Архипастырский путь священномученика Киприана Карфагенского

За те 70 лет, что прошли со времени первого упоминания о христианстве в Северной Африке (история с сицилийскими мучениками, 180 г. по Р. X.) до смерти Киприана, епископа Карфагенского (258 г. по Р. X.), Церковь необыкновенно выросла. К середине III века Церковь в Северной Африке насчитывала 250 епископов. Рост был не только количественным; возрастала и внутренняя убежденность, и верность христиан. История жизни Киприана показывает со всей ясностью, как сильно все изменилось в Северной Африке.[1] Личность священномученика Киприана Карфагенского следует рассматривать как главного авторитета латинской Церкви после св. Августина, как крупнейшего свидетеля Предания по вопросам церковного бытия – несмотря на то, что под влиянием Тертуллиана его мышление приобретает категоричность в отношении границ Церкви и спасения.[2] Квинт Септимий Флоренс Тертуллиан явился первым значительным христианским богословом, писавшем на латинском языке, и открыл собой плеяду латинских авторов африканского происхождения, в том числе и священномученика Киприана Карфагенского. Несомненно, Тертуллиан оставался для них бесспорным авторитетом на протяжении всей его жизни. «Дай мне учителя» – фраза св. Киприана Карфагенского, без которой он не обходился и ни одного дня (Иероним, О знаменитых мужах, 53).[3] Но все-таки св. Киприан Карфагенский принадлежит греческой патристике то же, хотя писал он на латинском языке, но в его учении еще не было ничего специфически-западного (такие черты появятся лишь у латинских отцов IV в.) и, самое главное, его богословское учение было положено в основу экклезиологических учений IV и последующих веков.[4]

Фасций Цецилий Киприан родился около 200 – 210 гг. в столице Африканской области Карфагене – крупном торговом и интеллектуальном центре, где процветала космополитическая культура. Биография Киприана известна нам из его собственных писем и трактатов. Сохранился также официальный отчет о его аресте, следствии и мученической смерти. В частности, сохранились «Проконсульские акты Киприана» – протоколы его допросов у проконсула Африки Галерия Максима.

Киприан был родом из богатой и знатной языческой семьи, получил хорошее образование, после чего преподавал риторику (словесность) и имел адвокатскую практику. Известный, но мучимый неудовлетворенностью ритор, «он стал христианином под влиянием священника Цецилия, от которого получил свое второе имя, и раздал все свое имущество бедным» (Иероним, О знаменитых мужах, 67). Цецилий лишь вложил ему в руки Библию, остальное довершила благодать. Борьба с собой нелегко далась этому молодому мирянину, привыкшему к роскошной жизни. Он рассказывал об этом в письме к Донату, послужившем вступлением к «Исповеди»: «Я бродил вслепую в ночной тьме, меня швыряли волны моря житейского, я плыл наудачу, не сознавая своей жизни, чуждый свету и истине. Тогда я был таков, что вера в благость Божию и упование на спасение стоили мне трудов и сомнений. Как же это человек может возродиться для новой жизни крещением в воде живой, преобразиться, расстаться с собой прежним и, не изменившись телесно, изменить душу и жизнь?» (К Донату, 3-4). Исповедь священномученика Киприана Карфагенского вообще отличается развернутой мотивацией обращения в христианство. Киприан был сражен тем, с какой стойкостью принимали смерть мученики за веру. Хотя поначалу и представить себе не мог, что сам перейдет в христианскую веру, именно это и случилось с ним.[5] Итак, Киприан обратился около 246 г. по Р. X.: продал имущество и раздал все бедным, дал обет безбрачия и крестился, приняв в знак благодарности своему духовному отцу имя Цецилий. Отныне Киприан всецело посвятил себя аскетическим подвигам, изучению Писания и ранних Отцов, особенно Тертуллиана. Однако такой человек не мог долго оставаться в тени. Всего через два года после крещения, невзирая на протесты, его по воле народа поставили епископом Карфагена.[6] У него и был конкурент – старший и более заслуженный пресвитер Новат. Это послужило поводом для личной неприязни со стороны Новата и впоследствии сыграло свою роль в жизни и карьере Киприана.[7]Святитель ревностно принялся за работу по исправлению нравов вверенной ему епархии. Письма и трактаты св. Киприана позволяют представить печальное нравственное состояние африканских церквей: «Не заметно стало в священниках искреннего благочестия, в служителях – чистой веры, в делах – милосердия, в нравах – благочиния»[8]

