, по указанию Самого Господа, в горнице одного из жителей Сионских. Некоторые предполагают, что это был Зеведей, отец Апостолов Иоанна и Иакова; но несомненно то, что это был один из любящих Господа, а потому и удостоенный столь высокой чести. Когда все было готово, пришел Господь и возлег с учениками Своими, в среде коих находился и злочестивый предатель – Иуда Искариот.

Желанием возжелех сию Пасху ясти с вами, прежде даже не прииму мук (Лк. 22, 15), сказал Господь ученикам Своим и, бывшей вечери, востав и положи ризы, и прием лентион, препоясася. Потом влия воду в умывальницу, и начат умывати ноги учеником, и отирати лентием, имже бе препоясан (Ин. 13, 4–5). Егда же умы ноги их, прият ризы Своя, возлег паки, рече им: весте ли, что сотворих вам? Вы глашаете Мя Учителя и Господа, и добре глаголете: есмь бо. Аще убо Аз умых ваши нозе, Господь и Учитель, и вы должны есте друг другу умывати нозе. Образ бо дах вам, да якоже Аз сотворих вам, и вы творите (Ин. 13, 12–16).

Священное сие событие св. Церковь изображает в сих трогательных песнопениях: «Учеником показует смирения образ Владыка, облаки облагаяй небо, препоясуется лентием и преклоняет колена рабом омыти ноги, глаголя: не приидох бо да послужат Ми, но послужити и положити душу Мою избавление за мир. Аще убо вы друзи Мои есте, Мне подражайте: хотяй первый быти, да будет последний, владыка – яко служитель. Пребудете во Мне, да гроздь принесете: Аз бо есмь лоза животная».

Божественная сия вечеря обозначила собою конец Ветхого и начало Нового Завета. Долго беседовал Господь с учениками Своими, предсказывая им вольные Свои страдания, укрепляя их в вере и утверждая в любви: заповедь новую даю вам, сказал им Господь, да любите друг друга якоже возлюбих вы, да и вы любите себе. О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Ин. 13, 34–35). На вечери этой ничьи взоры не светились радостью в молчании внимали ученики словам Учителя; сердца их, пламенно любившие Его, исполнены были скорби – они предчувствовали наступавшую разлуку с Ним. Когда же Он сказал, что один из них предаст Его, то это повергло их еще в большую печаль и недоумение.

Приближалось предреченное Господом время, когда поражен будет Пастырь и разыдутся овцы. На прощальной вечери ни о чем так много не беседовал Господь с учениками, как о любви, внушая им, и в лице их всем нам, Божественное чувство любви, связующее всех верующих во имя Его, служащее знамением истинных последователей Его.

Чувство безмерной Божественной к человечеству любви недоступно понятиям человеческим: удивляемся, благоговеем мы пред этим чувством, но постичь его – это превыше разума. Любовь эта из небытия воззвала человека к бытию, преклонила небеса и низвела на землю Единородного Сына Божия, и она же вознесла Его на крест за спасение мира! Божественная Евхаристия, установленная на Тайной Вечери, служит изъявлением пламеннейшей любви Бога к человекам, восхотевшего и духовно, и телесно соединиться теснейшим образом с естеством человеческим, по реченному: ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает и Аз в нем. Завершив Божественную Вечерю, преподав ученикам Пречистое Свое Тело и Боготворящую Кровь, удостоив их быть первыми причастниками сего непостижимо – высокого таинства, Господь сказал им: сие творите в Мое воспоминание.

После этой вечери верные до конца мира будут почерпать из Евхаристии, как из источника жизни, бесчисленные дары Божественной благодати: она есть духовное брашно и животворное питие для душ их. В сей бессмертной трапезе верные теснейшим союзом соединяются с Самим Господом, и в Нем становятся причастниками жизни вечной.

Беседа Христова с учениками во время Тайной Вечери, Его молитва к Богу Отцу о всем мире – все это столь возвышенно, божественно, что никаким словом человеческим не может быть изображено: это была молитва Великого Первосвященника, по чину Мельхиседекову, пред входом Его во Святая Святых; это было выражение высочайшей любви Бога к человекам, соединение неба с землею, Творца с творением; это была вечеря, отверзшая человечеству объятия Отца Небеснаго, на коей Божественною кровию Богочеловека установлен новый благодатный завет Бога с человеками.

По воскресении Своем Господь утешил учеников, явившись им в Сионской горнице, при заключенных дверях, и преподал им благодать Духа Святаго: сущу же позде, в день той во едину от суббот, и дверем затворенным, идеже бяху ученицы Его собрани, страха ради иудейска, прииде Иисус, и ста посреде, и глагола им: мир вам! И сие рек, показа им руце и нози и ребра Своя. Возрадовашася убо ученицы, видевше Господа. Рече же им Иисус паки: мир вам! якоже посла Мя Отец, и Аз посылаю вы. И сие рек, дуну, и глагола им: приимите Дух Свят: имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся (Иоан. 20, 19–23). Здесь же вторично является Господь ученикам, дабы уверить Апостола Фому в воскресении Своем (Иоан. 20, 26–28).

На Сионе в древности построена была небольшая церковь, на развалинах того дома, в котором совершена была Тайная Вечеря. Эта – то самая церковь, уцелевшая от разорения Иерусалима, наименована: «первою церковью и матерью всех церквей». Св. царица Елена возобновила и распространила ее: она делилась, по свидетельству св. Кирилла Иерусалимского, на две части – верхнюю и нижнюю; но впоследствии храм этот был разрушен до основания, и на развалинах его, сперва одним из королей сицилийских воздвигнута была латинская церковь; а потом на месте оной устроен был монастырь францискан, до 1559 г. обладавших Сионскою святынею. В 1559 году турки, по повелению султана, отняли у латинян святыню Сиона, под тем предлогом, что там находятся гробы Давида и Соломона, царей иудейских, почитаемых турками, и с тех пор до настоящего времени турки владеют этим священным местом.

Несмотря на то, что храм Сионский был в продолжение многих веков неоднократно разрушаем и снова возобновляем, сохранилось и поныне разделение его на две части –   верхнюю и нижнюю. Нижняя часть состоит из двух комнат: первую комнату называют местом умовения ног, а вторую – местом явления Господа ученикам Своим. Небольшая лестница ведет из нижних покоев в верхние, где тоже две комнаты равной величины. В первой, именуемой местом Тайной Вечери, две мраморные колонны, поддерживающие своды. В верхней части сводов находится изображение «агнца», вероятно в воспоминание Божественного Агнца, преподанного Апостолам на Тайной Вечери. Другую комнату верхнего этажа называют местом сошествия Святого Духа на Апостолов.

По свидетельству св. Епифания, Апостолы по вознесении Господнем возвратились с горы Елеонской в Сионскую горницу. Там они, как упоминается в Деяниях Апостольских, пребывали единодушно вкупе, терпяще в молитве и молении с женами и Мариею, Материею Иисусовою, и братиею Его: бе же имен народа вкупе яко сто и двадесять (Деян. Апост. 1, 16). И там, на место отпадшего Иуды, избран был по жребию Апостол Матфий: И егда скончавшася дние пятидесятницы, беша вси Апостоли единодушно вкупе. И бысть внезапу с небесе шум, яко носиму дыханию бурну, и исполни весь дом, идеже бяху седяще, и явишася им разделени язы́цы яко огненни, седе же на едином коемждо их. И исполнишася вси Духа Свята, и начаша глаголати иными языки, якоже Дух даяше им провещавати (Деян. 2, 1–4). В воспоминание сего священного события ежегодно, в первый день празднования сошествия Св. Духа, приходят на Сион греческое духовенство и богомольцы, и близ горницы Сионской, находящейся в смежности с христианским кладбищем, читают молитвы о ниспослании благодати Св. Духа.

По общему преданию евреев и мусульман, гроб Давида находится на месте дома Тайной Вечери, но недоступен христианам; даже и мусульманам не всем позволяют сходить в подземелье, где он находится. A.С. Норов имел случай посетить это место и говорит, что оно в большом уважении у турок: они читают на гробнице царепророка псалмы, переведенные на арабский язык. Гробница Давида, пишет он, находится в небольшой, грубо оштукатуренной комнате, к стенам коей приделаны каменные прилавки; а у передней стены в углублении стоит довольно большой саркофаг, покрытый шелковою пеленою зеленого цвета, который и называется гробом царя Давида. Но очень сомнительно, чтобы это был гроб св. царепророка, ибо устройство его несходно с обычаями иудеев. Впрочем, основываясь на свидетельстве Пророка Неемии (3, 15,16), можем думать, что во всяком случае гроб Давидов находится в недрах Сиона.

Возле горницы Сионской показывают развалины дома св. Апостола Иоанна Богослова, в коем Пресвятая Дева Богоматерь пребывала, по завещанию Божественного Сына Своего, до дня преславного Ее переселения на небо. В древности существовала тут церковь во имя св. Апостола Иоанна Богослова, на том месте, где, по преданию, сей Апостол совершил первую литургию для Пресвятой Богородицы, о чем упоминается в описании A.С. Норова. При входе на Сион находился дом первосвященника Анны, на суд которого первоначально из вертограда Гефсиманского6 приведен был Верховный Судия мира на сем месте ныне небольшой армянский женский монастырь в честь свв. Ангелов. Сюда привели Господа в глухую полночь и, по преданию, привязали Его к маслине, пока не введен Он был к нечестивому Анне. Отрасль этой маслины показывают против алтаря· она ограждена глухою решеткою.

От Анны повлекли Божественного Страдальца к первосвященнику Каиафе, правившему в то время делами синедриона. Дом Каиафы находился близ Сионских ворот, где устроен теперь небольшой армянский мужской монастырь. Алтарь храма в этом монастыре основан на камне значительной величины, отделенном от того камня, который отвален был Ангелом от гроба Господня. В правой стороне, близ алтаря, особым престолом обозначено то место, где заключен был Спаситель до отведения Его к Пилату; а место, где стоял Господь во время истязаний Его, означено изображением креста на мраморе церковного пола указывают и то место, на коем стоял злобный Каиафа, в неистовстве растерзавший одежды свои (Марк. 14, 63). На небольшом мощеном дворике этого монастыря, на правой стороне его, толстая виноградная лоза обозначает то место, у которого грелся св. Петр, при разложенном на дворе Каиафы костре, и, обличаемый служанкою, отрекся троекратно от своего Божественного Учителя, горько оплакав потом свое отречение7.

Близ Сиона есть еще большой армянский мужской монастырь, имеющий до 700 келий. Соборный храм сего монастыря посвящен имени Апостола Иакова Алфеова; в левой стороне храма находится открытый престол, под коим указывают означенное мраморною плитою место мученической кончины св. Апостола.

На месте дома Евангелиста Марка, в который собирались св. Апостолы на молитву, и куда пришел Апостол Петр, чудно изведенный из темницы Ангелом, ныне Сирианский монастырь.

На восточной стороне Сионской горы есть пещера, осеняемая масличными деревьями; предание утверждает, что св. Петр, по своем отречении от Господа, изшед вон со двора Каиафы, в этой пещере «плакал горько». В записках русского паломника XII века, игумена Даниила, упоминается, что в его время над этой пещерой существовала большая церковь во имя сего Апостола.

К стене, окружающей дом Каиафы, к западной его стороне, прилегает кладбище христиан всех исповеданий; на греческом кладбище погребают и русских богомольцев, скончавшихся в Иерусалиме. Надо заметить, что туземные христиане, по восточному обычаю, хоронятся без гробов; одни только наши соотечественники не следуют сему обыкновению. В недавнее время к числу зданий Сионских прибавился дом англо – прусской миссии с садом и протестантским кладбищем.

Обозревши Сион и находящиеся на нем святые места, поклонники посещают недавно возобновленный монастырь во имя св. великомученика Георгия, где находят радушный прием и отдых, необходимый после посещения св. мест.

Держась порядка Евангельских событий, с Сиона последуем за Господом и учениками Его в вертоград Гефсиманский, да узрим подвиг Его ужасный и преславный. Но прежде, чем приступим к описанию страстей Христовых, скажем кратко о том бедственном состоянии, в котором находился растленный грехами мир пред пришествием Искупителя.

Состояние мира до времени пришествия Спасителя. Пред пришествием Спасителя род человеческий был во тьме и сени смертной, погрязал в бездне греховной. Из бездны этой не могло извлечь мир ничто, кроме сошествия с неба Единородного Сына Божия, принесшего Себя в жертву за спасение мира. Чаша, растворенная грехами всего мира, потопила бы весь мир, если б Господь не восприял ее. Великая болезнь требовала великого врачевания. «Всеблагий Творец, – говорит св. Андрей Критский, – не презрел до конца Своего создания и из преблагих и непорочных недр Своих послал в конце веков Сына Своего, равного Себе и по власти, и по силе, и по благости».

И в какое время Отец Небесный благоволил послать на землю Единородного Сына Своего? В последок дней, во время всемирного обладания языческого кесаря, когда род человеческий нисшел в самую глубину нечестия и беззаконий. Реки беззаконий разливались по всей земле, гордость до небес поднимала свою голову, люди служили диаволу, забыв и оставя Творца своего. Страшное то было время. Поразительны черты, в коих изображает Апостол Павел языческий мир пред пришествием Господа Иисуса Христа. Господь как бы ждал, пока исполнится мера зла, чтобы воплощением Своим исцелить все виды его в падшем человечестве.

Род иудейский хотя не приносил жертв идолам, но передовые того времени люди: архиереи, книжники и фарисеи, побеждаемые чувственностью, ослепленные страстями, до безрассудства упорные в мнениях своих, отвергли истину. Обличая их безумие и окаменение сердец, Божественный Учитель грозно укорял их, говоря: горе вам, книжницы и фарисеи – лицемери, яко затворяете царствие небесное пред человеки: вы бо не входите, ни входящим оставляете внити (Мф. 23, 13).

Древний змий (с упорством сопротивляясь истине) силился поглотить весь род человеческий, грехопадением своим расторгший живой и непосредственный союз свой с Богом и отдалившийся от Него. Грехи, как средостение, стали между людьми и Богом, и глубина падения, как бездна, отделила землю от неба. Грешный человек не мог сам собою перейти эту бездну; тайна примирения открылась в Господе нашем Иисусе Христе, Который был Сыном Божиим и Сыном Человеческим, и таким образом соединял в Себе человечество с Божеством.

Пришествие Христово в мир и вольные Его страдания за спасение мира, предсказаны были жившими за несколько столетий до Рождества Христова Пророками со всей ясностью, так что удивляться должно ослеплению иудеев, не познавших давно ожидаемого ими Мессию! Впрочем, и в наше время, когда свет Христовой веры озарил почти всю вселенную, когда с такой ясностью изложено учение о св. вере, находятся плевелы в житнице Христовой. Сожалея о их неверии и вольнодумстве, как некогда Господь сожалел об ожесточенных иерусалимлянах, приведем к вразумлению их страшное определение Божие о неверующих: иже не верует в Сына Божия, не узрит живота, но гнев Божий пребывает на нем (Иоан. 3, 36).

Господь говорил ожесточенным иудеям: если Мне не веруете, делам Моим веруйте: хождение по водам, как посуху, отверзение очей слепорожденному, воскресение четырехдневного Лазаря и многие иные чудеса, содеянные Иисусом Христом, не были ль совершенным доказательством Его Божественного всемогущества? Но самое поразительнейшее из всех знамений Его было, это – сила креста; крестом весь мир привлечен к Нему, по реченному Им: аще Аз вознесен буду от земли, вся привлеку к Себе (Иоан. 12, 32). Из Священного Писания видим мы, что при всей очевидности знамений и чудес, совершенных Иисусом Христом, во время Его земной жизни веровали в Него очень немногие, а ученики Его, при самом начале страданий Его, разбежались, по реченному: поражу пастыря и разыдутся овцы. Претерпев поношения и жестокие страдания, Господь умер позорною на кресте смертью; следовательно, если немногие и веровали в Него во время земной Его жизни, как в Сына Божия, то, видя такую Его кончину, поколебались в вере, что видим и на самих Апостолах. По человеческим рассуждениям, казалось тем бы должно и кончиться, и стереться с лица земли верование в Иисуса Христа. Но что последовало? Разбежавшиеся ученики, большей частью неграмотные рыбари, осененные потом нисшедшею на них свыше благодатью Святого Духа, привели почти всю вселенную к вере в Распятого: царей, архиереев, законоучителей, жрецов, философов и всех великих и мудрых мира сего, так что многие из них, воспламенившись любовью Христовою, охотно пошли за Него на лютые мучения, оставляя родину, родных и все, что дотоле дорого было сердцам их. Всем известию, как трудно расставаться с многолетними укоренившимися привычками; а язычники всецело погружены были в чувственные наслаждения –   в том вся жизнь их проходила. И если они мгновенно не только все это оставляли, но даже решались идти на страшные мучения, то несомненно, что к сему могло подвигнуть их не что иное, как всемогущая благодать Божия, которой никто и ничто не может противостоять. Итак, очевидно и для верующих и для неверующих, что распространение христианской веры совершилось образом дивным, уму человеческому непостижимым; дабы из сего познали люди всемогущество Распятого на кресте и несомненно веровали в Него, как в Бога Всесвятого, Всеблагого и Всемогущего, в Троице славимого, Который вся творит, елика хочет.

Гефсимания.

К востоку от Иерусалима, на левом берегу потока Кедрского, лежит гора Елеонская или Масличная. Подошва горы этой стороны носит название Гефсимании; в некоторых местах как вверх, но горе, так и по ее окраинам, растут масличные деревья. Не густая, но заметная масса таких деревьев, вправо на переходе чрез Кедрон, тянется вверх по откосу горы на юго – восток: это – тот Евангельский вертоград, тот сад Гефсиманский, куда Господь наш Иисус Христос, приходя в Иерусалим на праздник Пасхи, любил уединяться с Своими учениками и для молитвы, и для отдохновения. Сюда пришел Он с ними и в ночь пред Своими страданиями, и здесь скорбел, тужил и молился до кровавого пота.

На месте моления Божественного Искупителя в древности была церковь, а ныне оно ограждено лишь каменною стеною, имеющею вид буквы П. В основании поперечной стены этой постройки лежит большой самородный камень, с жилками красноватого или кровяного цвета, как бы в память совершенного тут подвига, во время коего капли пота Спасителя были, как капли крови. Близ этого места сохранились 8 древних маслин – остаток вертограда, современного страданиям Спасителя. Небольшой этот вертоград также обнесен каменною стеною, близ которой указывают тот нагорный выступ, на коем спали отягченные сном свв. Апостолы: Петр, Иаков и Иоанн во время предсмертного молитвенного подвига Спасителя мира. А далее, где оставались прочие Апостолы, находится пещера, принадлежащая латинянам.

Моление Спасителя о чаше.

Вертограды обыкновенно служат местом приятного отдыха, но не таков был для Господа Иисуса Гефсиманский вертоград: не чистые струи вод, а потоки кровавого пота там источились; не тихое веяние ветров, а вздохи и вопли там слышны были, и не с благоухающими розами, а с дрекольями были обретшие Христа при выходе из вертограда.

Подвиг внутренней борьбы и страданий начат Христом Спасителем в присутствии избранных Апостолов, бывших свидетелями Божественной Его славы на Фаворе, но окончен Им совершенно наедине. Мы видим в Гефсимании место отдохновения и сна трех учеников, когда Господь и Учитель их пребывал в молитве и неизобразимом борении. Приникнем благоговейным оком к месту моления о чаше, и в духе веры и смирения посмотрим, среди какой страшной бури искусительных нападений и среди каких тревог душевных проведена была последняя ночь на земле Святейшим Примирителем земли и неба. Сколько внутренних мук и с каким предсмертным истощанием долженствовал Он вытерпеть здесь, прежде чем окончательно совершил το великое дело, еже даде Ему Отец, да сотворит. Да! это была ночь, подобных которой не было и не будет в ряду всех дней и ночей стояния мира; это была ночь борений и страданий Христа Богочеловека, Спасителя мира, борений на смерть и живот, страданий самых лютых и неизобразимых; это была ночь, с одной стороны тех Его болезней смертных и бед адовых, которые пророчески предызобразил в лице своем Его праотец, а с другой – Его коленопреклонений пред Богом – Отцом Своим, и Его молений с воплем, криками и слезами. Это была ночь страшная для самых небожителей, но всерадостная и спасительная для падшего человечества, и убийственная и всепагубная для князя тьмы и ада. Это была ночь усиленных воплей и крайнего изнеможения, сначала святейшей души Богочеловека, а затем и безгрешной плоти Его:, ночь туги и томлений прискорбных до смерти; ночь воплей и изнеможения, увенчавшихся победою и торжеством духа над плотью и безусловной преданности в волю Отчую над ужасавшими поношениями мук Голгофских. Видели эту ночь ветхозаветные пророки и праведники, видели ее сквозь сумрак сени и гаданий, и ужасались тайне вольного уничижения Сына Божия. Не без ужаса видел ее Сам Сын Божий, Сам Господь, когда она уже наступала. Еще на пасхальной вечере неоднократно обращал Он речь Свою к близкому будущему. Потом, когда святая вечеря кончилась, и когда все возлежавшие на ней были на пути к горе Елеонской, Господь уже не обинуясь говорил окружавшим Его Апостолам: ecu вы соблазнитеся о Мне в нощь сию. Писано бо есть: поражу Пастыря, и разыдутся овцы стада (Матф. 26, 31). Да и последняя прощальная беседа, с таким любвеобилием излившаяся из Его сердца к тем, ихже до конца возлюби (Иоан. 13, 1), не тому ли обязана своею недосягаемою высотою чувств и истин святых, что Изрекавший ее ясно видел все, что ожидало Его в наступившую ночь? Но вот и эта невыразимо – трогательная и беспримерная в летописях мира беседа кончена; вот и поток Кедрский, отделяющий Иерусалим от горы Масличной, пройден. Вот пред глазами п те разнообразные стези, кои, извиваясь по косогору Елеона, ведут с одной стороны в Гефсиманию, собственно так – называемую, где ныне гроб Пресвятой Богоматери, и в Галилею, гору, соприкосновенную к Елеонской с севера, а с другой – в примыкающий к Гефсимании вертоград. Вот наконец и то место в вертограде, идиже множацею собирашеся Иисус со ученики Своими (Иоан. 18, 2). Здесь Господь остановился и, обратившись к ученикам, сказал: вы останьтесь здесь и молитесь, чтобы не впасть во искушение, а Я пойду помолюсь там; и, взяв с Собою Петра и обоих сынов Заведеевых, пришел с ними к тому нагорному выступу, о коем мы уже упоминали. Видя около Себя учеников унылых и боязливых, но в то же время чистых и искренних, святейший Искупитель и Сам открыто предался снедавшей Его внутренней печали, и как – бы вступая уже самым делом в кровавый крестный подвиг, начал скорбеть, ужасаться и тосковать, взывая: «прискорбна есть душа Моя даже до смерти»! О, какое недоумеваемое таинство! Единородный Сын, сый в лоне Отчи, Слово Ипостасное и все сотворившее, в таком умалении и скорби, в таком мучительно – безотрадном состоянии духа! Но нет! так ужасается и страждет не Сын Божий, предвечно – рождаемый от Отца, не Бог – Слово, Имже вся быша; но Сын человеческий, во времени рождаемый от Матери, и человек Иисус. Теперь на Елеоне открывается явление противоположное тому, какое незадолго пред сим видимо было на Фаворе. Там слава Божия, всегда присущая Богочеловеку, но глубоко сокрытая под покровом плоти Его, открылась во вне и прошла до того, что могла быть только в известной мере созерцаема земнородными; здесь присносущное Божество, обитавшее в том же Богочеловеке телесне (Кол. 2, 9), мало того что глубже сокрылось в недра Его Богочеловеческого естества, но как – бы и оставило Его, в том смысле, что природа человеческая, в виду предстоявших страшных событий, предоставлена была собственным своим силам. И вот Богочеловек Иисус, уже совлекшийся, если можно так сказать, Божества, естественно ужасается, при виде приближающейся к Нему смерти, ужасается и страждет яко смертен, не потому, что неизбежно подлежал владычеству смерти, собирающей оброки тления с одних лишь грешных, как дань за грехи (Римл. 6, 23), а потому что Он, и не приобщаясь к грехам людским, до того приобщился человеческой плоти и крови, что явился в среде смертных, как человек совершенный, не только с возможности умереть, но и со страхом смерти.

Да и было чего страшиться Христу в предлежавшей Ему смерти! Смерть Искупителя мира, имевшая источить жизнь и нетление, есть тайна тайн Божиих. По предвечному Tриипостасному совету, она долженствовала быть не просто смертию, но и страшным закланием на крестном жертвеннике, – закланием, – совмещающим в себе все возможные ужасы и муки, не только земные, но и подземные, адские. Замечательно, что крестная смерть, приводившая мир в содрогание не одною лишь бесчеловечною лютостью, но и ужасным позором и проклятиями, с нею соединенными, явилась на земле как казнь, определенная законом, незадолго до явления на земле Христа Спасителя, и что она с особенною силою и ожесточением была приводима в исполнение едва ли не в одной Иудее, и то недолго. Смерть крестная, ужасавшая все человечество, не могла не ужасать Того из Сынов человеческих, Кому она преимущественно была предназначена. Его человеческая природа, всегда безгрешная и святая, всегда почерпавшая полноту совершенств телесного бытя из полноты Божества, ей присущего, тем более отвращалась всякого рода насилия и мучений, особенно же смерти.

Кто измерит бездну скорбей, объявших тогда пресвятую душу Спасителя Mиpa? Они превосходили всякое понятие человеческое. Открывалось зрелище страшное и ужасное. Хотя еще не прикасались к Божественному Страдальцу руки извергов-мучителей, не облагали святейшей главы Его колючим тернием, не пригвождали к кресту Его пречистые руки и ноги, но уже Голгофские Его страдания предначинались: бысть же пот Ею яко капли крове каплющия на землю (Лук. 22, 44), и столь обильный, что увлажил ризы Его, и оросил самую землю. Провидя Его истощание, св. Пророк взывает: почто червлены ризы Твоя, и одежды Твоя яко от истоптния точила? (Ис. 63, 2). Хотя и сопровождали Его избраннейшие из учеников до самого места подвига Его, но, отягченные сном, они не разделяли скорби Его. Он был как – бы одиноким во всем мире: ждах соскорбящаго, и не бе, и утешающих, и не обретох (Псал. 68, 21), тогда из глубины души болезненной послышался вопль болезненнейший: Отче Мой, аще возможно есть, да мимо идет от Мене чаша сия! (Мате. 26, 39). Все потоки человеческих беззаконий как – бы слились в эту чашу, весь ад устремился на душу Восприявшего ее, и потому она соделалась для Него прискорбною даже до смерти. Бремя человеческих беззаконий приклонило Господа к земле; Он пал на нее, как – бы защищая ее от карательной десницы Всевышнего, приемля в Свое сердце стрелы гнева Божия. Ужас, смертная тоска и тяжкая скорбь, которые испытывал тогда Господь, усугублялись тем, что пред всепровидящими очами Его представлялась мрачная картина страшных грехов, принятого Им на Себя, человечества. То, что должен был претерпеть весь мир за, грехи свои, – вся эта тяжесть легла теперь на Него одного. Он ясно видел все преступления, все беззакония и нечестия людей от Адама и до окончания мира, во всем безобразии и гнусности их; пред Его всепровидящим взором представлялась ужасная чаша гнева Божия, и неизбежные проклятия, отвержение и вечная погибель, готовые обрушиться на преступный род человеческий. Здесь Иисус, как примиритель человечества, стал пред грозною правдою Божией, совершавшею над Ним суд за грехи принятого Им на Себя человечества. Не ведавшего бо греха по нас грех сотвори, да мы будем правда Божия о Нем (2 Коринф. 5, 21). Он провидел и ту холодность, то равнодушие и нераскаянность многих грешников, которыми заплатят они Ему за любовь Его; предчувствовал ожесточение сердец их, с которым они, в безумном увлечении своих страстей, отвергнут и не оценят той величайшей жертвы, которая принесена Им в искупление за них. Он, как Бог, провидел и то, что возложившие на Него руки свои подвергнутся страшному гневу Отца Небесного, который разразится на них и потомстве их, по собственным их словам: кровь Его на нас и на чадех наших (Матф. 27, 25). Все это более и более удручало Божественного Страдальца, прилагало горечь к горечи.

Размышляя о Гефсиманском подвиге Спасителя мира, обратим внимание на указание Евангельское, что дьавол, дерзнувший в пустынь искушать Господа, по тщетных усилиях своих отошел от Него до времени (Лук. 4,13), и вот настало это время, как сказал Господь на Тайной Вечери ученикам Своим: грядет бо сею мира князь, и во Мне не имать ничесоже (Иoan. 14, 30). Тайна искупителя рода человеческого была сокрыта от духа тьмы. Ненавистно было для него спасительное учение Христово и совершаемые Им чудеса; смертью Христовою думая положить конец сему, подвизая злобных людей на погубление Господа, он нанес себе решительное, вечное поражение; в ненасытной злобе своей он не уразумел, что разрушил свое владычество над грешниками: ибо пролитие крови Христовой освободило грешников от сатанинской его области. Расставив сеть на пагубу Спасителя мира, он сам себя уловил ею, по слову Псалмопевца: в делех руку своею увязе (Псал. 9, 17); ров изры, и ископа и, и падет в яму, юже содела ( – 7, 16). Премудрость Божия посрамила хитрость бесовскую!

Моление Спасителя, – да мимо идет от Него чаша, если это возможно, – рождает мысль, что изнемогши под тяжестью креста, Он по естеству человеческому возжелал, чтобы чаша страданий миновала Его; тяжесть ее как – бы преклонила Его обратиться от правосудия Божия к милосердно:, при мысли, что Небесному Отцу Его все возможно, в Божественном Страдальце как – бы проявилась надежда, что есть возможность, да идет сия чаша мимо. Эта боязнь страданий и смерти, свойственная человеческому естеству Сына Божия, дает нам разуметь, сколь тяжела была предлежавшая Ему чаша; но вместе с тем выражена была Им и совершенная преданность воле Отца Небесного, несмотря на противодействие природы: все это служит нам спасительным назиданием, дабы и мы в скорбях наших были мужественны и тверды, и обращались бы с мольбами к Небесному Отцу своему, предавая себя всецело Его святой воле. Спаситель, во время Гефсиманского Своего подвига, трикраты восставал на молитву, дав нам образ, да и мы поступаем так в важнейших обстоятельствах нашей жизни.

Св. Ангелы, приникнув, трепетно взирали на подвиг Начальника жизни; Небесный Отец безмолвствовал, и это таинственное безмолвие имело великое значение: Отец как – бы оставил Сына, дабы взыскать падшее человечество; страждущий Спаситель, предав Себя всецело в волю Отца, снова воззвал к Нему: Отче Мой, аще не может сия чаша мимо ити от Мене, аще не пию ее, буди воля Твоя! (Матф. 26, 42). Слова сии решили участь всего мира на бесконечные веки; Сын Божий предал Себя за спасение его. Веселитеся небеса и живущие на них! (Апок. 12,12). Се победил есть Лев, иже сый от колена Иудова (Апок. 5, 5).

Итак, в эту преблагословенную ночь совершилось событие великое, всемирное: воспрянул Лев от Иуды, и Своею державною всемощною пятою наступил на главу падшего денницы, всезлобного адского змия, исконного человекоубийцы, попрал и сокрушил его. Этот тысячеглавый зверь, дерзнувший из адской бездны воздвигнуть на Господа брань, как некогда в пустыне, стерт был в прах, пал падением лютым (Лук. 10, 18). Ныне бысть спасение и сила и царство Бога нашего, и область Христа Его: яко низложен бысть клеветник (Апок. 12,10).

