История праздника Благовещения.

По изображению святого евангелиста Луки, в первый раз событие Благовещения радостно праздновалось ещё в доме праведных Захарии и Елисаветы (Лк. 1, 39-45), однако его литургическое становление (вместе с другими Богородичными праздниками) происходило гораздо позднее. Пытаясь установить начало церковно-богослужебного празднования Благовещения, необходимо учесть общеисторическую проблематику христианских праздников как таковых. Глубокая древность этих торжеств является причиной того, что мы не знаем подробно истории их установления.

Дата Благовещения

Днем Благовещения как на Западе, так и на Востоке (за некоторыми исключениями) считается 25 марта. С одной стороны, эта дата отстоит ровно на 9 месяцев от 25 декабря, которое не позднее IV века сначала на Западе, а затем на Востоке было принято, как календарная дата Рождества Христова; с другой стороны, лежит в основе александрийской и более поздней византийской хронологических систем, отождествляющих число и месяц Благовещения и Пасхи. Впервые эта дата появляется в сочинениях Тертуллиана и св. Ипполита Римского (III в.) как день Распятия Спасителя по римскому календарю. При этом св. Ипполит на основании сопоставления ряда библейских стихов (Быт. 2, 3; Откр. 20, 4-6; Пс. 89, 5; 2 Пет. 3, 8) и буквального их толкования утверждал, что Рождество Христово произошло через 5500 лет после сотворения мира. Это убеждение перешло в александрийскую традицию. Так, в сочинении «Quaestiones ad Antiochum ducem», приписываемом святителю Афанасию Александрийскому, сказано, что Христос воплотился в утробе Девы в 25-й день марта, потому что в этот день первоначально Бог создал человека. Святитель Анастасий Антиохийский (VI век) также связывает сотворение человека 25 марта с днем Благовещения, ибо согрешивший человек должен быть воссоздан в то время, в какое был сотворен.

Кроме того, место даты Распятия с V века заняла дата Воскресения, а время земного служения Спасителя от Воплощения до Воскресения стало считаться кратным целому числу лет. Согласно Георгию Синкеллу, создателями александрийской хронологической системы следует считать александрийских монахов Панодора и Анниана (кон. IV – нач. V в.). Большое распространение в V-X веках получила эра Анниана, ею пользовались все александрийские и многие константинопольские и близкие к Константинополю авторы, среди которых преподобный Максим Исповедник и крупнейшие хронографы IX века. В эре Анниана первым днем творения мира является воскресенье 25 марта ровно за 5500 лет до воплощения Сына Божия, что соответствует 5492 г. до нашей эры (эры Дионисия Малого), датами Благовещения и Воскресения Христова – воскресенья 25 марта 9 и 42 года нашей эры соответственно. С X века в Византии стала использоваться так называемая византийская эра (впервые эра, близкая к ней, встречается в «Пасхальной хронике» VII века), в которой датами Благовещения и Воскресения Христова являются воскресенья 25 марта 4 года до нашей эры («5505 год от сотворения мира») и 31-й год нашей эры соответственно. Несмотря на то что эра Анниана используется в сравнительно поздних памятниках – таких, как Евергетидский Типикон, сохранившийся в рукописи 1-й половины XII века, или русские исторические сочинения, византийская эра стала официальной эрой греческих Церквей. Поэтому в византийской традиции дата 25 марта имеет огромное значение и считается датой не только Благовещения, но и сотворения мира, и Воскресения Христова; от нее отсчитываются даты других праздников: Рождества Христова, Зачатия и Рождества святого Иоанна Предтечи. Как на Востоке, так и на Западе, день Благовещения нередко служил началом церковного или даже гражданского года.

По несторианскому церковному календарю Благовещение празднуется в подготовительные к Рождеству недели, а 25 марта – только календарная отметка события.

