Лебедев А. П. Выводы материализма в вопросе о происхождении мира перед судом строго научного естествознания.

Материализм никогда не был направлением мысли, самостоятельно развившейся в данную систему. В древнем Греко-Римском мире материализм сложился в более или менее определённое направление под влиянием философских идей Демокрита и Эпикура. Но вот эти философские идеи теряют свой кредит и материализм надолго замирает в истории мысли человеческой. Он возрождается во времена французских энциклопедистов, но опять потому, что литература этой эпохи своим характером благоприятствовала его появлению; отсюда – как прежде в древнем Греко-Римском мире он облекается в одежду философии, так здесь он внедряется и разносится в обществе чрез собственно литературные сочинения. Эпоха Гегеля подняла философию на высоту, на которой она никогда, быть может, ещё не стояла и материализм снова пользуется такими успехами философии для своих собственных успехов.

Подробнее...

Каллист (Уэр). Святая Троица – парадигма человеческой личности.

Доклад на международной богословско-философской конференции «Пресвятая Троица». Москва, 6–9 июня 2001 г.

Между Троицей и адом нет никакого иного выбора. Священник Павел Флоренский

Наша социальная программа – это учение о Троице. Николай Федоров

Содержание

Что значит исповедовать Троицу? Три свидетельства: Каппадокийцы, Августин, Ришар Сен-Викторский Двигаясь по горному хребту По образу Троицы 

 

Что значит исповедовать Троицу?

«Христиане, несмотря на то, что все они исповедуют ортодоксальную веру в Троицу, в своем религиозном опыте по существу остаются настоящими «монотеистами». Можно даже смело сказать, что если бы учение о Троице было отвергнуто как ложное, бóльшая часть религиозной литературы была бы сохранена почти в неизменном виде»1. Это сказал римо-католический богослов Карл Ранер, и мы, к сожалению, должны признать правоту его слов. Слишком многие христиане в настоящее время затрудняются увидеть особый смысл в учении о Троице, а большинство просто игнорирует его как излишнее. «Три-в-Одном и Один-в-Трех» – разве это не что иное, как головоломка, богословская загадка? Разве я чувствую, что в учении о Троице содержится нечто, относящееся непосредственно ко мне? Какое практическое значение имеет это учение для моей повседневной жизни, моего понимания молитвы, человеческой личности, общества и политики? Будучи христианами, мы не просто монотеисты, как иудеи или мусульмане, и не политеисты, как Гомер, но мы видим в Боге одновременно и совершенное единство, и подлинное личностное различие. Вопрос в том, как это видение влияет на способ нашего мышления и действия – на практике?

Подробнее...

Рождественский А. Страх Божий – высшее счастье, по книге Иисуса сына Сирахова.

Тот жизненный путь, которым свойственно идти человеку, принявшему мудрость в руководство для своей жизни, называется в учительных книгах Ветхого Завета «страхом Божиим», т.е. благочестием. Человек всегда имеет пред глазами закон Божий и старается исполнять Его заповеди; находясь в полном, сознательном и добровольном послушании воле Божией, благочестивый человек наслаждается доступным на земле счастием, так как совесть его спокойна. В семье у него мир и согласие, окружающие его уважают, а Господь посылает ему в награду житейское благополучие. Так рисуется благочестивая жизнь, или «жизнь в страхе Божием», в книге Иисуса сына Сирахова. Сравнивая между собою различные житейские состояния, различные виды земного счастья, бен-Сира выше всех их признает именно страх Господень, тесно связанный с премудростью, или точнее, являющийся необходимым ее спутником. Так как в числе видов житейского счастья указывается и семейное счастье, возможное только при доброй, разумной жене (25, 11), то мысль автора естественно останавливается на часто наблюдаемых случаях семейного раздора, и он яркими чертами описывает несчастье мужа, имеющего злую жену (25, 15–29). Разумеется, виновником раздора в семье часто бывает и муж, а жена является страдающей или умиротворяющею стороною; но бен-Сира на заслуживает упрека в односторонности или пристрастности, так как в других местах книги, он дает должное мудрой и доброй жене (напр. 26, 1–4, 16–23, 36, 24–26).