Никто да не дерзает помыслить, что возможно вполне постигнуть чувства Божественного Страдальца, во время Его Гефсиманского подвига: это великая тайна Божия! Видим из Евангельских повествований, что Господь претерпел то, чему летописи страданий человеческих не представляют примера! Взирая на Господа, изнемогающего под крестом, мы должны из сего разуметь, что страдания Его достигали крайних пределов, возможных естеству человеческому, и если бы не обнаружилось это изнеможете, то мы не могли – бы знать, чего стоили Ему эти страдания; тогда подражание Ему не имело – бы той силы, не было – бы в нас тех чувств к Нему, которые теперь имеем; страдания Его сроднили нас с Ним союзом крепчайшей Божественной любви; чем невыносимее были они для Него, тем сделались драгоценнейшими для нас: ибо все это претерпел Господь ради нашего спасения, а потому тем теплейшая должна быть наша к Нему любовь.

Предание Господа Иудою в вертограде Гефсиманском и поругания, претерпенные Господом у Анны и Каиафы. Вошло в обычай – людей, бесчестно поступающих, называть именем предателя Господня, гнусный поступок которого возбуждает чувство крайнего к нему отвращения и презрения. Св. Церковь предательство его изображает в сих песнопениях: «Днесь Иуда оставляет Учителя и приемлет диавола, ослепляется страстью сребролюбия, отпадает света омраченный: како бо можаше зрети Светило продавый на тридесяти сребряницех? но нам возсия Страдавый за мир, к Нему же возопием: пострадавый и состра-давый человеком, Господи, слава Тебе»! «Иуда раб и льстец, ученик и наветник, друг и диавол от дел явися: последоваше бо Учителю и на Него поучашеся преданию; глаголаше в себе: предам Того, и приобрящу собранная имения; искаше же миру продану быти, и Ииcyca лестию яти. Отдаде целование, предаде Христа; и яко овча на заклание, сице последоваше Един благоутробный и человеколюбец».

О пребеззаконный Иуда, предатель лукавый, а не друг искренний! Ты приступаешь к Учителю своему, как Иоав к Амессаю, и, простирая к Нему одну руку, говоришь: здрав ли ecu, брате? а другою вонзаешь нож в его сердце (2Цар. 20, 9 – 12). О безбожный отступник, а не Апостол святый, о вождь разбойников, а не ученик верный! О волк хищный, а не агнец кроткий! лобзаешь, а зубами терзаешь. О коварная пчела! мед приносишь, а жалом уязвляешь. О хитрая змия! в траве и цветах укрываешься, а ядом заражаешь и умерщвляешь. О жестокий крокодил плачешь и убиваешь. О ненавистный Богу и людям лицемер! из уст сладость, а из сердца желчь источаешь; так льстиво предает Иуда своего Господа! Кто не возгнушается таким предательством и лицемерием? Кто не восчувствуете отвращения и от всех ему подобных, которые языком говорят: благоже, благоже, а сердцем: пожрохом его, и которые в очах кажутся друзьями, а тайно роют яму на погибель искреннему своему (Христ. Чт. 1841, ч. 1).

Иуда продал Господа за цену раба, 30 сребренников, да сбудется реченное Проровоме Иepeмиею: и прияша тридесять сребренник, цену цененнаго, егоже цениша от сынов Израилевых (Матф. 27, 9). Иуда знал, как apxиepeи пламенно желали погубить Господа, и потому несомненно, что они на всякое его предложение согласились бы; но древний змий, вошедший в Иуду чрез страсть сребролюбия, воссел в сердце его, как на престоле своем, отуманил ум его и, к большему уничижению Господа, внушил ему продать Спасителя мира за цену раба, представив омраченному уму его 30 сребренников, как цену великую; потом, по действию того же духа тьмы, сребролюбец перешел к другой лютейшей страсти, отчаянию, удавился, и у него расторглось чрево и вышли все внутренности (Деян. 1, 18), погиб телом и душею на веки. Вот какие страшные последствия сребролюбия! Лют зверь есть сребролюбие, восклицает св. Иоанн Златоуст.

Страсти греховные – исчадия духа злобы; они имеют между собою адскую связь; рождаются одна от другой и губят души нерадящих о cпaceнии своем. Сребролюбие есть корень всех злых страстей.

Терзаемый совестно, Иуда полученные им сребренники возвратил архиереям и старцам, сказав им: согреших, предах кровь неповинную. Они, взявши от него сребренники, признали неуместным вложить их в церковную казнохранительницу, и купили на них село скудельниче, для погребения странных, и наречено было оное селом крови; так именуется оно и до сего времени; находится в Иосафатовой долине; там есть малая церковь, в коей изредка совершается литурия и поминаются умершие.

Предатель Иуда, знавший в вертограде Гефсиманском то место, на коем Господь многократно уединялся с учениками для молитвы, взяв воинов и слуг от архиереев, пришел туда с фонарями, кольями и оружием для взятия Господа, упредив воинов и слуг словами: кого я лобжу, возьмите того, – и подойдя к Иисусу, сказал Ему: радуйся, Учитель! и облобы-зал Его; Господь отвечал ему: лобзанием ли предаешь Сына человеческого? Вышедши навстречу этому нечестивому сборищу, Господь спросил их: кого они ищут? Ииcyca Назарянина, отвечали они; и когда Господь сказал им, что это Он, то, пораженные Владычним словом, они попадали на землю; потом, пришед в себя, возложили богоубийственные руки свои на Агнца Божия, и, крепко связав Его, повлекли, как овча на заклание, к первосвященнику Анне, тестю Каиафы, имевшему значительное влияние на дела Синедриона; и пока не введен Он был к Анне, привязали Его во дворе к маслине. Анна стал спрашивать Господа о учениках и о учении Его; Господь отвечал ему, что Он всенародно учил на сонмищах (собраниях) и в церкви, а тайно не учил. «Зачем Меня вопрошаешь», сказал Он, «спроси слышавших». В это время один из предстоявших apxиерейских слуг, желая вероятно сделать угодное архиерею, возразил Господу: так ли отвечаешь apxиepeю? и дерзнул ударить Господа в пречистую Его ланиту. По свидетельству св. Димитрия Ростовского, основанному на описании страстей Христовых древними святыми отцами, удар был нанесен железною рукою, т. е. вооруженною, и столь жестокий, что все пальцы проклятой этой руки изобразились на пресвятом лице Господнем, а зубы подвигнулись с своих мест; удар этот слышан был во всем архиерейском дворе, и Господь от ударения сего упал на землю, обливаясь кровно, истекавшею из пресвятых уст Его и ноздрей.

Предание говорит, что ударивший Христа раб, по имени Малх, был тот самый, коему Господь исцелил отсеченное Петром ухо. Господь ответствовал ударившему: аще зле гла-голах свидетельствуй о зле: аще ли добре, что Мл биеши? (Иоан. 18, 23). Святая Церковь, в песнопениях своих, упоминая о страстях Спасителя, взывает: «Одеяйся светом, яко ризою, наг на суде стояше, и в ланиту ударение пpия от рук, ихже созда».

От Анны повели Господа связанного к Каиафе, правившему тогда делами Синедриона; к Каиафе собрались все первосвященники, старейшины и книжники и весь Синедрион судить Судью; и сколько ни старались найти против Него лжесвидетельств не находили: святая Его жизнь заграждала им уста. Наконец обвинили Его в том, будто Он говорил: могу разрушить храм Божий, и в три дня создать его; но это было ложное обвинение, ибо смысл слов Господних был таков: разрушите храм сей, то – есть пресвятое тело Мое, и в три дня воздвигну оный, то – есть воскресну. Когда apxиepeи неотступно вопрошали Господа, заклиная Его сказать им: Он ли Христос, Сын Божий? тогда Господь ответствовал им: если скажу вам, вы не поверите; если вопрошу (дабы вразумить вас), не ответите, и не отпустите Меня; но отныне узрите Сына человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных. Тогда первосвященник Каиафа, раздрав одежды свои, сказал: Он богохульствует: на что нам еще свидетелей, слышите хулу Его? и решили, что Он повинен смерти. Форма только была суда, пишете св. Иоанн Златоуст, а на деле это было ничто иное, как нападение разбойников. Раздрание одежды у евреев было обычным выражением сетования и скорби, когда слышали они богохульство; но скорбь Каиафы конечно была притворною. Раздрание им одежды было прообразованием раздрания, т. е. прекращения ветхозаветного архиерейства.

Тогда начали плевать на пречистое лице Господне, ударяли Его по пресвятым ланитам и, закрыв лице Его, говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя? и наносили Ему безчисленные пакости и поругания. По словам предания, потому закрыли они пресвятое лице Спасителя, что усрамились неизреченной красоты Его, и били до тех пор, пока все оно сделалось посинелым, кровью запекшим.

Лукавые фарисеи, зная любовь народа к Господу, и опасаясь дурных для себя последствий за yбиение Его, предали Его на суд тогдашнему правителю Иерусалима – Понтийскому Пилату, дабы он повелел казнить Его по законам римским; да и самая казнь эта была жестокая: преступников распинали на кресте, тогда как у евреев осужденных на смерть побивали камнями. В неистовой злобе своей на Господа, враги Его потщились подвергнуть Его лютейшей казни.

Страстной путь.

Пилатов дом и Претория. – Место бичевания. – Арка „Се человек». – Место первого Христова падения под крестом. – Переулок, коим вышла Божия Матерь навстречу Спасителя. – Дом евангельского богача. – Место встречи с Симоном Киринейским. – Дом Вероники. – Место второго Христова падения. – Судные врата. – Место плача жен иерусалимских – Место третьего Христова падения.

Пилатов дом ныне обращен в турецкие казармы. Некоторые из древних поклонников упоминают о лифостротоне, называя его высоким мраморным крыльцом: это был вход в преторию, где, как говорит св. Евангелие, возсел Пилат судить Судью живых и мертвых; теперь и следов лифостротона нет: время все уничтожило. Внутри здания указывают ту комнату, в которой происходил суд над Верховным Судьею.

Шагах в 12 – ти от дома Пилатова, на другой стороне улицы, т. е. на правой, если идти от ворот Гефсиманских, находится место бичевания: прежде был здесь дом, в коем помещались воины Пилатовы. Место это принадлежит ныне франкам: они обновили построенную в древности на этом месте св. царицей Еленою церковь. С улицы чрез небольшую дверь входим на вымощенный небольшой двор. Внутри церковь продолговатая и невысокая со сводами; под открытым алтарем, на мраморном помосте, видно место, отмеченное черным кругом: это место бичевания. обагренное Божественною кровно Искупителя мира. Само здание состоит из двух частей: над входом в одну часть оного, в длину всей стены, сделана крупными словами на латинском языке надпись из Евангелия: Пилат взял Иисуса и бичевал. Над входом в другую часть церковного здания такая же надпись из Евангелия: и сплетше возложиша на Нею терновый венец. Внутри этой части здания находится небольшая продолговатая комната, в которой Спаситель предан был поруганию воинов и черни. Место это принадлежит ныне францисканцам.

Пройдя от места бичевания вверх по той же улице около 150 шагов. видим перекинутую чрез улицу арку, которая соединяла дворец Пилата с зданием, напротив его находившимся: тут устроен франками дом сестер милосердия с церковью; над аркою надстроена крытая галлерея с окнами. По преданию арка эта находится на том самом месте, на которое Пилат вывел Божественного Страдальца, облитого кровью, в багрянице поругания и терновом венце, и, показав Его народу, воскликнул «се человек»!  В древние времена на этой арке существовала надпись: «се человек» – и другая: «возьми, возьми распни Его»; но теперь этих надписей уже нет. Налево под самою аркою показывают небольшое углубление в стене: повествуют, что Пресвятая Богоматерь здесь ожидала окончания суда Пилатова. С арки этой правители Иерусалима объявляли свои указы и приговоры и выслушивали просьбы народа. Теперь в галлерее над аркою в одной из комнат живет турок, и за малую плату пускает желающих осмотреть внутренность своего жилища.

Отойдя от арки более 100 шагов, при повороте улицы налево, видим мраморную колонну. Здесь было первое падение Господа, изнемогшего от истязаний и тяжести креста; в этом месте выходит из – за дома Пилата небольшой переулок. Предание повествует, что Богоматерь, видя неправедное осуждение Неповинного, хотела просить милости у Пилата, но бесчеловечные воины грубо оттолкнули Ее, и Она, желая еще увидеть сладчайшего Сына Своего, устремилась на встречу крестного Его шествия, пройдя этим переулком. Кто изобразит чувства Матери при виде окровавленного и истерзанного Божественного Сына Ея?.. На этом месте существовала церковь, построенная св. царицею Еленою. В нескольких шагах от сего переулка, улица поворачивает вправо, и идет мимо расписанного узорами дома евангельского богача; близ этого места встречен был Симон Киринейский, удостоившийся понести крест Спасителя мира: место это означено углубленным в стене камнем особого цвета.

Следуя далее крестным путем, указывают место дома блаженной Вероники, сподобившейся, как говорит предание, отереть полотенцем окровавленный лик Спасителя; далее указывают место второго падения Божественного Крестоносца, означенное лежащею колонною и огромным на ней камнем; наконец, достигаем судных ворот, от коих видны лишь остатки. Во время Спасителя город с западной стороны оканчивался этими воротами (а Голгофа была за стенами городскими), и тут читали приговоры осужденным на смерть. Так было учинено и с Спасителем мира; на память этого события у стены ближайшего дома (занимаемого ныне французским консульством) стоит колонна, к которой, как говорят, был прибит приговор.

Пройдя несколько шагов от судных ворот указывают вделанную в стену древнюю капитель, означающую то место, где Спаситель сказал, обратясь к следовавшим за Ним с плачем женам Иерусалимским, чтобы они не о Нем, а о себе плакали. Далее нельзя прямо идти страстным путем: он застроен домами, – надо обходить. Шагов 15 не доходя храма Воскресения Христова, находим колонну, означающую третье падение Христа Спасителя; тем и кончается страстной путь.

Изложив описание страстного пути, приступим теперь к описанию страданий Искупителя, поднятых Им на сем пути, спасения ради всех нас.

Изображеше страдашй Христовыхъ. Когда приведен был Господь к Пилату, то apxиереи и старцы начали злословить Его, называя возмутителем, запрещающими давать дань Кесарю, именующим Себя посланником Божьим и царем; на хулы их и на вопрос Пилата Господь ничего не отвечал, что удивило Пилата, и он сказал apxиepeям и народу, что никакой вины не находит в человеке сем; а они возражали, настаивая на своем, что Он повсюду возмущает народ; узнав, что Господь родом из Галилеи, Пилат послал Его к правителю Галилеи Ироду, тому самому, который, по просьбе жены брата своего, велел отсечь главу Иоаниа Крестителя. Ирод издавна желал видеть Господа, ибо много слышал о чудесах, совершаемых Им, и, надеясь быть очевидцем какого – либо знамения, продолжительно вопрошал Его, но Господь не удостоил его никаким ответом; стоявшие же тут apxиepeи и книжники, не переставая, злословили Господа; Ирод с царедворцами своими, укорив Господа и насмеясь над Нимъ, велел облечь Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату, с коим был дотоле во вражде, а в тот день стали они друзьями.

Когда возвращен был Господь от Ирода к Пилату, то сей последний, созвав apxиepeeв, правителей народных и весь народ, сказал им: «привели вы ко мне этого человека, как возмутителя; вот я пред вами допрашивал Его, но не нашел в Нем никакой вины, какую вы возводите на Него, и Ирод, к коему я посылал Его, тоже не нашел в Нем ничего заслуживающего смерти. Я накажу Его и отпущу, так как есть обычай на каждый праздник отпускать одного из преступников». Но враги Христовы и наущаемый ими народ, все стали требовать освободить разбойника Варавву, а Господа погубить. В это время жена Пилата прислала сказать ему, дабы он не судил Праведника, ибо она в сонном видении много пострадала за Него. Неизвестно, что именно видела во сне жена Пилата; но несомненно, что ей открыто было о Божественном лице Иисуса и о страшной участи, ожидающей врагов Его. (У некоторых, древних христианских историков упоминается, что имя жены Пилата было Клавдия Прокулла, и что она после сделалась христианкою и сподобилась мученического венца, а Пилат в заточении кончил жизнь свою самоубийством. Он правил Иудеею ст. 26 – го до 36 – го года по P. X. – Об Ироде повествуется, что он тоже кончил дни свои в изгнании самоубийством).

Пилат, думая удовлетворить лютости врагов Иисусовых, повелел подвергнуть Его жестокому наказанию – бичеванию. Бичи делались из веревок или ремней, с вплетенными в них по местам острыми костяными пли металлическими палочками; наказание это было столь бесчеловечно, что нередко истязуемые умирали под ударами, число коих представлялось человеколюбию или бесчеловечию воинов. Бичевание составляло род увеселения для этих грубых людей и совершалось на дворе прокуратора, куда созвана была во время страданий Господних большая часть военной спиры, или когорты, заключавшей в себе от 400 до 610 человеке.

Страдания Господни были столь жестоки, что слух человеческий едва выносит описание их; сердце болезненно содрогается, при воспоминании об этих лютых мучениях. Господь, как упоминает св. Димитрий Ростовский, основываясь на писаниях древних св. отец (Ч. 1, стр. 220 – 274, 1842), во время бичевания Его обнажен был, и самоохотно обняв столб, крепко привязан был к нему, и столь жестоко был биен, что пречистое тело Его, изсеченное до костей и почерневшее, отторгалось и висело, а кровь преизобильно истекала, орошая землю, так что, когда Божественный Страдалец отвязан был от мучительного столба, то от крайнего истощания упал на землю, покрытый вместо одежды лишь язвами и облитый кровно Своею, и по таких лютейших мучениях от всех посмеваемый и поругаемый, одежды Свои, далеко от Него отброшенные, собирал, трясясь от лютых страданий и холода, ибо тогда была зима. Свирепые воины, не довольствуясь таким жестоким Его мучением, по свойственному им сочетанию варварства с грубою веселостию, подражая посмеянию Ирода, заставили Божественного Страдальца представить лице ложного царя, и на Его пресвятое и изъязвленное тело набросили багряницу, или хламиду червленную, одежда таковая имела вид епанчи и употребляема была лишь военачальниками:, а та, в которую облекли Господа, вероятно была старая, изношенная и покрывала только половину обнаженного Господня тела; все это было сделано в поругание над Божественным Страстотерпцем, за мнимое ими домогательство Его быть царем; не довольствуясь этим, жестокие воины сплели из колючего терна венок, возложили его на Божественную главу Жизнодава и били по увенчанной главе палками; венок несколько раз был снимаем и возлагаем, от чего колючие иглистые тернии, вонзаясь во главу, каждый раз делали новые язвы, источая кровавые истоки. Недоставало еще поруганному Божественному Страдальцу последнего знака царского достоинства – скипетра; один из воинов, издевавшихся над долготерпеливым Господом, вложил в руку Его тростниковую палку, потом бесчеловечные воины, продолжая насмехаться над Ним, преклоняли колена, как – бы воздавая Ему царскую почесть, и говорили: «радуйся, царь иудейский»! плевали на Него, брали из руки Его трость и били Его по пресвятой главе Его. увенчанной тернием и по пресвятому лицу Его,  так что все пречистое Божественное тело Его: уста, ланиты и все пресвятое лицо Его и шея, были жестоко избиты железными орудиями (пястьми); ноздри Его ощущали нестерпимый смрад, исходивший от мерзких и скверных плевотин, коими покрыто было все лице Его. Смертоносно ударяем был Он об каменный столб, за пресвятые власы торган и влачим, по ногам и коленам жестоко ударяем, даже до поткновения; грудь, чрево и все Его пресвятое тело даже до костей иссечено было, по всем частям тела жестоко биен был, с поруганиями и лютыми мучениями, терзан и люто уязвлен, одним словом: от ног до головы не было ни одного целого места, все было покрыто сплошными язвами. Пресвятая кровь из всех суставов преизобильно истекала.

Пилат, вышедши из претории и увидев Ииcyca Христа полуживого, истерзанного, облитого кровно, в одежде поругания, в терновом венце, подивился такой бесчеловечной суровости мучителей, и надеясь, что Иудеи тронутся столь жалким видом неповинного Страдальца и удовлетворятся ужасными истязаниями, которые претерпел Он, вывел Его пред народ и сказал: Се человек! Но бесчеловечные архиереи, книжники и их слуги и подущаемый ими безумный народ, разжигаемые сатанинскою злобою, яростно кричали: распни, распни Его! Видя такое их ожесточение, Пилат сказал им: возьмите и распните сами, а я не нахожу в Нем никакой вины, заслуживающей смерти. На это злобные Иудеи отвечали: у нас есть свой закон, по коему Он должен умереть, ибо Он именует Себя Сыном Божиим. Пилат, страшившийся за последствия производимого им суда, услышав это, еще более убоялся и, вошедши снова в претор с Иисусом, вопросил Его, откуда Он? Пилат знал, что Иисус из Галилеи, а потому вопрос этот выражал желание Его знать, что за человек, предстоящий суду Его? но Господь не отвечал ему. Пилат воскликнул: мне ли не отвечаешь, или Ты не знаешь, что власть имею распять Тебя и пустить? На это возразил ему Господь: никакой власти не имеешь на Мне, еслиб тебе не дано было свыше; но предавшие Меня тебе больший ответ дадут. Пилат, убежденный в неповинности Ииcyca, искал случая к освобождению Его. Видя это, враги Христовы прибегли к новому коварству: зная малодушие Пилата, они угрожали ему, что если он отпустит Ииcyca, то уже не будет другом Кесаря, ибо всякий, именующий себя царем – противник Кесаря. Слова эти, сказанные всеми членами Синедрина публично, понудили Пилата, против совести и убеждения, вновь начать суд над Иисусом; изведши Его вон, и севши на месте, именуемом Лифостротон, Пилат сказал Иудеям, указывая на Ииcyca: Се Царь ваш! но они злобно кричали: возьми, возьми, распни Его! «Царя ли вашего распну»? возразил им Пилат. «Не имеем царя, кроме Кесаря», отвечали они. Настояние их превозмогло нерешительность Пилата; видя, что убеждения его не действуют, и что народ, подущаемый архиереями и книжниками, более и более неистовствует, он, по тогдашнему обычаю, в знак своей невинности в неправедном осуждении этом, взял воду, умыл пред народом руки и сказал: «неповинен и в крови Праведника сего, вы увидите»; они отвечали: «крови Его на нас и на чадах наших»! Тем и кончился беззаконный суд над Судьею мира. Тогда иудеи как кровожадные звери, устремились на Агнца Божия. Снявши с Господа багряницу поругания, воины одели Его в собственные Его одежды, возложили на Него крест и повлекли на распятие между разбойниками, как злодея. От тяжести креста при движении изнурялось тело Божественного Страдальца и раздирались раны Его, так что Он, совершенно изнемогши под бременем креста и ударами мучителей, упал на землю. Жестокие враги Его, снова немилостивно били Его, и видя, что Он уже не мог далее нести крест, встретив, возвращавшегося с поля некоего Симона Киринея, возложили на него крест Христов. Итак, Симон один из смертных сподобился столь великой чести – понести собственный Христов крест!

Последуем за Божественным Крестоносцем на Голгофу, поклонимся священному месту, идеже стояст пречистый нозе Его.

Голгофа.

Нося крест Свои, изыде Иисус на глаголемое лобное

место, еже глаголется еврейски Голгофа, идеже пропяша

Его и с Ним ина два сюду и сюду, посреде же Ииcyca

(Иоан. 19, 17. 18).

Вступив во храм Воскресения Христова, вправо от св. врат и камня миропомазания, по мраморной лестнице 28 – ю ступенями входим на св. гору Голгофу.

Перенесемся мыслию ко временам страданий Спасителя миpa, когда гора эта была местом казни преступников, коих приводили сюда и предавали распятию, считавшемуся тогда самою позорною смертию. В одном из утесов Голгофы было углубление в виде пещеры: там стерегли преступников, приводимых, на распятие, пока приготовляемо было все нужное для совершения над ними казни; в эту пещеру всажден был и Божественный Страдалец. Близ Голгофы была площадь, на коей собирался народ смотреть на казнь преступников; с западной стороны примыкали сады, в числе, коих и упоминаемый в Евангельском повествовании вертоград, принадлежавший Иосифу Аримафейскому. Возле скалы Голгофской была лощина, куда повергали тела и кресты распинаемых; туда был повергнут и крест Господень, и дабы скрыть навеки это сокровище, враги креста засыпали его камнями и землею, и на месте этом построили храм языческой богине; но, по благоволению Божию, по прошествии более 300 лет после, Р. X., крест Христов обретен был благочестивою царицею Еленою. Голгофа в переводе означает краниево или «лобное» место; так она называлась, по мнению одних, по сходству ей с головным черепом, по круглообразной форме своей; а по мнению других, по множеству находившихся на ней черепов казненных преступнпков. Голгофа была местом позорным, уделом злодеев и на это – то место приведен был Единородный Сын Божий неистовыми распинателями Своими.

Безгрешный от беззаконного соборища на смерть осуждается! Неприкосновенный держится руками дышущих убийством! Бесстрастный страсть вольную терпит да нас освободит от страстей!

Алтарь и престол Голгофские открыты, как – бы в знамение призвания всего мира в Церковь Христову. На возвышенном мраморном помосте стоить величественное во весь рост распятие Христово; животворящая кровь Господня как – бы струится из пресвятых Его язв на Голгофу; кресту предстоят, пораженные глубокою скорбно, пречистая Его Матерь и возлюбленный ученик Иоанн. Открытый престол Голгофский осеняет то самое место, где  находится небольшое круглое отверстие, в которое водружен был животворящий крест Господень; отверстие это обложено серебряным окладом с чеканным на нем изображением страстей Христовых; к этому месту, припадая благоговейно, поклонники со страхом и любовно прикладываются.

Чье надменное чело не преклонится пред этою священною скалою, осеняемою престолом! Чьи грешные уста не прикоснутся благоговейно к сей вселенской святыне! Чьи слезы не канут в святое отверстие, вмещавшее в себе животворящее древо! Раскаяние в грехах, моление о спасении, вздохи и стремление души ко Спасителю, испустившему последний вздох Свой на кресте, такова буря духовная, потрясающая на Голгофе бренное естество человека! Здесь повергнись грешник долу и принеси сердечную исповедь Искупителю своему во всех грехах своих, за которые принесена Им столь великая жертва; раскрой пред Всевидящим всю свою душу; припомни все, что ты мыслил, говорил и делал дурного: омой слезами сердечного покаяния грехи свои, и, при благодатной помощи Распятого, постарайся с этого времени совершенно переменить свою жизнь; начин жизнь новую, благодатную, возрожденную посещением св. мест.

И будет живот твой висящ пред очима твоими (Второз. 28, 66). Сотворивый единым словом вселенную зрится пригвожден к древу, поруган, обесчещен: и видехом Ею, и не имяше вида, ни доброты; но вид Ею безчестен умален паче всех сынов человеческих (Исаии 53, 2. 3). О таинство великое и преславное! Жизнодавец лишается жизни, Судья живых и мертвых осуждается на смерть позорную! «Да молчит всякая плоть человека», взывает св. Церковь, «и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет: Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным. Предходят же сему лицы Ангельстии, со всяким началом и властию, многоочитии херувими и шестокрилатии серафими, лица закрывающе и вопиющие песнь: аллилуия».

О мучениях на Голгофе и распятии Христовом св. Димитрий Ростовский, основываясь на описаниях древних св. отец, повествует, что когда привели Господа па Голгофу для распятия и стали снимать с Него одежды, прилипшие к иссеченному телу Его, то язвы Его терзались и раздирались и лютейшая болезнь обновлялась, что пред распятием Господь обезчещен был мерзким плюновением, что Сам Долготерпеливый восхотел Он возлечь на крест, но зверообразные мучители Его, яростно устремившись, повергли Его на крест, и с таким неистовством растянули пресвятое тело Его, что все составы расступились и подвинулись с своих месть, и столь немилостиво пригвоздили руки и ноги Его к кресту, что все жилы и суставы Его терзались; тогда сбылось пророческое слово; ископаша руце Мои и нозе Мои; исчетоша вся кости Моя (Псал. 21, 16 – 18). Болезнь эта была лютейшая всех болезней,

В правой стороне престола Голгофского видна глубокая трещина, сделавшаяся во время бывшего землетрясения и распадения камней, когда Богочеловек испустил дух Свой на кресте; камни, расторгшиеся не по слоям их, а поперек, ясно показывают необычайность события. Позади Распятия и престола сделан иконостас, с изображением страстей Христовых; иконы украшены серебропозлащенными ризами, стены и своды расписаны, несколько богатых лампад, неугасимо горящих, довершают украшение святилища Голгофского. В правой стороне оного находится отделенная аркою латинская церковь, на том месте, где, по преданию, пригвождали Господа ко кресту. Патриархи и архиереи служат на Голгофе Божественную литургию без митр, в воспоминание уничижения Христова, бывшего на сем месте. Кресты разбойников, стоявшие несколько позади креста Христа Спасителя, обозначены черными кругами на мраморном помосте Голгофы. Кресты эти весьма поучительны: оба разбойника одинаково страдали; но один из них, сознав грехи свои и уверовав в Господа, соделался наследником царства небесного, а другой, за богохуление, низведен в ад. Св. Церковь событие это изображает в сих словах: «Посреде двою разбойнику мерило праведное обретеся крест Твой: овому убо низводиму во ад тяготою хуления, другому же легчащуся от прегрешений к познанию Богословия, Христе Боже, слава Тебе» ! Каждый из нас, неся крест свой, да подражает благоразумному разбойнику. Воспоминая вольные страсти Христовы, св. Церковь взывает: «приидите вернии, животворящему древу поклонимся, на немже Христос Царь славы волею руц распростер, вознесе нас на первое блаженство» . «Днесь пророческое исполнися слово: се бо покланяемся на месте, идеже стоясть нозе Твои. Господи». Итак, припадем к честному животворящему кресту Господню, сокрушившему врага и отверзшему нам врата царствия небесного, погрузимся мыслию в безмерные Христовы страдания, восчувствуем их, дабы умилилось холодное наше сердце; припав к подножию животворящего древа. потщимся омыть оное теплыми слезами сердечного покаяния, подражая Евангельской жене грешнице и иным, да услышим от милосердаго Господа: отпущаются тебе грехи твои. Се здрав ecu, ктому не согрешай, да не горше ти что будет. Взирая на пригвожденного за грехи наши мы как – бы слышим вещающих нам Его глас: воззрите и видите, сколь великая жертва принесена за спасете ваше; не златом и сребром тленным искуплены вы, а Моею кровию, излиянною на кресте; не распинайте – ж Меня вторично грехами вашими, несите и вы кресты свои, да со Мною наследуете вечное блаженство, а кто не примет креста своего, и в след Мене не грядет, несть Мене достоин. На небо иного пути, кроме крестного, не было, нет и не будет.

О семи словах Спасителя на кресте. Произнесенные Спасителем миpa семь слов на кресте были как – бы последним предсмертным Его завещанием. Божественные cии слова выше всякого человеческого слова; но припадем к Его неизреченному снисхождению. да сподобимся хотя отчасти уразуметь многознаменательное значение их.

Первое со креста слово Богочеловека было слово любви к врагам: Отче! отпусти им, не видят бо что творят, взывал Он к Отцу Небесному. Вот высокий урок незлобия – моление о распинателях Своих, вот заповедь новая – о любви к врагам! Святая Церковь изображает это в сих словах: «Днесь Владыка твари предстоит Пилату, и кресту предается Зиждитель всех, яко агнец приводим Своею волею, гвоздьми пригвождается, и в ребра прободается, и губою напояется манну одождивый. но ланитам заушается Избавитель мира, от Своих раб поругается Создатель всех. О владычняго человеколюбия! О распинающих моляше Отца Своего, глаголя: Отче! остави им грех сей, не ведят бо беззаконнии что неправедное содевают».

