Старчество как явление аскетизма.

Старчество есть явление, свойственное аскетической жизни. Оно выработало свои собственные христианско-аскетические взгляды, обратив особое внимание на некоторые стороны аскетизма, которые оно положило в основу пути спасения души; главным образом оно покоится на принципах послушания и молитвы.

Слово аскезис (греч. άσκησις), от которого произведено общеупотребительное теперь слово аскетизм, происходит от глагола άσκέω со значением «искусно и старательно перерабатывать, обрабатывать грубые материалы, украшать и во всем этом упражняться». В первоначальном значении оно означало у греков физическое упражнение, преимущественно гимнастику атлетов. На языке философов оно стало означать упражнение духовное, занятие наукой, и особенно нравственную дисциплину.

Таким образом, в классическом словоупотреблении άσκησις имело смысл и более широкий, и более узкий, обнимало и чувственную и духовную сферу, но, во всяком случае, оттеняло напряжение, усилие, труд для осуществления какой-либо цели. С этой точки зрения греческий философ Филон разъясняет различие добродетели «аскетической» и природной. По учению этого философа, добродетель природная достается человеку без всяких трудов как дар Божий, а добродетель аскетическая приобретается с большими усилиями, аскезиса.

От греческих писателей слово аскетизм перешло в христианство, где ему дано свое собственное истолкование, более глубокое, чем в греческой философии. В святоотеческой литературе термин аскезис получает уже значение исключительно нравственное и преобладающее по сравнению с другими синонимическими терминами. Аскезис у святых Отцов употребляется в двояком значении: в общем смысле – «трудиться, упражняться». В частности, именем аскезис называется упражнение в добродетели. Другими словами, под аскетизмом в прямом и собственном смысле следует разуметь вообще планомерное употребление, сознательное применение целесообразных средств для приобретения христианской добродетели, для достижения религиозно-нравственного совершенства.

Аскетизм как средство к достижению навыка в добре – в христианском понимании – свойствен не только монахом, он должен быть правилом жизни для всякого христианина, возжелавшего спасения.

Первыми христианскими аскетами были ученики Спасителя – святые Апостолы и их ближайшие преемники. Пример Христа и Апостолов, Приснодевство Богоматери составили евангельскую основу аскетизма.

Итак, аскетизм, имея основу для себя в Евангелии, со всеми его проявлениями вытекает из природы духа человеческого: дух освобождается из цепей плоти заключением именно этого самого приставника, т.е. плоти, в оковы, ее порабощением и умерщвлением. Само подвижничество (аскетизм) проявляется в большом неустанном труде, безответном послушании, терпеливом перенесении всякого рода скорбей и искушений, удручении, изнурении и умерщвлении разными способами плоти, чрезмерном посте, молитве, лишении, самоозлоблении и т.п. Аскетизм не цель сама по себе, а средство к самоотречению и совершенствованию духа и соединению с Христом. Одним словом, аскетизм имеет целью помочь подвижнику совлечься ветхого человека с его страстями и похотями, чтобы облечься в нового. «Когда внешний наш человек тлеет, то внутренний обновляется» (2 Кор. 4, 16); плоть сильна немощью духа и живет его смертью, и дух усиливается на счет плотского начала, – возвышается и растет его стеснением и умерщвлением (Гал. 5, 17).

Иерей Максим Мищенко