Преподобный Макарий.

Почитание Макария Калязинского началось со времени обретения его мощей.

В 20-е годы XVI в. иноками монастыря были написаны первые иконы, Служба на обретении мощей преподобного Макария и Сказание о чудесах. Вероятно, в Чудовом монастыре было составлено Сказание об обретении мощей святого, первоначально принимавшееся за его житие. Тогда же для служебных нужд кто-то из столичных монахов составил Проложное житие, повествующее о западном происхождении подвижника.

Поскольку обязательное для прославления святого Житие к Собору в 1522/23 г. составлено не было, сразу после Собора начались изыскания сведений о жизни и деятельности калязинского чудотворца. Сохранившийся рассказ старицы Евфросинии, свидетельствует о том, что в сборе биографических данных о преподобном Макарии 17 марта 1524 г. участвовал непосредственно сам князь Юрий Дмитровский.

К Собору 1547 г. были составлены Служба на преставление святого, в создании которой принимал участие знаменитый гимнограф ХVI в. Маркелл Безбородый, и Житие Минейной редакции, вошедшее в Великие Минеи Четьи6. На основе двух статей 1520-х годов была создана новая редакция Сказания об обретении мощей подвижника с включением 16 рассказов о посмертных чудесах.

После Собора 1547 г. была составлена Пространная редакция Жития, в которую вошли сведения о прозвище отца Матвея – Василии Кожине, о выходе из Клобукова монастыря семи старцев с преподобным Макарием, об учениках святого и др. В послесловии автор сообщил, что статья написана в 64-й год со дня смерти святого по хранящимся в монастыре «памятям». Автором обеих редакций Жития является один человек, возможно, подвизавшийся в Калязинском монастыре инок другой обители.

Подробнее...

Преподобный и его время.

МАТВЕЙ ИЗ РОДА КОЖИНЫХ

Макарий Калязинский, в миру – Матвей, по рассказам Иосифа Волоцкого, происходил из рода кашинских бояр Кожиных и был «сродником болшим бояром тверьским», среди которых старшим назван Захарий Бороздин. Родной брат Захария – Савва Бороздин прославился своей подвижнической жизнью на Новгородской земле под именем Савва Вишерский.

Младенец названный Матвеем, вероятно, был крещен по святцам в честь апостола Матфея, день памяти которого приходился на 16 ноября, и, следовательно, родился в ноябре 1401 г. в имении отца Василия Ананьевича в с. Гридково (позднее Кожино).

Согласно грамоте, хранившейся в семье, дед Матвея, родоначальник фамилии Кожиных, был выходцем из Швеции – Юрий Бахты-Франц (по семейному преданию – Фаренсбах, потомок древнего германского рода). Переселившись в конце XIV столетия в Россию на службу к великому князю Василию Дмитриевичу Московскому, он после крещения принял имя Анания и получил в кормление село Гридково, что было зафиксировано в грамоте, якобы выданной его сыну Василию 4 февраля 1450 г. великим князем Василием Васильевичем Темным. Отец Матвея Кожина был удостоен столь высокой чести за участие в сражении под Галичем против князя Дмитрия Шемяки, под которым он убил коня, а лоскут «кожи» убитой лошади вместе с луком и палашом Шемяки привез как доказательство великому князю в Москву, за что получил прозвание «Кожа». Позднее указанные предметы оружия и трофея (лук, палаш и лоскут кожи) нашли отображение в гербе дворян Кожиных.

Однако грамота, согласно исследованию А.А. Зимина – документ фальшивый, отражающий скорее генеалогическое пристрастие потомков (вероятно, при получении дворянства), чем исторические факты, вступающие в противоречие даже с возрастом Василия и Матвея Кожиных.

Подробнее...

Комарова Т. В. Схимонахиня Мария (Толстая) – духовная дочь преподобного Амвросия Оптинского. По страницам неизданной переписки.

Комарова Татьяна Васильевна,

                                        ведущий научный сотрудник,

                                        музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна».

 

 Схимонахиня Мария (Толстая) – духовная дочь преподобного Амвросия Оптинского.

 (По страницам неизданной переписки. К 200-летию со дня рождения прп. Амвросия Оптинского).

 

 В историю Шамординского монастыря навечно вписано имя схимонахини Марии (Марии Николаевны Толстой, 1830-1912) – духовной дочери преподобного Амвросия.

Схимонахиня Мария происходила из древнего рода графов Толстых. С младенческих лет она была связана неразрывными духовными узами с Оптинскими старцами. Оставшись после смерти мамы всего пяти месяцев от рождения, была воспитана бабушкой и тетушками, которые были духовными чадами Оптинских старцев Льва, Макария, Антония, Моисея. Мария Николаевна росла в атмосфере преданности воли Божией и молитвы. Любовь ее воспитательниц к монастырям, чтение Евангелия, Псалтири, житий святых, беседы со странниками и юродивыми, для которых всегда в детстве был открыт дом Толстых, несомненно, оказали на нее важное влияние. Ее жизнь является подтверждением слов преп. Амвросия: «Что вы благое посеете в душах своих детей в их юности, то может после прозябнуть в сердцах их, когда они придут в зрелое мужество»[i].

