Очерк о религии Ханаана

Ханаанская религия

Раскопки Угарита

Первые попытки отыскать древние памятники Святой земли начались еще со времен крестоносцев. Новая библейская археология стала складываться после того, как были открыты первые памятники Востока и античности, относящиеся к библейскому периоду и проливающие свет на упоминаемые в Библии события, и расшифрована письменность Египта, Двуречья, Ханаана, Хеттского царства. До этого времени из внебиблейских текстов были лишь известны Талмуд, таргумы, труды Иосифа Флавия и фрагменты, сохраненные античными авторами и отцами Церкви. Начало регулярных обследований палестинских древностей обычно связывают с серединой XIX века, ознаменовавшейся идентификацией древних ветхозаветных городов американцами Робинсоном и Смитом, французом Клермоном-Ганно.Основателем современной палестинской библейской археологии считается Ф. Петри.

Подробнее...

Иоанн (Зизиулас), митрополит Пергамский. Евхаристия, некоторые библейские аспекты.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Свидетельство Нового Завета об Евхаристии весьма ограничено и в силу самой своей природы достаточно трудно для и истолкования. Это свидетельство ограничено, так как единственное эксплицитное повествование о Трапезе Господней содержится лишь в нескольких строках Евангелий (Еванг. от Марка, гл. 14, ст. 17 и далее; Еванг. от Матфея, гл. 26, ст. 20 и далее; Еванг. от Луки, гл. 22, ст. 15 и далее) и в первом Послании апостола Павла к коринфянам (гл. 11, ст. 23 и далее). Что же касается формы, в которую облекается в апостольской Церкви совершение Евхаристии на основе структуры Тайной Вечери, то о ней мы знаем еще меньше. Удивительно, что об Евхаристии имеется так мало сведений в первохристианских источниках; бедность источников трудно объяснима — может быть, дело заключается в том, что Церковь покрывала Евхаристию тайной, желая защитить ее от нехристианских взглядов[1], или в естественной тенденции не определять и не обсуждать то, что составляет самое сердце ее жизни[2].

В обоих случаях относительное молчание Нового Завета вскрывает непосредственную связь между Евхаристией и тайной Церкви, что создает довольно значительную трудность для интерпретации свидетельства Нового Завета об Евхаристии.

Подробнее...

Антоний Сурожский: толкование заповедей блаженств и Нагорной проповеди Христа.

Святой евангелист Матфей стремится показать жизнь Иисуса как исполнение мессианских пророчеств. Для него и для его аудитории большую роль играет принадлежность Господа к мессианскому роду Давидову (титул «Сын Давидов»). Многие моменты евангельской истории сопоставляются с пророчествами. Обетованный Мессия есть как бы второй Моисей, установитель Нового Завета, сменяющего Ветхий. Подобно Моисею, Христос постится 40 дней, Он возвещает новые заповеди на горе (5:1). Нагорная проповедь Иисуса Христа во многом построена как развитие Закона Моисеева и окончательное его восполнение (с отменой некоторых старых установлений). 

Подробнее...

Августин (Никитин), архимандрит. Русская библейская археология в Палестине.

1. Русские археологические исследования в Иерусалиме

В 1961 году в Западной Европе вышла книга Эриха Церена «Библейские холмы». Э. Церен дает в своей книге историю археологических исследований и открытий за последние полтора столетия во всех странах Ближнего и Среднего Востока. Но в перечне имен многих западноевропейских исследователей, внесших свой вклад в развитие библейской археологии, к сожалению, отсутствуют имена русских ученых. Автор предисловия к русскому изданию этой книги отечественный исследователь Д. П. Каллистов справедливо ставит вопрос: «Как же все-таки получилось, что из поля зрения несомненно хорошо эрудированного автора «Библейских холмов» начисто выпала не только целая плеяда русских археологов и востоковедов, развивавших энергичную деятельность еще с первой половины XIX века, но и такие их институты как Российское Археологическое Общество, Археологическая комиссия, Одесское Общество истории и древностей и другие?

Ведь все эти организации на протяжении многих десятков лет периодически выпускали свои «Отчеты», «Известия», «Труды» и «Записки», прекрасно известные тогдашним соотечественникам Э. Церена, которые иной раз и сами помещали в этих изданиях свои работы. И неужели Э. Церену неизвестны прославившиеся на весь мир восточные коллекции нашего Эрмитажа и ценнейшие собрания папирусов и других древнейших документов в наших библиотеках, возникшие не без участия русских ученых-востоковедов?1

Подробнее...