На прошение же благоразумного разбойника помянуть его в царствии, Божественный Страдалец сказал ему: Аминь глаголю тебе: днесь со Мною будеши в раи. О великое милосердие Божие к кающимся грешникам! Предсмертное покаяние разбойника да послужит нам спасительным назиданием; час смертный нередко застигает нас внезапно, да не отчаемся в милосердии Божием, приемлющем покаяние и при самом конце жизни нашей. «Распятому Тебе, Христе, вся тварь видящи трепеташе, основания земли колебахуся страхом державы Твоея, светила скрывахуся и церковная раздрася завеса, горы встрепеташа и камение разседеся, и разбойник вирный зовет с нами, Спасе, еже помяни во царствии Твоем».

Потом страждущий Спаситель мира, обратив взор на пречистую Матерь Свою, сказал Ей, перенеся взор Свой на ученика: Жено, се сын Твой; а Иоанну: се Мати твоя. Слова эти могут относиться не к одному возлюбленному ученику, но ко всему миру; в лице сего ученика, благодатно усыновленного Деве, Богоматери, все мы сделались чадами Ея, стяжали в Ней великую Ходатаицу у престола Божия.

Страдания Спасителя миpa более и более умножались. Матерь Его взял ученик к себе; Божественный Страдалец лишился и этого последнего утешения – видеть возле Себя близких Своих. Он остался один, чаша страданий Его переполнилась; взяв на Себя грехи всего мира, Он восчувствовал всю тяжесть их. Если виновный и в одном грехе испытывает мучения совести, то что – же чувствовал взявший на Себя грехи всего человечества? Душевные Его страдания, прискорбные даже до смерти, соединившись с телесными, составили крест столь тяжкий, что изобразить сего невозможно никакими словами. Распятие на кресте – смерть самая мучительнейшая. При неестественном положении тела, с распростертыми вверх и пригвождёнными руками, всякое движение производило нестерпимую боль, тяжесть тела более и более раздирала язвы рук, кровь устремлялась к сердцу, производила томление, мучительнейшее самой смерти; и cию – то чашу предлежало испить Богочеловеку за грехи всего мира. От безмерного истощения сил и потери крови Божественный Страдалец внутренне палим был нестерпимым огнем, уста Его запеклись кровно, язык и гортань изсохли. В этом неизобразимом томлении Он сказал: жажду! Это было последнее Его слово к человечеству. В этом слове выражалась не одна телесная жажда, не более жажда спасения неблагодарного человечества. Затем наступило молчание, умолк Сын Человеческий, но заговорило небо: бе же час яко шестый и тьма бысть по всей земли, до часа девятого. И померче солнце; и завеса церковная раздрася посреде (Лук. 23, 44. 45) (а завеса была толщины около 2-х вершков, а длины 30 футов).

События эти возвещены были ветхозаветными Пророками: зайдет солнце в полудне, и померкнет на земли в день свет (Амос. 8, 9). Это было начало гнева Божия за смерть Праведника, кара небесная за Богоубийство. Св. Церковь, вспоминая о сем, взывает: «Вся тварь изменяшеся страхом, зряще Тя на кресте висима Христе: солнце омрачашеся, и земли основания сотрясахуся, вся состраждаху Создавшему вся». Помрачившая воздух тьма как – бы изображала ту духовную тьму, которою ослеплены были беззаконные судьи, осудившие Неповинного, предавшие на смерть Начальника жизни, зависти ради возложившие руки на Благодетеля своего. Сия глаголет Господь иудеем: «Людие Мои, что сотворих вам? или чим вам стужих? слепцы ваши просветих, прокаженныя очистих, мужа, суща на одре, возставих. Людее Мои, что сотворих вам и что Ми воздаете? за манну – желчь, за воду – оцет, за еже любити Мя – ко кресту Мя пригвоздисте. Ктому не терплю прочее, призову Моя языки, и тии Мя прославят с Отцем и Духом: и Аз им дарую живот вечный» (Триодион).

Давно – ль народ, видевший преславные дела Божия – воскрешение четверодневного Лазаря и многие иные знамения всемогущества и любви Сына Божия, приветствовал Его при въезде в Иepycaлим торжественными восклицаниями: «Осанна! благослокен грядый во имя Господне Царь Израилев»; и вот тот же народ, ничем не оскорбленный, с ожесточением вопиет к Пилату: «возьми, возьми, распни Его, отпусти нам Варавву разбойника»! Какая гнусная неблагодарность, унижающая человечество! Видеть такую зверскую злобу в людях, за спасение коих страждущий Искупитель полагал жизнь Свою, несомненно было для Него сугубым крестом. Христос пострадал ради всех нас; и те из нас, кои вместо благодарности оскорбляют Его грехами своими, вторично распинают Его, и в день всемирного Его суда они будут судимы наравне с кричавшими: «распни, распни Его».

Страждущий Искупитель мира, лишенный утешения видеть возле Себя Матерь Свою и возлюбленного ученика, удалившихся от креста, наконец, по человечеству оставлен был и Отцом Своим Небесным. Как Сын Божий, сый в лоне Отчи, ciяние славы Его, Бог истинный, Слово живое, превечное, премудрость, освящение, сила, путь истинный, живот, свет миру, Царь славы, Он вечно со Отцом; но как Сын Человеческий, взявший на Себя грехи всего человечества, Он стал как – бы виновными, пред правосудием Божьим в грехах всех людей, и по человечеству как – бы отринут был Отцом Небесным, как тяжкий грешник, доляжен-ствовавший понести безмерное наказание за безчисленные беззакония всего мира. Взятое Им на Себя бремя грехов всего человечества, заключило для Него небо, правда Божия в лице Его как – бы карала все человечество за грехи его; а Он, как Искупитель, принявший на Себя все, за все должен был выстрадать, должен был испить чашу страданий до дна. Смертные страдания Его были совмещением всех страданий, всех смертей всего человечества, а в этом неизмеримо мучительном состоянии из болезненного Его сердца послышался вопль болезненнейший: Боже Мой, Боже Мой, почто Мя ecu оставил8! Но ответа с неба не последовало, и никакого утешения Божественному Страдальцу не преподано. Взор Небесного Отца, дотоле благоволительно покоившийся на Нем, как – бы отвратился от Него. Слово воплощенное, Которого плоть была исткана наитием Духа Святого от Девы, оставляется Богом. Поруганный миром и отринутый небом, предоставленный Самому Себе, как жертва, обреченная на заклание, Сын Божий испытывал по человеческому естеству Своему предреченные Пророком неизобразимо лютые мучения, достигнув крайнего предала коих, испив до дна чашу смертных страданий, исполнил великое дело искупления рода человеческого, удовлетворив правде Божьей. Тогда Он как победитель произнес торжественное и многознаменательное: «совершишася»! О, слово глубокое, выражение неисчерпаемое, обширность коего тварь конечная постигнуть не может, и о коем уста смертные едва могут лепетать! (Христ. Чт. 1824, ч. 13). И Безсмертный вкусил смерть – преклон главу, предаде дух (Иоан. 19, 30). Совершилось искупление падшего рода человеческого и мир Божий почил на нем, расторгнуто на кресте pyкoписание греховное, и люди, бывшие дотоле отверженными Богом, наследниками ада, содедались возлюбленными чадами Божиими, ад соделался небом, преисподняя озарилась незаходимым светом, князь тьмы связан нерушимыми узами, царство его попрано, ниспровергнуто; Сын Mapии, низшед в пещеру аспидов, удушил, умертвил, победил гордаго. Одна лишь вечность вполне раскроет, что совершилось тогда на Голгофе.

О, священная и приснопамятная Голгофа! На ней Сын Божий был биен и поруган, чтобы поругать диавола; здесь Он был увенчан терновым венцом, чтобы даровать нам венец вечного царства; здесь Он нес крест, чтобы привлечь к Себе грешный мир; здесь Он предал дух Свой в руце Бога Отца, чтобы воскреснуть для вечной славы; здесь заглаждены от века грехи всего мира!

Какие страдания могут уподобиться страданиям, кои благоизволил претерпеть Богочеловек, желая снасти грешный мир! Весь путь Его земной жизни, от пелен до плащаницы, исполнен был скорбей и лишений. Но не умедлил гнев Божий излиться на богоубийц иерусалимлян: преданы они были огню и мечу. Участь их служит как – бы предъизображением участи тех, кои отринут спасительное Христово учение, предадутся похотям страстей своих и за то осуждены будут на мучение вечное. Но сколь блаженны те, кои жизнью, сообразною с Евангельским учением, соделаются наследниками неизреченных благ, исходатайствованных человечеству крестом Христовым: блаженство их никакими человеческими словами неизобразимо и будет бесконечно.

Над Голгофою пронеслось безчисленное множество кровавых событий; но она осталась и во веки пребудет священным прибежищем для всех, благоговейно поклоняющихся Освятившему ее животворящею кровью Своею. Как птенцы под криле небесного Орла, сюда стекаются и будут стекаться ищущие повергнуться у подножия спасительного креста, облобызать то место, идеже стоясть пречистыя нозе Господни. Припадем и мы со страхом и благоговением к сему всемирному святилищу, средоточению безкровных жертв приносимых по всей вселенной, в воспоминание орошенной Божественною кровью жертвы, принесенной на жертвеннике Голгофском за cпaceниe всего миpa.

Исполнилось прореченное Иepeмиею над богоубийственным родом еврейским. Хребет, а не лице покажжу им в день погибели их, сказал Господь устами Пророка и действительно пресвятое лицо Его, распятого на Голгофе, отвращено было от Иерусалпма на северо – восток – на сторону нашего отечества, пребывавшего тогда во тьме язычества. Отрадна мысль, что мы назнаменованы были Спасителем мира в люди избранные, царское освящение, язык свят. Потщимся – ж быть достойными такового незаслуженного нами благоизбрания Его.

Иерусалимский храм Воскресения Христова и находящиеся в нем святые места

Храм Воскресения Христова величествен и обширен. Основан он царицею Еленою в IV веке по Р. X., на месте, которое называлось прежде юдолию мертвых. Благолепие храма соответствует высокому его значению: иконы в иконостасе украшены ризами, пожертвованными из России; пол выстлан мраморными плитами; посреди храма стоит мраморная урна с крестом, которая обозначает в духовном смысле средину земли, по реченному: Спасение соделал еси посреди земли, Боже. Здесь соделалось спасение наше; здесь пострадал за грехи наши, распялся волею, умер и воскрес Господь наш Иисус Христос, сюда, как к духовному своему центру, стремится всякая душа христианская, по реченному Псалмопевцем: Имже образом желает елень на источники водные, сице желает душа моя к Тебе, Боже, Богу крепкому, живому (Пс. 41. 2. 3).

Алтарь храма Воскресения Христова довольно возвышен: большой престол храма осенен величественным вызолоченным балдахином; из алтаря направо вверх ход на Голгофу, а налево – в ризницу, где хранятся все драгоценности св. храма и часть древа животворящего креста Господня.

Вне храма, близ самых св. врат, на левой стороне, стоит средняя колонна, мраморная с трещиною, из которой изошла благодать, т. е. святый свет, и которая от всех почитается, и все ее целуют, как православные, так и неправославные и армяне. О замечательном происшествии, бывшем при этой колонне, повествуется следующее в сказании инока Парфения (Часть 4, стр. 10–12): «Во едино время, когда греки были до конца отягчены турецким игом, богатые армяне вздумали вытеснить греков от гроба Божия и из Воскресенского храма: собрали великую сумму денег и подкупили иерусалимское начальство, уверяя неверных, что святый свет сходит не ради греков, но ради всех христиан, и ежели мы, армяне, будем там, – тоже получим. Турки сделали по армянской воле, и утвердили, чтобы армянам одним получать св. свет. Армяне весьма возрадовались, и писали по всем землям к своим единоверцам, чтобы шли больше на поклонение, что их воля, и сошлось их многое множество. Наступила Великая Суббота; армяне все взобрались в храм, а греков бедных турецкое воинство выгнало вон. О, какой неизреченной горести и скорби исполнились греки! Едино было им утешение – гроб Спасителя, и от того их отлучили, и св. врата для них затворили! Армяне – внутри церкви, а православные на улице; армяне веселятся, а греки плачут; армяне торжествуют, а греки горько рыдают! Православные стояли против св. врат на площади, а кругом сияло турецкое воинство, караулили, чтобы не было бунта. Как сам патриарх, так и все стояли со свещами, имея надежду хоть от армян в окно получить благодать. Но Господь восхотел другое устроить – показать истинную веру Своим огненным перстом и утешить Своих истинных рабов, смиренных греков. Уже пришло время, в которое сходит благодать, но ее нет; армяне испугались, начали плакать и просить Бога, чтобы послал им благодать, но Господь не услышал их. Уже полчаса прошло и более, святого света нет. День был чистый и и красный. Патриарх сидел к правой стороне. Вдруг ударил гром, и на левой стороне средняя колонна мраморная треснула, и из трещины вышел огнь пламенем. Патриарх встал и зажег свои свещи, и от него зажгли все православные христиане. Тогда все возрадовались и возвеселились, а православные арабы от радости начали прыгать, и скакать, и кричать: «Ты еси един Бог наш Иисус Христос, едина наша истинная вера – православных христиан»! И начали бегать по всему Иерусалиму, и подняли по всему граду шум и крик. Они и доднесь творят сему память, прыгают и кричат кругом Божия гроба, хвалят единого истинного Бога, Иисуса Христа, и ублажают православную веру. Воины же – турки, кругом стоявшие на страже, видевшие сие чудо, весьма удивились и ужаснулись. Из числа их один, именем Омир, стоявший у Авраамиева монастыря на страже, тотчас уверовал во Христа и закричал: «един истинный Бог – Иисус Христос, едина истинная вера – православных христиан!»; а сам прыгнул вниз к христианам, с вышины более 15 аршин, и ноги его ступили на твердый мрамор, как на мягкий воск и доднесь видны два следа его, изображенные как на воску, хотя неправославные и стараются их загладить, но я еще своими очами видел и своими руками осязал их. И колонна с трещиною опаленная стоит. Воин же Омир, спрыгнув, взял свое оружие, железом воткнул в камень, как в мягкий воск, а сам беспрестанно прославлял Христа. За сие турки отсекли ему голову, а тело его сожгли; кости же его греки собрали, положили в раку и поставили в женском монастыре великой Панагии, где они и доднесь источают благоухание. Армяне внутри у гроба Божия ничего не получили, остались с одним стыдом. Паша Иерусалимский и прочие турецкие начальники весьма вознегодовали на них, хотели их всех изрубить, но убоявшись султана, только наказали их тяжко».

Продолжим описание св. мест, находящихся в храме Иерусалимском.

Сойдя с Голгофы, входим в придел, устроенный под Голгофской церковью во имя св. Иоанна, Крестителя Господня; за престолом, сквозь железную решетку, при свете неугасимо теплящейся лампады, видно продолжение Голгофской трещины: здесь, по общему на Востоке преданию, погребена глава праотца нашего Адама. Где было начало смерти, там последовало и начало жизни. Где было начало смерти, там последовало и начало жизни. Якоже бо о Адаме ecu умирают, такожде и о Христе вcu оживут (1 Корине. 15, 22). Посему и место cиe называется краниево, или лобное. В обычай вошло с древних времен, в воспоминание сего предания, изображать под крестом череп головы Адамовой. В притворе сего придела со входа, по преданно, погребен священник Бога Вышняго Мельхиседек, царь Салимский.

Против Голгофы, в 60 – ти шагах от нее, находится за решеткой камень, именуемый «узы Спасителя», с изсеченными в нем двумя отверстиями, в которые были заключены пресвятые ноги Спасителя во время мучений Его в претории, откуда перенесен этот камень.

От сего места, в 10 – ти шагах, в углублении находится придел, посвященный Богоматери. В бывшей тут пещере Божественный Страдалец стрегом был воинами во время приготовления на Голгофе орудий для Его казни; а когда повели Его на вольное pacпятие, то тут оставалась пренепорочная многоскорбная Его Матерь с св. женами и взирала с сего места, как неистовые изверги-мучители, возложив преступный богоубийственные руки свои на неповинного Агнца, сладчайшего Ея Сына и Господа, немилосердно пригвождали Его к кресту. Кто измерит бездну скорбей, объявших тогда чистейшую душу непорочной Агницы, всепетой Приснодевы Богоотроковицы? Тогда сбылось на Ней проречение праведна-го Симеона: лютое оружие пронзило Ея сердце. Никто так не мог любить Господа, как любила Она, Пресвятая, неискусомужно родившая Его; чем пламеннее была Ея любовь, тем лютейшие были Ея страдания при виде беззаконного осуждения Неповинного.

Св. Церковь от лица Ея изображаете тяжкие страдания Ея и болезненный плач в сих умилительно – трогательных словах:

«Вижу Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо, на крестя висяща, и уязвляюся горце сердцем».

«Ныне Моего чаяния, радости и веселья, Сына Моего и Господа, лишена бых: увы Мне! болезную сердцем».

«Увы Мне, Чадо! болезни избегши в рождестве Твоем, ныне болезненно терзаюся».

«О страшном Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз: но увы Мне! ныне Тя видящи на древе, распаляюся утробою».

«Се свет Мой сладкий, надежда и живот Мой благий, Бог Мой угасе на кресте».

«Оружие сердце Мое пройде, о Сыне, не терпящи висима на древе Тя зрети».

«Безгрешный Сыне! Како неправедно на кресте, якоже злодей, пригвожден еси?»

«Увы Мне, сладчайший Сыне, уязвляюся душею, на кресте зрящи Тя пригвожденна посреде двою злодею судом злодейственным».

«Сладкое Мое Чадо! где Твоя зайде доброта светоносная?.. Увы Мне! где доброта Твоя зайде, Сладчайнпй, где благоление, где благодать сияющая образа Твоего, Сыне Мой любезнейший?»

Близ Голгофы находится лежащий на небольшом возвышении продолговатый желто – розоватого цвета камень миропомазания, длиною 11 четвертей, шириною 14 вершков, обставленный огромной величины подсвечниками и теплящимися над ним матовыми лампадами: это тот самый камень, на который пречистое тело Господне, по снятии с креста, Иосифом с Никодимом возложено было, помазано миром, обвито плащаницею и положено в гроб.

Св. Евангелист Иоанн Богослов повествует о сем так: моли Пилата Иосиф, иже от Аримофеа, сыи ученик Иucyсов, потаен же страха ради Иудейска, да возмет тело Иисусово; и повеле Пилат. Прииде же и взять тело Иucyсово. Прииде же и Никодим, пришедый ко Иucy сови нощью прежде, нося смешение смирнено и алойно, яко литр сто. Прияста же тело Иисусово, и обвиста е ризами со ароматы, якоже обычай есть Иудеом погребати. Бе же на месте, идеже распятся, верт (т.е. вертоград) и в верте гроб нов, в немже николиже никтоже положен бе; ту убо, пятка ради Иyдeйcкa, яко близ бяше гроб, положиста Иucyca (Иoaн. 19, 38 – 42).

Св. Церковь священное это событие изображает в сих умилительных песнопениях: «Тебе, одеющагося светом яко ризою, снем Иосиф с древа с Никодимом, и видев мертва, нага, непогребенна, благосердый плач восприим, рыдая глаголаше: увы мне, сладчайший Ииcyce! егоже вмаль солнце на кресте висима узревшее, мраком облагашеся, в земля страхом колебашеся, и раздирашеся церковная завеса; но се ныне вижду Тя, мене ради волею подъемша смерть. Како погребу Тя, Боже мой, или какою плащаницею обвью? коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему телу? или мя песни воспою Твоему исходу, Щедре? величаю страсти Твоя, песнословлю и погребение Твое со воскресением, зовый: Господи, слава Тебе!» А в Великую Субботу в надгробном пении над плащаницею, ублажая Иосифа, св. Церковь взывает: «Приидите ублажим Иосифа прнснопамятного, в нощи к Пилату пришедшего и Живота всех испросившего: даждь ми Сего страннаго, егоже ученик лукавый на смерть предаде; даждь ми Сего страннаго, егоже Мати зрящи на кресте висяща, рыдающи вопияше и матерски восклицаше: увы Мне, Чадо Мое! увы Мне, свете Мой и утроба Моя возлюбленная! Симеоном бо предреченное в церкви днесь сбыстся: Твое сердце оружие пройдет; но в радость воскресения Твоего плач преложи. Поклоняемся страстем Твоим, Христе, и святому воскресению».

Близ камня миропомазания, в левой стороне, изображен мраморный круг, на полу, огражденный железным решетчатым колпаком и освящаемый лампадою сверху; на сем месте стояла Пресвятая Дева Богоматерь, когда, по снятии со креста пречистого тела Сына Ея и Бога, помазывали оное миром и благовонными мастями и обвивали плащаницею. Благоговейно поклонимся месту, освященному стопами Приснодевы Богоматери, и с любовно облобызаем следы стоп Ея. Лютую болезнь сердца Ея при погребении пречистого тела Иисусова и при последнем расставании с Ним кто изобразит? Св. Церковь от лица Божественной Страдалицы в сих трогательных песнопениях выражает безмерную скорбь Ея:

 «Глаголаше браконеискусная к благоразумному: потщися, Иосифе, к Пилату приступите, и испроси сняти со древа Учителя твоего».

«Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися, и плачася приступи к Пилату: даждь ми, вопия с плачем, тело Бога моего».

«Болезни и скорби и воздыхания обретоша Мя: увы Мне, Чистая горце рыдающи глаголаше, видящи Тя, Чадо Мое возлюбленное, нага и уединенна, и вонями помазана мертвеца».

«Дивлюся зрящи Тя, преблагий Боже и прещедрый Господи, без славы, и без дыхания, и безобразна; и плачуся держащи Тя, яко не надеяхся, увы Мне, видети Тя, Сыне Мой и Боже».

«Не изглаголеши ли рабе Твоей слова, Слове Божий; не ущедриши ли, Владыко, Тебе рождшую, глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, облобызающи тело Господа Своего».

«Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше? Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше; ныне же вижу Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвена мертвеца».

«Странную вижу и преславную тайну, Дева вопияше Сыну и Господу: како в худом гробе полагаешися, мертвыя повелением возставляяй в гробех».

«Ни от гроба Твоего востану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану раба Твоя, дóндеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Твоего, Сыне Мой».

«Радость Мне николиже отселе прикоснется, рыдающи глаголаше Непорочная: Свет Мой и радость Моя во гроб зайде; но не оставлю Его единого, зде же умру и спогребуся Ему».

«О како утаилася Тебе есть бездна щедротъ, Матери втайне изрече Господь: тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети; но и воскресну, и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли».

Потщимся и мы пролить сердечный слезы на месте, освященном горьким рыданием Девы Богоматери, и в скорбях наших всегда будем прибегать под Ея Матерний покров: Она, Пресвятая, – скорбных утешение, безнадежных – надежда.

Отсюда направим путь нашъ на западную часть храма Воскресения в придел Сириан, где показывают гробы Иосифа и Никодима, приснопамятных учеников Господа Иисуса. Гробы их изсечены в природной скале; и так как недалеко отстоят от гроба Господня, то вероятно заключались в одной цельной скале, разъединенной впоследствии при устроении храма. Направо, к северу от кувуклий, шагах в 20 – -ти, находится означенное мраморным кругом место, над коим горят неугасимые лампады. Здесь явился Господь по воскресении Своем Mapии Магдалине, как повествуется о сем в св. Евангелии: Мариа же, стояше у гроба вне плачущи; якоже плакашеся, приниче во гроб, и виде два ангела в белых ризах седяща, единого у главы, и единого у ногу, идеже бе лежало тело Иucycoвo. И глаголаста ей она (ангелы); жено, что плачешися? глагола има: яко взяша Господа моего, и не вем, где положиша Его. И сия рекши, обратися вспять и виде Иucyca стояща, и не ведяше, яко Иисус есть. Глагола ей Иисус: жено, что плачеши? кого ищеши? она же мнящи, яко вертоградарь есть, глагола Ему. Господи, аще ты ecu взял Его, повеждь ми, где ecu положил Его; и аз возьму Его. Глагола ей Иисус: Марие! она же обращшися глагола Ему: Раввуни, еже глаголется, учителю. Глагола ей Иисус: не прикасайся Мне, не убо взыдох ко Отцу Моему; иди же ко братии Моей и рцы им: восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему. Прииде же Мария Магдалина поведающи учеником, яко виде Господа, и сия рече ей (Иоан. 20, 11 – 18).

Недалеко отселе, на месте бывшего вертограда Иосифова, находится католический храм, в коем хранится за решеткой, открываемою только в Великую Среду, часть каменного столба, к которому Иисус Христос привязываем был в темнице вовремя мучений Его, и здесь же, будто бы, узнан был из 3 – х, обретенных царицею Еленою, крестов – крест Христов.

Следуя далее, приходим в греческий придел св. Логгина сотника, уверовшего во время смерти Богочеловека при виде дивных знамений. Сотник же и иже с ним стрегущии Ииcyca, видевшие трус и бывшая (т.е. землетрясение, затмение солнца и распадение камней), убояшася зело, глаголюще: воистину Божий Сын бе Сей (Матф. 27, 54). Предание говорит, что придел этот устроен на месте обретения слепою женщиною главы св. Логгина сотника, пострадавшего за Христа, при чем слепая получила прозрение. В этом же приделе находится часть камня от Голгофы.

Отсюда приходим в придел разделения воинами риз Господних. Распеншии Его разделиша ризы Ею метающе жребий о них, кто что возмет (Марк. 15, 24). Тут престол армянский.

От сего места сход по 28 ступеням в подземную армянскую церковь, из коей еще 12 ступеней ведут в подземелье, где св. Еленою обретен был животворящий крест Господень в 326 г. по P. X. На месте обретения его, в самом углублении пещеры, устроен греческий престол. В этом подземелье видны огромные камни природной скалы, в том виде, в каком они остались после землетрясения, бывшего во время страстей Христовых. Здесь же устроен католически престол и вверху видно окно в скале, из которого, по преданно, св. царица Елена смотрела на работавших при откапывании креста Господня, который врагами Его глубоко был засыпан. Тут же указывают каменное ложе, на подобие кресел, на котором сидела св. царица. Подземелье это находится на месте бывшей лощины, именуемой «юдолию мертвых», куда повергали тела распятых с крестами их; туда же низринуть был и крест Христов, а впоследствии засыпан землею, камнями и всяким сором.

Поднявшись вверх из подземелья обретения честного креста, приходим в греческий придел «поругания и тернового венца», где под престолом находится часть камня, принесенного из претории, на коем сидел Господь во время возложения на Него багряницы и тернового венца. В стене за решеткой находится венец, сделанный на подобие того, который возложен был на главу Спасителя. Две неугасимый лампады освещают сумрак этого священного места. Прочитаем здесь св. Евангелие, изображающее сии страсти Господни: воины игемоновы, приемща Ииcyca на судище, собраша нан все множество воин. И совлекше Его, одеяша Его хламидою червленою; и сплетше венец от терния, возложиша на главу Его, и трость в десницу Его; и поклоншеся на колену пред Ним, ругахуся Ему, глаголюще: радуйся, царю иудейский! И плюнувши нан, прияша трость, и бияху по главе Его. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него багряницу, и облекоша Его в ризы Ею; и ведоша Его на пропятие (Матф. 27, 27 – 31). А св. Евангелист Марк указывает и самое то место, где было поругание над Господом: воины же ведоша Его внутрь двора, еже есть претор: и созваша всю спиру. И облекоша Его в препряду (Марк. 15. 16. 17)

Поклоняясь страстям Христовым, возопим с св. Церковью: «Днесь Владыка твари и Господь славы на кресте пригвождается и в ребра прободается, желчи и оцта вкушает, сладость церковная; венцем от терния облагается, покрываяй небо облаки, одеждою облачится поругания, и заушается бренною рукою, рукою Создавый человека; по плещема биен бывает, одеваяй небо облаки, заплевание и раны приемлет, поношения и заушения; и вся терпит мене ради осужденного, Избавитель мой и Бог, да спасет мир от прелести, яко благоутробен».

Поклонившись всем св. местам страстей Христовых, находящимся в храме Воскресения, теперь направим путь наш к главному предмету нашего поклонения – к гробу Источника жизни.

Живоносный гроб Христа Спасителя.

Бе же на месте, идиже распятся, верт, и в верте гроб нов,

 в немже николиже никтоже положен бе. Ту убо, пятка ради

Иудейска, яко близ бяше гроб, положиста Ииcyca.

     (Иоан. 19. 41 – 42).

Иосиф, советник сый, муж благ и праведен, от Аримафеа града

 Иудейска, иже чаяше и сам царствия Божия; сей приступл  к

Пилату, проси телесе Иисусова, и снем е, обвит плащаницею,  и

 положи е во гробе изсечене, в немже не бе никтоже никогдаже положен.

(Лук. 23, 50 – 53).

И положи е в новем своем гробе, егоже изсече в камени; и возвалив

 камень велий над двери гроба, отъиде. Бе же ту Мариа Магдалина

 и другая Mapиa седяще прямо гроба. 

      (Матф. 27, 60. 61)

И купив плащаницу, и снем Его, обвит плащаницею и положи Его во

гробе, иже бе изсечен от камене; и привали камень над двери гроба.

(Марк. 15, 46).

С благоговейным трепетом и неизъяснимою радостно в душе приступим и припадем к живоносному земному ложу Спасителя нашего, тридневно опочившнего на нем. Что воздадим Ему о всех, яже воздаде нам? Возлюбим Его от всего сердца и от всей души, всею крепостью, и ближняго как сами себя. Вот что Он заповедал нам! Любовь эту запечатлеем обетом жить от сего времени, исполняя святая Его заповеди, по реченному Им: еще кто любить Мя, слово Мое соблюдет (Иоан. 14, 23).

Среди обширного храма Воскресения, под высоким его куполом устроена часовня, или малая церковь, а по – гречески кувуклия, обложенная желтым мрамором, с разнообразными украшениями по стенам и куполом посредине. Образована она из природной скалы и заключает неоцененное сокровище христиан – живоносный гроб Христов.

При входе в кувуклию стоят в два ряда огромные подсвечники и множество лампад вне и внутри кувуклии, число коих в праздники увеличивается. Кувуклия разделена на два отделения: первое именуется приделом Ангела, благовестника радостного воскресения Христова; оное в длину и ширину около 5 – ти аршин; на средине его стоит мраморная ваза, в которую вложена часть от того камня, который Ангел отвалил от дверей гроба. Во время служения пaтpиapxa на этот камень возлагается серебряная доска, служащая вместо престола. Ангел Господень, сшед с небесе, приступил отвали камень от дверей гроба и седяше на нем. Пришедшем женам – Mapии Магдалине и другой Mapии (по мнению св. отцов, другая Mapии была Богоматерь)9.  Ангел отвечал: не бойтеся вы: вем бо, яко Иucyca распятаго ищете; несть зде: воста бо, якоже рече: приидите видите место, идеже лежа Господь (Матф. 28, 5. 6).