Св. Киприан был рожден для общественной должности. Останься он язычником, из него вышел бы прекрасный прокуратор; обратившись в христианство, он стал замечательным епископом, непревзойденным пастырем своей эпохи.[9] Он умел ждать, отдавая приоритет своим пастырским обязанностям, и держаться в тени вплоть до того дня, когда решил, что принесет своей пастве больше пользы открытым исповеданием веры, нежели собственным присутствием в мире. Он – образцовый представитель молчаливого и верного большинства.[10]

Вскоре после вступления Киприана на епископский престол император Декий начал жестокое преследование христиан (250 г.). Произошло это неожиданно, после двадцати лет веротерпимости, в продолжение которых Церковь разрослась, осмелела и набралась сил, а, следовательно, сделалась более уязвимой для гонителей. Декиево гонение отличалось тем, что впервые за всю историю христианства всех христианских граждан римской империи принуждали к языческим жертвоприношениям. Многим казалось, что такое жертвоприношение – пустая формальность, и поэтому число отступников было намного больше, чем в прежние гонения. В разгар гонений Киприан укрылся в потаенном месте, откуда он часто сообщался со своей паствой и духовенством. До нас дошло около двадцати его писем того времени. Это выжидание длилось около четырнадцати месяцев; в Риме и в Карфагене к этому отнеслись недоброжелательно. В письмах он оправдывает свое поведение. Но его осторожность навлекла упреки в трусости, и, особенно после того, как римский папа Фабиан скончался мученической смертью, некоторые коллеги Киприана прямо обвинили его в «недостаточно героическом поведении».[11] Св. Киприан послал в Рим отчет о своих действиях: «…я, следуя повелениям Господа и помышляя не столько о своей безопасности, сколько об общем спокойствии братьев, удалился на время, чтобы присутствием своим не увеличить еще более начавшегося смятения» (посл. 14). Святитель приложил к письму копии 13-ти своих посланий карфагенскому клиру, исповедникам и мирянам, чтобы доказать, что он не бездействовал, сидя в изгнании.[12] Киприан в подобном удалении видит даже степень исповедничества и не находит в этом ни малейшего преступления. Но лучше всего, лучше всяких рассуждений тот же Киприан доказал значение удаления пастырей во время гонений своей бдительной распорядительностью, которой он заявил себя в отношении к пастве, весьма удобно из своего уединения. Его письма служат памятниками его заботливости о духовном благе пасомых. Киприан в это время очень ревностно заботился и о материальных нуждах, как исповедников, так и странных, и бедных в Карфагене.[13]

По возвращении в Карфаген ему приходится противостоять расколу среди верующих, причиной которого как в Риме, так и в Африке стала проблема отношения к «падшим» – христианам, отрекшимся от веры во время гонений и желающим вернуться теперь в лоно Церкви.[14] В те времена отступничество считалось смертным грехом, и, по мнению многих, примирение отступников с Церковью было невозможно. Давнишний противник Киприана Новат придерживался того мнения, что принимать отступников обратно в Церковь могут только «исповедники», то есть люди, подвергшиеся гонениям и открыто исповедавшие свою веру, которые по той или иной причине не погибли мученической смертью. Иными словами, они открыто выразили готовность умереть за веру, но в силу обстоятельств не умерли, а стали героями. Другая категория христиан, не отступивших от веры, состояла из людей, которых просто не поймали римские власти, и к этой-то категории принадлежал сам епископ Киприан. Исповедники настаивали на своем исключительном праве судить всех отступников и принимать их в Церковь. Киприан же считал, что только епископ как глава Церкви может нести ответственность за примирение отступников. Вообще в Карфагене существовал издавна обычай, согласно которому исповедник мог обратиться к епископу с письменным ходатайством за того или иного из отлученных от Церкви. На его указывал еще Тертуллиан (трактаты «К мученикам» и «О стыдливости»); обычай был признан Собором епископов Африки и Нумидии около 200 года.[15] Говоря о прощении падших, давать которое имел право только епископ, св. Киприан возлагает это действие на пресвитеров по причине своего долгого отсутствия, но разрешает совершать его только в том случае, если кающийся находится при смерти. В отдельных случаях пресвитеры должны были ожидать возвращения своего епископа. Такая позиция Киприана соответствует его основному экклезиологическому началу: Церковь управляется епископом по Божиему праву; остальные клирики суть необходимые советники епископа, а народ выражает свое согласие с ним по важным вопросам. Но любое действие пресвитеров без запечатанного указа епископа было неприемлемо для Киприана.[16] Святой Киприан считал необходимым соборно рассмотреть вопрос о восстановлении «падших», а до созыва собора предлагал довольствоваться положением кающихся и не приступать к Евхаристии. Часть клириков во главе с диаконом Фелициссимом, недовольные чрезмерной строгостью епископа, отказались подчиниться ему и учинили раскол. Среди раскольников оказалось 5 священников, которые ранее противились избранию св. Киприана на карфагенскую кафедру. Среди них был и Новат, примкнувший впоследствии к расколу Новациана против папы Корнилия. Этим проблемам – отступничества и раскола – посвящены два основных сочинения св. Киприана - «О падших» и «О единстве кафолической Церкви», в которых призвал к единению с общей для всех Матерью – Церковью и со своим епископом.[17] В мае 251 года св. Киприан созвал Собор, подтвердивший правильность его действий и вновь отлучивший схизматиков. Собор разделил «падших» на две категории: в одну вошли те, кто действительно принес жертву, в другую те, кто не участвовал в жертвоприношении, но получил ложное письменное свидетельство об участии в нем. Последние были прощены, а первые обязаны оставаться в разряде кающихся разной продолжительности. В случае смерти пресвитерам разрешалось причащать их и присоединять к Церкви.[18]

