Георгий (Морохин), протоиерей. Проблемы канонизации новомучеников Российских на примере святителя Афанасия (Сахарова).

В 90-х годах прошлого века, когда во всех епархиях Русской Православной Церкви начался активный сбор материалов для предстоящей канонизации новомучеников и исповедников, не была ещё дана окончательная оценка многих событий церковной истории 20–50-х годов, да и до сих пор исследователи не пришли к единому мнению об этом сложном времени, которое принято называть теперь периодом богоборческих гонений. Речь идет, прежде всего, об эпохе церковных расколов («разделений»), признании истинного мученичества в «разделениях», отношении к советской власти и т.д.

На прошлых Рождественских Чтениях так или иначе уже затрагивались проблемы подготовки к канонизации новомучеников и исповедников. Одним из острых вопросов является отношение священнослужителей и мирян к церковной политике, проводимой Заместителем местоблюстителя Патриаршего Престола, Сергием (Страгородским). И как следствие этого, отношение к высшей церковной власти, пониманию ее каноничности, а, следовательно, и евхаристическому общению, поминовению за богослужением первоиерарха, канонических границ власти местоблюстителя патриаршего престола, отношению христиан к богоборческой власти. Острота этого вопроса заключается не только в сложности исследуемого периода или недостаточности документального материала. Спор, начавшийся в 20-х годах ХХ века о той грани, где заканчивается административное непослушание и начинается раскол, по сей день актуален.

В этом отношении очень ценен пример исследования материалов касающихся канонизации святителя Афанасия (Сахарова).

Подробнее...

Святитель Афанасий Ковровский.

Содержание

Краткая биографическая справка Исповедник и святитель До революции Первая и вторая ссылки. Знакомство с С.И. Фуделем Служение «тайнообразующе» Третья ссылка. Признание патриарха Алексия I Возвращение из ссылок. Тутаев, Владимир и Петушки Общение с С.И. Фуделем Связь с другими церковными людьми Литература

Краткая биографическая справка

Владыка Афанасий (Сахаров), в 2000 году прославленный как святитель и исповедник, занимает особенное место в ряду лиц Русской церкви XX века.

Непримиримый борец с расколом «живоцерковников», отказавшийся признать законность присвоения митрополитом Сергием (Страгородским) титула митрополита Московского и Коломенского в 1930 г. и ставший одним из самых влиятельных епископов «катакомбной» церкви, духовно окормлявший самые разные общины «непоминающих», он же в 1945 году признает законность избрания патриарха Алексия I и призывает к этому духовных чад.

Большая часть его епископства, по составленным им самим «Датам и этапам моей жизни» (почти 30 из 42 лет) проходит в лагерях и ссылках, еще 10 лет, в том числе и 8 последних, он на свободе, но не на епархиальном служении. После освобождения из последней ссылки владыка оказывается вынужден служить у себя дома.

Подробнее...

Карташёв А. В. Св. Великий Князь Владимир – отец русской культуры.

Мы только еще начинаем пристально вглядываться в учительный образ отца нашей нации по плоти и по духу, в образ св. кн. Владимира, только начинаем разгадывать и постигать его святые заветы. Всем известные черты его жизненного подвига вырисовываются пред нами все с большей грандиозностью и значительностью. Нужно еще много изучать умом и сердцем «Великого кагана» нашего, равноапостольного Владимира, и не в брошюры, а в томы должно вылиться это изучение. Здесь и сейчас коснемся намеком только некоторых черт его земного служения, являющихся для нас его заветами.

Завет первый – идти по путям восточного Православия, не смущаясь их подчас каменистостью и тернистостью, не слушая сирен, завлекающих в противоположную сторону.