Низкий и узкий вход, вышиной 7 четвертей, шириною 4 четверти, ведет в пещеру гроба Господня, которая тоже мала, длиною и шириною около 3 – х аршин, так что три человека, не более, могут стоять пред гробом. Три стороны его прислонены к скале, а четвертая открыта и обложена мрамором; верх покрывает тоже мраморная доска, как – бы разделенная посредине. Над св. гробом поставлена икона, изображающая воскресшего Христа, Победителя смерти и ада. В придел Ангела и из оного в пещеру гроба Господня входить без обуви, по уважению к святому месту. С трепетным благоговением и неизреченною радостью молятся поклонники у гроба Спасителя, взывая с св. Церковью: «Аще и во гроб снизшел еси, Безсмертне, но адову раз рушил еси силу и воскресл еси, яко победитель, Христе Боже, женам мироносицам вещавый – радуйтеся, и Твоим Апостолом мир даруяй, падшим подаяй воскресение», повторяя эти и многия иныя стихиры из пасхальной службы, или молясь внутренне каждый так, как ему внушает благодать Божия. Если всегда и везде заповедано нам молиться, то тем более при гробе нашего Искупителя. Первее всего отпустим ближним, если на кого что имеем, да сподобимся отпущения от Господа многих согрешений наших, по реченному Им: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Здесь, падши ниц, исповедуем Ему, пред Его святейшим и живоносным гробом, все наши грехи – делом, словом, мыслию, ведением и неведением содеянные нами в продолжение всей нашей греховной жизни, и с горячностью будем просить оставления оных, по реченному Им: просите и дастся вам, и Он не презрит моления нашего, воздвигнет нас из глубины греховной, оживотворитъ умерщвленную страстями душу нашу, да и мы радостно воззовем с св. Церковью: «О Божественного, о любезного, о сладчайшего Твоего гласа! с нами бо неложно обещался еси быти до скончания века, Христе, егоже вернии утверждение надежды имуще, радуемся. О пасха велия и священнейшая Христе! О мудросте и слове Божий и сило! подавай нам истее Тебе причащатися в невечернем дни царствия Твоего». В приделе Ангела поклонники как – бы заканчивают свои нескончаемые молитвы, зря ко гробу и сожалея оставить святыню. Так сладостно поклонение гробу Господню! Благодать Божия, радующая и умиляющая, здесь более, нежели где – либо, ощутительна; и кажется нет человека на земле, который бы в этом священном месте не растеплился душою. На гробе Господнем ежедневно бывают одна за другою три литургии: первая в два часа пополуночи, греческая, по реченному в св. Евангелии: Зело заутра во едину от суббот приидоша на гроб (Марк. 16, 2); за нею вторая – армянская и третья латинская. Верхняя доска на гробе Господнем служит во время литургии престолом и жертвенником, а при служении пaтpиарxa полагается на нее серебряная доска. Гроб Господень длины 11 четвертей, вышины 15 вершков; но это не вся вышина его, ибо он углублен. Он украшен множеством лампад, подсвечников, а также вазами с цветами. Сзади кувуклий находится небольшая коптская часовня, в коей совершается богослужение по воскресным дням.

Ночь при гробе Господнем. После вечерни св. врата храма Воскресения Христова запираются, и поклонники, к полному их утешению, остаются на всю ночь в храме, дабы молиться, кому как Господь внушить. С наступающего сумрака мало по малу в храме начинает водворяться тишина. Прослушав повечерие греческое на Голгофе, с каноном кресту и акафистом Божией Матери, каждый из поклонников выбирает себе уголок, где бы потише, незаметнее для других, уединиться и усерднее помолиться, или на Голгофе, или при гробе Господнем, или у скорбящей Божией Матери, или же в другом месте. Одни прочитывают каноны к причащению, или, собравшись в каком – либо приделе, читают акафисты; другие на самом гробе спешат помолиться тихо и уединенно, изливая свои моления ко Господу; многие молятся стоя пред входом ко гробу, или в приделе Ангела выжидая чреды, когда достанется, им припасть к живоносной святыне. И Боже мой! сколько здесь назидания для души! высота таинства веры: искупление, смерть и воскресение Христово – неистощимые предметы для сладостных святых размышлений. На каждом шагу поразительные воспоминания и предметы для слезного плача и сокрушения. Здесь на Голгофе Искупитель наш был распят и претерпел неизобразимые мучения, тяжесть которых равнялась тяжести грехов всего мира; здесь Он был поношаем, хулим, занлеван, поруган, напоен желчию и оцтом, прободен в ребро, вменен со злодеями, из которых один своими хулениями увеличивал тяжесть Его страданий. Здесь неискусомужная Его Матерь сострадала Ему, и страдания сладчайшего Ея сына, как острое оружие, пронзали сердце Ея, по предречению праведного Симеона. И все это нас ради, нашего ради спасения претерпел Безгрешный, по безмерной любви Своей к неблагодарному роду человеческому. «Той язвен бысть за грехи наша, и мучен бысть за беззакония наша, наказание мира нашего на Нем: язвою Ею мы исцелехом (Исаии 53, 5). Здесь совершилось искупление рода человеческого. «Искупил ны еси от клятвы законныя честною Твоею кровию, на кресте пригвоздився, и копием прободся, безсмертие источил еси человеком, Спасе наш, слава Тебе» (Из служебн. Бож. Лит.).

Гроб Жизнодавца часто умащается ароматами и окропляется благоуханиями, но чаще слезами покаяния, обильно проливаемыми благочестивыми поклонниками. Это – единственный гроб, который не даст своего мертвеца в день всеобщего воскресения! Состояние души пришедшего на поклонение живоносному гробу – блаженнейшее; попеременно проникают душу его, то чувство благоговейного страха, то тихой радости и благодарения к Господу. И сколько бы кто ни приходил к сей животворной святыне, всегда благодатное чувство умиления наполняет душу молящегося, по реченному: вкусите и видите, яко благ Господь. Как сладостно, припавши ко гробу, молиться мытаревым гласом: Боже, милостив буди мне грешному!

Веяние сугубой благодати Божией в пещере св. гроба приводить человека в особенное любвеобильное состояние: здесь он готовь на всякое исполнение заповедей и повелений Господа своего, готов отказаться от всех земных пристрастий и любимых привычек, готов не обинуясь сказать: «Господи! согрешил я много, прости меня, прошу Твоей благодатной помощи, дабы отселе начать жизнь новую, Тебе угодную». Но особенно сладостно предстоять при совершении Божественной литургии на гробе Господнем и молиться о себе и близких своих. Тайный голос говорить, что смиренно возносимая молитва при гробе Спасителя скоро бывает услышана Им.

Развалины дома Ирода. – Развалины монастыря св. Марии Магдалины и церкви Богоотец Иоакима и Анны. – Овчая купель. – Гроб Пресвятой Богородицы в Гефсимании.

О дивное чудо! Источник жизни во гробе полагается, и лествица к

небеси гроб бывает: веселися Гефсимание, Богородичен святый дом!

(Авг. 15 вел. веч. на Госп. возв. стих. 1).

   Прошедши по всему крестному пути и не доходя до Гефсиманских ворот, видим мы развалины бывшего дома Ирода, и неподалеку от него развалины монастыря св. Mapии Магдалины, который, по преданно, был построен на месте дома Симона фарисея, где жена грешница омыла слезами и помазала муром пречистые ноги Спасителя и отерла их волосами головы своей (Лук. 7, 36 – 50). В развалинах церкви св. Mapии Магдалины указывают, признаки стопы; по преданно, это стопа Спасителя, отпечатлевшаяся здесь в незабвенное воспоминание Его Божественного милосердия к кающимся.

   Возле Гефсиманских ворот видны развалины церкви Богоотец Иоакима и Анны, бывшей на месте их дома; в этом доме, по преданно, родилась преблагословенная их дщерь.

Против развалин этой церкви, у самых Гефсиманских ворот, находится упоминаемая в св. Евангелии овчая купель, названная так может быть потому, что в ней обмывали овец и других животных пред тем, как их приносили в жертву. Водоем этот вырыт был по повелению царя Соломона,  и окружен пятью обширными притворами; но благовестив св. Евангелиста Иоанна Богослова, сюда в известное время сходил Ангел Господень и возмущал воду, и кто первый по возмущении воды входил в купель, тот получал совершенное исцеление от всех болезней, какими бы одержим он ни был. На еврейском языке купель эта называется Вифезда, что в переводе означает дом милосердия.

   Вышедши за город чрез ворота Гефсиманские, пли ворота св. Mapии, как называют их арабы, мы видим пред собою крутой спуск в долину Иосафатову; направо и налево кладбище мусульман, где часто прогуливаются, как бы в тихой беседе с отшедшими, мусульманки под белыми покрывалами. Внизу Гефсимания; за нею возвышается св. гора Елеон; вправо от нее гора Соблазна, на коей поставлены были идолы совратившимся с пути благочестия царем Соломоном, а влево Малая Галилея; там видна дорога в Вифанию, к Мертвому морю и Иордану. У самого подножия горы Елеонской, за иссохшим руслом потока Кедрского, под тенью нескольких маслин – остатка Гефсиманского сада, укрывается погребальная пещера Богоматери, а недалеко от нее – место молитвенного подвига Божественного Сына Ея. Рядом с Гефсиманскою погребальной пещерой находится другая пещера, в коей оставались св. Апостолы, когда Господь, взяв с Собою Петра, Иакова и Иоанна, изшел на предстоящий Ему подвиг; пещера эта принадлежит теперь латинянам.

   На половине спуска в глубокую долину указывают место побиения камнями св. первомученика Стефана, означенное небольшим камнем, вросшим в землю; а несколько шагов выше и то место, где стоял юноша Савл (Апостол Павел), который стерег одежды убийц св. Стефана. Предание повествует, что Пресвятая Богородица смотрела на побиение св. Стефана с возвышения по направлению к горе Елеонской.

   Сойдя в долину чрез иссохший поток Кедрский, вправо видим тщательно огороженный каленною стеною масличный не большой сады там несколько вековых маслин, оставшихся от древнего Гефсиманского вертограда; а налево – сход к погребальной пещере Пресвятой Богородицы, украшенный готическим фронтоном с двойными огивами над дверьми. Опустясь по 12 – ти ступеням каменной лестницы, находимся на довольно обширной площади, пред живописным зданием Гефсиманского храма. С благоговейным трепетом и радостью вступим в самое святилище. Широкая лестница 48 – ю ступенями ведет вниз, в храм Пресвятой Богородицы, к Ея св. гробу, над коим некогда существовала великолепная церковь и монастырь, во имя честного успения Богоматери. Здания эти, начинаясь от Кедрского потока, занимали все обширное пространство над пещерами греческою и латинскою, до того места, где теперь разведен сад. При спуске к гробу Пресвятыя Богородицы, чрез 5 ступеней, справа видны заложенные двери, который вели в помянутую церковь, разоренную турками. Спустясь по 15 – ти ступеням к гробу Пресвятыя Богородицы, видим в углублении направо два престола, устроенные над гробницами св. праведных родителей Богородицы Иоакима и Анны, а с левой стороны напротив, в углублении же, престол над гробницею св. праведного Иосифа, обручника Пречистой Девы Mapии. Помолясь пред мощами праведников, сходим в самый низ пещеры. Здесь в восточной части видим дивную картину: по всему своду обширной галереи блистают гирлянды зажженных лампад, золотых и серебряных, повешенных во все стороны, который, во мраке подземелья, горят как яркие звезды на небе во время ночи. Посреди галереи стоит отдельно каменная пещера в виде небольшой часовни, и сквозь малую дверь исходить из нее яркий свет горящих во множестве лампад: это гробница Приснодевы Богоматери, иссечённая в природной скале, как и гроб Спасителя; а с левой стороны от входа находится алтарь армян. Гроб Божией Матери покрыть белою мраморного плитою с синими жилками. На нем, как и на гробе Господнем, совершается Божественная литургия; св. гробница служить престолом. С южной стороны гробовой пещеры отведено особое место для молитвы мусульман, которые чтут Пресвятую Деву, как Матерь великого Пророка; мусульманки даже просят от гроба Богоматери освященной ваты и елея, употребляя оные, как врачевство в болезнях детей своих. Отныте ублажат Мя вcu роди, прорекла Преблагословенная, и пресвятое имя Ея чтится всеми: все прибегают к Ея небесному ходатайству и несомненно сподобляются его. Живущие в Иерусалиме христиане в день субботний обязанностью считают слушать литургию у гроба Богоматери. В день празднования успения Владычицы мира (15 августа) бывает соборное торжественное Богослужение; плащаница, с изображенным на ней ликом Приснодевы, торжественно переносится сюда из Гефсиманского подворья чрез Сион, следуя тем путем, коим несено было в Гефсиманию для погребения пречистое тело Богоматери; над плащаницею, в воспоминание приснопамятного успения Владычицы мира, совершается пение 17 – й кафизмы на греческом и арабском языках.

Воспоминание об успении Богоматери.

   Вспомним здесь о последних днях земной жизни Матери Начальника жизни, проведенных Ею на Сионе, в доме усыновленного Ей возлюбленного ученика Христова – Иоаннна Богослова. Она (как упоминается 15 августа в Четии Минеи св. Дмитрия Ростовского) часто посещала Елеонскую гору, и там, вспоминая страдания и преславное вознесете Сына и Бога Своего, изливала к Нему теплые молитвы, желая разрешения от уз плоти и вечного сопребывания с Ним. Однажды, во время таких Ея молений, предстал Ей небесный вестник Гавриил и возвеселил Ее радостною вестью о скором Ея преставлении, и вручил Ей райскую пресветлую ветвь, в удостоверение своего благовестия. Когда по отшествии небожителя Пречистая Дева возносила Свои пламенные мольбы к Сладчайшему Сыну и Богу Своему, преклоняясь пред Ним, то и безмолвные свидетели Ея святых молений, масличные деревья, склоняли до земли вершины свои, благоговейно подражая Богоматери и прославляя Творца своего.

   В описании успения Матери Божией (15 августа в Четии – Минеи св. Димитрия Рост.) упоминается, что св. Апостолы рассеявшиеся поселенной для проповеди слова Бойня, чудным образом на облаках перенесены были на Сион, в жилище Богоматери, дабы проститься с Нею и достойно совершить погребете пречистого тела Ея. Описывается это так: настал 15 – й день августа и тот вожделенный и благословенный третий час дня, в который назначено совершиться преставлению Божией Матери, Множество свеч пылало в храмине, и св. Апостолы, славя в песнопениях Бога, окружали благоговейно украшенный одр, на котором возлежала Богоматерь и молилась в ожидании Своего исхода и пришествия вожделенного Сына и Бога Своего. Внезапно храмину облистал неисповедимый свет Божественной славы, пред коим померкли пылавшие свечи. Ужаснулись видевшие это; верх храмины как – бы исчез в лучах необъятного света, и сошел Сам Царь славы – Христос, окруженный тьмами Ангелов, Архангелов и других небесных сил, и с праведными душами праотцев и пророков, некогда предвозвещавших о Пресвятой Деве, и приблизился к пречистой Матери Своей. Увидев Сына Своего, Она с радостным восторгом произнесла слова боговдохновенной Своей песни: «величитъ душа Моя Господа и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем, яко призре на смирение рабы Своея», и поднявшись с ложа, как – бы для встречи Господа, поклонилась Ему. Он же, взирая на Нее очами, исполненными Божественной любви, сказал Ей: «прииди, ближняя Моя; прииди, возлюбленная Моя; прииди, дражайший Мой перл, и вниди в обитель вечной жизни». – «Благословенно славное имя Твое, Господи Боже Мой»! – ответствовала, поклонившись Ему, Пресвятая Дева; – «Ты благоволил избрать Меня, смиренную рабу Твою, чтобы Я послужила таинству Твоему! Помяни Меня, Царь славы, в безконечном дарении Твоем! Ты знаешь, что Я возлюбила Тебя всем сердцем Моим и верно сохранила вверенное Мне Тобою сокровище. Пpими же теперь дух Мой с миром, и огради Меня от области темной, чтобы никакое вражеское устремление не коснулось Меня». Господь сладчайшими словами утешал Ее, чтобы не боялась сатанинской силы, уже попранной ногами Его, и любезно призывал Ее с дерзновением прейти от земли к небу. Она радостно отвечала: «готово сердце Моей; и сказавши прежнее слово: «буди Мне по глаголу Твоему»! возлегла на ложе; и, взирая на пресветлое лице Господа, дражайшего Сына Своего, с неизреченною к Нему любовно и преисполненная духовной радости, Она без всякого телесного страдания и как – бы сладко засыпая, предала в руце Его пресвятую душу Свою. Тот, Кого Она зачала без семени и родила без болезни, взял пречистую Ея душу, разрешившуюся от тела без всякого страдания, и святому телу Ея не дал видеть истления. Тогда началось радостное и пресладкое Ангельское пение, и слышны были часто повторяемый Ангелами слова Гавриилова приветствуя: «радуйся, благодати исполненная, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах»! И так торжественно всеми небесными чинами сопровождаема была Пресвятая душа Ея (Чет. Мин. св. Дим. Ростов. 15 авг.).

   Благодатное лице Богоматери, освященное добротою Божества, сияло славою Божественная девства, а от тела разливалось дивное благоухание. Чудна была жизнь Пресвятой Девы, чудно и успение Ея, как и воспевает св. Церковь: «Бог вселенной показует на Тебе, Царица, чудеса, превышающие законы природы: и во время рождения Он сохранил Твое девство, и во гробе соблюл от истления Твое тело». Благоговейно и со страхом лобызая пречистое тело, Апостолы освящались от прикосновения к нему и, ощущая в сердцах своих действие неизреченной благодати, исполнялись духовной радости. Для большего прославления Богоматери, не умедлили обнаружиться знамения всемогущей силы Божией и в исцелении глухих, немых, слепых, хромых и разных недужных, с верою и любовно прикасавшихся к священному одру.

   «Приидите» – взывает св. Иоанн Дамаскин верующим, стоя на страже гроба Богоматери – «приидите, отыдем умственно все с отходящею. Приидите, снидем сердечною любовью все с нисшедшею во гроб; станем окрест священнейшего одра; воспоем священный песни: прославим Богородицу словами: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!.. Этот гроб важнее и древней скинии: потому что он принял в себя умственный, одушевленный, богосветлый светильники, и живоносную трапезу, на которой хранились не хлебы предложения, но хлеб небесный; не огне вещественный, но oгне Божества. Этот гроб священнее Моисеева кивота: потому что он заключил в себе не тени и образы, но самую истину. Он вместил в себе чистую и златовидную стамну (сосуд), которая содержала небесную манну; вместил одушевленную скрижаль, в которой перстом Божиим, т.е. всесильным Духом, заключено было воплощенное Слово, Слово ипостасное; вместил златую кадильницу, которая воскурила угль Божества и облагоухала всю тварь... Приидите, понесем на раменах души плоть приснодевственную; войдем во гроб и умрем вместе с Нею, – умрем для плот-ских страстей, поживем же с Нею жизнш безстрастною и непорочною. Проложим слух к Божественным песнопениям, которые исходят от Ангельских невещественных уст. Войдем, и поклонимся, и познаем преславное чудо; познаем, как Матерь Божия взята и вознесена от земли, как взошла на небо, как предстоит теперь Сыну, выше всех чинов Ангельских, потому что нет никакого сродостения между Матерью и Сыном».

   Кончину Божией Матери св. Церковь называет «Успением», а не смертью: потому что смерть, как возвращение земле ея персти, не коснулась Благодатной. «Побеждены законы природы в Тебе, Дева чистая, – воспевает св. Церковь, – в рождении сохраняется девство и со смертию сочетавается жизнь: пребывая по рождении Девою и по смерти живою, Ты спасаешь всегда, Богородица, наследие Твое. Ты лишь уснула, чтобы в то же мгновение пробудиться для жизни вечно блаженной и после трех дней с нетленным телом, как небо земное, вселиться в небесное нетленное жилище. Ты опочила сладким сном, и преставилася к животу, т.е. Источнику жизни, как Матерь жизни, избавляя молитвами Своими от смерти души земнородных, вселяя в них Успением Своим живое предощущение жизни вечной». Поистине в молитвах неусыпающую Богородицу и в предстательствах непреложное упование гроб и умерщвление не удержаста. Пресвятая Богородица дивна была в жизни, дивна в преставлении: ибо гробом Своим не в землю нисходит, но на небо восходит, и лествица к небеси гроб бывает.

Долина Иосафатова или Царская. – Купель Силоамская. – Гроб св. Пророка Исаии. – Село Скудельничье. – Источник Пресвятой Богородицы.

Да востанут и взыдут вcu язы́цы на юдоль Иосафатову,

яко тамо сяду разсудити вся языки яже окрест.

(Иоил. 3, 12).

   Иосафат – слово еврейское, значить суд Божьи. Долина, нарицаемая от имени Иосафата – Иосафатовой, по мнению некоторых, признается местом чудес Божиих. Есть так же мнение, что в день страшного суда Божия по долине Иосафатовой протечет огненная река; основанием сему служить пророчество Даниила: Престоли поставишася и Ветхий деньми седе... река огненная течаше, исходящи пред Ним (Дан. 7,9.10).

   Долина эта печальным видом своим располагает к грусти: в ней всюду видна безжизненность; поток Кедрский, протекавший по ней, иссох; горы, окружающие ее, обнажены и покрыты развалинами; скалы, составляющая бока ее, изрыты и обожжены; надгробные памятники, которыми она усеяна, многие сокрушены; несколько деревьев, растущих на ней, опалены солнечным зноем; все мертво, печально. Долина эта называется также юдолью смерти, или долиною мертвых: от древнейших времен она была кладбищем; на ней видны тысячи надгробных памятников еврейских; множество поколений легло тут. Между памятниками встречается так называемый гроб Иосафата, и возле него памятник Авессалома, преступного сына Давидова; Авессалом поставил его для прославления своего имени еще при жизни своей: рече бо, яко нестъ ми сына, на память имени моего: и нарече столпе именем своим, и нарече его рука Авессаломля (2Цар. 18, 18). Евреи и многие из проходящих мимо сего памятника бросали в пустую его средину камни, говоря: «будь побит камнями, сын непокорный»! Близ памятника Авессалома находится памятник св. Пророка За-xapии, отца св. Иоанна Предтечи. Еще указывают грот, высеченный в скале: в нем, по преданию, укрылись Апостолы, по взятии Учителя их в саду Гефсиманском, и тут же погребен был св. Иаков, брат Божий по плоти, сверженный Иудеями с крова церковного. Отсюда чрез поток Кедрский перекинут мост, по которому, как утверждает предание, въезжал торжественно чрез златые врата в Иерусалим Господь наш Иисус Христос на жребяти осли, при восторженных кликах детей и народа: Осанна сыну Давидову! Благословен грядый во имя Господне!

   Как евреи, так и мусульмане считают за счастье сложить прах свой в долине Иосафатовой, для чего многие из далеких стран переселяются в Иерусалим, или ближайшие к нему места Палестины.

   Против купели Силоамской Кедрский поток переменяет свое направление, круто поворачивая на юго – восток, вдоль лощины, называемой Царскою долиною. Она замечательна в библейской истории встречею Авраама с Мельхиседеком, о чем упоминается в книге Бытия: Изыде же царь Содомский в сретение ему (Аврааму), повнегда возвратитися ему от сеча Ходоллого – морского, и царей сущих с ним, в юдоль Савину; сиe же бяше поле царево, и Мельхиседек царь Салимский (Иерусалимский) изнесе хлебы и вино; бяше же священника Бога Вышнего, и благослови Авраама (Быт. 14, 17. 18). Долина Царская, именуемая также юдолию плачевною, постоянно следуя течению Кедрона, проходит мимо обители св. Саввы до Мертвого моря. При самом входе в долину Царскую, при русле потока Кедронского, видно запустевшее здание: это – колодезь, в котором был скрыт Heeмиею священный огонь.

   Перейдя мост в долине Иосафатовой, близ памятника Авессалома, паломники посещают упоминаемый в Евангелии источник Силоамский, находящийся в ущельи, при соединении горы Mopиa с горою Cионскою. К этому источнику послан был Господом исцеленный Им слепорожденный – умыться водою из купели Силоамской. Св. царицей Еленой воздвигнут был здесь храм во имя Христа Просветителя. Во время Спасителя при источнике Силоамском стояла башня, или столп, при внезапном падении коего восемнадцать человек были убиты. Господь будучи извещен об этом случае, сказал: «или вы думаете, что те осьмнадцать, на которых упал столп Силоамский и побил их, были грешнее всех в Иерусалиме? – нет; но если не покаетеся, все также погибнете» (Лук. 13, 4. 5).

   Купель Силоамская в настоящем ее виде есть каменная цистерна, длиною около 3 – х сажен, а шириною немного менее, с довольно глубоким дном. Во время недостатка воды, из источника Силоамского в мехах привозят ее в город для продажи; особенно промышляют этим арабские женщины.

   Недалеко от Силоамской купели находится место, называемое гробом Пророка Иcaии. Там растет шелковичное дерево, пень коего до половины раздвоен, что как – бы напоминает мученическую смерть великого Пророка: ибо, как гласит предание, он, по повелению царя Манассии, был перепилен надвое деревянной пилою. Место это обложено каменной оградой. Водою Силоамского источника орошаются сады и огороды, принадлежащие святому граду и находящиеся в смежности с купелью Силоамскою.

   Близ гроба св. Пророка Исаии, в долине Иосафатовой, находится колодезь Иоавов, а в смежности с ним – село Скудельничье, а по – еврейски Акель – Дама, или село крови, купленное на те 30 сребренников, за которые продан был сребролюбивым Иудою Спаситель миpa, в нем погребали странников. Неподалеку от села Скудельничьего есть небольшая полуразрушенная церковь, во имя св. Онуфрия Великого; в ней, изредка, греческое духовенство совершает Богослужение о упокоении усопших.

   В конце бывшего предместья Офель скрывается в глубокой пещере, прекрасный источник, освященный именем Пресвятой Девы Марии. По преданиям иерусалимским, Пресвятая Дева ходила почерпать воду к этому источнику, вместе с бедными женами Офеля. К источнику ведут два спуска: первый из 16 – ти мраморных ступеней, до площадки, после которой, спустясь еще по 14 – ти ступеням, достигнем прозрачного источника, идущего во мрак канала, под скалу. Мусульмане имеют большую веру в целебное свойство этого источника, и называют его, как и Силоамский, райским. Своды пещеры очень живописны. Источник этот, вероятно, есть тот самый Смоковничный или Драконов, о котором упоминает Heeмия (2, 13).

Гора Елеонская или Масличная.

   Против Гефсимании возвышается св. гора Елеонская. Господь часто посещал эти места и любил там уединяться в ночное время для молитвы, о чем свидетельствует св. Евангелист Лука: иде по обычаю в гору Елеонскую; по Нем же идоша ученицы Его (Лук. 22, 39). Елеон имеет три вершины; из них южная называется горою Соблазна, оттого, что там во время заблуждений Соломона совершались языческие жертвоприношения; северная вершина Елеон носить название Малой Галилеи, оттого, что во времена Спасителя на ней было подворье Галилеян, где они останавливались, приходя на праздники в Иерусалим; третья – восточная и самая высочайшая вершина Елеон – это гора Вознесения.

   Гора Елеонская драгоценна для нас христиан: с нее Господь наш Иисус Христос с пречистою Своею плотию вознесся во славе на небо и седе одесную Бога Отца, сотворив великую радость опечаленным разлукою ученикам обетованием ниспослал им Святого Духа от Небесного Своего Отца. Изведе же их вон (из Иерусалима) до Вuфaниu, и воздвиге руце Свои, благослови их. И быст егда благословляше их, отступи от них и возношашеся на небо (Лук. 24, 50. 51). По преславном вознесений Господнем явились Апостолам два Ангела и сказали им, что Господь так же приидет на землю, как они видят Его возносящимся на небо.

   При восходе на гору Елеонскую показывают беловатый камень, на котором, по преданию отдыхала иногда Матерь Божия. Живя на Сионе, Она нередко посещала Елеон и любила эту гору, где все напоминало Ей о Божественном Ея Сыне; отсюда же смотрела Она, как злобные Иудеи побивали камнями св. первомученика Стефана и Своею молитвою и присутствием воодушевляла его к терпнию. Несколько выше есть другой камень, на котором, по преданно, стоял св. Апостол Фома, когда Богоматерь, явившись на воздухе, даровала ему св. Свой пояс, и он, упавши на камень, оставил на нем следы, кои видны и доселе.

   Поднявшись немного выше к южной стороне горы, замечаем высеченное в скале отверстие, чрез которое спускаемся в глубокое подземелье, внутри коего довольно обширная пещера, окруженная коридором. Из подземелья этого в разные стороны углубляются малые и низкие корридоры, в коих высечены одинокие гробовыя ниши, именуемые гробницами пророков; достигнуть до них можно не иначе, как ползком.

   Следуя по тропинке далее на гору, встречаем остатки разоренной цистерны. Место это называется «Отче наш». Паломник XII века игумен Даниил свидетельствует, что тут во время посещения его была церковь, под алтарем которой находилась большая пещера, в которой Спаситель научал Апостолов молитве: «Отче наш».

   Продолжая подниматься выше, на половине горы, встречаем развалины мечети, осененной масличными деревьями; место это тем замечательно, что Господь, в день торжественного въезда Своего в Иерусалим, сопровождаемый множеством народа, восклицавшего: Осанна Сыну Давидову, смотрел с этого места на город, а в Своем Божественном всеведении, прозревая его печальную будущность, плакал о нем и говорил: приидут дние на тя, и обложат врази твои острог о тебе, и обыдут тя, и обимут тя отвсюду; и разбиют тя и чада твоя в тебе, и не оставят камень на камени в тебе, понеже не разумел ecu времене посещения твоего (Лук. 19, 43. 44). С поразительною точностью исполнилось это страшное предсказание!... От вышеупомянутого места «Отче наш», идя выше к северу, указывают развалины древней церкви, существовавшей на том месте, где Спаситель в беседе с учениками говорил им о разорении храма Иерусалимского, о лжепророках, которые многих прельстят, и о последующих бедствиях народных (Map. 13, 3 – 37).

   Недалеко от вершины Вознесения показываюсь то место, где Пресвятая Богородица получила благовесте от Архангела Гавриила, вручившего Ей пальмовую ветвь и возвестившего, что, по воле Божией, чрез 3 дня последует Ея преславное переселение на небо.

   Близ вершины горы Вознесения, с южной стороны, неподалеку от самого темени горы, находится пещера преподобной Пелагии Антиохийской. Она родилась язычницей, была необыкновенной красоты; предавшись разврату, приобрела огромное богатство, и проводила жизнь, утопая в роскоши и прельщая сердца неопытных. Однажды она вошла в соборный храм Антиохийский, и поражена была проповедью св. епископа Нона о страшном суде Божием и нескончаемой муке грешных. Божественная благодать коснулась ее, и она, уязвленная сокрушением сердечным, приняв св. крещение, поселилась в этой небольшой пещере, где более 10 – ти лет провела в суровых подвигах. Память ее празднуется Церковью 8 – го октября.

    На горе Елеонской Господь заповедал ученикам пасти стадо Свое, сказав им: шедше убо научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам (Матф. 28, 19. 20).

   Историк Кварезмий свидетельствует, что в самых древних рукописях Деяний Аностольских гора Елеонская названа горою «трех светов»: ибо она освещалась днем лучами восходящего и заходящего солнца, а ночью огнями Соломонова храма. На вершине ее празднованы были новолуния при зажженых факелах из оливковых ветвей.

   Из всех гор, окружающих Иерусалим, гора Елеонскан самая высокая; она находится на восток от св. града, против Соломонова храма: Изыдет Господь, и станут нозе Его в день он на горе Елеонстей, яже есть прямо Иерусалима на востоке (Зах. 14, 3. 4).

   Писатель IV – гo века, блаженный Иероним, упоминает, что в древние времена гора Елеонская была наполнена отшельниками, которые селились в ее пещерах и разселинах; теперь же на Елеоне совершенное безмолвие. На средине вершины Вознесения, на том самом месте, с которого вознесся Господь, воздвигнут был в древности св. царицею Еленою великолепный и обширный храм, развалины которого видны еще и поныне; судя по ним можно заключить, что храм был круглый, имевший в диаметре около 50 шагов; самый верх купола сведен не был, как о том пишет блаженный Иероним и другие: ибо издревле утвердилось такое мнение, что нельзя никогда свести купола на том месте, где вознесся на небо Спаситель мира. Теперь на месте бывшего храма, на самом месте Вознесения, стоить турецкая молельня – осьмиугольное здание из белого мрамора. Среди этой молельни на полу лежит священный камень, с которого Господь вознесся с пречистою Своей плотию на небо, оставив нам след Божественных стоп Своих. К стенам, коими обнесено место вознесения Господня, прислонено несколько открытых каменных престолов, на которых христиане разных исповеданий ежегодно в день Вознесения и в Лазарево воскресение, совершают Богослужение во временно – устраиваемых церквах.

   Mнoгие из благочестивых поклонников, при посещении места вознесения Господня, делают из воску снимки с стопы Спасителя мира и уносят оные с собою на далекую родину, как драгоценные памятники священного события.