Африканских христиан ожидали новые испытания. В 253 году епископ Нумидии обратился к Киприану с просьбой помочь выкупить христиан, захваченных в плен берберами. Епископ Киприан организовал сбор средств для их выкупа; христианская община Карфагена быстро собрала 100 тысяч сестерциев.[19] Далее началась эпидемия, виновниками которой считали христиан. И снова епископ не только поддерживал в народе мужество, но и призвал помогать страждущим без различия вероисповедания, чем снискал уважение многих язычников. От тех времен до нас дошла книга «О смертности» с христианским упованием тех, кто желал «скорее воссоединиться с Христом».[20]

«С государством св. Киприан хотел жить в мире и старался – средствами ему доступными – обеспечить это мирное сожительство; скрылся из Карфагена потому, что его присутствие «может вызвать у язычников взрыв ярой ненависти» и он окажется «виновным в нарушении мира»; напоминал, что «спокойное поведение, скромность и тихий добрый нрав приличествуют всем христианам»; предостерегал карфагенян от больших сборищ: «Мы должны... соблюдать спокойствие». Вспомним его наказы исповедникам, его печаль по поводу их слишком шумного и бестактного поведения. Как в его письмах, так и в его трактатах не видно ни желания вмешаться в дела государства, ни, тем более, стремления на них повлиять. Такое стремление шло бы вразрез с самыми основами мировоззрения св. Киприана. Как многие его современники, и он был убежден, что мир, обветшалый и обессиленный, идет к концу; тревоги и беды того времени поддерживали это ожидание скорой и всеобщей гибели; не стоило прилагать усилий к земному устроению, но всё внимание следовало обратить на то, чтобы из нынешних и грядущих бурь вывести целым и невредимым тот корабль, на котором только и можно уцелеть и спастись, - Церковь. О ней и о ее людях, об их спасении и душевном здоровье все мысли и заботы св. Киприана».[21] По верной мысли А. Б. Зубова, «Церкви следует вернуться к практике первых веков ее существования, когда христиане жили в еще не христианизированном государстве. Святитель Киприан Карфагенский, например, советовал христианским девушкам и матронам не посещать общие бани, «дабы не становиться соблазном для глаз других», но ему, кажется, и в голову не могло прийти требовать от проконсула Африки закрыть термы Карфагена по моральным соображениям»[22].