25 марта Благовещение празднуется и поныне. В связи с использованием Русской Православной Церковью юлианского календаря, 25 марта выпадает на 7 апреля по григорианскому («гражданскому») календарю.

Установление празднования в честь Благовещения

Почитание Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы, несомненно, присутствовало в Церкви изначально, а в конце IV – начале V века начало оформляться в конкретные празднования. Общий праздник в честь всех событий из жизни Пресвятой Девы Марии – Собор Богородицы, примыкающий к Рождеству Христову, положил начало многим Богородичным праздникам.  Исповедание Девы Марии Богоматерью (Θεοτόκος) на III Вселенском Соборе в Эфесе в 431 году дало импульс для развития этого цикла.

Несмотря на сравнительно позднее литургическое происхождение Богородичных праздников, о чествовании события Благовещения со времен раннего христианства свидетельствуют катакомбные росписи II века и изображения более позднего времени (IV-V веков). Открытие святой равноапостольной Еленой в начале IV века святых мест земной жизни Господа нашего Иисуса Христа и начатое ею строительство храмов на этих местах вызвали рост интереса к событию Рождества Христова и тайне Воплощения. Возможно, именно с этим связано и установление Благовещения как отдельного праздника.

Сохранился целый ряд праздничных слов на Благовещение под именами церковных писателей III-V веков: святых Григория Чудотворца, Афанасия Великого, Григория Нисского, Иоанна Златоуста, Прокла Константинопольского, Василия Селевкийского. Однако, подлинность авторства этих творений подвергается сомнению (епископ Ефесский Авраам (между 530 и 553) свидетельствует, что до него не было написано ни одной проповеди, посвященной Благовещению), и их датируют обычно более поздним временем.

В начале VIII века армянский автор Григор Аршаруни писал, что праздник Благовещения был установлен святителем Кириллом I, Патриархом Иерусалимским, то есть в третьей четверти IV века. В древнейших армянских Лекционариях, отражающих литургическую практику Иерусалима V века, самостоятельного празднования Благовещения ещё нет, но воспоминанию этого события посвящен 4-й день Богоявленских торжеств (т.е. 9 января). В грузинском переводе Иерусалимского Канонаря VII века, отражающего литургическую практику, сложившуюся в Иерусалиме в V-VI веках, под 25 марта приводятся литургийные чтения на «Благовещение Святой Деве Архангелом Гавриилом». Блаженный Иероним Стридонский (†420) пишет, что в Назарете, на месте, где Архангел благовествовал Деве Марии о зачатии от Нее Спасителя был сооружен храм в память Благовещения. Возникает вопрос: если посвящали храм в честь этого великого события, то не освящали ли само событие благоговейным почитанием? Не был избран особый день, когда нарочитым образом торжественно прославляли Благовещение?

Немногочисленные сведения о константинопольском богослужении V-VI веков не позволяют утверждать что-либо определенное о праздновании Благовещения в этот период в Константинополе. Но в VI веке преподобный Роман Сладкопевец написал кондак на Благовещение; к концу VII века – это уже один из самых почитаемых в Константинополе праздников: 52-е правило Трулльского Собора (691-692) запрещает совершение полной литургии в период Великого поста, за исключением суббот, воскресений и праздника Благовещения. 52-е правило Трулльского Собора восходит к 49-му правилу Лаодикийского Собора (ок. 343), которое разрешает совершать полную литургию Великим постом только по субботам и воскресеньям. Но, хотя 49-е правило Лаодикийского Собора не упоминает праздника Благовещения, это не исключает вовсе возможности совершения службы в честь Благовещения. Скорее, можно сделать вывод, что первоначально, когда праздник попадал на будние дни поста, он мог переноситься на субботу или воскресенье. Перенесение дней памяти святых с седмичных дней поста на субботу или воскресенье, как известно, широко практиковалось на Востоке, и структура православного великопостного цикла во многом обязана этому обычаю. Существует мнение, что до Трулльского Собора днем, на который переносилось Благовещение, была суббота Акафиста и что Акафист Пресвятой Богородице в первоначальном виде был составлен для праздника Благовещения.