Подробнее...

Пономарёв А. И. Литературная борьба представителей христианства с язычеством в Древней Руси.

Отзыв о сочинении М. Азбукина: «Очерк литературной борьбы представителей христианства с остатками язычества в русском народе (XI-XIV вв.)». Варшава, 1898 г., представленном на соискание премии митрополита Макария

Книга Мих. Азбукина: «Очерк литературной борьбы представителей христианства с остатками язычества в русском народе» – оттиск статей, напечатанных в. т «Русском Филологическом Вестнике» в 1896–1897 гг., объемом – 160 стр., в 8 д. л., без разделения на главы. Содержание ее следующее.

1) В начале, в форме вступления в исследование, автор делает несколько замечаний об условиях, при которых христианство было принято на Руси и которыми определилось его отношение к древнерусскому язычеству. Эти условия насколько были благоприятны для ведения и успехов борьбы с язычеством: – отсутствие строго выработанной системы языческого вероучения и культа, отсутствие жреческого сословия и храмов, – настолько же они были и неблагоприятны: наши предки-язычники сравнительно легко и скоро примирились с отречением и истреблением идолов, но религиозно-нравственный уклад языческого мировоззрения и жизни всецело и упорно сохраняли, принимая и приняв в христианстве только такие стороны его, которые были доступны их восприятию и усвоению – внешнюю, обрядовую часть, соединяя и приспособляя последнюю с существовавшими у них языческими и религиозно-обрядовыми установлениями, требованиями старого культа, обычаев и т.под. Отсюда, на первых же порах по принятии христианства, появилось и должно было появиться так называемое «двоеверие», заступившее место язычества, и с этим-то «двоеверием» собственно и приходилось вести борьбу представителям христианства на Руси, как в сфере церковно-гражданских и практических отношений, так и путем литературной полемики пастырей и учителей церкви. Требовалось перевоспитать и воспитать только что принявший христианство народ, и этого старались достигнуть, с одной стороны, положительными предписаниями и требованиями, имевшими принудительную силу, а с другой – церковно-учительным словом, поучением, наставлением, пользуясь в том и другом уже готовыми церковно-гражданскими узаконениями и литературными произведениями, выработанными и явившимися на почве борьбы византийского христианства с язычеством «эллинским», греко-византийским (стр. 1–16).

Подробнее...

Арсений (Жадановский), епископ. Отец Алексей Мечёв.

Приблизительно в 1905–1908 году один из посетителей Чудова монастыря спросил меня: «Вы знакомы с отцом Алексеем Мечёвым, священником церкви Святителя Николая в Кленниках, на Маросейке?» Помню, я дал отрицательный ответ. «Обратите внимание на этого пастыря, – продолжал собеседник. – Хотя храм, где служит отец Алексей, небольшой и малозаметный, то, что в нем происходит, достойно удивления. Там Вы найдете иерея маленького роста, с благостным лицом, приковывающего к себе многих молитвенным настроением, умением давать полезные советы, не только духовные, но и житейские, а главное, поражающего лаской, отеческой любовью».

Не сразу приобрел отец Алексей известность.

О начале своей деятельности в Кленниках он рассказывал:

В продолжение восьми лет каждый день я служил литургию при пустом храме. Раз один протоиерей сказал мне: «Как ни пройдешь мимо твоего храма, всё у тебя звонят. Заходил в церковь – пусто. Ничего у тебя не выйдет, понапрасну только звонишь.

Но отец Алексей не смущался указанным обстоятельством, продолжал истово и с духовным подъемом служить и постепенно достиг того, что храм стал переполняться молящимися, о настоятеле его заговорила вся верующая Москва.

Родился отец Алексей как бы по благословению приснопамятного Филарета, митрополита Московского. Об этом сам батюшка передавал так:

Подробнее...

Преподобный Варсонофий Оптинский. (1845–1913).

5 июля 1845 года в Самаре у купца Ивана Плиханова родился сын, младенца назвали Павлом. Жена Ивана умерла сразу же после родов, поэтому он вынужден был жениться вторично.

Старец Варсонофий рассказывал: “Моя мачеха была глубоко верующей и необычайно доброй женщиной, так что вполне заменила мне мать... Вставала она очень рано, и каждый день бывала со мной у утрени... Любила она и дома молиться. Читает, бывало, акафист, а я распеваю тоненьким голоском на всю квартиру: “Пресвятая Богородице, спаси нас!”

Однажды, когда мне было 6 лет, был такой случай. Мы жили на даче в своём имении под Оренбургом. Наш дом стоял в огромном саду-парке и был охраняем сторожами и собаками, так что проникнуть в парк незаметным постороннему лицу было невозможно.

Однажды мы гуляли с отцом по парку, и вдруг, откуда ни возьмись, перед нами появился какой-то старец. Подойдя к моему отцу, он сказал:

– Помни, отец, что дитя в своё время будет таскать души из ада.

Сказав это, он повернулся и исчез. Напрасно потом его везде разыскивали, никто из сторожей не видел его...

Десяти лет я был отдан в гимназию... Потом поступил на службу и поселился в Казани под покров Царицы небесной...