Андреев А. В. Дискуссия об историчности Иисуса Христа в советском религиоведении

 


Андреев А. В.

Дискуссия об историчности Иисуса Христа в советском религиоведении

В статье рассматривается история полемики касательно историчности Иисуса Христа в советской историографии. Кратко освещаются позиции классиков марксизма-ленинизма по данной проблеме, на протяжении многих десятилетий служивших для последующих ученых «исходным пунктом» в их исследованиях. Указываются основные работы наиболее значительных советских религиоведов, историков и филологов, занимавшихся исследованием Нового Завета. Приводятся основные аргументы за и против реального земного существования Иисуса Христа. Определяются основные вехи в развитии данного вопроса на протяжении советского периода: с 20-х годов, характеризующийся господством идей т.н. «мифологической школы» и жесткой антирелигиозной агитацией; период с конца 50-х до начала 80-х годов, когда мифологичность Иисуса была поставлена под сомнение; и третий период, начавшийся в конце 80-х годов, отмеченный переходом советских (и, впоследствии, российских) новозаветных исследований в контекст новой парадигмы, признающей факт исторического существования Иисуса Христа как самоочевидный. Также в статье ставится вопрос о том, почему советские исследования новозаветной литературы не были интегрированы в международную дискуссию, в частности в «Поиск исторического Иисуса». Помимо очевидных факторов, таких как общая идеологизация науки и затруднительность международных контактов, выдвигается гипотеза о том, что решающим затруднением в развитии советской библеистики было чрезмерное использование социологических методов исследования новозаветной литературы, в ущерб филологической критике текста.

Подробнее...

Учительные книги Ветхого Завета и древневосточная литература

Уже традиционным действием в современной библеистике является соотнесение письменности «мудрых» Израиля и родственной ей литературы других стран древнего Ближнего Востока, прежде всего Египта и Вавилона. При этом имеют в виду обычно формальное сходство – письменность мудрых Израиля имеет ту же форму афоризмов, что и соответствующий род литературы Египта и Месопотамии. Однако при таком внешнем сходстве необходимо видеть и принципиальное духовное различие, которое становится ясным, если исследовать духовные корни традиции письменности «мудрых» в средиземноморской культуре. Но обратимся первоначально к видимым сходствам.

Подробнее...

Арсений (Соколов). Образ Богородицы в Четвероевангелии.

Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов.

Уверено в ней сердце мужа ее,

и он не останется без прибытка.

Притч.31:10-11

Когда пришла полнота времени, Бог послал

Сына своего, который родился от жены.

Гал.4:4

Помыслы человека, плененные диаволом, соблазняясь малочисленностью слов о Матери Господа нашего, сказанных в Евангелиях, могут, искусившись, унизить Ее значение для рода человеческого. Причиной этому бывает ослепление умов людских богом века сего (2Кор.4:4) диаволом, что ведет к неспособности гордого ума увидеть высоту смирения Той, Которая более всех существ тварных послужила Создателю.

Подробнее...

Журинская М. Плевелы, тернии, волчцы.

 На коленях в огороде Лебеду полю.