   Гора Вознесения возвышается над поверхностью моря на 351сажень и с вершины ее открываются восхитительные виды. Иерусалим отсюда представляется так ясно, что можно рассмотреть каждый дом отдельно.

   Примечание к седьмому изданию. В последние годы на западном склоне св. Елеонской горы воздвигнут великолепный русский храм во имя св. равноапостольной Марии Магдалины, в древне – русском стиле, на средства Его Величества Государя Императора и Их Высочеств Великих Князей Сергия и Павла Александровичей, в память о почившей Их Августейшей Матери Императрице Mapии Александровне. Храм торжественно освящен патриархом Никодимом 1 октября 1888 г.. в присутствии Их Высочеств Великих Князей Сергия и Павла Александровичей и Великой Княгини Елисаветы Феодоровны.

   И на самой вершине горы сооружен начальником русской миссии о. Архимандритом Антонином большой изящный русский храм Вознесения Господня, в строго – византийском стиле, с гигантской колокольней около 30 сажен, с которой открывается безконечный вид от Яффы и Средиземного моря до Мертваго и Иордана. Храм Вознесения освящен 7 июня 1886 года.

Вифания.

Лазаре, гряди вон!

(Иоан. 11, 43).

   Между драгоценными по Евангельским воспоминаниям окрестностями Иерусалима Вифания, без сомнения, заслуживает благоговейного внимания посетителей св. града. Отстоя от Иерусалима на полчаса езды, она часто бывает посещаема поклонниками.

   Ныне это небольшое арабское селение, именуемое Эль – Лазариe. Во время иудеев все это место было роскошным садом, снабжавшим Иерусалим всякого рода плодами; тогда много росло здесь, пальмовых деревьев (которых ныне вовсе не видно), отчего и произошло название Вифания, что в переводе с еврейского значит: дом фиников. Местоположение Вифании довольно красивое, воздух здоровый и земля очень плодоносна. Долины и горы, по которым прежде были раскинуты здания, осеняемые прекрасными садами, делали Buфaнию одним из приятнейших загородных мест Иерусалима.

   Господь наш Иисус Христос часто уходил из шумного Иерусалима для уединенной молитвы на гору Елеонскую, а местом Его отдохновения была Вифания; здесь жили друзья Его – Лазарь и его сестры – Mapия и Марфа, удостаивавшиеся Божественных Его бесед.

   Дорога из Иерусалима в Bифанию идет мимо Гефсиманского сада и, проходя у подножия Елеона, поднимается на гору Соблазна, следуя по покатостям гор до Bифании. На сем пути находилось упоминаемое в Евангелии селение Вифсфагия, (Мф. 21, 1), расположенное смежно с селением Силоам и принадлежавшее некогда иудейским левитам: на лугах Вифсфагии паслись овцы, предназначаемые для жертвоприношения, и с этого же места предвечный Агнец Божий совершил Свой так называемый «царский вход» в Иерусалим, при кликах народа: Осанна Сыну Давидову! благословен грядый во имя Господне, Царь Израилев! Осанна в вышних!

   На половине пути в Вифанию показывают обозначенное камнем место, где росло то смоковничное дерево, которое было проклято Спасителем, когда Он, возвращаясь из Вифании в Иерусалим, взалкал, и увидя растущую при пути смоковницу, подошел к ней, но не найдя на ней ничего кроме листьев, сказал: да не будет же впредь от тебя плода во веки! Дерево засохло тотчас же от самого корня.

   На покатости Елеонской горы разбросано теперь несколько бедных хижин, которые и составляют нынешнюю Вифанию остатки дома Симона прокаженного возвышаются между развалинами и называются у туземцев замком. Во времена крестоносцев на этом месте был женский католически монастырь, под названием аббатство св. Лазаря; теперь от всего здания остались только две стены, а остальное все в развалинах. Где был дом Лазаря, там существовала церковь, построенная св. царицей Еленой, от которой уцелел лишь передний красивый фасады, теперь все это место покрывает арабская мечеть.

   Главную святыню Вифании составляет гроб праведного Лазаря, находящийся неподалеку от дома Симона прокаженного, на правой стороне Иерихонской дороги. По обычаю иудеев, гробы изсекали в скалах; а как Лазарь был человек достаточный, то для, него изсечена была особая пещера. С зажженными свечами по 25 – ти ступеням спускаются в подземелье или грот, в углу коего сложен из камней престол, на коем франки два раза в год служат литургию. Из этого подземелья чрез низкое и узкое отверстие сходят по 5 – ти ступеням в небольшую пещеру. Там, на левой стороне, видим в скале гроб, в коем погребен был св. Лазарь. На этом месте благочестивые поклонники читают Евангелие, повествующее о сем событии, и заключают свои молитвы пением тропаря вербной недели.

   На том месте, где Спаситель, приближаясь к Вифании, был встречен сперва Марфою, а потом Mapиею (прежде чем пришел ко гробу Лазаря), находится большой камень округленный и называемый «камнем беседы». Этот камень в большом уважении как у христиан, так и у мусульман; больные приходят и прикасаются к нему, и по вере своей получают благодать Божию.

   Кроме воскресения Лазаря, Вифания памятна в Евангельской истории еще вечерию, устроенною для Господа пред Его страданиями, о которой св. Марк говорит так: И сущу Ему в Вифании, в дому Симона прокаженного, возлежащу Ему, прииде жена, имущи алавастр мира нарднаго пистикиа многоценна; и сокрушит алавастр, возливаше Ему на главу. Бяху же нецыя негодующе в себе, и глаголюще: почто гибель сия мирная бысть? можаше бо сие продано быти вящше трех сот пенязь, и датися нищим; и прещаху ей. Иисус же рече: оставите ю; что ей труды даете? добро дело содела о Мне. Всегда бо нищия имате с собою, и егда хощете, можете им добро творити; Мене же не всегда имате. Еже име сия, сотвори: предвари помазати Мое тело на погребение. Аминь глаголю вам: идеже аще проповестся Евангелие сие во всем мире, и еже сотвори сия, глаголано будет в память ея (Марк. 14, 3 – 9. О Вифанской вечери повествует и св. Евангелист Иоанн 12, 1. 2).

Омарова мечеть, бывший храм Соломонов. – Мечеть Эль – Акса, бывший храм Введения Пресвятой Богородицы.

   Храм Соломонов, составлявший чудо своего времени, был единственным в мире по великолепию, богатству и исполинским размерам. Построение его было заветным желанием царя Давида, отца Соломона; но ему не суждено было привести в исполнение это предприятие.  Заветное желание его исполнил Соломон.

   И нача Соломон созидати дом Господень в Иерусалиме, на горе Aмopia, идеже явися Господь Давиду отцу его; нача же созидати в месяц 2 – й лета 4 – го царства своего (2 Паралип. 3, 1. 2). Гора Амория (Mopиa) в то время соединялась с горою Сионскою мостом и крытым ходом; еще и теперь видны остатки этого моста с южной стороны Иерусалима; стены Сионские простирались до ограды Соломонова храма; обе эти горы господствовали тогда над Иерусалимом, но с течением веков они значительно понизились, потому что большая часть города возвысилась от множества развалин, на которых воздвигались постепенно новые здания.

   Фундамента храма Соломонова заложен был за 1008 лет до P. X., а строение храма продолжалось 7 лет; сокровища всего востока текли в Иерусалим на построение сего святилища, от коего в настоящее время уцелели лишь некоторые внизу своды, сделанные из камней огромной величины. При построении храма ежемесячно попеременно 10,000 человек рубили в Ливане кедры и певги, 70,000 человек свозили и сносили материалы к месту их назначения и 80,000 человек высекали камни из горы. Над работавшими находилось 3,600 приставников; употребленные для фундамента камни были длиною 10 сажен.

Приступая к построение храма, Соломон сделал громадные насыпи в уровень с вершиною горы Mopиa и образовал обширнейшую квадратную площадь, которая занимала почти 6 – ю часть города; обнесена она была стеною вышины и толщины 6 локтей. С каждой стороны величественный портик вводил в первое отделение, назначенное для язычников и нечистых евреев; во втором отделении израильтяне отправляли свои молитвы; в нем во-круг всего храма шли колоннады и галлереи; третье отделение занимали левиты; четвертое отделение составлял самый храм, который был длиною 60 локтей, шириною 20, вышиной 30, и состоял из притвора, святая и святая святых; в святая – входили иepeи ежедневно, а в святая святых – входили лишь первосвященники и однажды в год. В святилище этом устроен был алтарь золотой, и трапеза золотая для предложения хлебов, и свещ-ники золотые, пять по правую и пять по левую стороны; кадильница, блюда и прочие принадлежности были золотые, и двери золотые; даже помост главного святилища покрыт был листовым золотом. Безчисленные богатства преисполняли внутренность храма. Врата обращены были к востоку, дабы первые лучи солнца озаряли дом Божий.

   Когда все было устроено, то иepeи и левиты, в сопровождении царя, старейшин и всего народа Израильского, внесли во святая святых ковчег завета и скинию свидания и поставили под крылья херувимов славы, осенявших алтарь (ковчег, или крышку его, называвшуюся «очистилище»). Херувимы вышиной были 10 локтей, а крылья у них были по 5 локтей. В ковчеге завета находились: стамна золотая, имевшая манну, жезл Ааронов прозябший и скрижали завета, на коих начертаны были заповеди, данные Богом Моисею. По перенесении святыни, слава Божия исполнила святилище, в виде облака, так что священники не могли продолжать служения и вышли из храма; а царь Соломон воззвал молитвенно ко Господу, да будут очи Его отверсты на храм сей день и нощь, да внимает Он молитвам его и всех Израильтян и даже других народов, молящихся в храме сем, и да послушает их прошений, и да избавит их от глада, внезапныя смерти, от врагов, от болезней и иных бед, да дарует земли дожди; и о всем благопотребном молил Господа премудрый царь. И Господь ответствовал ему, что услышана молитва его, что Он освятит храм сей, и что будут очи Его и сердце Его там по вся дни, и что если Соломон последует отцу своему Давиду в исполнении воли Божией, то благодать Божия пребудет с ним во веки; а если он и израильтяне не сохранят заповедей Его, то Он отринет их и храм их, и преданы будут они погибели и поношению от всех, и скажут о них, что отступили они от истинного Бога, и поклонились богам чуждым, того ради Бог отверг их (что и последовало) (2 Паралип. гл. 6 и 7). Безчисленные торжества и жертвоприношения совершались по случаю устроения и освещения храма сего; Соломон и подданные прославляли истинного Бога Израилева, освятившего дело рук их. Четыреста лет существовал этот храм; но за осквернение его идолами, поставленными в нем, он был сожжен, по попущению Божию, Навуходоносором, за 588 лет до P. X., а нечестивые евреи отведены были в плен, в коем находились 70 лет. Потом Кир, царь персидский, послал проповедовать по всему царству своему, что Господь повелел ему возобновить дом Его в Иерусалиме и чтоб кто желает помогли серебром и золотом, сосудами и скотом, и вторично евреи начали созидать храм Божий на горе Mopиa; но уже кивот завета не находился в новосозданном храме: оный, по преданию, сокрыт был Пророком Иepeмиею в недрах горы. Возобновленный храм стоял около 500 лет. – За 19 лет до P. X., Ирод, желая сделать угодное евреям, перестроил его и великолепно украсил, употребив камни в 40 локтей длины; об них – то сказал Господь, что камень на камне не останется (Марк. 13, 2).

   Множество знаменательных библейских событий совершилось на горе Mopиa и в Соломоновом храме: на сем месте Авраам, повинуясь Богу, вознес некогда на жертвенник сына своего Исаака; сюда сходил Ангел истребитель для наказания Давида за самовольное исчисление народа; тут стоял кивот завета; в этом святилище воспиталась пренепорочная Богоотроковица Mapия; сюда принесла Она двух горлиц в жертву очистительную; здесь Ее встретил праведный Симеон, и, взяв на руки Спасителя мира, произнес сии боговдохновенные, многознаменательные слова: «ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром и проч.». Сюда приходил на праздник пасхи с родителями Своими по плоти Богоотрок Иисус Христос; здесь Он, будучи 12-тилетним, учил законоучителей еврейских; на кровле сего святилища дерзнул диавол искушать Его; отсюда Он изгнал бичем торжников; здесь Он избавил от осуждения жену – блудницу и ублажил вдовицу, принесшую две лепты; в сем святилище Он многократно укорял книжников и фарисеев; сюда Он наконец при кликах народа: Осанна, благословен грядый во имя Господне Царь Израилев (Иoaн. 12, 13), торжественно вступить за несколько дней до вольного страдания Своего; в сем храме во время Его Голгофских страданий раздралась от верхнего края до нижнего церковная завеса, которая была толщиною около 2 – х вершков.

   Возобновленный Иродом храм Соломонов существовал 77 лет. Тит, взявши Иерусалим, хотел пощадить это святилище, ради чудной его красоты, и старался утушить распространявшийся в нем пожар, но усилия были тщетны; храм пал с страшным треском. Чрез 300 лет после раззорения Иерусалима Титом, богоотступник Иулиан, вопреки предречениям Божиим, вздумал возобновить храм этот; евреи и жены их ничего не щадили, дабы видеть святилище свое возобновленным, несли деньги и все свои драгоценности, неусыпно работали на развалинах, даже старцы и дети участвовали в работах; но все было напрасно: являлись ужасные огненные видения, и трудящиеся поглощаемы были землетрясениями, что и вынудило Иудеев оставить суетное свое предприятие. В 636 г. по Р. Хр., когда мусульмане овладели Иерусалимом, то на месте сего святилища калиф Омар воздвиг великолепную мечеть, назвав ее «Эль – Сакраг»; но когда крестоносцы овладели Иерусалимом, то мечеть эту обратили в церковь. По изгнании их, снова луна осенила мусульманское чтилище, которое и доныне существует, и величественностью своею превосходит все здания Иерусалима. Чрез западные врата ограды вступаем на обширный двор бывшего великого храма, образующей собою громадную площадь, покрытую зеленью; на площади возвышается готическое восьмиугольное здание мечети синеватого цвета, с большим сферическим куполом и золотым полумесяцем на вершине. Мечеть имеет четверо ворот, расположенных по четырем сторонам света: северные врата называются «Бабуль – Джинна», или двери рая; южные «Бабуль – Кибля» ,т.е. двери молитвы; восточные «Бабуль – Дауд» т.е. Давидовы; и западные «Бабуль – Харб», или двери войны.

   При входе внутрь мечети прежде всего внимание останавливается на внутреннем освещении предметов: свет, проходя чрез разноцветные стекла окон купола, покрывает все какою – то таинственностью. Два круга колонн из разноцветного мрамора поддерживают арки потолка; первый круг колоннады идет вокруг стен, а второй расположен под самым основанием купола. В средине внутренней колоннады находится огромный камень или скала, темно – серого цвета, вышиной около сажени, а длиною во всю ширину купола, огражденный вызолоченной решеткой. Этот камень составляет главное святилище мечети; по имени сей скалы она названа Эль – Сакраг. Предания утверждают, что этот камень перенесен сюда из Вефиля при построении второго храма, существовавшего при Спасителе, что на этом камне почивал Иаков, когда видел во сне небесную лествицу, и что на сем камне был утвержден кивот завета. Во времена крестоносцев, когда мечеть Омарова в продолжение целого столетия была христианскою церковью, камень служил престолом при совершении литургии. Весь восток благоговейно чтит этот священный камень.

   Под камнем находится пещера, в которой, по преданию, убит был св. Пророк Зaxapия. Есть предание, что эта же пещера была местом многих замечательных событий и местопребыванием святых мужей. В ее преддверии, в небольшой комнате, хранятся главные святыни мусульман: щит Магомета, знамя и меч Али, и копье принадлежавшее будто бы Давиду; тут же хранятся оставленный Магометом: подлинник Корана, седло его любимой лошади и разные хоругви. На дворе, против восточной стороны мечети, построен мраморный киоск, с водоемом восьмиугольной формы, увенчанный красивым куполом: его называют троном Давида.

   В южной стороне двора стоить другая мечеть: Эль – Акса (отдаленная); тут был христианский храм в честь введения Пресвятой Богородицы, построенный царем Константином. На месте алтаря стоить мусульманская кафедра, близ коей две ниши (углубления): в нище с правой стороны отпечатлена стопа Спасителя, перенесенная, по преданно, с горы Елеонской, а в другой нише две малые стопы или следа, по преданию, принадлежавшие Пресвятой Богородице, обитавшей здесь. Церковь построена крестообразно и украшена прекрасными колоннами из разного мрамора.

   В числе ворот, вводящих в Омарову мечеть, замечательны ворота золотые, заложённые наглухо, и ворота красные, или Апостольские, при коих Ап. Петр исцелил хромого, просившего подаяния (Деян. Апост. 3, 6). Против этих ворот находятся развалины башни Марка Антония, напоминающие древнее владычество римлян; башня была построена первосвященником Гирканом Маккавеем, который и жил в ней.

   Заключим историю храма Соломонова печальным воспоминанием о премудром строителе его. По страсти женолюбия он, вопреки воле Божией, взял чуждых, иноплеменных жен, и они совратили его к идолопоклонению. И прогневался Господь на Соломона и потомство его за грехи их; и по слову Господню, не осталось от храма камня на камне. Слово Божие не мимо идет!

   Нынешние потомки Израиля по пятницам приходят и плачут близ ограды, бывшего некогда святая святых, а входить в ограду не дерзают.

Западные и северные местности Иepyсалима.

Долина Рафаим или Гигонская. – Hикифория. – Развалины монастыря св. Вавилы. – Русские странноприимные дома. – Пещера св. пр.Иеремии. – Гробы царей и судей

Израильских. – Везефа.

   С западной стороны Иерусалима прилегает к нему довольно широкая долина Рафаим, или «долина великанов». Это та самая долина, которой достигали соглядатаи Моисея и донесли ему, что в этой долине видимы были ими мужи превысоцыи; эту местность называйте также долиной Гигонскою, по имени сохранившихся тут с древнейших времен двух водохранилищ. Эти водоемы замечательны как памятники, оставшиеся от еврейских времен, и по тем громадным трудам, кои были употреблены при сооружения их. Одно из сих водохранилищ лежит у самого подножия Cиoнa. Чрез устроенную на нем плотину идет дорога в Вифлеем, а на самой плотине построен фонтан с арабскою на нем надписью, но теперь он без воды. Развалины, находящаяся возле сего водоема, – по мнению ученых, – остатки водопровода Пилатова, который по своему протяженно был самый длинный из всех, снабжавших город водою. На Вифлеемской дороге, по правой стороне, видны остатки другого водоема Гигонского; его источник еще не совсем иссяк, но водою наполняется он лишь во время зимних дождей, а в остальное время года дно его покрыто грязью. Этим водоемам присвоены названия: первому – верхнего, а второму – нижнего.

   Близ ворот Яффских, на другой стороне долины Гигонской, есть местность, называемая «Никифория», по имени своего владельца греческого архимандрита Никифора; этот обширный и прекрасный участок загородной земли обсажен тутовыми деревьями и покрыт виноградниками; его аллеи, уже значительно обросшие, служат местом прогулки для туземцев и поклонников которые летом, после невыносимого дневного жара, толпами спешат в Никифорию подышать чистым вечерним воздухом под сению тутовых деревьев парка, который по благословению владельца предоставлен общему пользованию.

   Пространство от городской стены до водоема Гигонского (нижнего), и далее на запад, называется туземцами Мамила; слово это есть испорченное «Вавила». По христианским преданиям, здесь был монастырь св. Вавилы, в котором погребены кости христиан, избиенных в царство Ираклия, во время разорения Иерусалима Хозроем. Со времени нашествия римлян подобное бедствие едва ли испытывал св. град: 90,000 христиан, в том числе очень много иноков и инокинь и клириков, погибли под мечем персов. Храм св. гроба и многие другие церкви были ограблены и сожжены, даже самое честное древо креста Господня было пленено врагами. Монастырь св. Вавилы принял тогда в свои разрушенные стены мощи избиенных христиан-мучеников. Нашествие Хозроя на Иерусалим было в 614 году по P. X.

   Один из участков этого св. места до 3,000 квадр. саж. приобретен русским правительством. На обширном турецком кладбище, которое покрывает остальную часть сей местности, есть мечеть, которую называюсь гробом Ирода Агриппы, того самого, который посадил в темницу св. Апостола Петра и приказал убит св. Апостола Иакова. Небольшие развалины поныне обозначают место, где существовал монастырь св. Вавилы.

   Обозревая северную часть Иерусалима, в недальнем расстоянии от городских стен, встречаем обширную площадь и возведенные на ней русские странноприимные дома, в коих русские поклонники встречают радушный прием и упокоение от многотрудного пути; тут же помещается русская духовная миссия и русское консульство. При миссии находится церковь во имя св. царицы Александры, а при странноприимных домах устроен соборный храм во имя Святыя Живоначальныя Троицы.

   Против Дамасских ворот указывают скалу, и в ней обширную пещеру Пророка Иеремии; за небольшую плату (бакшиш), проживающий здесь турецкий дервиш впускает поклонников внутрь пещеры для обозрения. Пещера имеет в длину и ширину около 30 – ти шагов, а вышиной около 3 – х сажен; своды ее лежат на двух грубо иссеченных столбах. При самом входе в пещеру, в левой стороне, заметно как бы высеченное ложе, которое и называюсь «ложем Иеремии»; по преданию, это место служило отдохновением Пророку, и он оставил на скале как бы отпечаток своего тела, что можно видеть и ныне. В этой пещере Иеремия оплакивал разорение Иерусалима, изливая свои чувства в трогательных изречениях, известных под именем «Плача Иеремии».

   Продолжая следовать далее вверх по Дамасской дороге, достигаем гробов царских. Этот прекраснейший остаток Иудейской древности находится в 250 саженях от стен Иерусалима; у подножия скалы иссечена арка, чрез которую вступают на квадратный двор, окруженный стенами, высеченными в природной скале. В восточной части стены, в скале, высечена с замечательным, искусством широкая галерея; за ней в глубине скалы, есть низкие входные двери, чрез которые ползком можно проникнуть внутрь подземелья: это вход в гробовые пещеры; за ним находится обширный квадратный покой с тремя дверями; чрез двери в западной стороне покоя входим в другой такой же покой; там находится 6 полукруглых гробовых мест; всех комнат 7, а гробов 19 – ть. Есть предположение, что здесь погребены Иудейские цари: Соломон, Ровоам, Авия, Аса, Иосафат, Охозия и другие; гробы украшены резьбой, изображающею ветви пальм, листья, плоды и овощи.

   В расстоянии одного часа Езды на запад от Иерусалима, находится так называемые «гробы судей Израильских». В гладкой скале высечены большие ворота, которыми входим на обширный двор, из него чрез двери входим в квадратный и большой покой со свечами. Вокруг сего покоя идут подземные ходы, или катакомбы, образующие два яруса, или этажа, которые соединены между собою сходами; в этих катакомбах в разных пещерах находятся иссеченные ниши, который хотя и называются гробами судей, но это сомнительно; вернее, что это гробы богатых сынов Иуды; кое – где уцелели еврейские надписи. Гробы эти находятся в пространном поле, покрытом кое – где виноградниками, масличными деревьями и дикими яблонями.

   На северо – восточной стороне города есть обширная возвышенность, называемая Везефа; во времена крестоносцев здесь была кровопролитная битва.

   Вообще, при обозрении северных окрестностей Иерусалима, можно сказать, что местность эта представляет предметы более замечательные в отношении историческом и археологическом, нежели религиозном.

Монастырь св. Креста.

   Из Иерусалима дорога в Крестный монастырь идет чрез Вифлеемские ворота; спускаясь вниз к верхнему водоему Гигонскому, пересекает Яффскую дорогу и следует мимо турецкого кладбища и Никифирии.

    Монастырь Крестный, по греческим преданиям, основан в первых веках христианства; снаружи обитель представляется в виде четырехстороннего укрепления; стены ее неоднократно выдерживали нападения неверных. Постоянными владетелями Крестного монастыря были грузины: они в царствование воинственного Вахтанга, в исходе X века, завоевали всю Палестину и Иерусалим, и построили много монастырей и церквей; по грузинским летописям, после многократных разорений, монастырь этот в XI веке восстановлен был боголюбивым грузинским царем Багратом III – м, которого и считают главным его ктитором.

   С утратой Грузией силы и политического значения, грузинские монастыри в Палестине обеднели и многие были закрыты. Крестный монастырь в XV веке перешел за долги во владение греков. Заботами Иерусалимского патриарха, он после продолжительного запустения возобновлен и украшен новыми зданиями, в которых помещается ныне высшее греческое училище; отстоит монастырь от Иерусалима на четверть часа пути и расположен среди масличной рощи в красивой местности.

   Монастырь именуется Крестным потому, что он построен на том месте, где, по преданию, произросло древо, употребленное впоследствии на крест, на коем распят был Господь наш Иисус Христос.

   Соборный храм довольно обширен и замечателен своею древностью; пол выложен мозаикою из мелких камешков, стены украшены живописными изображениями (фресками) святых грузинской церкви и грузинских царей, щедротами которых поддерживалось благосостояние обители в продолжении многих веков.

   На мозаике церковного пола показывают кровавые полосы, кои, но преданию, суть следы крови избиенных здесь сарацинами грузинских иноков, пострадавших за Христа. Доныне ежегодно совершается в монастыре память этих св. мучеников.

   Под престолом соборной церкви в полу сделано обложенное серебром отверстие, к которому паломники прикладываются. Это, по преданию, то самое место, где произросло честное древо, срубленное на крест Господень; с зажженными свечами паломники спускаются в саму пещеру, находящуюся под алтарем.

Животворящий Крест Христов.

Посреди Едема древо процвете смерть, посреде же всея

земли древо прозябе жизнь: вкусивше бо перваю, нетленни

суще, тленни быхом; получивши же второго, нетления

насладихомся: крестом бо спасаеши яко Бог род человеческий.

(Седал. осмогл.).

   Животворящий Крест Христов явлен был первоначально римскому царю Константину, причтенному потом к лику Апостольскому. В житии его упоминается, что когда он, бывши еще язычником, вышел на войну против бунтовщика Максентия, и стал усердно молиться неведомому им тогда Богу, почитаемому христианами, то в полудни явилось ему знамение Креста Господня, изображенное на небе звездами, сияющее светлее солнечных лучей, с надписанием на нем латинскими буквами: in hoc vince (сим побеждай). Видели это знамение и воины царя Константина и удивлялись; в числе их был Артемий Дукс, в последствие времени (при Иулиане) замученный за Христа. Видение Креста на многих произвело страх; ибо у язычников крест был знамением злополучия и смерти; а смерть крестная считалась самою ужасною и позорною смертно, уделом разбойников и злодеев. Боязнь воинов сообщилась и царю Константину; он пришел в великое недоумение о сем явлении. Ночью во сне явился ему Сам Господь Иисус Христос и, показав бывшее знамение честного Креста, сказал ему: «Сделай изображение сего Креста и повели носить пред полками, и не только Максентия, но и всех врагов твоих победишь». Царь Константин немедленно велел сделать Крест из золота и украсил его драгоценными камнями, и всему воинству приказал изобразить Крест на оружиях, шлемах и щитах; и когда он сошелся с воинством Максентия, то силою Креста Христова множество: Максентиево воинства было иссечено, а сам Максентий бежал с оставшимися войсками, и, при переправе через реку Тибр, погиб в ней со всем воинством, как некогда Фараон. Вошедши в Рим с победою, царь Константин повелел поставить Крест на высоком каменном столбе, с надписью на нем: «Спасительным сим знамением град сей от ига мучительского освобожден.» Потом, имея брань с Византийцами и быв дважды ими побежден, царь Константин был очень печален; однажды вечером, взглянув на небо, он увидел писание из звезд составленное, изображающее cии слова: «Призови Мя в день скорби твоей, изму тя и прославиши Мя». Устрашившись сего видения, он опять взглянул на небо, и увидел прежде явленное ему знамение Креста, изображенное звездами, и вокруг его надпись: «В сем знамении победиши», – что и последовало. Имея войну с Скифами на Дунае, он опять увидел знамение Креста, и силою его победил всех врагов своих.

   Престарелая мать царя Константина, св. царица Елена, возымела святое желание отыскать животворящий Крест Христов. Для этого она, прибыв в Иерусалим, призвала всех Иудеев, дабы узнать место, где скрыть он; но они отвечали, что не знают. Когда же царица стала угрожать им муками, они указали ей на одного престарелого иудея, именем Иуду, который знал это место. Но и он стал также отказываться. Тогда царица велела посадить его в глубокий ров и томить голодом; пробыв там без пищи 6 дней, он наконец вынужден был показать искомое св. место, о коем слышал в младенчестве от своего деда. Оно засыпано было сором и камнями, и на нем воздвигнут был идольский храм в честь скверной языческой богини Венеры, который, по повелению св. царицы Елены, был немедленно разрушен; и когда на месте том св. патриархом Макарием совершено было молебствие, то изошло благоyxaниe, и вскоре обретены были три креста. Который из них был Крест Христов – это узнали следующим образом: в это время проносили для погребения мертвеца; носящим повелено было остановиться; кресты полагаемы были на мертвеца один по одному, и как только возложен был Крест Христов, то мертвец воскрес. Царица Елена с неизреченною радостно поклонилась Кресту Христову и облобызала его, а за нею и другие стали с благоговением прикладываться к древу жизни. Но по множеству стекшегося народа, многие не могли приблизиться к Животворящему Кресту Христову и просили показать им его хоть издали. Тогда патриарх Maкаpий взошел на возвышенное место и несколько раз поднимал Крест Господень. Народ, при виде святыни, восклицал: Господи помилуй! Видя предивное знамение от Животворящего Креста, помянутый Иуда и множество жидов уверовали в Господа Иисуса Христа и крестились. Иуда во св. крещении нареченный Кириаком, впоследствии был Иерусалимским патриархом и мученически скончался. Животворящи Крест Христов в недрах земли находился около 300 лет; обретен он был царицею Еленою в 326 г. по P. X.

   Царь Константин, в память трех побед, одержанных им над врагами силою Креста, в завоеванном им городе Византии велел сделать три Креста и, украсив их драгоценными камнями, написать на них: IС. ХС. HIKA («ника» значить побеждай), т.е. Иисус Христос победитель. Один Крест поставлен был на восточной стороне – на торжище, на высоком месте; другой вверху червленного столба Римского, на братолюбном месте; а третий Крест вознесен был на мраморное, очень красивое место, на хлебопродании. На этом месте великие чудеса и знамения совершались от Креста Господня; свидетельствовали многие, что Ангел Господень ночью сходил с небес в великом сиянии и обходя кадил св. Крест, поя сладким голосом песнь три-святую, и потом восходил на небо.