Завет второй – не останавливаться на внешнем украшении книги евангельской золотом и драгоценными камнями, а самым делом пытаться осуществлять любовь Христову в жизни общественной и даже государственной, создать святую Русь, христианский народ, христианскую государственность. Св. кн. Владимир был восточный скандинав по крови и языку, но из тех родов «варяжских», которые совершенно ославянились, покорились загадочному гению славянского языка, как покорились его стихии и тюрки-болгары. В борьбе за власть он надолго убегал в Скандинавию к своим родственникам и набирал там дружины варягов, с которыми и возвращался на Русь. Здесь у него уже в Киеве годами живал его сородич Олав Триггвесон, будущий св. Олав, король и креститель Норвегии. В совместных беседах два языческих конунга переживали свой интимный религиозный кризис, и оба повели свои народы по христианскому пути, Олав по западному, Владимир по восточному. Церковь тогда была еще не расколота. Вопроса о ереси римской еще не существовало. Семья Владимира роднилась через браки со всеми западными династиями латинского обряда. Владимир принимал у себя западных миссионеров и папские посольства, как единоверцев. И тем не менее, он сознательно предпочел греческий обряд и греческую культуру.

Подробнее...

Киприан (Керн), архимандрит. Отец Антонин Капустин – начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

Содержание

Глава I. Капустины. Батурино. Отчий дом. Рождение. Глава II Бурса. Далматов монастырь. Семинария. Пермь. Екатеринослав. (1825–1839 гг.) «Причитание» Глава III Академия. Подгурские. Пострижение. (1839–1850 гг.) Иоанн и Мария Глава IV. Афины. Царьград. Археологическая работа (1850–1865 гг.) Мир (18 марта 1856 г.) Глава V. Русское и вселенское. Глава VI. Русская Духовная Миссия до отца Антонина. Глава VII. «Система» и ее последствия в жизни о.Антонина Глава VIII. Иерусалимские годы (1865–1894 гг.) 

 

Архимандрит Антонин умер в 1894 г. Его век – девятнадцатый, этот великолепный и неповторимый в истории русской мысли и чувства, нами уже начал забываться. Кровь и дым социальных катастроф нашего времени угрожают вытравить и саму память о столь недавно минувшем взлете русского духа.

В истории развития человеческой мысли позитивизм нашего времени засвидетельствовал ведь не столько немощь разума, сколько боязнь его. Агностицизм означает нищету, точнее, просто отсутствие духовного опыта. При кажущемся массовом просвещении человечества в наши дни оно погружается все в более зловещий обскурантизм. Оно не в состоянии преобразить свое душевное в духовное. Духовные ценности, в редком изобилии и с особой силой заполнившие вдруг в XIX веке русскую жизнь, обратили этот век в своеобразный русский ренессанс. Но в нем уже ощутимы зловещие симптомы какого-то краха культуры. Наш же, двадцатый век страшен по своему натурализму, по грубой непреображенной душевности, по зверообразности своей. «Брани и слышания бранем», переделы, имеющие материально осчастливить человечество, ложатся роковым водоразделом между двумя Россиями, между двумя культурами. Между Россией гениальных личностей и Россией коллективизма, массового счастья, между культурой духа и дрессировкой тела. Физкультура и скаутизм в равной мере подтверждают огрубение вкусов и одебеление сердца. Биологически сильнейший тип русского человека, по меткому слову Бердяева, – «гладко выбритый, военного типа, очень энергичный, дельный молодой человек во френче, знаменует решительный отход от тех ценностей, которые создал XIX век и которыми жил „Великий Орден Русской Интеллигенции».

Подробнее...

Апушкина E. В. Крестный путь преосвященного Афанасия (Сахарова).

Владыка Афанасий оставил краткую рукопись – «Даты и этапы моей жизни». Сухой, но потрясающий перечень событий страдальческой жизни этого мягкого сердцем, но твердого духом и верного до смерти христианина говорит сам за себя. Но хотелось бы собрать и на нитку этого перечня нанизать то немногое, что сохранилось в памяти близких покойного Владыки и в его письмах. Господи, благослови!

