Аверкий (Таушев). Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие.

Содержание:

 

 

 

Пришествие в мир и отрочество Господа Иисуса Христа

 

Предисловие Евангелия: Его достоверность и цель./ Предвечное рождение и воплощение Сына Божия./ Зачатие Предтечи Христова Иоанна./ Благовещение Пресвятой Девы Марии./Свидание Пресвятой Девы Марии с Елисаветой./ Рождество Святого Иоанна Крестителя./Родословие Господа Иисуса Христа по плоти./ Рождество Христово./ Откровение обручнику Иосифу тайны Воплощения./ Обстоятельства времени Рождества Христова./ Обрезание и Сретение Господне./ Поклонение волхвов./ Бегство в Египет и избиение младенцев./Отрочество Иисуса Христа.

 

Общественное служение Спасителя

 

Иоанн Креститель и его свидетельство о Господе Иисусе Христе./ Крещение Господа Иисуса Христа./ Сорокадневный пост и искушение от дьявола./ Первые ученики Христовы./ Первое чудо на браке в Кане Галилейской./

Подробнее...

Аверкий (Таушев). Деяния святых апостолов.

Книга Деяний Святых Апостолов.

Комментарии Архиепископа Аверкия

 

Оглавление:

Часть первая.

Церковь Христова из иудеев (главы 1-12).

Глава первая.

Предисловие к книге Деяний (1:1-3). Наставления Господа и Вознесение Его (1:4-12). Избрание Матфея (1:13-26).

Глава вторая.

Сошествие Святого Духа (2:1-13). Речь Апостола Петра (2:14 - 42). Первая христианская община (2:42-47).

Глава третья.

Исцеление хромого от рождения (3:1-11). Речь Апостола Петра по поводу исцеления хромого (3:12-26).

Глава четвертая.

Заключение Апостолов Петра и Иоанна в темницу (4:1-4). Допрос Апостолов в синедрионе (4:5-22). Молитва Апостолов и ниспослание Святого Духа (4:21-31). Взаимная любовь среди христиан (4:32-37).

Глава пятая.

История Анании и Сапфиры (5:1-11). Новое гонение на Апостолов (5:12-42).

Подробнее...

Аверинцев С. Шестопсалмие.

 (Пc 3):

 

Гоcподи, как умножилиcь теcнящие меня!

Многие воccтают на меня,

многие глаголют к душе моей:

"Нет в Боге cпаcения для него".

Но Ты, Гоcподи, -- защита моя,

Ты -- cлава моя, Ты возноcишь главу мою.

Глаcом моим воззвал я ко Гоcподу,

и уcлышал Он меня cо cвятой гоpы Cвоей.

Я уcнул, и cпал, и воccтал,

ибо Гоcподь защищает меня.

Не уcтpашуcь множеcтв людей,

отовcюду обcтупившиx меня.

Воccтань, Гоcподи! Cпаcи меня, Боже мой!

Ты поpажаешь вcеx cупоcтатов моиx,

cокpушаешь зубы гpешников.

От Гоcпода -- cпаcение,

и на людяx Твоиx -- благоcловение Твоё.

Я уcнул, и cпал, и воccтал,

ибо Гоcподь защищает меня.

Подробнее...

Аверинцев С. С. Тема чудес в Евангелиях чудо как деяние и чудотворчество как занятие.

А ввечеру, когда зашло солнце,

к Нему стали приносить всех больных

и одержимых, и весь город собрался у дверей.

И Он исцелил многих больных,

страдавших разнообразными недугами.

