Каллист (Уэр). Непрестанная молитва недопустимые и правильные практики.

О том, как непросто дается Церкви исполнение заповеди апостола Павла о непрестанной молитве – свидетельствует вся история православного монашества. Об эволюции понимания этой заповеди, а также о способах её реализации в православной аскетической практике – рассказал в своем исследовании митрополит Диоклийский Каллист (Уэр). Статья была прочитана на конференции Англиканской церкви в Оксфорде 5 июля 1967 года.

«Непрестанно молитесь» (1Фес 5:17): этот краткий и выразительный призыв апостола Павла фессалоникийцам оказал мощное влияние на все православное монашество1. С IV века в православной традиции Востока прочно укрепилась мысль о том, что молитва должна совершаться не только в определенное время, а неотступно сопровождать монаха всю жизнь. Эта мысль кратко выражена в «Изречениях отцов-пустынников»: «Монах, который молится, только когда встает на молитву, не молится вовсе»2.

Подробнее...

Каллист (Уэр). Священное Предание, источник Православной веры.

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. И Слово стало плотью и обитало среди нас, и мы увидели славу Его, славу как Единородного от Отца, полного благодати и истины. Бога никто не видел никогда: Единородный Сын, сущий в лоне Отца, Он открыл.» Ин. 1:1, 14, 18

Храни преданное тебе. 1Тим. 6:20

Предание есть жизнь Святого Духа в Церкви. Владимир Лосский

Содержание

Внутренний смысл Предания Внешние формы 1. Библия 2. Семь вселенских соборов: Символ веры 3. Позднейшие соборы 4. Святые отцы 5. Литургия 6. Каноны 7. Иконы 

Подробнее...

Анастасий (Грибановский). Рождественские послания.

Содержание

Рождественское послание председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей Высокопреосвященного митрополита Анастасия Рождественское послание Председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей

 

Рождественское послание председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей Высокопреосвященного митрополита Анастасия

Тяжелы и скорбны дни нашей жизни, но в сумраке их нам особенно ярко светит Вифлеемская звезда, предвосхищая восход Солнца Правды – Христа. Она ведет нас, как некогда волхвов, к Нему, нашему Спасителю и Утешителю, Которого не перестанет искать наша душа.

Подробнее...

Муравьёв А. Н. Изложение символа веры православной восточной Кафолической Церкви.

Содержание

Вступление Первый член Второй член Третий член Четвертый член Пятый член Шестой член Седьмой член Восьмой член Девятый член Десятый член Одиннадцатый и двенадцатый члены О литургии 

 

Вступление

      Православный Христианин должен, для своего спасения, иметь правую веру и добрые дела: ибо праведный от веры жив будет, (Евр. 10:38) говорит Св. Писание, и: как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва. (Иак. 2:26)

Но чтобы вера сия, руководствующая делами, была непогрешительна, он должен твердо держаться учения Православной Кафолической Церкви, которая утверждена на основании Апостолов и Пророков, имея краеугольным камнем самого Иисуса Христа. (Ефес. 2:20) Истина её учения засвидетельствована откровением Божиим, в Священном Писании Ветхого и Нового Завета, чрез предание Апостольское и Соборные Уставы Святых Отцов.

Подробнее...

Бронзов А. А. Нравственно-безразличное и «дозволенное».

В современном обществе, слушающем проповеди то одного, то другого непризнанных моралистов, противоречащих себе, ложно толкующих христианские нравственные принципы и т.д., сплошь и рядом встречается удивительно нелепая путаница по части понимания сущности христианской нравственности. На днях нам пришлось вести беседу с одним, по-видимому, интеллигентным человеком о так называемых адиафорах. Из беседы обнаружилось, что, зная весьма многое его лично не касающееся, многое – совершенно никуда неприложимое, он не интересуется и не знает того, что касается его ближайшим, непосредственнейшим образом, а если, что и знает, то нередко в привратном виде. В его беседе постоянно приходилось слышать выражения: «это – безразлично», «это – все равно» и пр., употребляемые механически, безотчетно. А когда мы обратили его внимание на это обстоятельство, он сначала был изумлен, а потом понес такой самопротиворечивый сумбур, в котором он затем окончательно и погряз. Мы думаем, что с ним разделяют общую участь и многие другие. Отсюда не считаем излишним в общедоступной форме изложить свои взгляды на некоторые нравственные вопросы. Сначала же выясним должную точку зрения на послуживший для нас в данном случае толчком вопрос об адиафорах (и так называемом дозволенном).

Подробнее...

Каллист (Уэр). Три дара и одно посланничество.

После Своего Воскресения Господь Иисус вернулся и при закрытых дверях предстал взорам Своих учеников. Он приносит апостолам три дара, а взамен они принимают жребий служения и апостольства. Что это за три воскресных дара и каково посланничество, сопровождающее их?

Первый дар – дар Мира: «Пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам» (Ин. 20:19). Мир – значит путь: не отсутствие искушения и борьбы – это будет происходить до конца дней наших, – а отсутствие сумеречности сознания, недоумения и неуверенности, мгновенно парализующих человека. Таковым было и положение учеников. Увидев распятого на Кресте Господа, они испытали глубокое разочарование и бежали, как заблудшие овцы без пастыря. Они не знали, что им предстоит совершать в будущем. Но теперь, когда они встретились с воскресшим Спасителем, в их душах воцарился мир. Они осознают свое назначение, они знают, куда идут.