Подробнее...

Рождественский А. Призыв к прославлению Господа по книге Иисуса сына Сирахова.

Неоднократно в своей книге Иисус сын Сирахов восхваляет Господа за Его премудрость и благость к людям и всем тварям. В главе 39-й содержится горячий, воодушевленный призыв учителя к своим ученикам, читателям его книги, – прославить Господа за все дела Его, которые «все прекрасны» (39:21). Но здесь автор предвидит возражение: как же смотреть на грозные явления природы, вредящие людям, истребляющие иногда целые страны? Как примирить их с премудростью и благостью Божиею? Ответом служит заявление премудрого: «доб¬рое Он от начала определил для добрых, для злых же – как доброе, так и злое» (39:31); грозные явления природы, как вредные ветры, истребляющий огонь, град, голод, мор, хищные животные и ядовитые пресмыкающиеся, неприятельские нашествия (39:34–37), – все это предназначено Богом для наказания злых, грешных людей, и потому нет оснований сомневаться в целесообразности и этих, кажущихся вред-ными, явлений. Все эти мысли сына Сирахова составляют плод его внимательного наблюдения над жизнью, все это взвешено и проверено им ранее, чем занесено в книгу, и потому он убежденно заявляет, что «дела Господни все прекрасны» (39:40), и призывает хвалить имя Господне.

Подробнее...

Рождественский А. О книге Премудрости Иисуса сына Сирахова и ее писателе.

Прошло около пятнадцати лет с того времени, как были найдены первые листы давно затерянного еврейского текста книги Иисуса сына Сирахова, и за этот период времени учеными много сделано для восстановления подлинного текста ее по возможности в чистом виде, свободном от позднейших наслоений и поправок, для его истолкования и для ознакомления с ним современников посредством перевода его на новые языки. В свое время мною было сделано сообщение об этом открытии, и отмечено важное значение его для библейской науки1; появилось в нашей литературе и еще несколько статей и заметок, посвященных тому же открытию2. Ho y нас еще нет нового перевода на русский язык книги сына Сирахова, где был бы принят во внимание вновь найденный еврейский текст ее, имеющий весьма важное значение для восстановления первоначального текста книги. Между тем книга Премудрости Иисуса сына Сирахова, хотя и неканоническая, заслуживает нашего особого внимания, не только ввиду любопытной судьбы ее текста, но и по важности своего содержания: недаром древние христианские писатели с особою любовью пользовались ею в своих творениях, a Церковь предлагала ее, вместе с другими неканоническими книгами, для чтения и назидания оглашаемых, вновь вступающих в ее лоно3.

Подробнее...

Лебедев А. П. Братья Господни.

Содержание

Глава вступительная Новозаветные известия о братьях Господних и пояснение их Обзор и разбор древних мнений по вопросу I. Мнение св.Епифания II. Мнение блаженного Иеронима и Гельвидия Обзор и разбор новых мнений по тому же вопросу III. Мнения «нового Епифания» из великобританского Кембриджа и «нового Гельвидия» из баварского Эрлангена IV. Мнение «нового Иеронима» из прусского Берлина V. Попытка решить вопрос о братьях Господних на основании евангельских свидетельств и церковного Предания 

 