Мк. 1:32-34

 

Не надо думать, будто во времена, предшествовавшие новоевропейскому рационализму, тема чудотворства была безопасной. Она могла быть прямо-таки скандальной. Без определенных презумпции, даваемых верой и вероучением, сюжет чудотворства вызывает неизбежные ассоциации с действиями и притязаниями мага — самозваного или, еще того тревожнее, настоящего. Что можно сказать по этому вопросу специально о времени и месте, в которые происходило становление христианской литературы? Если скептический при всем своем легковерии адепт греко-римской культуры склонен в то время был относиться к тривиализованному в его ежедневном опыте амплуа отовсюду подступавших чудотворцев-целителей с непочтительным любопытством, легко переходившим в досадливое недоверие (как наш современник — к «хилеру», к мастеру «парапсихологических» знаний), то набожный иудей чурался опасности магии, прямо нарушающей запрет Торы: «Нет волшебства в Иакове и нет ворожбы в Израиле!» (Чис. 23:23); «К волшебникам не ходите» (Лев. 19:31). Широкое хождение имела греческая лексема уоцхеСа, означавшая как раз волшебство или ворожбу — с чрезвычайно негативными коннотациями. Недаром ранним христианам пришлось больше всего защищать своего Учителя именно от обвинения в γοηεια, о чем ниже.

Подробнее...

Аверинцев С. С. Стихи о Рождестве.

Я не решусь утверждать, что Владимир Соловьев, живший в эпоху глубокого упадка русской поэзии, когда возможности классической парадигмы уже были исчерпаны, а новые возможности еще не были открыты, был победителем именно как поэт, умеющий, до конца наложить свою волю на материал стиха. Но в истории духовной культуры человечества есть художники, которые были значительнее самих себя и видели больше, чем могли до конца воплотить. История мировой живописи может в самом крайнем случае обойтись, скажем, без немецких романтиков Филиппа Отто Рунге и Каспара Давида Фридриха, без библейских этюдов нашего Александра Иванова; история духа, Geistesgeschichte, как говорят немцы, — не может, и в ее контексте они значат едва ли не больше, чем сочные игры иных виртуозов кисти. Впрочем, слава Богу, жизнь духа и сферу литературного творчества невозможно до конца отделить друг от друга; а потому чрезвычайно нетривиальная мысль Владимира Соловьева врывалась в навязанную ему эпохой банализованпую поэтику, хотя бы отчасти выводя ее за пределы самой себя, возвышая над самой собой.

Стихотворение «Имману-Эль», написанное весной, в пору совсем не рождественскую, и по содержанию не похоже на рождественские стихи в привычном значении слова. Это скорее размышление над тайной мессианского имени «Имману-Эль» (в традиционной церковнославянско-русской передаче «Еммануил»). У пророка Исайи (7:14) сказано:

 

«Итак, Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил».

Подробнее...

Аверинцев С. С. Премудрость в Ветхом Завете.

Библейское мировоззрение вообще, в особенности же миро­воззрение писцов, этих профессиональных служителей и как бы при­ближенных домочадцев Премудрости, создавших так называемую сапиенциальную литературу, каноническую (Иов, некоторые псал­мы, особенно Екклесиаст и Притчи) и девтероканоиическую (Кн. Иисуса, сына Сирахова, Премудрость Соломона), — мировоззрение это обнаруживает одну важную, бросающуюся в глаза и подлежа­щую постоянному учету особенность. Оно систематически рассмат­ривает ценности, которые мы назвали бы интеллектуальными, как нечто несравнимо большее. Тонкость ума, имея своим началом и кор­нем «страх Божий» (Прит. 1:7; 9:10, ср. 15:33 и сл., также Иов 28:28 и проч.), представляет собой прежде всего иного особую чуткость к постижению воли Божьей и особую способность к се исполнению. Самый прозаичный здравый смысл, ограждающий человека от глу­постей и безумств в каждодневной жизни, имеет высшей задачей оградить от греха. Премудрость проявляется в точном следовании Торе и на шкале ценностей почти совпадает с Торой. «Вот, - обра­щается Моисей к народу, - я научил вас постановлениям и законам, как повелел мне Господь, Бог мой. (...) Итак, храните и исполняйте их; ибо в этом мудрость ваша и разум ваш перед глазами народов, которые, услышав о всех сих постановлениях, скажут: "только этот великий народ есть народ мудрый и разумный"» (Втор. 4:5-6). Та же мысль неоднократно звучит в псалме 118/119:

Подробнее...

Аверинцев С. С. Нагорная проповедь.

"Альфа и Омега", вып.2. 1994 г.

