Первые тверские епископы.

Тверская епархия с момента возникновения и до учреждения на Руси патриаршества, которое произошло в конце XVI в., управлялась архипастырями в сане епископа. Среди архиереев периода существования независимого Тверского княжества было немало примечательных личностей.

Что касается Симеона, первого епископа Тверского, то в исторических источниках он также упоминается как Симеон Полоцкий. Ещё до возведения на тверскую кафедру он какое-то время был архипастырем в этом западнорусском городе, где успел даже основать монастырь. По одной из версий, оставить Полоцк владыку заставило усиление католического влияния, которое происходило при всесторонней поддержке местного правителя. После вынужденного отъезда епископа князь Ярослав Ярославич предложил ему перебраться в Тверь, и тот принял данное приглашение.

Подробнее...

Границы Тверской епархии за 750 лет.

I

Тверская епархия относится к древним и прославленным епископским кафедрам Северо-Восточной Руси. Время ее возникновения приходится на вторую половину XIII в. Вероятнее всего, она выделилась из состава Владимиро-Суздальской епархии, однако есть гипотеза, согласно которой ее территория прежде входила в состав Полоцкой епархии. О точном времени возникновения Тверской епархии можно говорить лишь предположительно, однако несомненным фактом является ее существование в 1271 г.

В летописном рассказе о смерти великого владимирского князя Ярослава Ярославича в 1271/1272 г. содержится первое упоминание о тверском епископе. Троицкая летопись сообщает, что, когда тело почившего привезли в Тверь, то «епископ Семен, игумени и попове, певше над ним обычныа песни, и положиша его на Тфери в церкви святого Козмы и Демьяна». В Никоновской летописи данный архиерей прямо упомянут как «епископ Симеон Тверской». По традиции, существующей в исторической науке, дата первого упоминания в летописях в таких случаях принимается за дату основания.

Подробнее...

Преподобный Макарий.

Почитание Макария Калязинского началось со времени обретения его мощей.

В 20-е годы XVI в. иноками монастыря были написаны первые иконы, Служба на обретении мощей преподобного Макария и Сказание о чудесах. Вероятно, в Чудовом монастыре было составлено Сказание об обретении мощей святого, первоначально принимавшееся за его житие. Тогда же для служебных нужд кто-то из столичных монахов составил Проложное житие, повествующее о западном происхождении подвижника.

Поскольку обязательное для прославления святого Житие к Собору в 1522/23 г. составлено не было, сразу после Собора начались изыскания сведений о жизни и деятельности калязинского чудотворца. Сохранившийся рассказ старицы Евфросинии, свидетельствует о том, что в сборе биографических данных о преподобном Макарии 17 марта 1524 г. участвовал непосредственно сам князь Юрий Дмитровский.

К Собору 1547 г. были составлены Служба на преставление святого, в создании которой принимал участие знаменитый гимнограф ХVI в. Маркелл Безбородый, и Житие Минейной редакции, вошедшее в Великие Минеи Четьи6. На основе двух статей 1520-х годов была создана новая редакция Сказания об обретении мощей подвижника с включением 16 рассказов о посмертных чудесах.

После Собора 1547 г. была составлена Пространная редакция Жития, в которую вошли сведения о прозвище отца Матвея – Василии Кожине, о выходе из Клобукова монастыря семи старцев с преподобным Макарием, об учениках святого и др. В послесловии автор сообщил, что статья написана в 64-й год со дня смерти святого по хранящимся в монастыре «памятям». Автором обеих редакций Жития является один человек, возможно, подвизавшийся в Калязинском монастыре инок другой обители.

Подробнее...

Преподобный и его время.

МАТВЕЙ ИЗ РОДА КОЖИНЫХ

Макарий Калязинский, в миру – Матвей, по рассказам Иосифа Волоцкого, происходил из рода кашинских бояр Кожиных и был «сродником болшим бояром тверьским», среди которых старшим назван Захарий Бороздин. Родной брат Захария – Савва Бороздин прославился своей подвижнической жизнью на Новгородской земле под именем Савва Вишерский.

Младенец названный Матвеем, вероятно, был крещен по святцам в честь апостола Матфея, день памяти которого приходился на 16 ноября, и, следовательно, родился в ноябре 1401 г. в имении отца Василия Ананьевича в с. Гридково (позднее Кожино).

Согласно грамоте, хранившейся в семье, дед Матвея, родоначальник фамилии Кожиных, был выходцем из Швеции – Юрий Бахты-Франц (по семейному преданию – Фаренсбах, потомок древнего германского рода). Переселившись в конце XIV столетия в Россию на службу к великому князю Василию Дмитриевичу Московскому, он после крещения принял имя Анания и получил в кормление село Гридково, что было зафиксировано в грамоте, якобы выданной его сыну Василию 4 февраля 1450 г. великим князем Василием Васильевичем Темным. Отец Матвея Кожина был удостоен столь высокой чести за участие в сражении под Галичем против князя Дмитрия Шемяки, под которым он убил коня, а лоскут «кожи» убитой лошади вместе с луком и палашом Шемяки привез как доказательство великому князю в Москву, за что получил прозвание «Кожа». Позднее указанные предметы оружия и трофея (лук, палаш и лоскут кожи) нашли отображение в гербе дворян Кожиных.