Последние годы святителя Киприана отмечены спором о крещении. Об этом споре мы поговорим подробнее, ведь он отражает детальным образом экклезиологические взгляды священномученика Киприана. Каноническая полемика разделила Карфагенскую и Римскую церкви. Карфагенская традиция, как мы можем судить не только по воззрениям св. Киприана, но и по сочинениям Тертуллиана, абсолютно отрицала действительность Крещения, совершенного еретиками и вообще общинами, не находящимися в общении с кафолической Церковью. Священномученик Киприан Карфагенский был решительным защитником перекрещивания еретиков, вступающих в Церковь, в противоположность взгляду Стефана, который отстаивал только простое возложение руки епископской на присоединяющегося еретика как на условие его общения с Церковью. Плодом этих жарких споров со стороны Киприана было появление целого ряда произведений (особенно письма 55, 57, 58, 59, 60, 61, 62) и, между прочим, собрание в Карфагене целого ряда соборов (255 – два раза, 256 – в мае и сентябре).[23] Светский исследователь истории позднеантичной Северной Африки Г. Дилигенский постулировал влияние на концепцию Киприана изменений социального состава христианских общин. Социальная и связанная с ней идеологическая эволюция христианства неизбежно приводила к росту противоречий между различными группами верующих. Если Киприан, порывая с традицией Тертуллиана, заявлял, что ради единства Церкви следует терпеть в ее лоне недостойных прелатов и что праведные будут отделены от неправедных самим Богом в должное время, то среди рядовых верующих было распространено убеждение в необходимости «чистоты» церкви, «избранности» и праведности ее членов.[24] «Добавим, что этого писателя (Киприана) вообще трудно считать сторонником некоей строгой и последовательной доктрины. Взгляды, которые им высказывались, зависели от конкретных условий религиозной борьбы в тот или другой период. Так, настаивая на вторичном крещении еретиков и идя на конфликт с Римской Церковью, он в отдельные моменты требовал терпимого отношения к «падшим», призывал примириться ради единства и мира с недостойными прелатами, заявляя, что Бог Сам разделит праведных и неправедных в должное время».[25]

В августе 257 г. император Валериан издал новый указ о преследовании христиан. 30 августа проконсул Африки Патерн пригласил к себе Киприана, епископа Карфагенского, и объявил ему, что получен императорский указ, предписывающий, чтобы те, кто не держится римской государственной религии, возвратились к ней и принесли жертвы. «Что ты на это скажешь?» - «Я христианин и епископ, - ответил Киприан, - я не признаю никаких других богов, кроме единого Бога». - «При этом намерении и остаешься?» - «Да». - «Так не угодно ли  отправиться в ссылку в город Куруби?» - «Отправляюсь». - «Указ касается не только епископов, но и пресвитеров. Кто пресвитер в этом городе?» - «У вас есть прекрасный закон, запрещающий доносы, и я не стану доносить об них. Наше учение не позволяет им явиться самим, да это и тебе было бы неугодно. Но когда начнется о них розыск, они найдутся». - «Я найду их. Воспрещаю также под угрозою смертной казни составлять молитвенные собрания и посещать кимитирии». - «Делай, что тебе приказано», - ответил Киприан. Киприан отказался предложено принести жертву, и был сослан в городок Курубис, где провел около года, продолжая опекать свою епархию, рассылать единоверцам утешительные послания и оказывать материальную поддержку, о которой он в своем деятельном милосердии никогда не забывал. Он готовился принять мученическую смерть, ибо в видении, говорил он, ему открылось, что он будет обезглавлен.[26]

Через год вышел новый императорский указ, еще суровее прежнего. Киприана призвали в Карфаген. Он явился туда, лишь когда в город возвратился проконсул. Ибо, писал он со свойственной ему весомостью, «подобает, дабы епископ исповедовал Господа в главном городе своей епархии и оставил народу своему память о своем исповедании». Он готовился к смерти с той же мужественной прямотой, какую являл всей своей жизнью. Здесь он уже не застал Патерна, проконсулом был Галерий Максим. 31 августа к нему представлен был Киприан. «Ты Таский Киприан?» - «Я». - «Ты папа сакрилегов?» - «Я». - «Императоры приказали тебе принести жертву». - «He сделаю». - «Подумай о себе». - «Делай, что приказано. В деле столь справедливом нечего раздумывать». Проконсул так формулировал обвинение: «Ты долго жил как sacrilegus. Ты показал себя врагом римским богам и священным законам. Августейшие императоры не могли убедить тебя возвратиться к исполнению римских религиозных обрядов. В предостережение тем, кого ты вовлек в свое преступное сообщество, ты своею кровью заплатишь за нарушение законов» (Жизнь и страдания св. Киприана, 17).[27]. И затем прочитал приговор: (Таския Киприана подобает казнить мечом). - (благодарение Богу), - ответил св. епископ.