   Древо Креста Господня в царствование греческого Императора Фоки было пленено персами, но потом возвращено в Иерусалим, к радости и утешению христиан. Совершилось это так: Хозрой, царь персидский, завоевав Иерусалим, овладел сокровищами и утварью Иерусалимского храма, в числе коих пленил и неоцененное сокровище – животворящее древо Креста Господня, которое и принес в Персию. По смерти греческого царя Фоки, воцарился Ираклий, который многократно покушался преодолеть Хозроя, но вместо того сам каждый раз был побеждаем им и просил мира; но гордый враг не соглашался. Тогда, будучи в великой печали и недоумении, царь Ираклий начал искать помощи и заступления у Бога: он дал повеление своим подданным совершать усердные молитвы с постом и бдением, да избавит их Господь от врага, хулящего имя Его и хвалившегося в гордости своей истребить всех христиан; молился и сам царь со слезами и постом. После сего, собрав воинство и вооружившись крестного сплою, выступил он против Хозроя, и, сошедшись с ним, поразил его и обратил в бегство. Хозрой был убит сыном своим Сироесом, который послал к царю Ираклию просить мира. Заключив с персами мир в 628 г. по P. X., царь Ираклий тогда же взял животворящее древо Креста Господня, находившееся в плену у персов 14 лет. Возвращаясь в свое отечество, царь Ираклий воздал благодарение Богу за Его помощь и победу над врагами. Приближаясь к Иepyсалиму, царь, облеченный в царскую порфиру, украшенную золотом и драгоценными камнями, и имея на главе корону, взял на свои рамена честное древо Креста Господня, дабы с подобающею честью и торжественно отнести его на прежнее место. Тогда Божиим изволением последовало дивное чудо: достигши врат, чрез которые шел путь к Лобному месту, царь внезапно был удержан невидимою силою и не мог пройти чрез оные врата. Тогдашний патриарх Иерусалимский 3axapиa, со всем народом вышедший на встречу царя, и от горы Елеонской шедший вместе с ним, видя такое чудо, пришел в ужас и, воззрев, увидел стоящего во вратах молние – образного Ангела, который возбранял царю вход и говорил: «Не таковым образом Творец наш нес сюда это крестное древо, каковым вы его несете». Тогда царь снял с себя порфиру, венец и прочие царские одежды, облекся в худое одеяние и понес честное древо Креста, идя босыми ногами, и без всякого препятствия внес оное в храм, и поставил на то самое место, с которого оно было взято Хозроем. Великая тогда была радость о возвращении Креста Господня христианам, которые, подобно древним Израильтянам некогда ликовавшим о возвращении ковчега завета от филистимлян, торжествовали и радовались, прославляя и благодаря Распявшегося на крест за спасете мира, Царя славы.

Воспоминание явлений на небе Животворящего Креста Господня, виденных в Иерусалиме.

По преставлении первого христианского царя Константина, на престол его взошел сын его Константий, в последcтвии времени уклонившейся в злочестивую ересь Apиeвy. На посрамление еретиков и утверждение православных в Иерусалим во время святой пятидесятницы, было видено дивное знамение: мая в 7 день, в третьем часу дня, на небе явился честный Крест Господень, изображенный звездами, сияющий неизреченным светом, несравненно превосходящим светлость солнечных лучей; знамение это простиралось от горы Елеонской до Голгофы, и ширина его была соразмерна длине; а красота, подобная разноцветной радуге, превосходила всякое описание.

   Народ, видя это знамение, спешил насладиться чудным и страшным видением Креста Господня; старцы и юноши, мужчины и женщины, странные и пришельцы, христиане и иноверные, все спешили видеть дивное знамение и велегласно прославляли Господа нашего Ииcyca Христа, Единородного Сына Божия, Бога истинного и всемогущего; храмы Господни наполнились молящимися и прославляющими преславное имя Божие. Тогда враги и хулители Божества Христова, видя в явлении крестном Божественную Христову славу и силу, исполнились великого стыда и самим делом убедились, что христианская вера есть вера правая и истинная, и не прением словесным от внешней премудрости человеческой исходящим составляемая, но Святаго Духа откровением и силою утверждаемая и, с небес знамениями и чудесами свидетельствуемая. О сем чудесном знамении святейший патриарх Иерусалимский Кирилл известил царя Константия, увещевая его обратиться к правоверию:, а Ермий Созомен свидетельствует, что тем святого Креста на небе явлением, множество из числа иудеев и еллинов, уверовавши, с покаянием приступили ко Христу, Богу нашему, приняв святое крещение. И славим был от них Христос Бог наш, Отцу единосущный и соприсносущный, вместе со Святым Духом.

   Георгий Кедрин, в книге своей «Деяния церковные и гражданские, от Рождества Христова» пишет, что в 3 – е лето царствования Иулиана богоотступника явился на небе светообразный Крест, окруженный светлым венцом, и что знамение это было несравненно великолепнее и блистательнее вышеописанного знамения, бывшего при Константии, сыне Константине Великого; и простиралось оно также от горы Елеонской до Голгофы, и не только в Иерусалиме, но в Антиохии и других городах видимо было. Это чудное знамение Креста изображалось тогда же само собою на покровах жертвенников, книгах и одеждах не только у христиан, но даже и на одеяниях иудеев; у последних оно изобразилось черное; иудеи, как повествует предание, сколь ко ни старались уничтожить крестное знамение с одежд своих, но не могли; и дивное событие это многих из них привело к вере во Христа, Спасителя мира.

   В Греческом Синаксарнике, под 14 сентября на день празднования Воздвижения честного Креста Господня, упоминается, что на Голгофе, когда в недрах оной сокрыт был честный Крест Господень, в обилии росли благоуханные цветки, именуемые васильки, в переводе на русский язык – царские цветки; и хотя эллины, имевшие на Голгофе храм с идолом скверной богини своей, вырывали эти цветки, но они снова выростали. В память сего чудного события, у греков и ныне васильки постоянно употребляются при кроплении освященною древом Креста Господня водою, вместо кропила; растут они на Востоке круглый год.

   Также повествуется в Синаксарнике, что при обретении Креста Господня, гвозди, коими пригвождено было пречистое тело Спасово, блистали, а гвозди разбойников были черные и заржавленные, чем и отличены были одни от других.

   Св. епископ Павлин, в 11 – м послании своем, свидетельствует, что честное древо Креста Господня, со времени обретения его, раздавалось по частичкам поклонникам и оставалось в целостности, восполняемое благодатию Божиею, подобно тому, как и пять хлебов умножены были Господом. Прежде было обыкновение, что все поклонники, бывшие в Иерусалиме, получали по частичке от Креста Господни, и приносили в дома свои, что было свидетельством их посещения св. мест. А что св. древо в обилии раздавалось, – видно из писаний св. отцов: св. Иоанн Златоуст упоминает, что приемлимые части от древа Креста Господня многие мужи и жены носят на шее в золотой оправь; и св. Кирилл Александрийский говорит: «крестным древом, разделенным на части, весь мир наполнен».

   По описанию древних историков, высота Креста Господня была 15 ножных стоп, ширина 8 стоп, а толщина оного была квадратная 5 вершков, при такой величине и толщине он был очень тяжел.

   Из описаний житий святых и прочих церковных повествований, видим мы безчисленные случаи явлений Креста Господня, сего непобедимого оружия христиан на врагов видимых и невидимых; но преславнейшее явление Креста Господня последует во второе и страшное Его пришествие на землю, по реченному в св. Евангелии: якоже бо молния исходит от восток и является до запад, тако будет пpuшествие Сына человеческого, и тогда явится знамение Его на небеси (Матф. 24, 27 – 30). Тогда терпеливо понесете крест свой, с верою в Распятого на нем, возрадуются радостью неизреченною, радостью вечною; а нечестивые, отвергавшие cиe непобедимое оружие, поражены будут силою Его. Не одни иудеи, распявшие Христа, будут причислены к врагам Креста Его, но и все те, кои не веровали в Него, отвергали Его божественное учение и жили по похотям страстей своих, прилагая грех ко греху, беззаконие к беззаконию; для всех таковых Крест Христов будет страшным обличением и орудием вечной казни. Распятые по правую и левую сторону Сына Божия разбойники, оба одинаково страдали; но один из них наследовал царство небесное, а другой вечное мучение. Нередко и в мире видим, что иные одинаково страдают; но один говорит подобно благоразумному разбойнику: «достойно по делам своим я терплю», и просить милости Божией, и получает ее; а другой ропщет на Бога, наказание свое считает незаслуженным, и от временного страдания переходить к вечному; ибо незаконно – мученный не венчан будет, как говорит св. Апостол Павел. Каждый из нас, неся крест свой, должен мысленно взирать на Начальника жизни, понесшего безмерно тяжелый крест ради спасения нашего, и тем воодушевляться и укреплять себя в терпеливом несении креста своего. Крест – ходатай вечного блаженства; без него невозможно спасти душу, по слову Господню: кто не примет креста своего и в след Мене грядет, несть Мене достоит (Матф. 10, 38).

   Бозлюбим Крест Христов, как знамение победы над врагами нашими: миром, плотию и диаволом. Царю Константину в явлении Креста начертано было перстом Всевышнего: «Сим побеждай», так и мы силою Креста Христова победим всех врагов наших. Крест – таинственная печать Христова, драгоценный залог Его любви к человечеству. Кто несет крест свой терпеливо, тот сопутник Христов на Голгофу, и сонаследник вечной небесной Его славы, по реченному им: Аще кто Мне служит, Мне да последует; и идеже есмь Аз, ту и слуга Мой будет (Иoaн. 12, 26).

   Многие, по неведению, или по нерадению, небрежно изображают на ceбе крестное знамение, «махающе рукою по лицу своему, или чреву»; такое махание не только – что никакой не приносить пользы человеку, но даже подвергает его ответственности, и вменяется в грех, как нерадение о деле Божием. Знамение св. Креста должно слагать, как учит св. Церковь, трехперстное, и полагать оное на себе правильно: на челе, потом на чреве, на правом и левом плече; тогда знамение это – стена необоримая и оружие непобедимое против врагов спасения нашего.

   Заимствуем из «Христианского Чтения» (1845 г. часть 4) следующие поучительные рассуждения о силе Креста.

   «Когда мы, возносясь духом горе, изображаем на себе св. Крест и как – бы концами его указываем на чело, грудь и рамена, то не ясно ли он научает нас, что Господу Богу должны быть посвящены: наш ум с его мыслями и познаниями, наше сердце с его чувствованиями и желаниями и наши душевные и телесные силы со всею их деятельностью? Когда мы знаменуем себя св. Крестом, то он, по изъяснению св. Амвросия Медиоланского, является нам «печатью Христовою на челе, печатью на сердце, печатью на мышцах. На челе – да всегда исповедуем Христа; на сердце – да всегда Его любим; на мышцах же – да благое делаем». Раскрывая далее эту же мысль, святитель продолжаете: «изображаемый Крест – знамение на челе, как на месте стыдения, да не стыдимся исповедывать Христа распятого, Который не стыдится нарицать нас братиею (Евр. 2,11); знамение на сердце, как на месте любления, да всем сердцем возлюбим Его, «Сладчайшего Иисуса», яко Той первее возлюбил есть нас (1 Иoaн. 4,19); знамение на мышцах, – да поработаем Ему, Господу нашему и понесем на раменах своих тяжесть креста»10. Есть еще одна очень утешительная истина, внушаемая нам самим видом Креста Господня. Когда мы знаменуем себя крестом, и как – бы видимым образом налагаем на себя Крест Христов, тогда между нами и Отцом Небесным, так сказать, висит на Кресте распятый Спаситель наш!.. Тогда Божественным взорам Всевышнего предстоит уже не наше позорное чело, покрытое греховным безславием, но увенчанная тернием глава Богочеловека; не наше коварное сердце, исполненное всяких нечистот, но прободенныя ребра Искупителя нашего; не наши нечистый руки, непрестанно делающие беззакония, но пригвожденные ко Кресту пречистые длани всеправедного и всесвятого Господа Ииcyca Христа. Таким образом, знаменуя себя крестом, мы должны предзреть духом пред собою Христа Спасителя, пригвожденного ко Кресту и умоляющего о нас правосудие Божие, и иметь при этом такую мысль: Господи! за Тебя, ради Твоего имени святаго, мы готовы на крест, на всевозможный поношения, на жесточайшие страдания, на смерть – самую позорную.

   Был примерь, что самого закоренелого невера до глубины души тронул и заставил горько оплакивать свои заблуждения один взгляд на Крест, на котором изображен быль распятый Спаситель, с надписью: «Вот что Я для тебя сделал! что же сделал ты для Меня»?

   Начертал некогда Моисей знамение Креста на водах Чермного моря, и оно расступилось: люди Божии прошли по дну его, как по суше. Нестерпимая была горечь источников в пустыне, но как только боговдохновенный вождь Израильский вложил древо в воды, они сделались сладкими, чем прообразовалось древо Креста Господня, источившее сладость всему миру. Ударил Моисей жезлом краесекомый камень, и потекли из него благодатные струи, утоляющие духовную жажду верующих. Пророк Елисей погрузил древо в Иордане и оно извлекло сокрытую в глубине вод секиру, в знамение того, что древом крестным из чрева адова изведены грешники. Распростер Иисус Навин крестообразно руки свои, и ста солнце посреди небеси (Нав. 10, 12). Моисей поддерживаемый священниками, воздевает руки свои, изображая вид Креста, и Амалик побеждается. По повелению Божию, возносится змий на древо, и взирающие на него избавляются от ядовитого угрызения, предъизображая имеющего быть вознесенным на древо ради спасения мира. И во многих знамениях ветхозаветных предъизображался Крест Христов, – спасительное оружие мира, непобедимая победа. Блаженны уста наши, лобызающие cие драгоценнейшее древо! блаженны чело и перси и рамена наши, осеняемые победоносным этим знамением! Крестом св. Апостолы, как неким чудным ралом, возорали всю вселенную и посеяли на ней слово Божие, как пшеницу. Из них св. Апостол Андрей, веденный мучителями к Кресту на распятие, увидев издали крестное знамение, с восторгом взывал: «радуйся, Кресте, плотью Христа освященный, и членами Его, как маргаритами, украшенный! Прежде нежели возшел на тебя Господь мой, ты страшен был для земных; но теперь, когда ты вместил в себя любовь небесную, то быть распростертым на тебе есть дар. Знают верные, сколько сокрыто в тебе щедрот, сколько уготовано наград. Безбоязненно и весело я иду к тебе; но и ты с веселием и радостью прими меня, ученика Распявшегося на тебе. Я всегда любил тебя и горел желанием обнять тебя. О, блаженный кресте, приявший великолепие и красоту от членов Господа, многократно желанный и неусыпно искомый! возьми меня от среды человеков, и вручи Учителю моему. Пусть от тебя получит меня Тот, Кто чрез тебя искупил меня»11.

   Вооружившись св. Крестом, мученики шли на самые ужасные мучения безбоязненно, как – бы в чужих телах, терпели с восторгом, как ликующие. Один из древнейших писателей первенствующей христианской Церкви свидетельствует, что тогдашние христиане, следуя Апостольскому преданию, при каждом действии и движении, ограждали себя крестным знамением: при входе и выходе, одеваясь и обуваясь, при умывании, пред трапезою и после оной, зажигая огонь, ложась на постелю, садясь на место; словом, при всяком занятии.

   При самом появлении нашем на свет знамение Креста освящает нас, и от колыбели до гроба сопутствуете нам, ограждая, вразумляя и спасая нас на стропотном пути земного странствования нашего; и когда бренные останки наши будут заключены в недра земли, то Крест святый, водруженный над могилою нашею, красноречивее всякого мавзолея будет говорить, что тут покоится прах христианина.

   Обратимся к нашим священным летописям, и мы, можно сказать, на каждой странице увидим, как могущественна сила Креста Христова. Укажем хотя на некоторые из безчисленных примеров. Так, по сказанию св. Прохора, ученика св. Иоанна Богослова, св. Апостол знамением Креста исцелил некогда, лежавшего при пути, больного12. Некто благочестивый Ир, по наставлению св. Апостола Филиппа, начертал рукою своею образ Креста Христова на поврежденных членах недужного Аристарха, и тотчас усохшая рука исцелела, око прозрело, слух открылся, и больной стал здоров13. Когда св. Епифаний, в детстве своем, будучи еще не крещенным, свержен был однажды рассвирепевшим ослом, и сильно повредил себе бедро, то нашедший его некоторый христианин трижды знаменовал Крестом, и тем уврачевал отрока14. Преподобная Макрина, сестра св. Василия Великого, страдая от некоего лютого вереда на персях ее, просила свою мать осенить больное место Крестом, и как скоро употреблено было это врачевство, мгновенно получила исцеление15. Но чудодейственный Крест Христов не только исцелял недуги, он даже соделывал тело человеческое невредимым ни от пламени, ни от челюстей свирепых зверей, ни от смертоносных ядов. Так, св. первомученица Фекла осенила Крестом множество дров и хврастия, собранного под нею на сожжение ее, и огонь не дерзнул прикоснуться к ее телу16. Св. мученица Василисса Никомидийская оградила себя знамением Креста, и посреди пламени, в разожжённой пещи, стояла на многе часе, во огни горящем, без всякого вреда17.Обреченные на снедь зверей св. мученики Авдон и Сеннис, напечатлели на себе св. Крест, и лютые звери, подобно кротким агнцам, любызали ноги человеков Божиих18. При целебной силе Креста Христова оказывались безвредными и смертоносные яды. Так, св. епископ Юлиан, начертав на поднесенной ему злоумышленниками чаше св. Крест и потом испив смертоносный яд, не почувствовал в своем теле никакого вреда19. Подобным образом, преподобный Венедикт осенил крестом сткляницу, и ядоносный сосуд разселся, как – бы от каменного ударения20. Но что всего удивительнее, был даже пример, что некоторый христианин, в отчаянии решившись сам отравить себя, но почувствовав невольный страх, знаменовал Крестом лютую отраву, и ничего не потерпел от нее; испил в другой раз лютейший яд, но сила сотворенного им крестного знамения опять сохранила его невредимым21. И, что дивного, скажем словами златословесного учителя, в том, что Крест побеждает вредительные отравы, когда он отверз адские врата, распростер небесные круги22? По толкованию св. отец, четвероконечный Крест Христов изображаем верхним своим концом, или высотою, в вышних живущего Бога Отца; глубиною, или нижним концом, на землю и во ад нисшедшего Сына Божия; шириною и долготою, или двумя поперечными концами, Духа Святаго, везде сущего и вся исполняющего. Церковь, обретши Крест, явилась воистину раем, имеющим посреди себя древо жизни, древо Креста.

   Крестом Христовым мы искуплены от клятвы закона: ибо Христос все восприял на Себя, и ныне ни едино уже осуждение сущим о Xpисте Иucycе (Римл. 8, 1). Крест Христов оружие непобедимое, коим поражен враг наш: ибо Христос, претерпев крестную смерть и низшед во ад, отнял оным силу у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою (Кол. 2, 15). Еслиб не страдания Христовы, подъятыя за спасение наше, то мы, грешники, какую – бы могли иметь надежду спасения? Крест Христов – оправдание наше, источник жизни и спасения нашего.

   Ничто столько не сильно умилить окамененное сердце наше, как вид страждущего Искупителя, распятого на Кресте. Крест, бывший орудием позорной казни, соделался потом красотою Церкви, державою владык земных, украшением диадем их, честью воинских знамен, наградою подвигов и заслуг.

   О, пречестный и животворящий Кресте Господень, споборствуй нам на врагов видимых и невидимых, охраняй нас во всех путях наших:, и по разрешении от бренного тела, душу нашу вознеси к престолу Вседержителя – туда, где потоки сладости проливаются, где непрестанный глас радования веселящихся и хвалящих Господа!

   Стихиры честному Кресту. Глас 6. «Иже Крестом ограждаеми, врагу противляемся, не боящеся того коварства, ни ловительства: яко бо гордый упразднися и попран бысть на древе, силою распятого Христа».

   «Крест Твой, Господи, освятися: тем бо бывают исцеления немоществующим грехми; сего ради к Тебе припадем, помилуй нас».

   «Господи, оружие на диавола Крест Твой дал еси нам: трепещет бо и трясется, не терпя взирати на силу его, яко мертвый восставляет и смерть упраздни; сего ради покланяемся погребению Твоему и восстанию»!

   Стихиры эти поются на св. Афонской горе по окончании повечерия, как святое напутствие на сон грядущим. Каждый христианин отходя ко сну, благоговейно да прочитывает оные, ограждая себя непобедимою силою Креста Христова.

   О, достопоклоняемый образ Креста Христова! Напечатлейся в нашем уме, пройди наше сердце, проникни наш дух и душу, отразись в наших мыслях, желаниях и стремлениях, в наших предначинаниях и действиях! Непобедимая и непостижимая сила честного и животворящего Креста Господня! не оставляй нас грешных ни на один шаг, ни на одну минуту; поборай нам и помогай, защищай нас и утешай, врачуй и оживляй, научай и вразумляй, неотступно и непрерывно! О, Кресте святый! сроднись со всем существом нашим, чтобы и во второе, страшное и славное пришествие великого Бога и Спаса нашего Ииcyca Христа (Тит. 2, 13), когда ты, с неизреченною славою явишься на небеси, мы узрели тебя с радостью и любовью, а не со страхом и трепетом.

Горный град Иудов. – Латинский монастырь св. Иоанна Предтечи. – Место свидания Пресвятой Девы Марии с праведною Елисаветою. – Пещера св. Иоанна Крестителя. – Мальха. – Источник св. Филиппа.

Воставши Мариам во дни тыя, иде в горняя со тщанием,

во град Иудов; и вниде в дом Захариин, и целова Елисавет.

(Лук. 1, 39 – 41).

   Гopный град Иудов, близкий сердцу христианина по Евангельским воспоминаниям, от Иepyсалима отстоит на 11/2  часа езды; дорога к нему идет из Вифлеемских ворот, по каменистым холмам расположен он в обширной горной лощине, посреди садов и обработанных полей.

   Здесь находится богатый францисканский монастырь, построенный на месте рождения св. Иoaннa Предтечи. Монастырь окружен довольно большою арабскою деревней, называемою «Айн – Карим», населенною арабами и мусульманами. Величественный храм францисканского монастыря построен в западно – европейском вкусе. Церковь трехпрестольная; левый престол основан на самом месте рождения того, более коего никто не восстал из рожденных женами. В храме за золотою решеткой устроен спуск в пещеру, куда сходим по 8 – ми мраморным ступеням; под сводами этой пещеры поставлен богато украшенный престол, на помосте коего виден круг с латинской надписью: «здесь родился Предтеча Господень». Вертеп украшен дорогими тканями, резьбой и весь обложен мрамором.

   При выезде из селения показывают водоем, осененный смоковничными и кипарисовыми деревьями – это древний источник Навфо, упоминаемый в книге Ииcyca Навина, тот, самый, из которого, по преданию, почерпала воду Пресвятая Дева Богоматерь, во время своего трехмесячного пребывания у южики Своей праведной Елисаветы. От этого водоема идет дорога к развалинам дома св. Захарии и Елисаветы. Священные остатки сего здания лежат на скате горы; чрез небольшие ворота входим на двор, посреди коего возвышаются обширные развалины, при чем не трудно заметить, что здание было двухэтажное.

   Под сводами этих развалин устроен престол, на котором однажды в год иноки обители св. Иоанна Предтечи совершают богослужение. Возле каменного крыльца, ведущего в верхнее здание развалин, показывают то место, где, по преданию, праведная Елисавета пророчески приветствовала Матерь Господа своего: благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего! На что преблагословенная Дева ответствовала: величит душа Моя, Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем! Вековые платаны осеняют остатки этого священного крова, где некогда обитало святое семейство.

   В расстоянии одного часа пути от развалин дома св. Захарии, но трудной дороге, по обнаженным скалам, достигаем той местности, где св. Иоанн Предтеча проводит пустынную жизнь, приготовляясь на великий подвиг служения спасению людей; тут находился камень, на коем, по преданию, отдыхал Предтеча Господень (камень этот перенесен в монастырь, посвященный имени Предтечи). Тут же видны развалины древней церкви; а под ней в скале пещера, в которой, по преданию, св. Иоанн Креститель до 17 – летнего возраста проводил дни свои в подвигах духовной жизни.

   На обратном пути из горного града в Иерусалим, спустившись в лощину, ведущую в Вифлеем, и следуя по ея направленно, между виноградниками и прекрасными рощами масличных и фиговых деревьев, достигаем небольшого арабского селения Мальха. По преданиям место это освящено было посещением Божией Матери, когда Она с Богомладенцем Иисусом на обратном пути из Египта останавливалась в здешней роще у источника и провела тут ночь. На этом же месте, по преданно, Иосиф, услышав, что Архелай царствует в Иудее, вместо Ирода отца своего, убоялся идти туда, но, получив повеление во сне, удалился в пределы Галилейские (Матф. 2, 22).

   Обширная долина, прилегающая к селению, на всем ее пространстве усеяна кустами роз и покрыта виноградниками; здесь находится богатый метох (дача), принадлежащий греческому монастырю. Греческие иноки из этих роскошных роз составляют большой запас розовой воды, употребляемый для окропления святых мест и священных предметов. Вино, выделанное из здешнего винограда, считается лучшим.

   От селения Мальха в расстоянии на три четверти часа езды, по дороге в Газу, находится источник св. Филиппа. Водоем построен при подошве скалы из больших тесаных камней; вода быстро течет по обрушенным камням и в виде ручья стремится по дикой пустыне. Здесь св. Апостол Филипп по указанно Ангела встретит евнуха царицы Ефионской, читающего книгу Пророка Иcaии, проповедал ему учение Христово и тотчас же крестил его.

Вифлеем.

„Таинство странное вижу и преславное: небо – вертеп; престол херувимский –

Деву; ясли – вместилище, в нихже возлеже невместимый Христос Бог»

 (Служ. на Рожд. Хр. Ирмос 9 песн. кан.).

   На запад от Иерусалима, в расстоянии на 2 часа пути, находится священный Вифлеем. Чрез Вифлеемские или Яффские ворота выходят из Иерусалима и направляются вниз по дороге к нижнему водоему Гигонскому. Высота, находящаяся направо от сего, названа именем св. Георгия, и в честь его устроена часовня, где прежде находился монастырь св. Вавилы. Возвратившись на дорогу Вифлемскую, поднимаются на гору «злаго совещания». Отсюда идет равнина, слева ее – гора злого совещания, справа – горы Иудейская, а впереди высоты св. Пророка Илии, между коих лежит путь в Вифлеем. Плоскость, находящаяся между Иерусалимом и высотами св. Илии, называется долиною Рефаимскою, что в переводе с еврейского означает юдоль гигантов; место это с точностью определено в книге Ииcyca Навина. Здесь Давид дважды победил филистимлян; тут же была битва Саула с филистимлянами, когда Давид поразил Галиафа; сюда достигали соглядатаи Моисеевы и сказали ему: видехом мужи превысоции. Видны тут древние развалины оград, башен или столбов, принадлежавших виноградникам; одну из таких башен называют домом Симеона Богопримца. Близ дороги указывают отросток теревинфового дерева, под сению коего, по преданию, часто отдыхала Пресвятая Богоматерь на пути из Вифлеема в Иерусалим; это древо в большом уважении у арабов; говорят, что один из них видел его обятым пламенем, но не сгорающим, Близь высоты св. Илии виднеется у подошвы ее, на правой стороне дороги, колодезь, называемый «колодезем трех волхвов». Повествуют, что руководившая их звезда, приведшая их в Иерусалим, вновь возшла здесь для них, в то время, когда они поили верблюдов, и привела их в Вифлеем. Поднявшись на высоту, виднеется не в дальнем расстоянии монастырь св. Илии. Вправо, на скате горы, показывают развалины, называемые жилищем св. Пророка Аввакума. Арабы это место называют «Пабелие». У монастыря св. Илии показывают камень, на котором часто отдыхал св. Пророк, и виден как – бы отпечаток его тела на камне. Св. Пророк жил на том самом месте, где теперь монастырь.

   Вифлеем расположен на горном хребте, спускающемся в долину. За ним виднеется гора, имеющая вид тупого конуса; ее называют горою франков, ибо там выстроено было крестоносцами укрепление. Налево виднеются дивные горы Мертвого моря; направо гора Вифлеемская сливается с цепью гор Иудейских. Не доезжая Вифлеема, при спуске в долину, стоит мусульманская часовня, покрывающая своим зданием гробницу Рахили, жены патриарха Иакова; а неподалеку от сего места указывают остатки дома сего патриарха. За ними арабское селение Рама, расположенное близь развалин древней Рамы, напоминающей о грустном событии – избиении младенцев Иродом, надеявшимся в числе их умертвить и Богомладенца Иисуса, о чем в Священном Писании упоминается в раздирающих сердце словах: глас в Раме слышан быстъ, плачь, и рыдание, и вопль многих: Рахиль плачущися чад своих, и не хотяше утешитися, яко не суть! (Матф. 2, 18). При самом подъеме на гору Вифлеемскую, на левой от нее стороне, возвышается гора Давидова, где был его дом. Жителей в Вифлееме до 3,500 человек; они почти все христиане, и большая часть из них промышляют продажею образов, искусно и отчетливо вырезанных ими на перламутре, которые в большом количестве раскупаются поклонниками; жители Вифлеема отличаются своею приветливостью и радушием к посетителями.

   Высокие стены монастыря, имеющего вид укрепления, первые являются взорам путешественника при въезде в Вифлеем. Над этим местом остановилась некогда благовестная звезда, путеводившая волхвов, для поклонения родившемуся Владыке вселенной. О событии Вифлеемском св. Евангелист Лука повествует так: Бысть же во дни тыя, изыде повеление от Кесаря Августа написати всю вселенную. И идяху ecu написатися, кождо во свой град. Взыде же и Иосиф от Галилеи, из града Назарета, во Иудею, во град Давидов, иже нарицается Вифлеем, зане быти ему от дому и отечества Давидова, написатися с Мариею обрученною ему женою, сущею непраздною Бысть же, егда Быша тамо, исполнишася дние родити Ей: и роди Сына Своего первенца, и повит Его, и положи Его в яслех: зане не бе Им места во обители. И пастыре беху в тойже стране, бдяще и стрегуще стражу ночную о стаде своем. И се Ангел Господень ста в них, и слава Господня осия их: и убояшася страхом велиим. И рече им Ангел: не бойтеся, се бо благовествую вам радость велию, яже будет всем людям: яко родися вам днесь Спас, Иже есть Христос Господь во граде Давидове. И се вам знамение: обрящите Младенца повита, лежаща в яслех: И внезапу бысть со Ангелом множество вой небесных, хвалящих Бога, и глаголющих: слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение. И бысть, яко отъидоша от них на небо Ангели, и человецы пастырие реша друг ко другу: прейдем до Вифлеема и видим глаголь сей бывший, егоже Господь сказа нам. И приидоша поспешшеся, и обретоша Мариам же и Иосифа, и Младенца лежаща в яслех. Видевше же сказаша о глаголе, глаголанном им о отрочати сем... И возвратишася пастырие, славяще и хваляще Бога о всех, яже слышаша и видеша, якоже глаголано бистъ к ним (Лук. 2, 1 – 20).

   Вифлеемский храм, начатый построением св. царицей Еленой, окончен при Иустиниане; он поражает своим великолепием и изящной архитектурой; вход в него идет чрез обширную и длинную галлерею, лежащую сводами на колоссальных колоннах из порфироваго мрамора, установленных в 4 ряда. Храм этот принадлежит греческому духовенству и есть один из обширнейших в Палестине. Главный алтарь основан над самым вертепом Рождества Христова. С обеих сторон алтаря, по 15 – ти мраморным ступеням, сходят с необъяснимым сладостным чувством восторга и благоговения в подземную церковь, или в «вертеп Рождества»; он состоит из природной скалы, обложенной белым мрамором; длина вертепа около 5 сажен, ширина – 1 1/2 , сажени; таинственный мрак этого святилища располагает к сердечному умиленно и теплым мольбам к благоизволившему воплотиться ради спасения нашего. Самое место рождества Спасителя обозначено большою серебряною звездою, вокруг которой находится латинская надпись: «здесь родился Иисус Христос от Девы Марии». Священное место это заключается в полукруглой нише; над этим местом мраморная доска служит престолом, на коем совершается Божественная литургия. Помост вертепа, имеющий также вид полукруга, обвешан богатыми лампадами. В нескольких шагах от места Рождества на правой стороне есть другая пещера, в которую спускаются 2 – мя или 3 – мя ступенями; там были ясли, в которых покоился повитый Богомладенец Иисус, и здесь же было поклонение пастырей и волхвов, принесших в дар Рождшемуся Владыке: злато, смирну и ливан. Предание говорить, что волхвы эти впоследствии времени крещены были св. Апостолом Фомою, и в странах своих проповедывали имя Христово. На месте яслей и поклонения волхвов устроены католические престолы. Св. ясли, в коих покоился Господь, – унесены в Рим. К вертепу Рождества прилегают многие другие пещеры, а именно: св. Иосифа Обручника, в коей обитал он; там есть престол во имя сего святого; далее престол во имя св. младенцев мучеников, от Ирода избиенных, коих св. останки хранятся за железною решеткою; мирная колыбель Небесного Младенца приняла их под свой кров.