А. Ахматова

     Самые разные люди в самые разные минуты своей жизни могут найти в Библии ответы на свои вопросы, даже если вопросы эти и не осознаются. Более того — человек меняется, и соответственно с этим меняется и его прочтение Библии; в нее, как в реку, нельзя войти дважды так, чтобы она оказалась одной и той же. Но аналогия с рекой — чисто внешняя, словесная, она, как и всякая языческая мудрость, нуждается в христианском осмыслении; Библия всегда одна и та же, а меняемся мы, и характер нашего изменения не в последнюю очередь зависит от того, часто ли мы обращаемся к Писанию, а главное — с какой целью.
     Библия — не только Книга книг, как ее часто называют, она еще и Книга жизни, Книга мироздания. И замечательно то, что сказано в сущности гораздо больше, чем это просто выражено словами. О глубокой и многослойной символике библейских текстов написаны сотни книг, но все же каждый читатель в состоянии сделать свое маленькое открытие, увидеть то, что Священное Писание приготовило ему как личный подарок.
     Вот, например, упоминание сорных трав; его общий смысл понять относительно несложно. О плевелах рассказывает притча в Евангелии от Матфея (Мф 13:24–30,36–42); эта притча изъясняется Самим Спасителем. Диавол тайно (“когда люди спали”) сеет сорные травы на пшеничном поле; плевелы всходят вместе с пшеницей к удивлению работников, потому что семя было доброе; работники хотят тут же их уничтожить. Но хозяин поля опасается, что вместе с плевелами будет выполота и пшеница, поэтому предлагает подождать до жатвы, а тогда сначала собрать и сжечь плевелы, а потом приступить к сбору урожая. Для учеников Христос поясняет, что Сын Человеческий сеет в мире доброе семя — сынов Царствия, плевелы же суть сыны лукавого, семя диавола; жатва — это конец времен, жнецы — Ангелы.
     Cлово плевел в современный русский язык взято непосредственно из церковнославянского; соответственное русское слово половел почти не употребляется, хотя фиксируется этимологическим словарем Фасмера. Именно с ним связан глагол полоть, то есть ‘уничтожать плевелы’; родственно ему и слово полова, что означает ‘мякина, солома’ — именно то, что выбрасывают при сборе урожая. Такое явное соответ­ствие Евангельской притче этого описания в русском языке аграрного процесса, как представляется, наглядно демонстрирует ту роль, которую греческий текст Писания сыграл в формировании русского литературного языка.

Подробнее...

Возникновение иудейско-эллинистической литературы. Филон Александрийский.

Эллинское просвещение, эллинская культура, коснувшаяся всех народов средиземноморского бассейна, проникла и в иудейство. Универсальный принцип разума и слова встретился лицом к лицу с религиозным началом абсолютного, универсального монотеизма. Рассеянные по всей вселенной, иудеи не могли оставаться чуждыми культурной силе, завоевавшей мир, и в то же время, усвоив ее, они должны были так или иначе определить свое к ней отношение или ее отношение к своей вере, которую они должны были поведать миру. Точки соприкосновения с эллинизмом находились всюду, и космополитическое «рассеяние», естественно, должно было испытать на себе его влияние, усвоив себе греческий язык, ставший международным, и греческую образованность, связанную с изучением этого языка. На египетской почве евреи должны были встречаться и конкурировать с греками уже издавна, еще при фараонах. Впоследствии Египет покрылся их синагогами, и в Леонтополисе Ониас, сын первосвященника, построил им при содействии Птолемея Филометора настоящий храм (164 – 162 гг. до Р. X.), где жертвы приносились священниками точно так же, как в Иерусалиме. В различных городах и округах Египта они пользовались широкими привилегиями и правами самоуправления, и к I веку нашей эры число их доходило чуть не до миллиона. В Александрии, столице эллинизма, целых два квартала из пяти считались еврейскими. Здесь-то раньше и успешнее, чем где-либо, долженствовало начаться то соединение «эллина с иудеем», которое имело столь громадное значение в истории христианства. Здесь евреи всего сильнее прониклись греческими влияниями и в то же время попытались убедить эллинов в превосходстве своей древней, богооткровенной «Премудрости». Александрия стала центром еврейской эллинистической литературы.[1]

 

Подробнее...

Беляков А. Богословие первого псалма, или сокровенное учение о сердечной молитве.

Сей есть Бог наш, и никто другой не сравнится с Ним. Он нашел

все пути премудрости и даровал ее рабу Своему Иакову и

возлюбленному Своему Израилю. После того Он явился на земле

и обращался между людьми. Вот книга заповедей Божиих и

закон, пребывающий вовек. Все, держащиеся ее, будут жить, а

оставляющие ее умрут. Обратись, Иаков, и возьми ее, ходи при

сиянии света ее. Не отдавай другому славы твоей, и полезного

для тебя - чужому народу. Счастливы мы, Израиль, что мы

знаем, что благоугодно Богу.

(Из Навечерия Рождества Христова. Варух III, 36 - IV, 4)

 

Не хлебом единым жив человек! Чем же еще? Конечно, словом. Очевидно, что человек

живет в мире общения, в океане слов, которыми питается и которые сам же порождает,

общаясь с себе подобными. Человек по природе своей разумен и словесен, и потребность в

слове, в самом широком смысле, является для него жизненно необходимой. Потеряй человек

Подробнее...