Смирнов А. Достоевский и Ницше.

Для многих сопоставление нашего знаменитого писателя Достоевского с модным в настоящее время философом Ницше может показаться несколько странным и, пожалуй, даже, натянутым и фальшивым. Что может быть общего между этими двоими писателями, диаметрально расходящимися в своих конечных выводах касательно вопросов о смысле и цели человеческой жизни, о нравственных идеалах человека, о значении христианства в истории культуры и т.д.? Один является страстным защитником и проповедником христианской любви и личного самоотречения в пользу служения ближним; он благоговейно преклоняется и перед евангельским учением и перед высокими идеалами русского православия; для него ненавистно всякое проявление эгоизма, в котором он видит признак отрицания высшей культуры. Напротив другой, с какою-то самодовольною гордостью, называет себя антихристом и полагает задачу своей литературной деятельности в коренном разрушении всех тех нравственных ценностей, которые были установлены христианством. Ницше злобно издевается над евангельским учением о кротости, милосердии, самопожертвовании за других и т.д. Мало того, он видит в этом учении основную причину духовного и физического вырождения современных поколений, так как де христианская благотворительность и сострадание только плодят больных и слабовольных людей, которые без посторенней поддержки скоро погибли бы в борьбе за существование и таким образом расчистили бы почву для высшей породы людей, сильных своим телом и «волею к власти».

Подробнее...

Лебедев А. П. Попытка Дарвина помирить свою теорию с религиозно-нравственным чувством христианина.

(К характеристике англичан)

Ни изложения, ни разбора теории знаменитого английского естествоиспытателя Чарльза Дарвина мы не имеем в виду делать. Это уже не раз сделано во многих духовных и светских журналах. Мы намерены лишь бросить взгляд, если не ошибаемся, на нерассмотренную еще никем попытку этого ученого примирить свою теорию с высшими интересами человека. Сделать это нам кажется небезынтересным даже в виду современных политических явлений... Для большей ясности на¬шей заметки считаем уместным напомнить читателю основную мысль теории Дарвина. Этот естествоиспытатель старается объяснить всё развитие мира органического, начиная от ничтожной былинки и кончая человеком, действием, так называемого, у него, начала «борьбы за существование». Организмы постоянно борются между собой и в этой борьбе, которая разнообразна до бесконечности, незаметно усовершаются; такое совершенствование продолжается миллионы лет и никогда не окончится. Борьба эта, как борьба не на живот, а на смерть, требует, конечно, бесчисленных жертв. Переживают её только более сильные организмы, остальные глохнут и помирают, не дожив века. Теория, в общем, не чужда чувства кровожадности. Дарвин весьма ясно понимает, что религиозные и нравственные симпатии челове¬ка, насколько последний дорожит своим достоинством и своими христианскими убеждениями, не могут отно¬ситься благоприятно к его теории.

Подробнее...

Антоневич А. В. Метафизика тела в антропологии Киприана (Керна) и ее значение для воспитания.

Тема правильного отношения к телу – одна из важнейших тем в религиозно-философской антропологии Киприана (Керна), пока ещё, к сожалению, малоизвестного в России религиозного мыслителя русского зарубежья первой половины ХХ в., но она у него обретает новое звучание в контексте темы аскетического воспитания.

Антропология Киприана (Керна) вытекает из всей традиции паламизма, но чтобы понять эту традицию и само учение св. Григория Паламы о человеке, нужно прежде всего усвоить его взгляд на всецелое естество человека, когда тело не принижается (как в неоплатонизме) из-за своей материальности, а, наоборот, оправдывается и даже прославляется.

Киприан (Керн) особо выделяет значение тела в воспитании, опираясь на опыт традиции исихазма: "Мистическая традиция... зовёт к воспитанию и преображению этого тела... Тело, предназначенное стать храмом обитающего в нём Духа Божия, как оболочка и хранитель этого ума, не может, по учению исихастов, не участвовать в молитвенном делании. Всё их учение, а, следовательно и самого св. Григория Паламы о теле человека, построено на святоотеческом аскетическом учении о том" 194.

Подробнее...

Кутикин В. Ю. Иван Васильевич Киреевский и старец Макарий Оптинский, путь от западничества к славянофильству.

В начале XIX века на закате эпохи Просвещения в Европе наблюдается возвращение к духовным основам и национальным корням, что проявилось в расцвете идеализма в философии, романтизма в искусстве и национализма в общественной мысли. В России стремление к национальным корням было связано с движением славянофилов. И хотя В.О. Ключевский скептически заметил, что «славянофильство  –  история двух-трех гостиных в Москве и двух - [трех] дел в московской полиции»[1], движение это имело много последователей из числа наиболее образованных представителей дворянства. Одним из основателей «московского направления», как называли себя славянофилы, был Иван Васильевич Киреевский, в молодые годы, по словам А.И. Кошелева, перебывавший локкистом, спинозистом, кантистом, шелленгистом, даже гегельянцем, и впоследствии пришедший к славянофильству во многом благодаря Оптиной пустыни. Общение с оптинским старцем иеросхимонахом Макарием (Ивановым) способствовало тому, что И.В. Киреевский, став славянофилом, «сделался не только православным, но даже приверженцем “Добротолюбия”»[2].