Отсюда с правой стороны поднимаются на верх в католическую церковь св. Екатерины, а слева узким коридором, мимо гробницы Евсевия, аббата Кремонского, ученика блаженного Иеронима, входят в вертеп, в коем покоится прах блаженного Иеронима и его учениц: Павлы и дочери ее Евстохии близь этого вертепа другой, несколько просторнее, где блаженный труженик Иероним переводил Ветхий Завет на латинский язык, первоначально с греческого, а потом с еврейского; находящаяся тут картина изображает его занятого этим трудом. Иероним († 420 г. по P. X.) пользовался богатством и почестями, живя в Риме, но озаренный лучами благодати Христовой, оставил суетный мир и поселился в дикой пустыне Палестины, наслаждаясь небесными утешениями созерцательной жизни. Он любил изучать классиков, особенно Цицерона и Плавта, после коих чтение св. пророков казалось ему не столь приятным. Промысел Божий не умедлил вразумить его: «однажды, лишась совершенно покоя, пишет сам Иероним, я так изнемог, что кожа едва облекала мои кости, я видел уже близость моей кончины: почти все тело мое уже охладило, и жизненный жар трепетал только в груди моей... вдруг я перенесен был духом перед судилище Судии, где был такой свет от всего окружающего, что я, упав ниц на землю, не смел взглянуть. На вопрос: кто я? – ответствовал, что я христианин. Лжешь, возразил Тот, Кто председал в суде, ты цицеронянин, а не христианин; где сокровище твое, там и сердце твое. Тут я обомлел и посреди жестоких угрызений совести, мучительнейших пламени огненного, я страдал, припоминая сам в себе этот стих: во аде кто исповестся Тебе? и я начал восклицать: «помилуй мя Боже, помилуй мя»!

   После этого видения Иероним отрекся от всего мирского и предался изучению святой библии. До утверждения своего в Вифлеем блаженный Иероним приготовил себя к многотрудной жизни отшельника долгим пребыванием в дикой дебри между Вифлеемом и Мертвым морем, где он неутомимо боролся с обольстительным призраком Рима и, наконец, умертвив свою плоть, возвратился просветленным духом к радостному вертепу Вифлеемскому. Тело блаженного Иеронима было перенесено впоследствии в Рим.

   На востоке от Вифлеемского храма не в большом от него расстоянии находится пещера, именуемая «пещерой Богородицы»; предание повествует, что тут Богоматерь с Предвечным Младенцем, преследуемая Иродом, провела два дня, и что тут праведный Иосиф получил извещение от Ангела бежать в Египет; востав поими Отроча и Матерь Его, и бежи во Египет, и буди тамо дóндеже реку ти (Матф. 2, 13). Пещера эта состоит из двух отделений: первое устроено в виде часовни, а второе оставлено в первобытном его виде. Земля, взятая из этой пещеры и распущенная в воде, употребляется женщинами страждущими грудными болезнями, и по вере своей больные получают исцеления.

   В священном вертепе над местом Рождества Христова ежедневно совершается греческая литургия, а потом армянская; xpистиане других исповеданий служат на своих престолах. Главный алтарь посвящен Рождеству Христову и принадлежит Грекам; по сторонам его два престола: один посвящен обрезанию Спасителя, а другой трем волхвам. На стенах главного алтаря мозаика во многих местах хорошо сохранилась; стены храма были одеты белым мрамором и мозаиками. Помост также был мраморный; но мрамор этот взят мусульманами для мечети Омаровой и дворца калифов в Каире. На правой руке между вторым рядом колонн и стеною, стоит древняя христианская купель, восьмиугольная из белого мрамора.

   Вифлеем и у магометан в большом уважении. Когда Омер – Хатан овладел Иерусалимом и прибыл в Вифлеем, то молился пред вертепом Рождества Христова и дал приказ, чтобы магометане молились здесь по одиночке, а не многие вместе, дабы не препятствовать христианам в их священных обрядах.

   На восток от Вифлеем, в расстоянии получаса пути, лежит прекрасная равнина, именуемая «долиною пастырей», усаженная масличными, фиговыми и другими плодовыми деревьями; на ней паслись некогда стада патриарха Иакова, и здесь блаженные пастыри первые сподобились видеть и слышать явление и славословие небожителей, возвестивших земнородным о всерадостном рождестве Спасителя мира. Долина эта окружена невысокою каменного стеною; на месте явления Ангелов пастырям устроена небольшая подземная греческая церковь.

   Вифлеем отечество царя Давида и Апостола Матфея. Предание говорит, что на месте, где родился Господь, был дом Иессея, отца Давида.

   Вифлеем в переводе означает «дом хлеба», ибо здесь явился хлеб животный, сшедший с небес (Иoaн. 6, 51). Вифлеем населялся от потомства Салмона, он назывался также «Ефрафа», что означает плодоносный. Знаменательное пророчество Михея о рождении Мессии в Вифлееме обратило на него внимание всего мирa: «и ты, Вифлееме, доме Евфрафов, еда мал ecu, еже быти в тысящах Иудиных? из тебе бо Мне изыдет Старейшина, еже быти в князя во Израили, исходи же Его из начала от дней века (Миг. 5, 2).

   Часа на 3 пути от Вифлеема есть обширная пещера, в коей укрывался Давид от гонения Саула; там была обитель св. Харитона, находящаяся ныне в развалинах. Против Вифлеема, за лощиною, находится гора, именуемая «Давидовою»; там видны остатки древнего здания и большой колодезь; на этом мести укрылся Давид, убегая от филистимлян. Источник, здесь находящийся, в большом уважении у местных жителей; его принимают за тот самый, из которого Давид возжаждал пить, когда был окружен филистимлянами.

   На пути из Вифлеема к Иерусалиму, от дороги вправо, указывают поляну, на которой всегда находят круглые камешки, на подобие горошин. Есть местное предание, что Господь, идя из Вифлеема в Иерусалим, спросил у земледельца, что он сеет? «Камни», с гневом отвечал тот, и посеянные им гороховые зерна обратились в камни. Место это не более как сажен 5 в окружности. Поклонники, во множестве посещающие св. места, постоянно собирают камешки эти, и они не оскудевают. Это факт достойный замечания! Напротив этого места, высота на левой стороне именуется горою патриарха Иакова, а еще левее, в стороне от дороги, находится выдолбленный камень странной обделки; в путешествии игумена Даниила о сем камне говорится, что от гроба Рахили одна верста до места, где Пресвятая Богородица, имея благословенный плод в чреве Своем, путешествовала на осляти и отдыхала на большом камне, и что от того камня шла пешком до вертепа, в коем родила Господа нашего Ииcyca Христа. Поклонники не упускают случая поклониться этому священному камню. Если идти из Иерусалима прямо на Раму не по большой Вифлеемской дороге, то камень этот будет на пути.

   Неподалеку от Вифлеема находится селение «Беджалы», или дом Ефрафа, «дом веселия», потому так названный, что жители его первые приняли с верою извещение о Рождестве Христовом и возрадовались. Жители Беджалы все христиане.

   На праздник Рождества Христова приезжают в Вифлеем патриарх или его наместник с собором духовенства; у монастыря св. Пророка Илии их встречают жители Вифлеемские; а в Вифлееме, у самого храма, тамошнее духовенство с крестным ходом торжественно приветствует патриарха, и совершается соборное Богослужение.

   Блаженны сподобившеся видеть великое святилище и прикоснуться своими грешными устами к тем священным местам, где благоизволил родиться и возлежать в убогих яслях повитый пеленами Богомладенец – Творец Ангелов и человеков! Не с рассеянностью и легкомыслием приблизимся к этим заветным святыням, но с верою и любовью проникнем внутренними и внешними очами к созерцанию великого события, о коем Церковь наша торжественно взывает: «Небо и земля пророчески да возвеселятся, Ангелы и человецы духовно да торжествуют, яко Бог во плоти явися сущим во тьме и сени седящим, рождейся от Девы: вертеп и ясли прияша Того; пастырие чудо проповедуют; волхвы от восток в Вифлеем дары приносят. Мы же хвалу недостойными устами ангельски Тому принесем: Слава в вышних Богу и на земли мир: прииде – бо чаяние языков, пришед спасе нас от работы вражия» (Стихир, на лит. в день Р. Хр.).

Пруды и сады Соломона.

   На один час пути от Вифлеема, в лощине, между гор находятся остатки знаменитых прудов Соломоновых. Они состоят в настоящее время из трех обширных квадратных бассейнов, выложенных большими камнями. Бассейны наполняются водою во время дождей, орошающих Палестину преимущественно в феврале и ноябре месяцах. Из прудов вода посредством подземных водопроводов проведена до Вифлеема, а из оного в Иерусалим к Соломонову храму или Омаровой мечети.

   Возле этих прудов видны развалины большого каменного здания, называемого Соломоновым замком. В недальнем расстоянии от этого места есть большая долина и в смежности с ней арабское селение Артаос; на этой местности были сады Соломона. Прекрасная долина, на которой были они расположены, покрыта в настоящее время виноградниками, масличными и фиговыми деревьями.

Хеврон. Мамврийский дуб и монастырь св. великомученика Георгия.

   Хеврон, один из древнейших городов Обетованной земли, современный Мемфису и другим древним городам Египта, расположен на юг от Иерусалима, в расстоянии на 8 часов езды. Дорога к Хеврону идет чрез дикие, хотя и невысокие горы; местами видны остатки древних селений. Хеврон, именуемый местными жителями Эль – Халиль (любимец Бога), находится посреди самой богатой местности; заселен он турками, арабами и евреями. Город этот долго был местом жительства патриарха Авраама и его потомков. Когда Израильтяне прибыли в землю Ханаанскую, тогда Хеврон был завоеван Халевом у исполинов. Давид, владея одним коленом Иудиным в продолжении семи с половиною лет, имел в это время в Хевроне свою столицу. За полтора часа пути от города на открытом поле находится знаменательная древность, которую туземцы называют остатками дома Авраамова; это две стены, служившие, как можно полагать, основанием большому зданию; одна из этих степь имеет в длину 85 аршин, а другая около 100 аршин; камни, из коих сложены стены, длиною в 3 сажени, а некоторые и более. Эти стены, по преданию, остатки церкви, построенной царем Константином в равнине, где жил Авраам и где погребен был сей патриарх, жена его Сарра и внук Иаков. Предание это вполне согласно с библейским сказанием, что погребальная пещера Авраама была в поле, а не в Хевроне, который тогда уже существовал (Быт. 25,9.10). Соображая библейское сказание с преданием евреев о доме Авраама, можно безошибочно заключить, что под развалинами Константинова храма находится та пещера «Махпела», которую Авраам купил для погребения Сарры. Мусульмане чтят Хеврон наравне с Меккою и Мединою. В Хевроне есть большая, обращенная из церкви, турецкая мечеть, в которую турки христиан ни на каких условиях не пускают; под этой мечетью находится пещера, которую иные ошибочно называют «Махпелой»; в ней по преданию, погребены члены рода Авраамова: Исаак, Ревекка, Лия, Исав и дети его.

   От Хеврона в расстоянии получаса пути находится знаменитый «дуб Мамврийский»; этот великан виден еще издали; он стоит в долине, называемой «Мамврийскою», по имени Мамври, родоначальника обитавшего там племени. Долина Мамврийская есть самый лучший уголок Палестины, патриархальный живой памятник праотца Авраама; окруженная живописными возвышенностями, она имеет вид роскошного сада, и по положению своему защищена от бурь и других климатических неудобств; плодоносная почва земли покрыта деревьями: масличными, миндальными и инжировыми; почти вся долина окаймлена виноградниками. Великолепная растительность восточной природы и обилие источников воды делают эту местность достойной представительницей некогда бывшей здесь земли обетованной, кипевшей медом и млеком. Драгоценная святыня ее (Мамврийский дуб) находится ныне во владении русской Иерусалимской миссии, и предположено возвести тут некоторые постройки для богомольцев23.

   Обозрев дуб Maмврийский, каждый может вполне убедиться, что библейское дерево Промыслом Божиим хранимо с древнейших времен; исполинские размеры его утверждают в сем предположении: ветви дуба раскинулись в виде навеса в окружности шагов на 100, а окружность ствола при корне 5 саженей. Вид этой священной древности внушает к ней чувства благоговения.

   Из ветхозаветной истории известно, что под дубом Мамврийским была куща патриарха Авраама, в которой он сподобился принять, в виде трех странников, Святую Троицу. Здесь Господь возвестил Аврааму о рождении у него сына Исаака и о будущей славе избранного Своего народа. Долину Мамврийскую арабы именуют: возвышенностью друга Божия, а Иудеи – домом друга Божия. При Адриане тут продавались тысячи пленных евреев.

   Возвращаясь из Хеврона в Иерусалим, чрез 6 часов пути, достигают греческого монастыря во имя св. Великомученика Георгия, окруженного виноградниками. В этом монастыре замечательна икона чудотворная св. великомученика Георгия и железная цепь, коею он был окован в темнице; от святынь этих совершается много исцелений с верою притекающим. Арабы имеют обитель эту в великом уважении: они привозят и приводят сюда своих больных.

   За достоверное сообщают о бывшем в этом монастыре некогда следующем coбытии: один из арабских священников при совершении литургии усомнился в действительности таинства преложения хлеба и вина в истинные Тело и Кровь Христову; тогда каменная доска престола, на коей стояли св. Дары, вдруг растреснулась на мелкие куски и все святое предложение смешалось с камнями в наказание за неверие. Камни эти и поныне тщательно сохраняются в доказательство совершившегося события.

Лавра Саввы Освященнаго.

Лишени, скорбяще, озлоблени: ихже не достоин (весь) мир, в

пустынях скитающеся и в горах и в вертепах и в пропастех земных.

(Евр. 11, 37. 38).

   В расстоянии трех часов пути от Иерусалима находится пустынная обитель Саввы Освященнаго, некогда знаменитая лавра, прославленная святостью жизни ее основателя и без-численных его учеников. Обитель эта замечательна как своей историей, так и строгостью устава: женский пол не имеет в нее входа. Даже для матери своей блаженный Савва не сделал снисхождения; она подвизалась в келлии, вне обители. На высоте берега на большой скале, как орлиное гнездо, виднеется келлия преподобной Софии, удостоившейся быть матерью такого великого светильника.

   Лет 30 назад, доступ в обитель чрез горную пустыню был очень опасен и монастырь не мало терпел от разбойнических набегов бедуинов; но, благодаря благоразумному управлению Ибрагима – Паши и его преемников, дикие племена, живущие около Иерусалима, усмирены, и вошли в мирные сношения с местными духовными управлениями; взимая ежегодно небольшую дань съестными припасами, туземцы свободно пропускают поклонников.

   Pyccкие богомольцы за долг себе поставляют посетить обитель св. Саввы и очень любят ее; в ней подвизаются несколько русских иноков. Было время, когда большинство отшельников обители св. Саввы состояло из русских; в монастыре и теперь есть много напоминающего о сочувствии России: вся живопись соборного храма совершена русскими художниками.

   На пути к обители св. Саввы есть небольшая долина, именуемая монашеский базар; там в древние времена палестинские отшельники приносили и продавали свои рукоделья, покупая себе хлеб и прочие жизненные потребности.

   Дорога в обитель идет Кедронским ущельем, именуемым также огненною рекою; ущелье это, достигая монастыря св. Саввы, простирается до Мертвого моря.

   За полчаса от лавры, дорога поднимается на дикие утесы и следует по самой их окраине; колокол с монастырской башни возвещает обители о приближении поклонников; унылые его звуки раздаются по вертепам и пропастям Кедрона, и дивная обитель св. Саввы, полуизсеченная, полуустроенная в скалах, вдруг открывается любопытным взорам путешественников. Гостеприимство и радушие иноков этой св. обители известны всем путешественникам; монастырский устав исполняется в обители тщательно; труды и скудость пустынной жизни и неизбежные лишения, соединенные с нею, служат назидательным примером для внимательных посетителей. По свидетельству тамошних иноков, самый труднейший их подвиг заключается в перенесении тех страшных жаров, которые в летние месяцы достигают 40 градусов и более.

   В окрестностях этой обители, в ущельях Кедрона, виднеется множество пустынных келлий или пещер, в которых подвизались пустынные отцы; тут указывают келлии пр. Ксено-фонта и чад его Иоанна и Аркадия. В полугоре виднеется келлия св. Иoaнна Молчальника, утаившего ради смирения свой святительский сан. Сохранился и вертеп, в коем пребывал св. Савва до основания обители; в вертепе этом жил лев, уступивший жилище свое святому. Св. Савва подвизался в конце пятого и начале шестого века. Ангелом указано было св. Савве место это. В начале св. Савва подвизался один, потом около него стали поселяться многие, ищущие спасения; у них оказался недостаток в воде, св. Савва усердно помолился Богу и ночью, при свете луны, увидел онагра, копающего землю и пьющего воду; святый пришел на это место, немного покопал, и открылся источник живой воды, и доселе не оскудевающий. В другую ночь, помолившись, увидел он невдалеке столп огненный и на том месте нашел большую и чудную пещеру, как бы Промыслом, Божиим уготованную, и в ней устроил церковь.

   Соборный храм в честь Благовещения отличается благолепием и чистотою; иконостас изящной работы; храмовая икона «Успение преподобного Саввы» украшена богатою ризой; пред нею теплится неугасимая лампада; в алтаре храма хранятся честные главы пр. Ксенофонта и чад его Аркадия и Иоанна; на царских вратах, вместо Евангелистов, изображены 4 великих отшельника: Харитон, Евфимий, Савва и Иоанн Молчальник, проводившие равноангельную жизнь.

   Обитель многократно была разоряема во времена нашествия персидского царя Хозроя, и отшельники ее претерпевали мученическую кончину; св. главы их почивают в приделе св. Николая. И после сего обитель была разоряема арабами и бедуинами оставалась в запустении до времен патриарха Досифея, который всеми средствами старался восстановить ее: поднял упавшие стены, собрал две библиотеки древних рукописей (харатейных спи-сков), возобновилъ соборный храм и обновить малые придельные храмы: св. Николая, сорока мучеников, св. великомученика Георгия, св. Иоанна Златоуста, Иоанна Предтечи Господня.

   Внутри монастыря находится несколько цистерн для собирания дождевой воды. При конце стены обители растет вековой финик, посаженный самим св. Саввою и приносящий ежегодно плоды без косточек, которые раздают поклонникам в благословение.

   Внутри обители замечательна башня преподобного Иoaннa Дамаскина; там его домовая церковь и гробница над бывшей келлиею, в коей некогда слагались те боговдохповенные гимны и песнопения, которые и поныне украшают Церковь Христову. К сожаление, никому неизвестно, где находятся нетленные останки сего богомудрого песнопевца. Пред соборной церковью на площадке небольшая кувуклия, или часовня, в коей гроб основателя обители – преподобного Саввы; а св. мощи его почивают в Венеции, куда оне перенесены были крестоносцами.

   В расстоянии двух часов пути от лавры находится гора, именуемая Костеллийскою. Эта гора была неприступна и непроходима, ибо на ней обитало множество бесов, которые устрашали мимоходящих разными мечтаниями. Но св. Савва, укрепляемый благодатию Божиею, изгнал бесов и основал на горе св. обитель. Гора Костеллийская стоит отдельно от других гор и вся усеяна развалинами келлий подвижнических. На склоне горы было братское кладбище, или усыпальница; там покоятся открыто мощи преподобных подвижников, но никто не дерзает их брать, ибо наказание Божие постигает похитителей святыни, чему много было примеров.

   На обратном пути из лавры св. Саввы посещают развалины монастыря преподобного Феодосия. На этом месте ночевали волхвы, возвращавшиеся на родину после поклонения Богомладенцу Иисусу. Пещера, в которой они ночевали, находится под развалинами монастыря.

Иордан. – Мертвое море – Гора искушения или Сорокадневная. – Развалины Иерихона. – Селение Риха. – Галгал. – Развалины монастырей: св. Иоанна Предтечи и препод. Герасима.

Море виде и побеже, Иордан возвратися вспять.

(Пс. 113, 13).

   Все поклонники св. месть в первый день Страстной седмицы отправляются на Иордан освятиться живоносными струями его, воспоминая Божественное событие, там совершившееся; поклонникам сопутствует греческое духовенство. Из патриapxии поклоннический караван отправляется Гефсиманскими воротами и чрез Елеонскую гору, мимо Гефсимании, следует до Вифании. Путь этот часто был освящаем стопами Спасителя миpa и Его учеников. Здесь находится гроб праведного Лазаря, четырехдневно опочившего в нем, поклонившись коему продолжаем путь далее к Иерихону. Чрез час пути от Вифании достигаем, источника, который, по преданию, утолял жажду Божественного Странника и Его Апостолов. От высот Вифанских, до самой долины Иepиxoнской, дорога пролегает между диких гор, поражая взоры путешественника суровостью окружающей природы. Следуя отсюда по прямому пути, часа через два достигаем развалин монастыря, построенного в память благого самарянина, оказавшего истинную любовь к ближнему; полагают, что притча Спасителя о самарянине взята была из действительного происшествия, тут совершившегося. Минуя это место, выезжаем на обширную и цветущую равнину; здесь природа изменяется: часть этой равнины занята пахотной землей, а другие ее части служат пастбищем для лошадей, овец и коз, принадлежащих кочующим тут мирным бедуинам. Проехав описанную местность и поднявшись на крутизну, видим пред собою во всем величий и девственной красоте иорданскую пустыню. С дороги, в левой от нее стороне, видны горы Иудейские, между, коими отличается исполинская гора «Искушения», или Сорокадневная, прославленная сорокадневным подвигом поста и молитвы Христа Спасителя; здесь дерзнул искуситель – диавол предстать Господу. Скаты горы этой покрыты множеством отшельнических пещер, ныне никем не занимаемых; Савва Освященный долго подвизался в пещере этой горы и многие иноки из его лавры, а также и из других соседних обителей, переселялись на время Великого поста на эту гору для духовных подвигов. Близь горы Искушения находится источник воды, превращенный некогда Пророком Елисеем из горького в сладкий. После шести или семи часовой езды верхом из Иерусалима, достигаем развалин древнего Иерихона, а ныне арабской деревни Риха; на сем месте весь огромный караван поклонников разбивает палатки и останавливается для ночлега. С рассветом следующего дня, караване движется далее к Иордану, который от с. Рихи отстоит на 2 или 2 1/2  часа пути. Дорога отсюда идет по дикой и неровной пустыне, а за пустыней тянется хребет высоких гор Аравийских, в числе коих есть гора «Наваав», с которой последние взоры Моисея устремлены были на землю Обетованную. Пространство же на востоке и юге от Иерихона к Иордану названо в Библии пустыней Иерихонскою; здесь укрывавшийся от Навуходоносора царь Седекия был захвачен в плен. На этом пространстве находится место, называемое «Галгал», замечательное тем, что здесь Израильтяне воздвигли жертвенник, в память чудесного прохождения чрез Иордан. Наш паломник игумен Даниил, в начале XII века, видел на этом месте монастырь и церковь во имя архистратига Михаила, явившегося тут Иисусу Навину пред взятием Иерихона; в этой церкви, говорит игумен, заключались те двенадцать камней, которые были взяты со дна Иордана двенадцатью коленами Израиля. Неподалеку от Галгала видны развалины монастыря св. Иоанна Крестителя; предание говорит, что монастырь этот, построенный в незапамятное время, находился против того места Иордана, где благоизволил креститься Господь, и служил живым памятником священного события. Предполагают, что и Израильтяне, предводимые Иисусом Навином, перешли чрез Иордан в землю Обетованную в самом том месте, где впоследствии совершилось крещение Спасителя мира. Близь Иордана Пророк Божий Илия огненною колесницею взят был на небо, а Пророк Елисей одеждою Илии разделить Иордан и перешел по дну его, как по суху.

   Отсюда открывается Иордан, который в виде голубой ленты быстро стремится к Мертвому морю. Берега реки на значительное пространство осенены густыми ивами и олеандрами, а крутые и обрывистые места их одеты зеленой пеленой из свежих плющей и других тростниковых растений. Здесь некогда раздавался глас вопиющего в пустыне. Иордан вытекает из небольшого озера – Фиала, находящегося у подножия Ливанских гор, протекает по обширной и плодоносной равнине, называемой Ель – гор, и впадает в Мертвое море. Ширина его от 8 до 9 сажен, а глубина летом около 3 – х аршин; дно каменистое, покрытое мелким булыжником; вкус воды приятный; река изобилует рыбою. Дитя племена бедуинов, во время своих кочевьев, смело переплывают реку на своих красивых конях и по нескольку дней пируют на зеленых лугах и тенистых берегах Иордана.

   По прибытии поклоннического каравана на берег священной реки, происходить дивная сцена: народ тысячами стремится к воде и с энтузиазмом погружается в волнах реки Богоявления... Духовенство с берегов благословляет народ и воздух оглашается звуками тропаря: «Во Иордане крещающуся Teбе Господи, Тройческое явися поклонение и проч.».. Зрелище восхитительное, торжество неописанное! Каждый при этом случае, по своему проявляет восторженное состояние души своей: одни в песнопениях, другие в слезах умиления от избытка чувств благодарения Освятившему воды Своим Божественным крещением. Ночь проводится на берегу Иордана, утром повторяется всеобщее погружение; потом поклонники тем же путем и порядком возвращаются в Иерусалим, а иные отправляются к Мертвому морю, На пути от Иордана к Иерихону, показывают развалины монастыря св. Герасима; по оставшимся частям стен можно видеть, что некоторые здания были в три этажа. Монастырь этот и монастырь Иоанна Крестителя разрушены крестоносцами.

   К Мертвому морю ездят путешественники, одни из обители св. Саввы Освященного, от которого она находится в расстоянии 6 часов езды, а другие отправляются туда с Иордана: тут 2 часа езды. Последний путь идет от развалин монастыря св. Иоанна Крестителя по песчаной равнине, почти параллельно с берегом Иордана. Синяя плоская поверхность Мертвого моря еще издали открывается путникам. Вид Мертваго моря печальный; с востока и запада окаймлено оно беловатыми горами:, окрестности его носят на себе печать таинственности и отвержения; вокруг него все мертво и уныло... Некогда одна из плодоноснейших стран в мире, привлекшая Лота на жительство, представляет ныне одно запустение. Знаменитые в свое время города: Содом, Гомор, Адама и Севоим за беззакония своих жителей поглощены землею и водою... Протекли тысячелетия, а местность сия, пораженная праведным гневом Божиим, осталась вечным укоризненным памятником и живым уроком для грядущих поколений. У берегов видны местами лежащие на дне куски асфальта (морской смолы), на берегах соль, жупель, местами растущий колючий мох, и только. В море нет ни одного живого существа, и самая вода нестерпимо горька и солона, и имеет такую густоту, что может держать человека, распростертого на поверхности ее. Если когда случайно из Иордана зайдет рыба в Мертвое море, то она немедленно умирает и волнами моря выбрасывается на берег. Море, как полагают, длиною – 100 верст, а шириною – 10 верст.

   Природа окрестностей моря навевает на душу грусть и страх: как – бы слышатся стоны жертв, поглощенных этою пучиною.

Путешествие на св. гору Синай и к святым местам Египта.

Месяца же третьяго изшествия сынов Израилевых от земли

Египетския в cий день придоша в пустыню Синайскую.

(Исход 19, 1).

   Путешествие на эту св. гору некоторые поклонники совершают до посещения Иерусалима, а другие на обратном пути из него; для тех и других благочестивых путешественников предлагается руководство относительно странствия как на гору Синай, так равно и к замечательным для христиан местам в Египте, где пребывал Богомладенец Иисус с Матерью Своею и праведным Иосифом, спасаясь от преследований Ирода. Отправляющиеся прямо из России на Синай должны держать путь из Цареграда на город Александрию морем, а от сего города ехать но железной дороге на Каир и Суэз, из сего же последнего – пустыней или заливом Чермнаго моря, на Синай, для чего в Яффе запасаются билетом на пароход до пристани Порт – Саида, лежащего на берегу Средиземного моря, откуда начинается Суэзский, вновь устроенный, канал. От Яффы до Порт – Саида езды около 5 ти часов.

Порт – Саид.

   Порт – Саид – новый, очень красивый городок. Население его большею частью еврейское; здесь есть русский консул, а также консулы всех европейских держав и агенства всех пароходных обществ. Население, собственно православно – христианское, простирается до 3000; православная церковь одна. Для руководства к дальнейшему путешествию, русским поклонникам необходимо явиться к своему консулу. Остановиться можно в греческом монастыре св. Иоанна Богослова. Из Порт – Саида до Исмаила совершается путь но Суэзскому каналу, для чего необходимо сесть на один из малых пароходов, постоянно крейсирующих по каналу; езды от Порт – Саида до Исмаила с остановками 7 часов.

Исмаил.

   В Исмаиле поклонники сходят на берег и отправляются по железной дороге до г. Суэза. За проезд платят по 5 франков с человека. Переезд из Исмаила до Суэза совершается в 2 1/4 часа.

Суэз.

   Суэз – небольшой торговый городок; христиан в нем мало; церковь православная ветхая. Есть здесь русский консул, к коему так же, как и в Порт – Саиде, необходимо явиться русским поклонникам. Приют для поклонников – в доме греческого духовенства церкви св. великомученика Георгия. В этом городке поклонникам необходимо запастись письмом Синайского епитропа (монастырского поверенного), постоянно здесь проживающего, без чего их могут встретить затруднения по прибытии на Синай. Едущие прямо из Александры, чрез Каир, снабжаются подобными же письмами от Синайского apxиepeя, живущего в Каире, на Синайском подворье, называемом Джувания.

Путь от Суэза до Раифы и Синая.

   Из Суэза до Раифы отправляются заливом Суэзским; совершают этот путь в 1 1/2 суток, а от Раифы до Синая сухопутно на верблюдах в трое суток; за оба эти переезда платится рублей 5. Можно ехать на Синай и сухопутно на верблюдах по пустыням: Сур, Синь, Фаран и Синайской; весь этот путь продолжается от 5 до 6 дней; за каждого верблюда платится русский полуимпериал, а иногда и менее. По заливу Суэзскому от октября до января месяца опасно ездить, по случаю сильных порывистых ветров; а в прочие месяцы путь этот удобен. Возвращаться из Синая в Суэз необходимо сухопутно на верблюдах, ибо ветер постоянно бывает противный едущим из Синая в Суэз. Для путешествия но пустыне необходимо запастись свежей нильской водой, вливая ее в боченки, особо для сего приготовляемые у епитропа Суэзского; в пустыне хотя и встречается вода, но дурного качества и солоновата: ее с трудом могут пить верблюды. Пустыня Сур начинается тот час же по переправе чрез залив Чермного моря в Суэзе. После трехчасового пути по ней встречаются пять колодцев, именуемых арабами Аюн – Мусса, то – есть колодцы Моисея, против которых, по преданию, совершился чудесный переход Израильтян чрез Чермное море и погибель в нем Фараона со всем его воинством.

   Кто не умилится сердцем, взирая на эти священные библейские места! Воздадим хвалу Господу, и вместе с избавленным Израилем воспоем Господеви: «коня и всадника вверже в море, помощник и покровитель бысть мне во спасение. Сей мой Бог и прославлю Его, Бог Отца моего и вознесу Его, славно – бо прославися».

   Пройдя безводную, безплодную, лишенную всякой растительности, покрытую лишь сыпучими песками пустыню Сур, входим в другую – Син, а за нею Фаран и Синайскую. Здесь природа несколько оживленнее: попадаются зелень, кусты, даже деревья24, и наконец, малые участки пахотной земли; встречаются также мирные бедуины, едущие по дороге, или же в стороне от нее пасущие стада овец и коз.

