Аверинцев С. С. Аналитическая психология К.-Г. Юнга и закономерности творческой фантазии.

1

Что, собственно, означает применительно к изучению литературы и искусства пресловутое слово «мифология»? Для вдумчивого исследователя этот вопрос давно уже перешел из категории праздных спекуляций в сферу самых что ни на есть насущных профессиональных затруднений. Для него этот вопрос принимает весьма конкретную форму: в каких случаях он вправе (и обязан) констатировать в изучаемом им объекте, будь то литературный текст, картина, статуя, а может быть, также фортепьянная соната и т. п., присутствие того, что называется мифологией? Вопрос идет еще дальше: если мифологический элемент выявлен, как ему в своей работе учитывать это? Ведь искусствовед или литературовед, о котором мы говорим, еще на студенческой скамье должен был догадаться, что когда речь заходит о «мифологии» Кафки, дело идет о вещах как небо от земли далеких от предмета, трактуемого в книге Н. Куна «Легенды и мифы древней Греции». Его положение усложнено тем, что термин «мифология» утрачивает в наши дни необходимые всякому термину общеобязательные границы применения решительно повсюду, исключая только сферу этнографий, точнее же, ту ее область, которая занимается «примитивными», докультурными народами. Пока исследователь не покидает эту область, пока предметом его занятий остается та нерасчлененная идеологическая первоматерия, из которой еще не успели выделиться наука и словесность, история и сага, религия и право, философия и теология, — для него все ясно, и он может говорить о мифе со спокойной совестью. Мало того, ему дана привилегия ставить вопрос о специфических законах мифологического сознания, не вызывая подозрений в иррационализме. Коллеги будут с ним спорить по существу дела, но само слово «миф» споров но вызывает: здесь ему гарантировано всеобщее понимание. Ибо миф в собственном смысле слова есть миф первобытный — и никакой иной. Но — что делать! — этот, еще не выведенный из надежного тождества самому себе, миф не может вплотную заинтересовать ни литературоведа, ни искусствоведа, ибо заведомо несовместим с существованием объектов их профессионального изучения: с литературой и искусством как автономными формами человеческой активности. Первобытный тотальный миф и дифференцированное художественное творчество лишены возможности встретиться: жив первый, его цельность как раз и гарантирована тем, что искусство из него еще не вычленилось, а появление искусства само сигнализирует о распаде мифологического мира, — тут, говоря словами Гераклита, «огонь живет смертью земли». Миф, понятый этнографически, по необходимости есть «иное» для искусства, внеположен ему.

Подробнее...

Аверинцев С. С. Авторство и авторитет.

Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. М., 1994, с. 105–125

Оба слова, вынесенные нами в заглавие, имеют схожий облик, и сходство их отнюдь не случайно. У них одно и то же — латинское — происхождение, единая этимологическая характеристика; и если их словарные значения к нашему времени разошлись довольно далеко, то у истоков значения эти неразличимы.

Auctor ("автор") — nomen agentis, т. е. обозначение субъекта действия; auctoritas ("авторитет") — обозначение некоего свойства этого субъекта. Само действие обозначается глаголом augeo, одним из, говоря по-гетевски, "Urworte" ("первоглаголов") латинского языка, необычайную густоту смысла которых возможно лишь с неполнотой передать в словарной статье. Аugео — действие, присущее в первую очередь богам как источникам космической инициативы: "приумножаю", "содействую", но также и просто "учиняю" — привожу нечто в бытие или же увеличиваю весомость, объем или потенцию уже существующего. "Augustus", "август", самодержец в императорском Риме, — это человек, испытавший на себе подобное действие богов и ставший в результате более чем человеком и более чем гражданином. Но человек и гражданин, при условии своей полноправности, также может быть субъектом этого действия. Ему дано "умножить" силу некоего сообщения, поручившись за него своим именем. Он способен нечто "учинить" и "учредить": например, воздвигнуть святилище, основать город, предложить закон, который в случае принятия его гражданской общиной будет носить имя предложившего. Во всех перечисленных случаях гражданин выступает как auctor; им практикуема и пускаема в ход auctoritas.

Подробнее...