(Мф 5-7)

(4:25                И шли за  Hим  многолюдные  толпы  из  Галилеи,  и

Десятиградия, и Иерусалима, и Иудеи, и края за 5:1 Иорданом.)/ И Он, увидев эти толпы, поднялся на гору;

2 и когда Он сел, подошли к Hему Его ученики./ И Он, отверзши уста Свои, начал учить их так:

3               "Блаженны нищие по велению духа,

ибо их есть Царствие Hебесное.

4               Блаженны cкорбящие,

ибо будут они утешены.

5               Блаженны кроткие,

ибо  примут они в наследие землю.

6               Блаженны алчущие и жаждущие правды,

ибо будут они насыщены.

7               Блаженны милосердные,

ибо будут они помилованы.

8               Блаженны те, чьи сердца чисты,

ибо  увидят они Бога.

Подробнее...

Евангельский взгляд на развод и повторный брак.

 «Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную. А я говорю вам: кто разводится с женою своею кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать: и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мф.5,31-32).

Архиепископ Феофилакт пишет: «Моисей повелел, чтобы возненавидевший жену свою развелся с нею, дабы не случилось чего худшего, потому что возненавидимая могла быть и убита. Но таковой обязан дать разведенной разводную, которая у них называлась отпускной, чтобы отпущенная уже не возвращалась к нему и не произошло смуты, когда он станет жить с другой».

Святитель Иоанн Златоуст отмечает: «Муж, который отпустит жену свою, хотя бы и не взял другой жены, делается виновным через то, что заставляет свою жену прелюбодействовать, и ближний, женившийся на разведенной, становится прелюбодеем потому, что взял чужую».  Таким образом, беспричинный развод является соединением многих зол, многих грехов, которые ложатся со всею своею тяжестью на лицо, допустившее произвольный и неосновательный развод. Такова сущность учения Христа.

Подробнее...

Аверинцев С. С. История всемирной литературы. В 8 томах. Статьи.

Мировоззренческие основы древнееврейской литературы

 

Т. 1. — 1983 . — С. 274—277.

 

- 274 -

Выявляя многообразную связь с древними культурными традициями Египта и Месопотамии, Ханаана и Финикии, древнееврейская литература выработала и развивала совершенно особый тип идеологии, принципиально отличный от мифологических систем других народов и в некоторых отношениях им противоположный.

Повсюду на панораме духовной жизни Древнего Ближнего Востока мы видим приближения, подступы, подходы к монотеизму — к вере в единого и «духовного» бога как творца и повелителя стихий, стоящего недостижимо высоко над миром природы и долженствующего быть для человека ни с чем не сравнимым предметом неограниченного доверия и неограниченной преданности. Самый яркий пример — религиозная реформа Аменхотепа IV (Эхнатона) в Египте; и факт этот стоит в ряду других, менее заметных фактов. Но только в древнееврейской культуре, молодой и не очень богатой традициями по сравнению с великими культурами из ее окружения, после всех подступов и подходов произошел отчетливый переход к монотеизму. И там, и тут наблюдаются известные противоречия, внутренние конфликты; но для других

Подробнее...

Аверинцев С. С. Истоки и развитие раннехристианской литературы.

Христианская литература зародилась на грани двух совершенно разнородных языковых и стилевых миров — греческого и еврейско-арамейского. Уже самым своим возникновением она разрушила эту грань, разомкнув замкнутый круг античной литературы и принудив ее к восприятию новых влияний. Победа новой веры, а следовательно, и новой литературной линии по необходимости должна была в корне перестроить не только идейный, но и формальный строй грекоязычной и латиноязычной словесности — и притом с самыми долговременными последствиями для всего развития европейских литератур, до Нового времени включительно. Устоявшийся мир старых тем и форм был взорван.

Чтобы оценить все значение происшедшего переворота, необходимо помнить, до какой степени закрытой для сколько-нибудь существенных внешних воздействий была греко-римская литература. Отчасти это обусловлено тем, что она развивалась на ином уровне, чем географически соседствовавшие с ней восточные литературы.

Подробнее...