Гонение и при Валериане соединено было с пытками и продолжительным томлением в темнице. Языческое население и в это время относилось к христианам довольно спокойно, и так как второй эдикт с особенною силою ударял только на предстоятелей и между ними на особенно выдающихся, то простые христиане в самую эпоху гонения держали себя с замечательной свободой. Так, например, когда Киприан был взят окончательно под стражу, то приведенный в Карфаген лишь позднею ночью, он не мог тогда же явиться на суд. Все карфагенские верующие собрались ночью к тому дому, в котором находился епископ. Опасаясь за благосостояние паствы, епископ сам просил собравшихся разойтись, чтобы в настоящее время не случилось какой-нибудь неприятности. Точно так же верующие собрались утром, и не скрывали того, что они принадлежат к церкви Киприана. Когда старца епископа вели на суд, один из верующих предложил ему переменить одежду, потому что утомленный епископ был весь покрыт потом. Когда, наконец, Киприан был осужден и веден на место казни, то при этом присутствовали пресвитеры, которым он передал свои одежды; диакон и епископ обвязали ему одежду на руках, прежде чем он наклонил голову под меч. Акты рассказывают, что Киприан поручил собравшимся клирикам выдать 25 золотых монет тому палачу, который должен был казнить его.[28] Как римскому гражданину, к которому не разрешалось применять других видов казни, ему отрубили голову мечом 31 августа (юлианского календаря) 258 г. На нем сбылись слова одного из его посланий (Посл. 80, 2): «Воинов Божиих и Христовых не убивают, а увенчивают».[29] Почитание его тут же распространилось по всей Африке: чтили одного из замечательнейших епископов Христовой Церкви. Долгие века он оставался небесным покровителем Африки. В Карфагене ему было посвящено несколько храмов. До нас дошли проповеди св. Августина на празднествах в честь знаменитого карфагенца.[30]

Иерей Максим Мищенко


[1] Мецгер Б. Канон Нового Завета. / Б. Мецгер. – М.: Библейско-богословский институт святого апостола Андрея. 1998. С. 160.

[2] Клеман О. Истоки. Богословие отцов Древней Церкви. Тексты и комментарии / пер. Г.В. Вдовиной; под ред. А. И. Кырлежева. – М.: Центр по изучению религий, Путь, 1994. – Опубликовано на http://www.krotov.info/acts/05/antolog/kleman_0.html

[3] Скурат К. Е. Святые отцы и церковные писатели (I-V вв.). Учебное пособие / К. Е. Скурат. Воронеж, 1998. – Опубликовано на http://pstgu.ru/download/1195821457.otzy.pdf

[4] Лурье В. Св. Киприан Карфагенский и экклезиологические проблемы III – IV веков. – Опубликовано на http://www.roacbulgaria.org/contents/st_kiprian_kartagenski.htm

[5] Амман А. Повседневная жизнь первых христиан. 95 – 197. / А. Амман. – М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2003. С. 105.

[6] Мецгер Б. Канон Нового Завета. / Б. Мецгер. – М.: Библейско-богословский институт святого апостола Андрея. 1998. С. 160.

[7] См.: Мейендорф И., протоиерей. Введение в святоотеческое богословие / И. Мейендорф. – Опубликовано на http://www.wco.ru/biblio/books/meyend2/Main.htm

[8] Цит. по Иларион (Алфеев), игумен. Священномученик Киприан Карфагенский. Жизнь. / Антология. Отцы и учители Церкви 3 века. Том II. – М.: Либрис, 1996. С. 262.

[9] Амман А. Путь отцов. Краткое введение в патристику. / А. Амман. - Опубликовано на http://www.krotov.info/history/04/kern/amman_08.html

[10] Амман А. Повседневная жизнь первых христиан. 95 – 197. / А. Амман. – М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2003. С. 278.

[11] Мейендорф И., протоиерей. Введение в святоотеческое богословие / И. Мейендорф. – Опубликовано на http://www.wco.ru/biblio/books/meyend2/Main.htm; Амман А. Путь отцов. Краткое введение в патристику. / А. Амман. -  Опубликовано на http://www.krotov.info/history/04/kern/amman_08.html

[12] Иларион (Алфеев), игумен. Священномученик Киприан Карфагенский. Жизнь. / Антология. Отцы и учители Церкви 3 века. Том II. – М.: Либрис, 1996. С. 262.