Родитель Владыки Григорий Сахаров, суздальский уроженец, был человеком интеллигентным, как и вся его родня (Астровы, Челищевы в Москве, Соловьевы во Владимире), чиновником.1 Он женился на склоне лет на простой крестьянке Матроне Андреевне из деревни Орехово Тульской губернии.

Супруги Сахаровы, живя в любви и согласии, оба отличались благочестием и преданностью св. Церкви, а вместе с тем и особой добротой и отзывчивостью к людям. Уже на склоне лет Владыка писал одной молоденькой духовной своей дочери (27.01.1959 г.)2: «...когда христианские родители, исполняя завет Христа, помогают чужим, отнимая нечто у детей, все это отнятое сугубо возвратится детям. Утверждаю это, ибо знаю по собственному опыту. Я не помню своего отца, но все знавшие его, с кем мне приходилось встречаться, всегда отзывались о нем как о человеке очень добром, отзывчивом, готовом всякому помочь и добрым советом, и личной услугой, и материально. Запасных средств у него никогда не было. Когда родился я, мама говорила ему, что теперь надо быть поэкономнее. Но отец отвечал: «Теперь я помогаю людям, а когда у Сережи будет нужда, найдутся люди, которые ему помогут». И это точно сбылось. Мне приходилось бывать в очень тяжелых условиях, и всегда находились добрые люди, которые заботились обо мне, устраивали меня, помогали мне. Верю, что это только за добрые дела моего отца. Верю, будьте уверены и Вы, что добрые дела Вашей мамы принесут и для Вас многий плод...».

Подробнее...

Анна Сахарова. «Неперемолотый» владыка.

Содержание

Детство Преподавательская деятельность Поместный Собор Хиротония «А тюрьмы нам нечего бояться...» Последние годы жизни 

 

«Молитва всех вас спасет», – последние слова свт. Афанасия (Сахарова)

«Свт. Афанасий обладал редкостным даром любви»

Н.В. Трапани 1

2 июля (по новому стилю – пятнадцатого) исполнилось 125 лет со дня рождения святителя Афанасия (Сахарова), который из 33 лет епископского служения 22 года провел в заключении и почти 7 лет в ссылке.

Всю пастырскую деятельность владыки пронизывала мысль о необходимости связи всех русских православных людей в молитве, взаимного поминовения, ходатайства друг за друга перед Богом. Владыка состоял в переписке с большим количеством людей. Так, духовные чада о. Алексия и о. Сергия Мечёвых обращались к нему: «Просим Бога, чтобы Он продлил Вашу жизнь для молитв за нас, рассеянных чад Маросейских».

По словам о. Всеволода Шпиллера, такого святителя, как владыка Афанасий, не было в XX веке ни в одной из Поместных церквей.

Подробнее...

Иерей Евгений Терехов. Жизнь и служение святителя Афанасия (Сахарова).

Содержание

Часть 1. «Молитва всех вас спасет»: жизнеописание владыки. Часть 2. «Пойте Богу нашему, пойте разумно»: о трудах владыки по исправлению богослужебных текстов.

 

Часть 1. «Молитва всех вас спасет»: жизнеописание владыки.

Владыка Афанасий был известен многими делами на благо Церкви, но более всего – своими трудами по редактированию богослужебных текстов и составлению службы русским святым. Из первой части статьи вы узнаете о жизни святителя, увидите, в каких условиях протекала его деятельность, о которой подробнее будет сказано чуть позже.

Святитель Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский, родился 2 июля 1887 года в селе Паревка Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Его отец, Григорий Петрович Сахаров, служил писцом при гимназической канцелярии, а затем – письмоводителем и бухгалтером. В возрасте шестидесяти одного года он вышел в отставку в чине надворного советника и вступил в брак с крестьянкой Матроной Андреевной.

Подробнее...

Церпицкая О. Л. Архимандрит Антонин (Капустин) и русские святыни на Святой Земле.