Однако грамота, согласно исследованию А.А. Зимина – документ фальшивый, отражающий скорее генеалогическое пристрастие потомков (вероятно, при получении дворянства), чем исторические факты, вступающие в противоречие даже с возрастом Василия и Матвея Кожиных.

Подробнее...

Комарова Т. В. Схимонахиня Мария (Толстая) – духовная дочь преподобного Амвросия Оптинского. По страницам неизданной переписки.

Комарова Татьяна Васильевна,

                                        ведущий научный сотрудник,

                                        музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна».

 

 Схимонахиня Мария (Толстая) – духовная дочь преподобного Амвросия Оптинского.

 (По страницам неизданной переписки. К 200-летию со дня рождения прп. Амвросия Оптинского).

 

 В историю Шамординского монастыря навечно вписано имя схимонахини Марии (Марии Николаевны Толстой, 1830-1912) – духовной дочери преподобного Амвросия.

Схимонахиня Мария происходила из древнего рода графов Толстых. С младенческих лет она была связана неразрывными духовными узами с Оптинскими старцами. Оставшись после смерти мамы всего пяти месяцев от рождения, была воспитана бабушкой и тетушками, которые были духовными чадами Оптинских старцев Льва, Макария, Антония, Моисея. Мария Николаевна росла в атмосфере преданности воли Божией и молитвы. Любовь ее воспитательниц к монастырям, чтение Евангелия, Псалтири, житий святых, беседы со странниками и юродивыми, для которых всегда в детстве был открыт дом Толстых, несомненно, оказали на нее важное влияние. Ее жизнь является подтверждением слов преп. Амвросия: «Что вы благое посеете в душах своих детей в их юности, то может после прозябнуть в сердцах их, когда они придут в зрелое мужество»[i].

Подробнее...

Пономарёв А. И. Литературная борьба представителей христианства с язычеством в Древней Руси.

Отзыв о сочинении М. Азбукина: «Очерк литературной борьбы представителей христианства с остатками язычества в русском народе (XI-XIV вв.)». Варшава, 1898 г., представленном на соискание премии митрополита Макария

Книга Мих. Азбукина: «Очерк литературной борьбы представителей христианства с остатками язычества в русском народе» – оттиск статей, напечатанных в. т «Русском Филологическом Вестнике» в 1896–1897 гг., объемом – 160 стр., в 8 д. л., без разделения на главы. Содержание ее следующее.

1) В начале, в форме вступления в исследование, автор делает несколько замечаний об условиях, при которых христианство было принято на Руси и которыми определилось его отношение к древнерусскому язычеству. Эти условия насколько были благоприятны для ведения и успехов борьбы с язычеством: – отсутствие строго выработанной системы языческого вероучения и культа, отсутствие жреческого сословия и храмов, – настолько же они были и неблагоприятны: наши предки-язычники сравнительно легко и скоро примирились с отречением и истреблением идолов, но религиозно-нравственный уклад языческого мировоззрения и жизни всецело и упорно сохраняли, принимая и приняв в христианстве только такие стороны его, которые были доступны их восприятию и усвоению – внешнюю, обрядовую часть, соединяя и приспособляя последнюю с существовавшими у них языческими и религиозно-обрядовыми установлениями, требованиями старого культа, обычаев и т.под. Отсюда, на первых же порах по принятии христианства, появилось и должно было появиться так называемое «двоеверие», заступившее место язычества, и с этим-то «двоеверием» собственно и приходилось вести борьбу представителям христианства на Руси, как в сфере церковно-гражданских и практических отношений, так и путем литературной полемики пастырей и учителей церкви. Требовалось перевоспитать и воспитать только что принявший христианство народ, и этого старались достигнуть, с одной стороны, положительными предписаниями и требованиями, имевшими принудительную силу, а с другой – церковно-учительным словом, поучением, наставлением, пользуясь в том и другом уже готовыми церковно-гражданскими узаконениями и литературными произведениями, выработанными и явившимися на почве борьбы византийского христианства с язычеством «эллинским», греко-византийским (стр. 1–16).

Подробнее...

Арсений (Жадановский), епископ. Отец Алексей Мечёв.