Когда мне было 35 лет, матушка обратилась ко мне:

– Что же ты, Павлуша, всё сторонишься женщин, скоро и лета твои выйдут, никто за тебя не пойдёт?

За послушание, я исполнил желание матери... В этот день у одних знакомых давался званный обед. “Ну, – думаю, – с кем мне придётся рядом сидеть, с тем и вступлю в пространный разговор”. И вдруг рядом со мной, на обеде, поместился священник, отличавшийся высокой духовной жизнью, и завёл со мной беседу о молитве Иисусовой...

Когда же обед кончился, у меня созрело твёрдое решение не жениться.

Подробнее...

Иванова М. А. Церковный звон в истории Святой Горы Афон на рубеже XIX-XX вв.

Статья посвящена становлению традиции церковного звона в обителях Святой Горы Афон на рубеже Х1Х-ХХ в. На основе материалов путевых источников в статье рассмотрены историкокультурное значение и символическое освящение колокольных звонов в русском Свято-Пантелеимоновом монастыре.

Ключевые слова: Афон, церковный призыв, ударение, било, колокол, звон, звуковая регламентация.

На Афоне сохраняется наследие десяти веков: памятники монументальной архитектуры и иконописи, образцы уникальных богослужебных обычаев и пения. В этом же ряду достойное место занимает святогорская традиция церковного звона, которая до недавнего времени оставалась неизвестной и почти неизученной.

В обширной литературе, посвященной истории Афона, особенности призыва никогда не рассматривались в рамках литургического и исторического исследования. Вместе с тем именно на колоколах и звонах отражались периоды расцвета и упадка, духовного благополучия и нестроения святогорских монастырей.

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Преподобный Савва Освященный и его духовное завещание монахам лавры.

(вновь открытый памятник по рукописи Синайской библиотеки XII века № 1096).

Выпуск 27, 31, 32, 35

 

Выпуск 27

Преподобный Савва Освященный и его духовное завещание монахам Лавры (вновь открытый памятник по рукописи Синайской библиотеки XII века № 1096). Отношение пастыря Церкви к сектантам и иноверцам. – Из практики сельского лекаря. VI. Мое лечение.– К заметке: «Монашество при сборе пожертвований на Афон». – Церковные известия и заметки.

Подробнее...

Архиепископ Варфоломей (Ремов). Незаконченная автобиография.

Оглядываясь назад, на столько прожитых лет жизни, я прежде всего испытываю, конечно, стыд за мои грехи, ужас о “множестве содеянных мною лютых”, затем теснит та скорбь и боль, которой немало пришлось потерпеть… И служение скорби и боли людской я понимаю как главный долг и задачу своей жизни… Но вместе с этим Бог дал столько радости, сподобил таких утешений! Душа, охваченная ими, чувствует себя счастливой и за скорби благодарит Бога. Вижу во всем промышление Бога любящего, ощущаю во всем – и скорбном и радостном – одну и ту же любовь Господа. С другой стороны, мое личное кажется мне очень малым и ничтожным. Это ведь в самом ходе событий они кажутся нашему ничтожеству насыщенными содержанием, значащими, большими, а на расстоянии, при честном размышлении, чувствуешь ничтожество твое и твоих дел и особенно перед вечностью и Отцем вечности. И все же ни одно событие личной жизни не проходит даром, без ответственности за него. Поэтому попытка изложить ход моей жизни вселяет в меня опасение, что я не сумею должным образом рассказать о ней, честно исполнить в этом долг ответственности за нее…

Подробнее...

Жизнеописание игумении Арсении.

Предисловие

Путие же преподобных подобне свету светятся... (Прит. 4:18)

В ночь под 22-е июля 1905 года мирно скончалась о Господе великая старица, игумения Арсения (Себрякова), настоятельница Усть-Медведицкого монастыря, Области Войска Донского. Почила она смиренной странницей, далеко от своей родной обители, от близких, горячо любящих ее духовных детей, в благодатном Сарове, под чудным покровом Преподобного Серафима, этого великого учителя смирения, к которому она питала особенную веру и любовь. И теперь, возымев горячее желание посетить его обитель, поклониться его мощам, она исполнила свое благочестивое намерение, несмотря на старческие годы, болезнь и предчувствие близкой кончины.

Малоизвестная шумному свету, игумения Арсения была одной из редких избранниц Божиих не от мира сего, все оставившая и последовавшая Христу. Всю свою 72-летнюю жизнь посвятила она на служение Богу и людям и, как светильник горяй и светяй (Ин. 5:35), она многих освящала и просвещала своим живым словом, своим примером и дивными подвигами души. Смиренная труженица пустынной обители, она была велика своей живой верой в Бога, своей любовью к Нему, своими подвигами, столь высокими в особенности в наше время, оскудевшее истинными подвижниками. Об этой высокой жизни, о дивных подвигах ее я решаюсь поведать миру своею слабою неумелою рукою. Я верю, что там, в загробном мире, своею бессмертною душою матушка видит нас. Благослови же, родная, мой труд, направи мои мысли, вдохнови мое сердце!

Подробнее...