Подробнее...

Верховской С. С. Бог и человек. Учение о Боге и Богопознании в свете Православия.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие автора ***

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ***

Глава первая. Христианское понимание Богообщения ***

Глава вторая. Ветхозаветное учение о Богопознании ***

Глава третья. Богопознание в Новом Завете ***

Глава четвертая. Учение Отцов Церкви IV-го века ***

Глава пятая. Учение Св. Григория Нисского ***

Глава шестая. Общее заключение о путях Богообщения и Богопознания ***

Подробнее...

Антоневич А. В. Религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и Киприана (Керна).

Религиозно-философская антропология

В. В. Зеньковского и Киприана (Керна).

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ ***

Глава 1. Религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и проблемы духовного совершенствования человека ***

1. 1. Формирование антропологических взглядов и религиозно-философского мировоззрения В. В. Зеньковского. Значение Н. В. Гоголя и славянофилов. ***

1. 2. Проблемы духовного воспитания в условиях эмиграции. ***

1. 3. Принципы антропологии В. В. Зеньковского ***

1. 4. В. В. Зеньковский о метафизике личности и целостности человека. ***

1. 5. Религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и вопрос о софийности мира. ***

Подробнее...

Астафьев П. Е. К вопросу о свободе воли. – М. Тип. А. Гатцука, 1889.

К ВОПРОСУ О СВОБОДЕ ВОЛИ.

 

_____

 

П. Е. АСТАФЬЕВА.

 

________

 

(Из "Трудов Московского Психологического Общества").

 

 

МОСКВА.

Типография А. Гатцука, Никитский бульв., собственный дом.

1889.

Подробнее...

Антоневич А. В. Православная антропология русского зарубежья, прот. Василий Зеньковский и архим. Киприан (Керн).

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и проблемы духовного совершенствования человека

1. 1. Формирование антропологических взглядов и религиозно-философского мировоззрения В. В. Зеньковского. Значение Н. В. Гоголя и славянофилов

1. 2. Проблемы духовного воспитания в условиях эмиграции

1. 3. Принципы антропологии В. В. Зеньковского

1. 4. В. В. Зеньковский о метафизике личности и целостности человека

1. 5. Религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и вопрос о софийности мира

1. 6. Единство религии, философии и науки как условие для воспитания целостной личности

Подробнее...

Битехтина Л. Д. Методологические основы психологии в духовном учении свт. Феофана Затворника (истоки, развития, перспективы).

ХIХ век – период жизни свт. Феофана Затворника – характеризовался в духовном плане веком возрождения русской духовности и культуры. Ярким его представителем, соединяющем в себе достижения философии, литературы, богословия как теоретического, так и практического, – был свт. Феофан (1815–1894 гг.).

Старчество, идущее от прп. Паисия Величковского (1722–1794), было принято в России и развивалось в монастырях, в то время как богословская наука и ее научные центры – в духовных учебных заведениях с многоуровневой системой подготовки (духовное училище, семинария, академия, магистратура, докторантура).

Особенность состояния русского богословия и науки на этот период фиксировалась в задаче "догнать" западное просвещение (в частности, Германию). Проблема состояла в том что, ориентируясь на западную школу богословствования, наше – не исходило из внутренней потребности и убеждения. По мнению о. Георгия Флоровского: "За долгие годы западного влияния в школах не привыкли спрашивать себя о духовных предпосылках богословия и то был вопрос о духовном методе. Нужно было научиться богословствовать не из ученой традиции , но из живого церковного опыта и из религиозной потребности в знании" [6, с. 364, Г. Флоровский. "Пути русского богословия"]. И если предыдущий век в области практического богословия дал прп. Паисия Величковского, то в области теоретического богословия это был свт. Филарет Московский (1782-1867 гг.).

Подробнее...

Андроник (Трубачев), игумен. Антроподицея священника Павла Флоренского.

"Мой "Столп" до такой степени опротивел мне, что я часто думаю про себя: да не есть ли выпускание его в свет акт нахальства, ибо что же, на самом-то деле, понимаю я в духовной жизни?"

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ЦИКЛА "У ВОДОРАЗДЕЛОВ МЫСЛИ"

"Мой "Столп" до такой степени опротивел мне, что я часто думаю про себя: да не есть ли выпускание его в свет акт нахальства, ибо что же, на самом-то деле, понимаю я в духовной жизни? И, быть может, с духовной точки зрения он весь окажется гнилым" (из письма священника Павла Флоренского В.А. Кожевникову от 2 марта 1919 года) [11]. Трудно поверить, что эти строки написаны отцом Павлом еще за два года до выхода его книги "Столп и утверждение Истины" (М., 1914). Столь резкий отзыв, при всей самокритичности отца Павла, объясняется тем, что к этому времени ему внутренне стал чужд дух теодицеи: "Столп…" был пройденным этапом жизни. Не случайно П.А. Флоренский первоначально в 1908 г. взял в качестве магистерской диссертации перевод и комментирование неоплатоника Ямвлиха. Таинства брака (1910) и священства (1911) явились теми семенами, из которых творчество отца Павла смогло расти в новом направлении – направлении антроподицеи.

Подробнее...