Приблизительно в 1905–1908 году один из посетителей Чудова монастыря спросил меня: «Вы знакомы с отцом Алексеем Мечёвым, священником церкви Святителя Николая в Кленниках, на Маросейке?» Помню, я дал отрицательный ответ. «Обратите внимание на этого пастыря, – продолжал собеседник. – Хотя храм, где служит отец Алексей, небольшой и малозаметный, то, что в нем происходит, достойно удивления. Там Вы найдете иерея маленького роста, с благостным лицом, приковывающего к себе многих молитвенным настроением, умением давать полезные советы, не только духовные, но и житейские, а главное, поражающего лаской, отеческой любовью».

Не сразу приобрел отец Алексей известность.

О начале своей деятельности в Кленниках он рассказывал:

В продолжение восьми лет каждый день я служил литургию при пустом храме. Раз один протоиерей сказал мне: «Как ни пройдешь мимо твоего храма, всё у тебя звонят. Заходил в церковь – пусто. Ничего у тебя не выйдет, понапрасну только звонишь.

Но отец Алексей не смущался указанным обстоятельством, продолжал истово и с духовным подъемом служить и постепенно достиг того, что храм стал переполняться молящимися, о настоятеле его заговорила вся верующая Москва.

Родился отец Алексей как бы по благословению приснопамятного Филарета, митрополита Московского. Об этом сам батюшка передавал так:

Подробнее...

Преподобный Варсонофий Оптинский. (1845–1913).

5 июля 1845 года в Самаре у купца Ивана Плиханова родился сын, младенца назвали Павлом. Жена Ивана умерла сразу же после родов, поэтому он вынужден был жениться вторично.

Старец Варсонофий рассказывал: “Моя мачеха была глубоко верующей и необычайно доброй женщиной, так что вполне заменила мне мать... Вставала она очень рано, и каждый день бывала со мной у утрени... Любила она и дома молиться. Читает, бывало, акафист, а я распеваю тоненьким голоском на всю квартиру: “Пресвятая Богородице, спаси нас!”

Однажды, когда мне было 6 лет, был такой случай. Мы жили на даче в своём имении под Оренбургом. Наш дом стоял в огромном саду-парке и был охраняем сторожами и собаками, так что проникнуть в парк незаметным постороннему лицу было невозможно.

Однажды мы гуляли с отцом по парку, и вдруг, откуда ни возьмись, перед нами появился какой-то старец. Подойдя к моему отцу, он сказал:

– Помни, отец, что дитя в своё время будет таскать души из ада.

Сказав это, он повернулся и исчез. Напрасно потом его везде разыскивали, никто из сторожей не видел его...

Десяти лет я был отдан в гимназию... Потом поступил на службу и поселился в Казани под покров Царицы небесной...

Когда мне было 35 лет, матушка обратилась ко мне:

– Что же ты, Павлуша, всё сторонишься женщин, скоро и лета твои выйдут, никто за тебя не пойдёт?

За послушание, я исполнил желание матери... В этот день у одних знакомых давался званный обед. “Ну, – думаю, – с кем мне придётся рядом сидеть, с тем и вступлю в пространный разговор”. И вдруг рядом со мной, на обеде, поместился священник, отличавшийся высокой духовной жизнью, и завёл со мной беседу о молитве Иисусовой...

Когда же обед кончился, у меня созрело твёрдое решение не жениться.

Подробнее...

Иванова М. А. Церковный звон в истории Святой Горы Афон на рубеже XIX-XX вв.

Статья посвящена становлению традиции церковного звона в обителях Святой Горы Афон на рубеже Х1Х-ХХ в. На основе материалов путевых источников в статье рассмотрены историкокультурное значение и символическое освящение колокольных звонов в русском Свято-Пантелеимоновом монастыре.

Ключевые слова: Афон, церковный призыв, ударение, било, колокол, звон, звуковая регламентация.

На Афоне сохраняется наследие десяти веков: памятники монументальной архитектуры и иконописи, образцы уникальных богослужебных обычаев и пения. В этом же ряду достойное место занимает святогорская традиция церковного звона, которая до недавнего времени оставалась неизвестной и почти неизученной.

В обширной литературе, посвященной истории Афона, особенности призыва никогда не рассматривались в рамках литургического и исторического исследования. Вместе с тем именно на колоколах и звонах отражались периоды расцвета и упадка, духовного благополучия и нестроения святогорских монастырей.

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Преподобный Савва Освященный и его духовное завещание монахам лавры.

(вновь открытый памятник по рукописи Синайской библиотеки XII века № 1096).

Выпуск 27, 31, 32, 35

 

Выпуск 27

Преподобный Савва Освященный и его духовное завещание монахам Лавры (вновь открытый памятник по рукописи Синайской библиотеки XII века № 1096). Отношение пастыря Церкви к сектантам и иноверцам. – Из практики сельского лекаря. VI. Мое лечение.– К заметке: «Монашество при сборе пожертвований на Афон». – Церковные известия и заметки.

Подробнее...