Глава вступительная Новозаветные известия о братьях Господних и пояснение их

В Евангелиях нередко встречается упоминание о братьях Господних. О них упоминают как евангелисты, так и другие лица, слова которых передаются теми же евангелистами. Иногда эти братья Господни здесь называются и по именам, причем делается указание и на сестер Господних, которые однако же в новозаветных книгах нигде не поименовываются. В этом отношении важны два почти одинаковых свидетельства евангелистов Матфея и Марка. Первый пишет: «И пришед в отечество Свое (т.е., конечно, Назарет), Иисус учил их (Своих последователей) в синагоге их... Они изумлялись и говорили, не плотников ли Он сын? Не Его ли мать называется Мария и братья Его Иаков и Иосий, и Симон и Иуда? И сестры Его не все ли между нами?» (13:54–56). Другой евангелист, указав те же обстоятельства, при каких заходит речь о братьях Господних, влагает в уста изумленного назаретского народа слова: «Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона?» (6:3). Мы видим, что повод к указанию на братьев Господних и к называнию их точными именами дан был назаретянами, среди которых раньше жил Иисус Христос, Его мать и братья Его (во время рассматриваемого события все эти лица и Христос жили уже в Капернауме: Ин.2:12), а теперь продолжали жить Его сестры («не здесь ли между нами Его сестры?»), как думают, в качестве уже замужних женщин, – дан был необычайной высотой и глубиной Его учения, а также поразительностью Его чудес (Мк.6:2). Народные толки в Назарете о родственниках Иисуса Христа, мимоходом посетившего этот город, были явлением очень естественным. Каким образом от таких родителей, как плотник (Иосиф, здесь, впрочем, не поименованный, вероятно, ввиду его смерти) и жена его Мария, которая, с точки зрения назаретян, ничем особенным не отличалась, и наряду с такими братьями, которые и на самом деле были совсем незамечательны, мог родиться муж, обладавший необычайными познаниями и мощный духом как пророк? Вот вопросы, какие занимали пораженных проповедью и чудесами Христа Его прежних сограждан. При этом некоторые из них называли по именам не только Его мать, но и братьев Господних. Благодаря рассказанному событию, мы достоверно знаем, что их было четверо, и они носили имена Иакова, Иосия (по более точным научным известиям: Иосифа),1 Симона (или Симеона, так как Симон и Симеон не два разных имени, а разное произношение одного и того же имени) и Иуды.

Подробнее...

Введенский А. П. Язык книги пророка Даниила в связи с историей ее происхождения по поводу новонайденных ассуанских и элефантинских папирусов.

Приступая к решению данного вопроса, мы должны предварительно сделать маленькую оговорку. Именно: языка книги пр. Даниила мы будем касаться постольку, поскольку он имеет отношение к вопросу о происхождении книги. И о происхождении книги будем говорить постольку, поскольку оно связано с вопросом о языке книги. Еще одно слово: неканонических отрывков упомянутой нами пророческой книги мы не станем касаться.

По глубокому убежденью ортодоксальных мыслителей, основанному на документальных данных, книга пр. Даниила, в настоящем её виде, появилась в эпоху вавилонского пленения иудеев, в период времени от 600 по 533 г. до Р. Хр.

Совсем иную хронологическую дату выставляет отрицательная критика, в лице таких ученых, как König, Renan, Schurer, Stade, Bleek, Bunseb и мн. мн. др. Все эти ученые защищают то положение, что книга пр. Даниила написана не во время вавилонского пленения, а во времена Антиоха Епифана и Маккавеев, приблизительно от 170–164 г. до Р. Хр.

И то и другое мнение, и мнение ортодоксалов и мнение отрицательной критики, в главной своей части опирается на филологию книги, на тот язык, на котором писал боговдохновенный автор.

Вот мы и посмотрим: какие доводы приводятся в защиту первого положения и какие – защиту второго. Сделаем критическую оценку филологических оснований первой группы ученых и второй. Путем такого сличения и сравнительного изучения мы скорее всего выберемся на истинный путь и ближе станем к намеченной нами цели.

Подробнее...

Бухарев А. М. Св. пророк Исайя очерк его времени, пророческого служения и книги.

Содержание

Личные свойства пророка Исаии; возведение его на пророческое поприще; пророческое его служение; написание им книги пророчеств Обозрение содержания книги пр. Исаии I. Пророчественные обличения и угрозы II. Предречения о Христе, Его благодати и царстве III. Утешения, увещания и молитвы Пророка Характер книги Руководственное значение книги прор. Исаии 

 

Обстоятельства служения пр. Исаии; современное внутреннее и внешнее состояние избранного народа и всего современного пророку мира; нужды церкви

Исайя, книга которого в ветхом и в новом завете признавалась церковью всегда за книгу Слова Божия1, пророчествовал в Иудее и главным образом для иудеев2, но его богопросвещенный взор обнимал и весь мир. Посему обратим внимание на внутреннее и внешнее состояние не только избранного народа при Исаии, но и современного ему языческого мира.