[13] См.: Лебедев А. Эпоха гонений на христиан. / А. Лебедев. – М., 1994; Муравьев А. История первых четырех веков Христианства. / А. Муравьев. – С.-П., 1998; Асмус В. История Церкви. / В. Асмус. – М.: ПСТБИ, 1998.

[14] Клеман О. Истоки. Богословие отцов Древней Церкви. Тексты и комментарии / пер. Г.В. Вдовиной; под ред. А. И. Кырлежева. – М.: Центр по изучению религий, Путь, 1994. – Опубликовано на http://www.krotov.info/acts/05/antolog/kleman_0.html

[15] Иларион (Алфеев), игумен. Священномученик Киприан Карфагенский. Жизнь. / Антология. Отцы и учители Церкви 3 века. Том II. – М.: Либрис, 1996. С. 263.

[16] Мейендорф И., протоиерей. Введение в святоотеческое богословие / И. Мейендорф. – Опубликовано на http://www.wco.ru/biblio/books/meyend2/Main.htm

[17] Мейендорф И., протоиерей. Введение в святоотеческое богословие / И. Мейендорф. – Опубликовано на http://www.wco.ru/biblio/books/meyend2/Main.htm; Иларион (Алфеев), игумен. Священномученик Киприан Карфагенский. Жизнь. / Антология. Отцы и учители Церкви 3 века. Том II. – М.: Либрис, 1996. С. 263.

[18] Иоанн (Зизиулас), митрополит. Единство Церкви в епископе и Евхаристии. / Иоанн (Зизиулас). – ЖМП. – 1992. – №3; Иларион (Алфеев), игумен. Священномученик Киприан Карфагенский. Жизнь. / Антология. Отцы и учители Церкви 3 века. Том II. – М.: Либрис, 1996. С. 263.

[19] Амман А. Повседневная жизнь первых христиан. 95 – 197. / А. Амман. – М.: Молодая гвардия, Палимпсест, 2003. С. 191, 195.

[20] Клеман О. Истоки. Богословие отцов Древней Церкви. Тексты и комментарии / пер. Г.В. Вдовиной; под ред. А. И. Кырлежева. – М.: Центр по изучению религий, Путь, 1994 – Опубликовано на http://www.krotov.info/acts/05/antolog/kleman_0.html; Амман А. Путь отцов. Краткое введение в патристику. / А. Амман. -  Опубликовано на http://www.krotov.info/history/04/kern/amman_08.html

[21] Антоний (Мельников), митрополит. Святой Киприан, епископ Карфагенский и «папа» Африканский // Богословские труды. Сб.18. – М., 1978. С. 237.

[22] Зубов А. Б. "Если бы от мира сего было царство Мое...". // Знамя. 1997, №10. С. 182 и 185.

[23] Христианство. Энциклопедический словарь. Т. I. / Новый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1993.С. 736.

[24] Дилигенский Г. Северная Африка в IV - V веках. / Ответственный редактор Е. М. Штаерман. – М.: Издательство академии наук СССР, 1961. С. 157.

[25] Дилигенский Г. Северная Африка в IV - V веках. / Ответственный редактор Е. М. Штаерман. – М.: Издательство академии наук СССР, 1961. С. 226.

[26] См.: Болотов В. В. Лекции по истории древней Церкви. Т. II. / В. В. Болотов. – М., 1994 – Опубликовано на http://apologia.narod.ru/history/bolotov/bol.htm; Амман А. Путь отцов. Краткое введение в патристику. / А. Амман. - Опубликовано на http://www.krotov.info/history/04/kern/amman_08.html

[27] Деревенский Б. Представления о христианах в античном обществе. / Б. Деревенский. – Опубликовано на www.relig-museum.ru/ecclesia/derew/derew1.htm

[28] Болотов В. В. Лекции по истории древней Церкви. Т. II. / В. В. Болотов. – М., 1994. – Опубликовано на http://apologia.narod.ru/history/bolotov/bol.htm

[29] Лурье В. Св. Киприан Карфагенский и экклезиологические проблемы III – IV веков.  – Опубликовано на http://www.roacbulgaria.org/contents/st_kiprian_kartagenski.htm

[30] Амман А. Путь отцов. Краткое введение в патристику. / А. Амман. - Опубликовано на http://www.krotov.info/history/04/kern/amman_08.html