Помазанский М. «Церковный дневник» епископа Иоанна (Шаховского).

"При чтеніи некоторыхъ зарубежныхъ изданій, ревнующихъ о православной истине, все более становится яснымъ, какъ мы все духовно бедны и больны"... Такъ начинается "церковный дневникъ" Преосвященнаго Іоанна (Шаховского) (Н. Р. Слово 11 апр.), и съ этимъ выводомъ нельзя не согласиться по прочтеніи самого этого дневника, благо что Владыка и себя, по смиренію, не исключаетъ изъ состава этихъ несчастныхъ, сказавши — "мы все"...

 

Конечно, естественно говорить сейчасъ на злободневную тему для Американской Митрополіи по поводу преданія ея возглавленія церковному суду советской Патріархіей. Конечно, судъ этотъ нисколько не страшенъ и, по мненію Владыки, совершенно напрасенъ. То, что Митрополія признала возглавленіе Патріархіи на своемъ соборе, а потомъ отказалась отъ него, это неважно, это совершенные пустяки. А вотъ надо бы судить ее за то, что еще не во всехъ штатахъ есть приходы, что такъ долго не открывали академію, что за богослуженіями не такъ много бываетъ народу и не часто все говеютъ... Это милое, доброе, снисходительное отношеніе къ себе являетъ намъ лицо "благостнаго владыки", какимъ, говорятъ, ему и подобаетъ быть.

Подробнее...

Каллист (Уэр). «В Русской Православной Церкви Заграницей меня всегда восхищала ее верность литургическим и аскетическим духовным традициям русского православия».

Вниманию читателей предлагается интервью с митрополитом Каллистом (Уэром), в котором он подробно рассказывает о своем переходе из англиканства в православие, излагает свой взгляд на РПЦЗ и на Московский Патриархат.

Диакон Андрей Псарев: Ваше Преосвященство! Когда состоялась Ваша первая встреча с РПЦЗ? Можно начать рассказ с того времени, когда Вы нашли русскую эмигрантскую церковь в Лондоне?

Митрополит Каллист (Уэр): Да, давайте вернемся к этому времени. Я впервые вошел в русскую церковь св. Филиппа на Букингем Пэлэс Роуд в 1952 году, когда мне было семнадцать лет. Я тогда еще учился в школе («в школе» в английском смысле, то есть я еще не поступил в университет). Это был мой последний год в Вестминстерской школе в Лондоне, а через год я уже поступил в Оксфордский университет. Я описал то впечатление, которое произвело на меня Всенощное бдение, в одной из статей, которая была напечатана в моей книге «Внутреннее царство» – может быть, она у Вас есть. Если у Вас ее нет, я могу подарить Вам экземпляр.

Подробнее...

Бриллиантов А. И. К характеристике ученой деятельности профессора В.В. Болотова как церковного историка.

В произнесенных при погребении Василия Васильевича Болотова речах и в полученных Академией с разных сторон заявлениях скорби по поводу тяжкой утраты, понесенной наукой с его смертью, нашла в свое время ясное выражение непосредственная оценка в общем сознании всех, знавших почившего ученого, его высокого значения. В некрологах, посвященных его памяти, были уже отчасти отмечены главные стороны и важнейшие факты его учено – литературной деятельности и указаны его заслуги для науки1.

Подробнее...

Августин (Синайский). Отношения древнерусской церкви и общества к латинскому Западу (католичеству), (X-XV вв.).

Предисловие

Составленный на основании достоверных источников наш очерк может быть не лишним при обсуждении современного церковно-культурного вопроса о сближении и единении христианских обществ различных вероисповеданий. Из содержания очерка можно усматривать как причины, препятствовавшие древнерусской церкви войти в сближение с христианами католического вероисповедания, так и последствия недружелюбных отношений. На основании долговременного опыта вполне можно убедиться в том, насколько сильны были у последователей обеих церквей взаимные нерасположения и недоразумения, продолжающиеся и до настоящего времени, но уже в смягченном виде. Кто желает всесторонне и беспристрастно обсуждать вопрос о восстановлении утраченного единения между христианами различных вероисповеданий, тот должен не столько обольщаться надеждой и расчетами на добрые, но гадательные, последствия в будущем от предполагаемого союза в духе первоначальной апостольской церкви, сколько руководиться опытом истории; хотя исторический опыт и мало дает утешения и воодушевления идеальным деятелям примирения, зато он сдерживает легкие и преждевременные порывы многих, заставляя нас признавать причины исторических явлений и событий за нечто постоянное и твердое, а не случайное и легкое... Тот же опыт поучает и тому, что близость отношений между христианами неодинакового образа убеждений и жизни не ручается за успех в деле нравственного усовершенствования. Отдельное замкнутое существование частной церкви содействует своеобразному внутреннему устройству; запоздалое развитие церкви может вознаграждаться прочностью ее внутренних устоев и благоприятных условий к дальнейшему ее существованию, благодетельному влиянию на общество и др. иноверные церкви.

А.С.

С.-Петербург,

10 декабря, 1898 г.

Подробнее...

Священномученик Алексий (Никологорский).

(память 14 ноября по старому стилю)

Священномученик Алексий родился в 1869 году в селе Нагорном Дмитровского уезда Московской губернии в семье псаломщика Семена Никологорского. В 1889 году Алексей Семенович окончил Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника ко храму в селе Волочаново Волоколамского уезда Московской губернии. За двадцать семь лет служения о. Алексей был много раз награжден за безупречную службу и ревностное исполнение церковных послушаний. Он был наблюдателем церковных школ Волоколамского уезда, благочинным и следователем по духовным делам при консистории. Здесь, на церковном служении в Волоколамском уезде в селе Волочаново, он встретил гонения от безбожников.