Язычники по-прежнему предавались суетным помыслам о божестве, продолжая извращать, довольно еще не скудное тогда в человеке, ощущение – в самой области естественного и чувственного – силы Высшей, Владычественной. Язычество – говорим о религии – было во всей силе; впрочем во время Исаии язычники боготворили тварь уже не столько по увлеченно, как напр. было при Иове3, сколько по привычке и преданию, имевшему для них непререкаемую важность и силу. Потому тем грубее и несмысленнее является теперь язычество: боготворили самодельных истуканов, побуждаясь к тому не впечатлением величественного предмета и внутренним движением, но обычаем и навыком или суеверным житейским расчетом, – и однако боготворили усердно, со слепым благоговением (см. 44 и 46 гл. Исаии)4 .

Подробнее...

Сидоров А. И. Библейско-критический труд Оригена «Гекзаплы».

31 мая 2012 г.

Поскольку труды Оригена весьма многочисленны, то обычно их подразделяют на несколько групп. Учитывая определенную условность подобного подразделения, можно выделить следующие группы этих произведений: 1) библейско-критические и библейско-экзегетические труды; 2) творения апологетические и полемические; 3) сочинения богословско-догматического характера; 4) нравственно-аскетические произведения и 5) послания. Наиболее значительное число творений Оригена принадлежит к первой группе. Это обстоятельство отражает тот факт, что он был по преимуществу исследователем и толкователем Священного Писания. По словам Д. Леонардова, “немногие оказали делу изучения и истолкования Слова Божия такие замечательные услуги, немногие от самого детства до престарелого возраста жили столь трудолюбивой, подвижнической жизнью ученого исследователя Библии, как этот великий учитель. Среди всех отцов и учителей Церкви первых трех веков Ориген выделяется своею величавою, благородною индивидуальностью. Непреодолимый в своем христианском рвении, не имея себе равных по учености, он всю свою долгую жизнь посвятил изучению Священного Писания. Он глубоко верил, что Библия содержит в себе неисчерпаемые сокровища мудрости, дает непогрешимый ответ на вечные запросы и влечения человеческого духа. Самые заблуждения Оригена в истолковании Священного Писания, повлекшие за собою погрешности догматического свойства, были заблуждениями именно великого человека”1.

Подробнее...

Флоровский Г. В. Тварь и Тварность.

Содержание: Тварность мира. Мир мог и не существовать. Тварь не явление, но сущ-ность. Совершенная свобода Творца. Побуждение к творению — благость Божия. Разли-чие между сущностью и волей. Стремясь к Богу, тварь совершен¬ствуется.

 

 

Се, на руках Моих написах стены твоя,

 и предо Мною ecu присно (Ис. 49:16).

Тварность мира.

                Мир тварен. Это значит: он произошел из ничего, а это значит, что не было мира прежде, чем он возник. Он возник вместе со временем, ибо самого времени не существо-вало, когда не было мира. “Время от создания неба и земли исчисляется,” — говорил преп. Максим Исповедник. Только мир существует во времени — в смене, последова-тельности, длении. Без мира нет времени. И возникновение мира есть начало времен.2 Это начало, по разъяснению свят. Василия Великого, не есть еще ни время, ни частица времени, как начало пути не есть еще самый путь. Оно просто и несложно.3 Времени не было — и вдруг, и сразу оно началось. Тварь возникает, приходит в бытие, переходит “от несущих во еже быти.” Начинает быть. По выражению свят. Григория Нисского, “самая ипостась твари начата изменением,”4 “самый переход из небытия в бытие есть некий пе-реход от несуществовавшего в существующее, прелагаемого по Божественному изволе-нию.”5

Подробнее...