Аверинцев С. С. Cмысл вероучения и формы культуры.

Классификация культур знает достаточно ясные, фиксированные, тождественные себе понятия: "исламская культура", "буддийская культура" и т. п. В этот ряд как будто само собой встает понятие: "христианская культура". Во множестве контекстов это достаточно оправдано. Следуют, разумеется, этно-конфессиальные подразделения — "православная культура" Византии, Балкан и России, "католическая культура" средневекового Запада, из которой затем выделяется "протестантская культура", и т. п.; но такие же дробления имеют место применительно к исламу и буддизму.

Будем, однако, осторожны.

Платон утверждал, что преимущественное состояние ума философа есть удивление. Попытаемся заново удивиться тому, к чему мы чересчур привыкли — основным фактам истории нашей веры. Попытаемся увидеть их как бы заново — через сопоставление, через контраст.

Подробнее...

Августин (Никитин), архимандрит. "Сайентологическая церковь".

Предисловие

"Сайентологическая Церковь", получившая широкое распространение во многих странах мира, резко отличается от традиционных христианских конфессий по своему вероучению, традициям и практике. Учрежденная в 1954 году в США, она возрастала на подготовленной почве: предшественницей "сайентологии" была "Христианская наука" (Christian Science) - "Церковь", основанная во второй половине ХIX в.

Вот что сообщалось об этом в мартовском номере журнала "Миссионерское обозрение" за 1915 год: "С половины прошлого столетия в христианских странах Нового Света возникло и к настоящему времени развилось до весьма больших размеров особое движение, так называемое духовное врачевание (mind cure movement). На почве этого течения за последнее время возникло много сект, в главных чертах очень сходных между собою, - писал автор статьи свящ. Д.Ахматов. - Наиболее ранней и резкой формой этого движения и более других распространенной ветвью его в настоящее время является секта "Христианская наука" (Christian Science). Весьма многочисленные последователи ее (сциентисты) представляют из себя организованную секту с определенным катехизисом и многими большими роскошными храмами в городах Соединенных Штатов Северной Америки и отчасти Европы".

Подробнее...

Анонс. Проблема подростковой зависимости от социальных сетей: пастырский взгляд.

25 ноября 2021 года в 14.00, в церкви св. ев. Луки г. Твери (4-я горбольница) будет прочитана лекция «Проблема подростковой зависимости от социальных сетей: пастырский взгляд» (лектор: священник Максим Мищенко). Мероприятие состоится в рамках церковно-образовательного лектория «Миссия сегодня». Проект курирует настоятель церкви св. ев. Луки г. Твери иерей Антоний Русакевич.

Социальные сети прочно вошли в нашу жизнь. Многочисленные исследования говорят о том, что число пользователей социальных сетей интернет-сообществ в социальных сетях, составляет 76.5% от общего количества интернет-пользователей. Эта цифра является отличной иллюстрацией того, что в современном информационном обществе рост числа пользователей в интернет-сообществах социальных сетей означает также возрастание влияния данных сообществ на социальные процессы. Еще один интересный индикатор: среднее ежедневное время, проведенное в социальных сетях, составляет 55 процентов от ежедневного времени использования интернета в целом. Многие люди просто не представляют жизнь без своего аккаунта в одной из социальных сетей.

В наше время очень актуальна такая проблема как зависимость от социальных сетей. Надо искать пути ее решения, так как это бомба замедленного действия в социальной сфере.

Подробнее...

Аванесов С. С. ЛИЧНОСТЬ КАК СИНЕРГИЙНАЯ КОНСТИТУЦИЯ.