В 1930 году советские власти отобрали у священника все имущество и потребовали от него уплаты значительной суммы в качестве налога. Поскольку он уплатить ее не смог, суд приговорил его к двум годам заключения в исправительно-трудовой лагерь.

Подробнее...

Скит Манявский в борьбе за Православную веру.

Львовъ 1927 г.,

Изданiемъ Ю.Н. Киселевского

Изъ Типографiи Ставропигiйскаго Института во Львове.

 

 

СКИТ МАНЯВСКИЙ

в борьбе

ЗА ПРАВОСЛАВНУЮ  ВЕРУ

ИЗДАНИЕ Ю. Н. КИСЕЛЕВСКОГО

 

Каждый человек, который читал историю русского на­рода, знает о том, какую тяжкую и трудную борьбу за свою праведную православную веру, на протяжении стольких столетий, вел наш народ с римскими папами и их римско-католическою церковью.

В той борьбе принимали живое участие также наши православные монастыри. В часы тяжелейших притеснений и гонений на православную веру и Церковь, (XVII ст.) особую роль сыграл Великий Скит Манявский, который имеет великие заслуги не только у православной веры, но и у русской народности. Скитские монахи, не только двигали Православную Церковь из упадка и задержали на целую сотню лет развитие унии в Галичине, но также своею благотвор­ною деятельностью на церковно-народной ниве в значительной мере были причиной того, что Галицкая Русь по нынешние часы задержала свое русское обличье.

Подробнее...

Папков А. А. Жизнь и деятельность братств во второй половине XVII и в XVIII веках.

При жизни митрополита Петра Могилы и короля Владислава IV наружное спокойствие в польском государстве не было нарушаемо, но, в самом конце царствования этого короля, вспыхнуло восстание среди казаков, которое при преемнике Владислава IV, короле Яне Казимире, превратилось в достопамятную казацкую войну с речью-посполитой. Эта война, как известно, была началом постепенного падения польского государства, которое до конца своих дней не переставало держаться своей утеснительной политики в отношении православных, и вообще лиц не католического вероисповедания, называвшихся диссидентами.

Начиная с 1648 года и вплоть до 1667 года, несчастная западная Русь служила ареной жестокой войны, которая велась против Польши казаками под предводительством их гетманов, а затем и Московским государством, принявшим с 1654 года под свою защиту отдавшуюся ему Малороссию.

Подробнее...

Шкаровский М. Церковное возрождение на оккупированных территориях Санкт-Петербургской (Ленинградской) епархии в 1941-44 гг.

К началу Великой Отечественной войны на территории Ленинградской области осталась 21 действующая церковь, больше чем в любой другой епархии Советского Союза (в границах 1939 г.), кроме Московской. Однако подавляющее большинство из этих храмов — 16, как уже говорилось, находились в Ленинграде и пригородах и, таким образом, все районы области представляли собой "церковную пустыню". Пять из шести действующих храмов южных пригородов северной столицы, оказавшись вблизи линии фронта (по ту или другую сторону), сильно пострадали от военных действий, и службы в них прекратились в августе- сентябре 1941 г.: Свято-Троицкая церковь в Петергофе, Преображенская в Урицке (Лигово), Никольская в Колпино, св. Адриана и Наталии в Старо-Паново и Князь-Владимирская в Усть-Ижоре.

Подробнее...

Димитрий (Самбикин). К истории освящения церквей в России.

1) Весьма интересно проследить историю посвящения храмов в России, т. е. когда, по каким побуждениям и каким именно святым посвящались в нашем отечестве храмы? Вопрос этот, без сомнения, стоит в связи с степенью религиозно-нравственного образования русского народа, и удовлетворительное решение этого вопроса открыло бы весьма много интересных данных для истории православной церкви в нашем отечестве, указало бы на связь с одной стороны с прежними религиозными, – от язычества унаследованными, воззрениями славян; а с другой стороны на степень усвоения высоких истин христианской веры. Но пока еще этот вопрос, по недостатку исторических материалов, не только не решён, но и не затронут в нашей духовной литературе, – мы ограничимся несколькими соображениями, которые в основе своей имеют историческую подкладку.

Подробнее...

Ельчанинов А. Епископ – Старец (воспоминания о епископе Антонии Флоренсове).

В 1918 году в Донском монастыре в Москве скончался Преосвященный Антоний Флоренсов, бывший епископ Вологодский.

В Москве и провинции многие знали Владыку, как мудрого и благодатного духовного руководителя. Он был настоящим православным «старцем» – руководителем людей и в их практической жизни и на их путях к спасению. Но вместе с тем он имел свои особенности, отличавшие его от наших старцев и приближавшие его к нашей современности. Во-первых, он был епископ, с необычайно сильным сознанием в себе силы и власти епископа Вселенской Церкви: во-вторых, он очень широко смотрел на условные формы современной ему церковной обстановки и, хотя часто принужден был подчиняться этой обстановке, но внутренне всегда был от нее свободен; наше синодальное управление, обер-прокуратура, архимандриты и консистории никогда не казались ему вечными и неизменными категориями. Он был свободен и широк и в своих суждениях о науке, языческой древности, которую он очень чтил, природе, семье.

Подробнее...