На Востоке повсеместное литургическое празднование Благовещения относится ко времени не позже VI – начала VII века. Все византийские памятники VIII и последующих веков называют Благовещение среди важнейших праздников; его богослужение неизменно совершается 25 марта. Сохранились подлинные беседы на Благовещение святителя Софрония Иерусалимского (VII в.), святителя Германа Константинопольского (VIII в.), преподобного Иоанна Дамаскина (VIII в.) и многих других святых отцо.

На Западе сведения о празднике Благовещения восходят примерно к тому же времени, что и на Востоке. Из сочинений западных отцов Церкви V века известны слова на Благовещение, приписываемые блаженному Августину, святому Петру Хрисологу и святому Льву Великому. Календарь епископа города Седун Полемия Сильвия (435-455) упоминает 25 марта как день Крестной смерти Спасителя. В первой редакции Сакраментария Геласия (VII в.) Благовещение не указано, но уже в Сакраментарии папы Григория Великого (3-я четверть VII в.) оно находится под 25 марта (то же в «Геласиевом» Сакраментарии VIII в.). О литургическом почитании Благовещения однозначно говорится в «Liber Pontificalis» времен папы Сергия I (687-701), где Благовещение входит в число 3 Богородичных праздников, когда в Риме совершалась торжественная процессия.

Кириопасха

Убеждение о совпадении исторической даты Воскресения Христова с 25 марта привело к тому, что когда на этот день выпадает Пасха, то праздник именуется «Кириопасхой». Как известно, по православной александрийской Пасхалии, 12 раз в 532 года день Святой Пасхи приходится на 25 марта, то есть на день праздника Благовещения. В виде исключения служба Благовещению в этом случае не переносится на другой день, а отправляется вместе с службой Святой Пасхи по особой (Марковой) главе Типикона. «Кириопасха» значит «господствующая Пасха». Сам термин «Кириопасха» – древнего происхождения, но сначала он не имел никакого отношения к Благовещению. Пасха 25 марта называлась в Византии «господственной» не потому, что на это число приходится праздник Благовещения, а потому, что почти все древние восточные хронологи (начиная с египетского монаха-хронографа начала V века Анниана) были убеждены, что Иисус Христос пострадал 23-го и воскрес 25-го марта. Когда, следовательно, александрийская Пасха приходилась на 25-е марта, то, по мнению восточных хронологов, она совпадала с историческим днем Воскресения Господа. Поэтому название «Кириопасха» могло прилагаться к Пасхе 25 марта и в такое время, когда Восточная Церковь ещё не праздновала в этот день Благовещения. Такое же объяснение термина «Кириопасха» давал ещё византийский монах Матфей Властарь (XIV в.). В алфавитной «Синтагме канонов» вопросу о Пасхе он посвятил целую главу, из которой можно узнать в каком смысле в Византии употреблялось наименование «Кириопасха». Разъясняя, почему Пасха должна совершаться непременно после весеннего равноденствия, Матфей Властарь говорит, что человек (первый Адам) и создан, и воссоздан был (вторым Адамом – Господом Иисусом Христом) около весеннего равноденствия, в пятницу (т. е. в 6-й день недели ветхозаветного календаря) 23 марта, в полнолуние. Поэтому Пасха непременно должна совершаться после первого весеннего полнолуния, следующего за равноденствием, но не в само полнолуние, а в первое воскресенье после него.

В настоящее время Кириопасхой называют случающееся раз в несколько лет совпадение праздников Пасхи и Благовещения. Этот двойной праздник бывает достаточно редко. Так, в XIX веке Кириопасха праздновалась в 1817 и 1828 году, в ХХ веке – в 1912 и 1991 году, а в XXI веке Кириопасха будет праздноваться 25 марта (7 апреля) 2075 года.