Второй дар – дар ликования: «Ученики обрадовались, увидевши Господа» (Ин. 20:20). Разочарование вмиг сменилось ликованием. Дотоле опустошенные, поникшие от страха, спрятавшиеся за закрытыми наглухо дверями, ученики тотчас воспрянули, вдохновленные великим торжеством.

Подробнее...

Скабалланович М. Н. Хранение догмата в Церкви.

В христианском вероучении есть нечто твердое, постоянное, неизменное. Это мы и называем догматами. Такой устойчивый элемент есть и в вероучении всех других религий. Но как христианство настолько превосходит последние, что они по сравнению с ним едва могут быть я названы религиями, так должно быть и большое различие между догматом христианства и всяким другим, различие не только по содержанию (материальное), но и по характеру, форме. Ни в каком другом догмате не может быть такой твердости, непреложности и силы, как в христианском. Ему как бы сам Бог, в существо Которого он старается войти единственно верной дорогой, чрез это идейное приражение сообщает что-то из своей неизменности и непреложности. Вера наша – это вера Ноя и Авраама. Основное содержание нашей и их веры одно, а подробности не важны. Небо и земля меняются, подготовляя свое „прехождение“, а эта вера и догмат благочестия не теряют из своего содержания ни одной йоты и черты, являясь лучшим образом и свидетелем Бога на земле, подлинным голосом вечно-неизменного Бога в изменчивости окружающей действительности. В этом отношении ни одна религия по представляет чего-либо аналогичного христианству. Между религиозными воззрениями Гезиода и Гомера, с одной стороны, Еврипида и Софокла с другой такая пропасть, что тут единство и общее часто только в именах богов.

Подробнее...

Александр (Милеант). Величие Божие и ничтожество богов.

“Кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится” (Мт. 23:13).

НЕ ТАК ДАВНО актриса Ширли Маклейн (Shirley МacLaine) вызвала восторг у многих американских телезрителей, когда, стоя с распростертыми руками на берегу Тихого океана, запела: “Я — Бог, я — Бог, я — Бог!” Это передавалось в телевизионной серии “Out on the Limb” в 1987. Верующим людям можно было бы игнорировать это глупое выступление взбалмошной актрисы, если бы не то, что оно было запланированным актом популяризации движения Новый век. Это модное сейчас учение проповедует, что все есть Бог и Бог есть все, т.е. что Бог и природа — это одно. Следовательно, каждый человек есть Бог. Из этого делается вывод, что задачей человеческой жизни является выявить свою латентную божественность, сознать себя “богом.” “Когда ты наконец поймешь свою божественную природу, — говорят “апостолы” нового учения, — тебя охватит замечательное ощущение, что ты выше пространства и времени, выше всего материального.”

Подробнее...

Ельчанинов А. Записи.

Содержание

Отрывки из дневника Из писем к молодежи Советы молодым священникам Уроки истекшего поста Советы. Разрешение. План беседы о страдании (записано карандашом незадолго до смерти) Мысли для надгробного слова Тема для слова о браке Тема для проповеди причастникам Несколько советов к преподаванию Закона Божия Полезность веры Терапия, связь религии с невропатией. Беседа перед исповедью Беседа о Католичестве и Православии Говение в монастыре Демонская твердыня

 

Отрывки из дневника

До священства – как о многом я должен был молчать, удерживать себя. Священство для меня – возможность говорить полным голосом.

Нет другого утешения в страданиях, как рассматривать их на фоне «того мира»; это и по существу единственная точка зрения верная. Если есть только этот мир, то все в нем – сплошь бессмыслица: разлука, болезни, страдания невинных, смерть. Все это осмысливается в свете океана жизни невидимой, омывающей маленький островок нашей земной жизни. Кто не испытал духновений «оттуда» в снах, в молитве! Когда человек находит в себе силы согласиться на испытание, посылаемое Богом, он делает этим огромный шаг вперед в своей духовной жизни.

Подробнее...

Каллист (Уэр). Традиция и личный опыт в поздневизантийском богословии.

Данная публикация представляет собой перевод статьи митрополита Каллиста (Уэра), в которой он выясняет, как православные писатели понимают Священное Предание Церкви, и делает попытку его соотнесения с личным опытом христианина. Рассуждения владыки приводят к выводу, что верность Преданию – это не только свидетельство о богатом наследии предшествующих времен, но нечто гораздо большее.

Содержание

Старица и башня Три определения Предания Церковная власть и Святой Дух у св. Симеона Святой Григорий Палама и обращение к опыту «Церковь Священного Предания»

 

Старица и башня

Среди множества притч и образов книги «Пастырь Ерма» одним из самых ярких является образ Церкви, который встречается в самом начале. Два аспекта Церкви подчеркнуты особо: с одной стороны – ее большой возраст и, по сути, вечность; и с другой – ее неполнота, ее вынужденная вовлеченность в мир изменений и становлений. Церковь предстает перед Ермом сперва в образе старицы, а затем в образе башни. Особо подчеркивается почтенный возраст женщины: «Сотворена она прежде всего, и для нее сотворен мир». А башня предстает перед Ермом в его видении недостроенной, и все новые камни кладут в нее1.

Подробнее...