Со времени крещения Руси, верующие русские люди проявляли особый интерес к Святой Земле и принимали живое участие в ее судьбе. Первое упоминание летописца о паломничестве в Святую Землю – это рассказ о Варлааме, игумене Дмитровском, в 1062 году ходившем на поклонение святым местам Палестины. Однако, около 1022 года прп. Феодосий Печерский (тогда еще отрок) встретил в Курске странника из Иерусалима. А народные предания относят начало паломничества ко времени св. Равноапостольного князя Владимира (былина о хождении в Иерусалим сорока калик со каликою). Не умалчивают столь древние источники и об опасностях, с которыми сопряжен был путь благочестивого паломника – игумен Даниил (XII век), например, замечает:

Подробнее...

Бронзов А. А. Думы инока.

В наше время, – время шатания, нравственного разложения, пропаганды безбожия и всякого рода гнилых теорий, – глаза невольно останавливаются на монастырях, – разбросанных по всей широкой Руси и когда-то не раз служивших большую службу, об одной из которых ещё недавно вспоминала Сергиева Свято-Троицкая Лавра. Не могут ли, думается, эти монастыри оказать и ныне необходимой поддержки в борьбе с сильно размножившимися идолами, которых столь тщательно перечисляет достопочтенный казанский епископ Алексий в своем «нововременском» письме (№ 12498 за 28 дек. 1910 г.: «Нечто об идолах» etc.), к слову сказать: довольно удивительном по многим причинам, о чем поговорю когда-либо после, – а ныне ограничусь добавлением к перечисленным ещё одного из главнейших: любостяжания (Еф. 5:5)..? Не могут ли, – тем более, что число их превосходит тысячу, а количество насельников монастырских – выше девяноста тысяч (см. у Л. И. Денисова: «Православные монастыри Российской империи»... Москва, 1908 г.)?

Подобные надежды на монастыри возлагают и сами иноки. Один из них – обитатель отдаленного черноморского монастыря, пожелавший, чтоб его имя в печати не оглашалось, – при этом предварительным условием (conditio, sine qua non…) считает оздоровление жизни самих иноческих обителей, нуждающихся в данном случае во многом... и после известного монашеского съезда 1909 г., пока еще не давшего осязательных результатов в монастырской жизни.

Подробнее...

Арсений (Жадановский), епископ. Отец Александр Стефановский.

Отец Александр был пастырь кроткий, смиренный, отечески относившийся к прихожанам. Главным же образом он пользовался известностью как опытный духовник.

Любимым его наставлением к исповеди являлись такие слова: «Покайся, грешная душа, пред Господом, поплачь пред Ним. Мы не имеем смирения, терпения, любви к Богу и к ближнему; много у нас тщеславия, гордости, себялюбия и других грехов. Но верь, Спаситель не даст нам погибнуть, спасает всех любящих Его». И еще прибавлял: «Роптать и не думай, а пожаловаться немножко Господу можно. Он простит. Скажи: «Трудно мне, Господи, Ты видишь и знаешь, помоги мне, грешному».

Следующее признание одного московского священника особенно хорошо характеризует отца Александра как духовника.

1919 год навсегда останется в моей памяти. В начале его я потерял старшего сына. Утрата эта страшно потрясла меня. Я видел в ней перст Божий, каравший меня за мои беззакония. Под таким чувством в моей душе зародилась жажда очищения, желание встать на новый, спасительный путь. Но насколько сильно было желание, настолько трудно было провести его в жизнь, и, прежде всего, не имелось человека, который пришел бы на помощь, не имелось близкого духовного друга, перед которым я мог бы открыть всю наготу своей грешной души.

В столь тяжелые дни Господу угодно было призвать меня на великий подвиг пастырского служения. Смятение мое еще более усилилось: предстояло идти на святой подвиг, а чувствовалось, что душа сильно загрязнена. Правда, я был на исповеди как ставленник, но по грехам моим все выходило как-то формально, не так, как жаждало сердце.

Подробнее...