Всё более очевидные антропологические контексты и «подтексты» того, что происходит в современной культуре и с современной культурой, предполагают не только настойчивое удержание в центре философского внимания всей традиционной «человековедческой» проблематики, но и постоянную артикуляцию решающего характера именно «антропных» измерений реальности в любом акте её интерпретации. Эти измерения задаются с помощью комплекса экзистенциалов («свобода», «дух», «трансценденция», «существование» и т.п.),[1] общий смысл которых концентрируется в базовом концепте «личность». Этот последний термин имеет давнее и широчайшее хождение в философской литературе, и как раз поэтому его содержание не является абстрактно однозначным, но требует своего рода реконструкции в связи с контекстом его конкретного употребления. При этом представляется неизбежным учёт того обстоятельства, что специфика применения и понимания слова «личность» связана с основами религиозного (конкретно – христианского) мировоззрения и коренится именно в нём.[2] Современная отечественная философия снова начинает признавать, что «личность» – это понятие религиозное, а не философское по своему происхождению; что оно «сформировалось в ходе затяжных споров о тринитарности, инкарнации и евхаристии и применялось первоначально по отношению к Богу, а не к человеку»[3].

Подробнее...

Анонс. Какой религии на Руси жить хорошо. Вся правда о федеральном законе о свободе совести и религиозных объединениях. Пастырский взгляд.

18 ноября 2021 года в 14.00, в день всех Тверских святых, в церкви св. ев. Луки г. Твери (4-я горбольница) будет прочитана лекция «Какой религии на Руси жить хорошо? Вся правда о федеральном законе о свободе совести и религиозных объединениях» (лектор: священник Максим Мищенко). Мероприятие состоится в рамках церковно-образовательного лектория «Миссия сегодня». Проект курирует настоятель церкви св. ев. Луки г. Твери иерей Антоний Русакевич.

Начиная с конца 80-х гг. XX века в России стала складываться система взаимоотношений между государством и религиозными объединениями на основе сотрудничества (партнерства). Началось возрождение церквей, монастырей, появились первые законодательные разработки по регулированию государственно-церковных отношений, церковь получила права юридического лица, свобода совести стала рассматриваться не только как право на атеизм. Однако этот процесс сопровождается массой трудностей.

Во-первых, необдуманная либерализация законодательства в данной сфере уже неоднократно приводила к тяжелым последствиям. Например, после того, как в октябре 1990 г. Верховным Советом РСФСР был принят Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий», создавший режим максимального благоприятствования для создания любых религиозных организаций в России, в страну хлынули представители различных сект, что способствовало еще большей дестабилизации обстановки как накануне, так и вскоре после распада СССР.

Подробнее...

Проблема подростковой зависимости от социальных сетей: пастырский взгляд.

Социальные сети прочно вошли в нашу жизнь. Многочисленные исследования говорят о том, что число пользователей социальных сетей интернет-сообществ в социальных сетях, составляет 76.5% от общего количества интернет-пользователей. Эта цифра является отличной иллюстрацией того, что в современном информационном обществе рост числа пользователей в интернет-сообществах социальных сетей означает также возрастание влияния данных сообществ на социальные процессы. Еще один интересный индикатор: среднее ежедневное время, проведенное в социальных сетях, составляет 55 процентов от ежедневного времени использования интернета в целом. Многие люди просто не представляют жизнь без своего аккаунта в одной из социальных сетей.

В наше время очень актуальна такая проблема как зависимость от социальных сетей. Надо искать пути ее решения, так как это бомба замедленного действия в социальной сфере.

Подробнее...

Серебряный век. Феномен «нового религиозного сознания».

Влияние В. Соловьева на культуру Серебряного века.

Начало 20 века интеллектуально маркирован как период «Серебряного века» в истории достижений русской творческой элиты. Культура Серебряного века очень многолика: в ней слились не только разные стили и жанры, но и самые разные духовные течения, часто трудно между собой совместимые. Эта разнородность состава сказалась и на характере философии: тут присутствует и влияние западной метафизики, прежде всего немецкого идеализма, и восходящее к славянофилам стремление вернуться к христианским истокам и строить философию на религиозном основании, сближая ее с богословием; и мистико-оккультные мотивы, восходящие к гностицизму и усиленные – особенно в начале 20 века – увлечением апокрифической литературой и интересом к русскому сектантству, прежде всего к мистико-экстатическим сектам.[1]

Подробнее...

Древняя Церковь и запрет второбрачия клириков

Твердая позиция Православной Церкви по вопросу второбрачия клириков является самым ярким свидетельством того, что она остается верной учению о браке, заключенному в Новом Завете, хотя ее «икономия» допускает второй и третий браки для мирян.
 

Подробнее...