   Последний переезд к Синаю очень труден: путь лежит по утесистым горам и стремнинам; но есть объезд очень удобный, на который требуется излишних 5 часов времени. За несколько часов пути до монастыря, пред взорами усталых путников расстилается приятная Рахийская долина, в которой некогда расположились станом Израильтяне, готовясь к принятию заповедей Господних. Эта долина окружена грядою исполинских гор, между которыми на юго – востоке, как – бы господствуя надо всей окрестностью, величественно возвышает чело свое гора святой Екатерины.

Монастырь Синайский, гора Синай и окрестности монастыря.

   Гора же Синайская дымяшеся вся, схождения ради Божия на ню во огни:

 и восхождаше дым, яко дым пещный: и ужасошася вcи людие зело.

Быша же гласи трубний происходяще крепцы зело: Моисей глаголаше,

 Бог же отвещавше ему гласом. Сниде же Господь на гору Синайскую на

 верх горы: и воззва Господь Моисея на верх горы: и взыде Моисей.

(Исх. 19, 18 – 20).

   Обитель Синайская расположена между тремя отдельными горами: Хоривом, Моисеевою и св. Епистимии, на восточной стороне самого Синая. Она обнесена высокими и крепкими стенами, представляющими собою вид неправильного четырехугольника. Ворота монастыря постоянно заперты; мера эта принята, вероятно, по той причине, что в прежнее время как сам монастырь, так равно и поклонники, во время их путешествия но пустыне, подвергались нападению кочующих бедуинов. Ныне же, благодаря энергическим мерам египетского правительства, зло это прекращено.

   Главная соборная церковь Синайского монастыря во имя Преображения Господня; построена она при царе Иустиниане, расположена посредине монастыря; внутреннее ее устроение величественное и благолепное; своды ее поддерживаются 16 – ю мраморными колоннами, и в каждую из них вложены св. мощи; пол мраморный, выложенный мозаикой. Иконостас соборного храма и придельные храмы – все украшено соответственно своему значению по великой святости места. Всех приделов, или параклисов, в самом соборе пять, из коих первое место занимает придел во имя Неопалимой Купины, устроенной позади главного алтаря, на том самом месте, где явился Моисею Ангел Господень в пламени огненном из купины, и видел Моисей, что купина горела огнем и не сгорала и воззвал его Господь из купины: Моисее! Моисее! не приближайся семо: иззуй сапоги от ног твоих: место бо, на немже ты стоиши, земля свята есть; потом повелел ему Господь идти к Фараону и извести Израильтян из земли Египетской (Исх. 3, 4. 5). Св. место явления купины покрыто серебряной иконой, с чеканным изображением горящего куста (купины) и чудес Божиих, здесь совершившихся. Икона расположена на мраморном полу, над нею престол, утвержденный на четырех мраморных столбиках, находящихся в полусферическом углублении храма восточной стороны, которое занимает алтарь без иконостаса. Икона освещается множеством драгоценных неугасимых лампад.

   В алтаре соборной церкви, в белой мраморной раке, под балдахином, покоятся св. мощи многих святых и преславной великомученицы Екатерины. Честная глава невесты Христовой украшена золотым венком; а на св. ее руке, залог обручальный – золотое кольцо. Св. мученица пострадала при царе Максимине от страшного изувера, правителя Александрии. Посрамленный мудрыми советами и непоколебимою твердостью св. девы, нечестивый мучитель, по многих и жестоких муках, повелел отсечь ей главу; св. мощи ее Ангелами перенесены были на Синайскую гору, где и почивали в продолжении 200 лет, и потом уже перенесены в Синайскую обитель. – В приделе во имя Успения Богоматери в пещере под спудом св. мощи Исаака Сирина, Ефрема Сирина и многих избиенных сарацинами в Синае и Раифе, и гробница св. Иоанна Лествичника. Вход в эту пещеру воспрещен на ocновании следующего предания: некогда епископ Синайcкий, желая осмотреть эту пещеру, приказал отворить дверь; когда начали ломать ее (ибо иначе не могли отворить), то из пещеры исторглось пламя и обожгло лицо епископа; с тех пор не дерзают уже отворять пещеру, а устрашенный епископ, в память совершившегося чуда, повесил над дверью икону преподобных.

   В другом приделе показывают место, где по молитве св. отцов потекло деревянное масло; но как только один из служителей дерзнул продать посетителям, частицу этого масла, то оно иссякло.

   В обители всех приделов 25, во имя: 1) св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова; 2) св. великомученика и победоносца Георгия; 3) Архангелов; 4) трех Святителей; 5) Пресвятой Богородицы, так – называемой Дохиарной; 6) Успения Пресвятой Девы; 7) св. Иоанна Предтечи; 8) великомученика Димитрия; 9) св. Пророков Моисея и Аарона; 10) св: Николая; 11) собора св. Апостолов; 12) св. мучеников Сергия и Вакха; 13) св. пяточисленных муче-ников; 14) преподобного Антония Великого; 15) св. архидиакона Стефана; 16) св. Пророка Илии; 17) св. безсребреников Космы и Дамиана; 18) св. Симеона Богоприимца и Анны пророчицы; 19) св. Богоотец Иоакима и Анны; 20) св. мученицы Марины; 21) св. мученика Антипы; 22) св. равноапостольных Константина и Елены; 23) Неопалимой Купины; 24) препод, отец в Синае и Раифе избиенных; 25) св. Апостола Иакова, брата Господня.

   Вечерня, повечерие и утреня ежедневно совершаются в главном соборном храме, а литургии в нем бывают только соборные, по воскресным и праздничным дням; в субботу бывает литургия всегда в приделе Неопалимой Купины; (во уважение великой святости места, священнодействующие служат без обуви; а также и предстоящие снимают обувь, приближаясь к этому святому месту); а в другие будничные дни в прочих приделах, или параклисах, служат литургии. Бдений всенощных, в полном значении этого слова, каш существуют на Афонской гopе, на Синае не бывает, а только накануне праздничного дня совершается большая вечерня, после которой освящаются хлебы.

   Братии в Синайской обители до 50 человек; они состоят из четырех народностей: греков, болгар, молдаван и русских; в обители игумен редко бывает: он живет почти постоянно в Каире, на монастырском подворье, а делами обители управляет его наместник. Синайский монастырь – общежительный; все средства к содержанию братии получаются от настоятеля монастыря из Каира; рыбу и финики в изобилии получают из Раифы, с своего подворья, а деревянное масло, маслины и разные плоды – из монастырских садов. Внутри монастыря находится неистощимый колодезь пресной воды, тот самый, у которого, по преданию, отдыхал Моисей после своего бегства из Египта, и отогнав пастухов, оскорблявших дочерей Иофоровых, напоил овец их; а впоследствии сделался зятем Иофора, женившись на одной из дочерей его – Сепфоре. В саду, примыкающем к монастырю, устроена братская усыпальница, в ней находятся мощи препод. Стефана, бывшего привратника св. обители, в сидячем положении, а также частицы мощей двух братьев царевичей, подвизавшихся в этой пустыне.

Святые места, находящиеся в окрестности Синайского монастыря.

   Направляясь из обители Синайской к юго – западу, взбираемся на крутизны горы Хорива. Чрез полчаса пути, но выбитым в той скале ступенькам, достигаем пещеры, так называемой сапожничьей, в которой подвизался святой Иоанн, по ремеслу сапожник, родом из Каира. О святом Иоанне сохранилось предание, что он силою веры подвиг с места гору Макатана. Отсюда чрез полчаса пути, поднимаясь в гору, достигаем небольшой церкви во имя Пресвятой Девы – -Экономиссы, явившейся, по преданию, эконому Синайской обители, и укрепившей его в терпении, так как он со всею братиею претерпевал голод в продолжении нескольких дней, не получая продовольствия из Каира, и братия решилась, наконец, оставить обитель. После такового явления Приснодевы, чрез несколько часов, прибыл в обитель караван с большим количеством жизненных припасов. Вследствие такого чуда и устроена эта церковь на том самом месте, где явилась Богоматерь опечаленному эконому, вышедшему из монастыря проститься в последний раз с окрестностями монастырскими.

   Следуя дальше от церкви Пречистой Девы Экономиссы, чрез час пути восходим на самую гору Хорив, на вершине которой жил некоторое время в пещере великий Пророк Илия, укрываясь от преследования злочестивого Израильского царя Ахаава и злобной жены его Иезавели. Источник живой воды, из которого пил Пророк Божий, протекает тут же по площадке на вершине. Над пещерой устроена церковь во имя св. Пророка, находящаяся теперь в развалинах. Отсюда начинается восход на Синай. Чрез час трудного пути, достигаем вершины священной горы, того самого места, где Господь, явившись Моисею, дал две скрижали, на коих начертаны были заповеди закона для Израильского народа. Удостоившись быть на священнейшем этом месте, вспомним здесь все, что мы сделали против заповедей Господних и принесем сердечное покаяние во всех наших согрешениях. С вершины горы Синая открывается дивная панорама всей пустыни Синайской, заключающейся между двумя заливами Чермного моря; по ней – то народ Израильский, в наказание за свое маловерие, странствовал 40 лет, пока, наконец, не привел его Господь в обетованную землю. Отсюда, дабы достичь горы св. великомученицы Екатерины, необходимо спуститься вниз, к церкви св. Пророка Илии; а от нее к упомянутой горе великомученицы можно дойти двумя путями, а именно: если желаем посетить по дороге параклисы в честь св. Предтечи Иоанна и великомученика и целителя Пантелеймона, то нужно повернуть от церкви св. Илии на северную оконечность горы Хорива; из параклисов наиболее достоин замечания св. великомученика Пантелеймона, – в нем указывают келлии двух братьев царевичей. Отсюда, направясь по горной тропинке, приходим в глубокую долину, называемую Леджа; в ней находится монастырское подворье с церковью во имя 40 мучеников. Если же прямо с Синая желаем пойти к сему подворью, не заходя в упомянутые параклисы, то от пещеры св. Пророка Илии необходимо повернуть налево к западу чрез гору. От подворья этого начинается трудный горный путь на гору св. великомученицы Екатерины; здесь для подкрепления сил путешественники ночуют. Чрез 4 часа утомительного пути по горным тропинкам, достигаем вершины упомянутой горы; на ней в честь великомученицы устроена часовня на том самом месте, где в продолжении 200 лет почивали св. мощи ее, свыше хранимые. Обозрев святыни Синая, направим путь к Раифе.

Раифа (по туземному Эль – Тор).

   Это небольшое бедное арабское селение, расположенное на берегу залива Чермного моря, заселено исключительно христианами православного исповедания, которые имеют здесь малую и очень бедную церковь. В Paифе есть монастырское Синайское подворье; в нем живет постоянно посылаемый из обители чередной иеромонах для исправления богослужения в помянутой церкви. В двух часах пути от Раифы находятся развалины древнего монастыря св. Иоанна Предтечи, в котором неоднократно были избиваемы сарацинами преподобные подвижники.

   В расстоянии на один час от Раифы, находится сад, именуемый Моисеевым; там св. Пророк, по преданию, посадил 70 фиников; тут же находятся 12 источников, из коих в одном теплые целительные воды. Переезд от Синайской обители до Раифы совершается на верблюдах в 2 1/2  и 3 – е суток, с платою по три рубля. О пути из Раифы до Суэза выше упомянуто; а теперь скажем о пути из Суэза до Александрии.

Каир.

Из Египта воззвах Сына Моего.

(Ос. 11, 1).

   По железной дороге от Суэза до Каира с почтовым поездом нужно ехать 6, а с грузовым 9 часов. Здесь поклонники останавливаются на Синайском подворье (Дживании), в котором, как выше упомянуто, имеет постоянное пребывание Синайский apxиерей (он же и настоятель монастыря). Название «Каир» носят в Египте два города, находящееся не в дальнем один от другого расстоянии. Так называемый: большой Каир, нынешняя столица Египта, находится к северу от старого Каира, построенного на развалинах египетского Вавилона, или древнего Мемонса, процветавшего во время земной жизни Спасителя; окрестности этих городов ознаменованы временным в них пребыванием святого Семейства, скрывшегося от преследований Ирода. Между многими святыми местами замечательнейшая следующая: село Матариэ, находящееся недалеко от большого Каира к северу; при входе в него находится пень, с четырьмя ветвями того самого дерева, именуемого Персея, под тенью которого, по преданию, покоилась Пресвятая Дева с Предвечным Богомладенцем, пока св. Иосиф отыскивал в селении помещение для Них. Недалеко от упомянутого дерева протекает и ручей, чудно источившийся, из коего утрудившиеся святые Путники утоляли жажду. В селении этом св. Семейство прожило недолго: оно должно было удалиться в нынешний старый Каир, скрываясь от преследования Иудеев.

   В старом Каире необходимо посетить Коптский монастырь. Входя в него, вправе видим источник, сообщающийся с Нилом; в нем чистая и холодная вода. Из него, по преданию, Пречистая Дева Богоматерь черпала воду для домашних потребностей, в продолжение Своего здесь пребывания с Богомладенцем Иисусом. Войдя в храм, спускаемся в пещеру, чтимую христианами; в ней указывают два каменных ложа, на коих, по преданию, ночевало св. Семейство, и еще в нише круглое ложе, заменявшее колыбель Богомладенцу Ииcycy, а близь него каменную ванну, служившую Богоматери для омовения Спасителя.

   Близь Коптского монастыря находится греческий монастырь во имя св. великомученика Георгия, в коем чудотворная его икона, глава св. мученика Гавриила и древняя икона Божией Матери.

   В предместье старого Каира указывают источник патриарха Иосифа, находящийся, по преданию, на месте темницы, в которую заключен был целомудренный Иосиф Пентефрием. Колодезь этот иссечен в скале, глубины 56 сажен; снабжается он водою из Нила.

Александрия.

   Город этот еще в языческую эпоху процветал и славился во всем мире науками, учеными мужами и вообще цивилизацией. В настоящее – же время для христиан он дорог по многим священным воспоминаниям.   Св. Евангелист Марк положил здесь основание христианской церкви, распространяя притом свет Евангелия и во внутрь Африки; полагают также, что св. Евангелист Лука здесь же написал свое Евангелие. Теперь же столь знаменитую во времена Апостольские Александрийскую церковь представляет собою скромный монастырь св. Саввы. Самый даже Александрийский вселенский патриарх, считающийся вместе с тем и священно – архимандритом того монастыря, не живет в Александрии, а в Каире. Левый придел главного храма обители св. Саввы посвящен св. великомученице Екатерине; тут же показывают и колонну, на коей была истязуема и потом обезглавлена угодница Божия. Желающие могут посетить еще находящейся не в далеком от Александрии расстоянии полуостров Фарос, на коем были переведены в первый раз книги Священного Писания с еврейского языка – на греческий, по повелению царя Птоломея Филадельфа.

   Городом Александрией заканчивается поклонение св. местам. Каждый, сподобившийся совершить этот подвиг, первее всего да возблагодарит Господа, удостоившего его поклониться тем самым св. местам, на коих воплотился, пожил, претерпел вольные страдания и смерть, и преславно воскрес и вознесся во славе на небо Спаситель мира, Господь наш Иисус Христос. Да не безплодно будет в нас посещение это! Помогающу Богу, отсель положим начало благое, жизни богоприятной, отпустим должникам нашим, и нам отпустит Господь долги наша, призрим бедного, утешим скорбного, не осудим ближнего, не позавидуем ему в счастии, за зло воздадим любовью, за оскорбление благословением. Всякое добро, сделанное для ближнего, Самому Себе вменить Многомилостивый Господь, и в день праведного воздания комуждо по делом сподобить нас услышать сей сладчайший Его глас: Приидите благословении Отца Моего, наследуйте уготованное вам цapcтвие от сложения мира. Понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе (Матф. 25, 34 – 40). Любовь к ближним вменяется Богом Себе Самому; она выше всех добродетелей; имеющий ее – наследник царствия Божия, ибо в ней исполнение закона; а в ком нет любви, то ни посты его, ни молитвы, ничто не спасет его.

Заключение.

   Опиcaниe св. мест и совершившихся на них событий закончим йзображением в кратких чертах вольного уничижения Сына Божия во время земной Его жизни и страданий, и Божественной Его славы и всемогущества, проявлявшихся в самом уничижении Его.

   Первый Адам преслушанием заключил для себя и потомков своих врата неба, но пришел второй Адамъ – Христос, восприял на Себя грехи первого Адама и всего его потомства, и усыновил Богу падшее человечество. Спасение мира Он совершил нисшедши до той степени, до которой низвело человека падение его: Себе умалил, зрак раба приим (Фил. 2, 7). Он сделался человеком, дабы человеков соделать чадами Божиими, вменился с беззаконными, дабы оправдать подлежавших законному осуждению; уничижение Его – слава и похвала наша, хотя и незаслуженная нами. Мне да не будет хвалитися токмо о крести, Господа нашего Ииcyca Христа, сказал св. Апостол Павел (Гал. 6,14). Крест Христов есть одно из величайших чудес благости Божией. Не дивно ли, что Единородный Сын Божий, сияние славы Отчей, Царь славы, Сый во свете неприступном, на Негоже чини Ангельстии взирати не смеют, нисходит в столь глубочайшую бездну смирения что делается позор ангелам и человекам, не отвращает пречистое лице Свое от скверных устен заплевания, ланит от заушения, и иныя безчисленные мучения и поругания терпит нас ради осужденных, Безсмертный – позорную на кресте приемлет смерть, Безгрешный – наказывается за грешных. Поистине великое и недомыслимое чудо вольное Христово страдание; оно при первом взгляде представляет Спасителя мира в крайне униженном виде, как бы несовместном с Его Божественным величием; но смерть Его даровала смертным жизнь, – жизнь вечную, благодатную, блаженнейшую, явила снисхождение Жизнодавца, просияв-шее в безмерной Его к грешному человечеству любви.

   Господь, как начало – вождь нашего спасения, Искупитель наш, принял на Себя все свойственное естеству нашему, кроме греха, а потому нисколько не должно удивляться, что Он, как человек, скорбел, тужил и ужасался, и молил Отца Своего: если возможно, да идет чаша мимо Его, и наконец, на Голгофе оставлен был Отцом Своим Небесным; а если бы сего не было, то подвиг Его не имел бы того высочайшего значения, какое он имеет теперь. Не удивительно видеть в Боге величие, всемогущество: но то преславно и предивно, что Всесовершенный Всемогущий Бог сделался немощным человеком, кроме греха. Это недоведомое таинство возбуждает нас к глубочайшему благоговению пред Ним, Спасителем нашим, восприявшим на Себя немощи наши, дабы спасти нас немощных; это явило в Нем всю полноту совершеннейшей любви, так что ничего не осталось желать более. Восприятие Им на Себя немощи человеческой было величайшею со стороны Его жертвою человечеству, которое, к сожалению, так мало поняло и понимает это. особенно в наш век, преобладаемый чувственностью.

   Велик Ты, Господи, недостижимо велик в Твоем безмерном уничижении! До сошествия Твоего на землю, мир поклонялся Тебе как существу Высочайшему, Всеблагому, Творцу, Вседержителю, а вольные страдания Твои явили миру неизреченное Твое снисхождение, превосходящее всякий человеческий ум! Ты всеблагий, всесовершенный, мог ли что восприять от перстного создания Своего, к умножению Своей Божественной славы? – Поистине ничего! – Следовательно сошествие Твое на землю совершилось по единой, непостижимой Твоей к человечеству любви. Чем лютейшие были Твои страдания, тем они – драгоценнейшие для тех, ради коих Ты их претерпел. Tepниe, бичи, багряница, поругания, трость, губа, гвозди, крест, – все эти орудия Божественной казни неоцененные наши сокровища. Твои страдания избавили нас от праведного гнева Божия, и темной области князя мира сего, они открыли нам путь к вечному блаженству; сошествие Твое, Господи, на землю еще и то имеет великое для нас значение, что вся земная Твоя жизнь послужила нам высочайшим образцом для подражания. Твоя вольная нищета, кротость, снисхождение, милосердие, сострадание, соболезнование, и за все это понесенный Тобою крест, – такие безмерно высокие совершенства, подражание коим спасительнейшее для нас. Христос пострада по нас, нам оставил образ, да последуем стопам Его (1Петр. 2, 21).

   Царство Мое, как Сам Господь сказал, несть от мира сего, а потому Он не искал внешнего блеска и роскоши, напротив Божественная слава Его была прикровенна во время служения Его человечеству в качестве Meccии. Но тем не менее она проявлялась в самом уничижении, так: вселился Он в утробу рабы Своея, но от Архагела благовествован был, и родился Духа Святаго нашестви ем и силою Вышняго осенением; родился в убогом вертепе, но с востока воссиявшею звездою указан был небесными воями, с пастырьми прославлен и почтен поклонением царей и царскими дарами; бежал в Египет от гнева Ирода, но при одном Его к Египту приближении, сокрушились безчисленные там идолы; имел Он еще отроческий возраст, но учил учителей закона, и учение Его было со властию; жил в малом городе Назарете, в бедности, питаясь трудами рук Своих, но насыщал тысячи алчущих; приял крещение от раба, но отверзлись небеса и сошел на Него видимым образом Дух Святый, и Отец Небесный засвидетельствовал, что Он Сын Его возлюбленный; иску-шаем был от диавола в пустыни, но тем научил нас побеждать искушения духа тьмы; избрал учеников из некнижных рыбарей, но они, благодатию Его, победили царей и царства, посрамили мудрых и великих мира сего, насадили веру в Него по всей вселенной; не имел Он в мире, где главы приклонить, но соделал cпaceниe всего мира, имел рабий вид, но преобразился на Фаворе, и пресвятое лице Его, озаренное небесною славою, блистало как солнце, а ризы сияли как свет; был он гоним, уничижаем и хулим от иудеев, но воскрешал мертвых, очищал прокаженных, исцелял хромых, слепых, кровоточивых, и безчисленные благодеяния и чудеса являл роду человеческому; плавал на малом кораблеце учеников Своих, но ходил по водам, как по суше и укрощал ветры и бурю морскую; умыл на вечери ученикам ноги, но тем дал нам высокий образ смирения и взаимной любви; беседуя с учениками пред вольною страстию Своею, из глубины души болезненной взывал Он к Отцу Небесному: ныне душа Моя возмутися; и что реку: Отче спаси Мя от часа сего; но сего ради приидох на час сей. Отче прослави имя Твое, и в ответ Ему возгремел с неба глас Отца: и прославих, и паки прославлю (Иоан. 12, 27. 28); напали на Него в саду Гефсиманском, как на разбойника, чтоб взять Его, но от одного Его слова: Аз есмь, попадали на землю; когда – же настало время принести Себя в жертву за спасение мира в качестве Агнца Божия, то Он восприял на Себя во всей полноте характер жертвы, влекомой на заклание. Ругались над Ним во дворе архиерейском и претории, лжесвидетельствовали против Него, заушали Его, плевали на Него и иные безчисленные пакости делали Ему, и Он молчал, но сколько величия в этом молчании, какое глубочайшее самоотвержение и смирение, и как много Он мог бы сказать, явив миру безчисленные благодеяния и преславные чудеса, и ведая, как Всеведущий, темные дела обвинителей Своих; но Он не отверзает уст Своих (Ис. 53, 7), поучая нас терпению и смиренному молчанию; вкусил Он позорную на кресте смерть, вменен был с беззаконными, но в то же время последовали страшные знамения гнева Божия: в продолжении трех часов была тьма по всей земле, завеса церковная сама собою раздралась, земля потряслась, камение распались, гробы отверзлись, многие ycoпшие возстали; Он погребен был как один из смертных, но как всемогущий Бог, преславно воскрес, сошел в ад и разрушил его державу. Так в продолжение всей земной жизни Господа, вольное уничижение Его и Божественная слава сопутствовали одно другому.

   Господь проповедывал самоотвержение, какъ необходимое условиe для последователей Своих, предсказывал вольные страдания Свои, но когда настало время, проповедь Свою Он совершил самым делом. Ныне прославися Сын Человеческий, говорил Христос, идя на страдание, и воистину прославился; ибо события доказали истину всего того, что говорил Он, точно так же, как события, предвозвещенные Пророками, своим исполнением утвердили славу пророчествовавших!

   Архиереи и книжники, будучи учителями закона, несомненно знали вполне все пророчества, как основание своего закона, но самолюбием омраченные, они до такого дошли безумия, что сами были исполнителями пророчеств, в коих со всею ясностью упоминалось о страданиях и смерти Мессии; они соделались мучителями и убийцами Того, пришествия Коего с таким нетерпением ожидали! Вот до какого ослепления доводят страсти!

   Неизобразимые страдания и вольное уничижение Спасителя мира св. Пророки Давид и Исаия, жившие за несколько столетий до Рождества Христова, изобразили в сих словах. Св. Пророк Давид: «отверзоша на мя уста своя, яко лев восхищаяй и рыкаяй. Яко вода излияхся, и разсыпашася вся кости Моя: быстъ сердце Мое яко воск таяй посреде чрева Моего. Изсше яко скудель крепость Моя, и язык Мой прильне гортани Моему, и в перст смерти свел Мя ecu. Яко обыдоша Мя пси мнози, сонм лукавых одержаша Мя; ископаша руце Мои и нозе Мои; исчетоша вся кости Моя (Пс. 21,. 14 – 18). И даша во снедь Мою желчь и в жажду Мою напоиша Мя оцта» (Пс. 68,22). Св. царепророк Давид как – бы предстоял кресту, и записывал виденное им; ибо с такою поразительною точностью предсказаны им крестные Христовы страдания. И святой Пророк Исаия взывает от лица Сына Божия: «Плещи Мои вдах на раны, и ланите Мои на заушения, лица же Моею не отвратих от студа заплевания (Ис. 50, 6). Якоже ужаснутся о Тебе мнози, тако обезславится от человеке вид Твой и слава Твоя от сынов человеческих (Ис. 52, 14).

   И видехом Его, и не имяше вида, ни доброты, но вид Его безчестен, умален паче всех сынов человеческих... Сей грехи наша носит и о нас болезнует... Той же язвен бысть за грехи наша, и мучен бысть за беззакония наша, наказание мира нашею на Нем, язвою Его мы исцелехом. Вси яко овцы, заблудихом: человеке от пути своего заблуди, и Господь предаде Его грех ради наших. И Той, зане озлоблен бысть, не отверзает уст Своих: яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен, тако не отверзает уст Своих... ради беззаконий людей Моих ведеся на смерть (Ис. 53, 2 – 8). Предана бысть на смерть душа Его, и со беззаконными вменися, и Тон грехи многих вознесе, и за беззакония их предан бысть» (Ис. 53, 12).

   Поразительна точность, с какою Пророки, жившие так за долго до Рождества Христова, по действию обитавшей в них благодати Духа Святаго, предсказали во всей подробности вольные Христовы страсти и уничижение Его, так, как бы они были очевидцами оных.

   Гефсимания и Голгофа – священные места, запечатленные кровавыми страданиями и безмерным уничижением Богочеловека, сияют светлее солнца; они озарили грешный мир лучами Божественного снисхождения и милосердия, открыли человечеству путь к присносущному свету. – Крест Христов явил бесчисленные сонмы мучеников и подвижников, которые, подражая Божественному Крестоносцу, охотно последовали Ему, не щадя жизни своей. Это непобедимое оружие христиан сияет на тверди Церкви Христовой неизреченным светом, озаряя весь мир, видимый и невидимый; слава Его необъятна, Божественна, предивна и непостижима!

* * *

1

Пантелеймоновское подворье принадлежит Афонскому Русскому Пантелеймонову монастырю, находится близ вокзала, на Рыбной улице. Андреевское подворье, принадлежащее Русскому Андреевскому скиту, на Афоне, также недалеко от вокзала, на углу Рыбной улицы и Тюремного переулка. Ильинское подворье, принадлежит Русскому, на Афоне, скиту св. Пророка Илии, помещается на Пушкинской улице, дом № 79, тоже невдалеке от вокзала. Кроме того на другом конце города, вдали от вокзала, на Приморской улице находится еще Архиерейское подворье.

2

В Вирите Евреи, ругаясь над св. иконою Господа нашего Иисуса Христа, ударили в образ копьем, и из образа потекла кровь и вода; ругатели Евреи, ослепли и затем, уверовав во Христа Спасителя, прозрели и крестились.

3

История поражения змия св. Георгием так рассказывается в Четьях Минеях: змий этот, поселившись близ города в озере, ежедневно пожирал одну из дочерей жителей, по очереди выводимых ему на съедение; таким образом дошла очередь и до царской дочери. Победив змия, св. великомученик повелел царевне связать его поясом и влечь в город; там св. великомученик окончательно поразил это ужасное животное мечем и приказал людям извлечь труп его за город, что они и исполнили и сожгли немедленно. Видя такую дивную благодать Божию, в тот день уверовали 5,500 мужей, кроме жен и детей, в Господа Иисуса Христа.

4

О ней упомянуто в описании города Смирны, где в честь ее создан величественный храм.

5

 Примеч.  к  7 – му  изд. В  настоящее  время  от Яффы до Иерусалима существует железная дорога.

6

Предание повествует, что когда из Гефсиманского сада Господь был веден вдоль потока Кедрского, мимо памятника Авессалома, то при прохождении чрез мост Кедрский, там, где Он даровал зрение слепорожденному (Ин. 9, 6), низринут был в поток, и струями его утолил жажду, во исполнение пророчества: от потока на пути пиет (Псал. 109, 7). С этого места начались истязания и поругания над Господом от сопровождавших Его нечестивых воинов и народа.

7

Ученик Апостола св. Климент повествует, что св. Апостол Петр, в продолжение всей остальной земной своей жизни, когда слышал полуночное пение петуха, то, обливаясь слезами, каялся в минутном отречении своем в грозную ночь страстей Христовых; a по сказанию св. Никифора, глаза у Апостола Петра от частого плача казались красными. Господь, видя искреннее раскаяние ученика Своего, не замедлил утешить его; Ангел Господень, благовествуя женам – мироносицам о воскресении Христовом, присовокупил: идите и рцыте учеником Его и Петрови, яко варяет вы в Галилеи (Марк. 16, 7). Это особенное упоминовение Петра являет великое милосердие Божие к кающимся.

8

 Священномученик Киприан объясняет, что последовало оставление это, дабы мы познали и восчувствовали всю тяжесть грехов своих, для удовлетворения за которые правосудие Божие потребовало столь великой жертвы. Оставлен был по человечеству Сын Божий, дабы воззвать к спасителю род человеческий, который так возлюбил Бог, что Единородного Сына Своего не пощадил за cпасение его.

9

„Сказания о земной жизни Пресв. Богородицы», изд. 1869 г., стр. 224.

10

Св. Амросия Медиоланского, кн. о Исааке, гл. 8: в изъяснении слов Песни песней 8, 6.

11

Послание пресвитеров и диаконов Axaии, учеников св. Апостола Андрея и очевидцев его мученичества (Христ. Чтен. ч. XVI, стр. 275 и 276, 1824 года).

12

Житие св. Иоанна Богослова, сентября 26.

13

Житие св. Апостола Филиппа, ноября 14.

14

Житие св. Епифания, еписк. Кипрского, мая 12.

15

Житие препод. Макрины, 1 июля 19.

16

Житие св. Феклы, сентября 24.

17

Житие св. муч. Василиссы, сентября 3.

18

Житие св. муч. Авдона и Сенниса, июля 1; св. Павла Фив. января 15 и многие другие.

19

Лимонар, гл. 3.

20

Житие преп. Венедикта, марта 12.

21

Житие св. Иоанна Богослова, сентября 26.

22

Св. Иоанна Злат. слово на покл. чест. Кресту, в крестопокл. неделю.

23

Примеч. к 7-му изд. В настоящее время уже имеется хорошо устроенный о. архимандритом Антонином двухэтажный дом, с удобным помещением для поклонников.

24

Между деревьями замечательнее других Тарфу из породы сосны. Оно дает от себя жидкость, которая в отвердлом состоянии употребляется в пищу. Вкус ее сладок и приятен.