Каллист (Уэр). Икона человеческой свободы.

В этом кратком, но содержательном очерке, впервые прозвучавшем как проповедь на праздник Благовещения в Ориэл-колледже (Оксфордский университет), известный православный пастырь и богослов митрополит Диоклийский Каллист (Уэр) размышляет о том, почему Пресвятая Богородица является образцом нашей подлинной свободы.

«Разве я не свободен?» (1Кор. 9:1)

Бог убеждает, а не принуждает, ибо принуждение не свойственно Богу.

Послание к Диогнету VII, 4

Содержание

Что принесём мы в дар? Свободный отклик Соучастие, молчание, страдание

 

Что принесём мы в дар?

В православном песнопении, исполняемом в Рождественский сочельник, Пресвятая Дева Мария предстаёт как наивысший, превосходнейший дар, который человечество может принести Творцу:

Что принесём тебе в дар, Христе,

За то, что Ты ради нас явился на землю как человек?

Подробнее...

Карташёв А. В. Религиозный вопрос на конгрессе меньшинств в Вене.

Проблема национальных меньшинств не новая для Европы. Но она особенно обострилась сейчас в послевоенное время. Карта Европы перекроена. Во многих новых государствах национальные взаимоотношения перевернулись. Бывшие державные национальности стали меньшинственными и наоборот. Обострились внутренние национальные конфликты. Расцвели шовинизмы, мстящие за прошлые унижения. Особенно горькими оказались положения меньшинств, составляющих части великих культурных наций, напр. немецкой и русской. Новые государства, как таковые, склонны были решать национальные вопросы внутри своих границ по старому имперскому образцу западных держав. Но идеология послевоенной Европы, ведущая свое начало от Вильсоновых лозунгов самоопределения народов, не укладывается в этот образец. Все национальности разбужены, и их не удастся усыпить, как и социальных брожений. Старое государственное и международное право должно раздвинуть свои рамки и преобразоваться, чтобы вместить в себя новое право национальностей, требующих условий для своего свободного существования внутри отдельных государств, но без культурного отрыва от своего духовного тела, может быть имеющего свою собственную государственность. Национальности выявили свою сверхгосударственную природу к неудовольствию старых государственных людей и правоведов. Лига Наций оказалась учреждением отсталым, построенным на устарелой (преимущественно французской) предпосылке отождествления наций с государствами. У национальностей и в их меньшинственном положении не оказалось официальных защитников. Пришлось им самим взяться за свое дело, не выходя из пределов государственной лояльности, но опираясь на вес и силу своих державных Hinterland'ов. Давление на мировое общественное мнение, на Лигу Наций и через них на правительства – это единственный лояльный метод на арене международного права, к которому и прибегли меньшинства.

Подробнее...

Карташев А. В. Непримиримость.

Экуадорское зeмлетpяceниe разбудило пpeдcказания теологов о возможном пpиближeнии земной катастрофы с провалом в трещину коры морей и кoнтинeнтoв и части человечества. Кое кто из благоденствующих oбывaтeлeй Новаго Света изволил уже обезпокоиться... Бeзпoкoйcтво безплодное. Власти над хтоническими силами ни у кого нет. Творись воля Бoжья! Но вот, когда не сытые обыватели, а ответственные вожди человечества пребывают в безчувственном созерцании, как на их глазах открыто и програмно свыше тридцати лет готовится тоже мировая историческая катастрофа, – это уже не курьез близорукости и нечувствия, а величайшее, тоже мирoвoe и роковое бедствие. Всякому русскому понятно, о чем мы говорим.

В этой слепоте занимающих командный высоты вождей народов и элита общественнаго мнения вскрывается в длинном показательном опыте опасная ограниченность человеческой природы: – немощь, скудость ея умственных, нравственных и духовных сил. В свое время Кант в двух великих «Критиках» – «Чистаго» и «Практического Разума» неотменяемо показал ограниченность, предельность аппарата человеческаго познания. Не мешало бы на основе многотысячелетняго опыта начертать и «Критику Политическая Разума». И тоже объективно, научно-безстрастно показать, насколько он по самой природе человекa ограничен. А так как в том же человеке, в этой загадке из загадок мира, заложено и абсолютное, божественное начало, то и сей «червь и бог» неудержимо срывается в абсолютизацию своих субъективных истин. И тут мы в заколдованном круге. Каждый признает свою «истину» или мечту за лучшую, за единственную. И к животной борьбе за существование присоединяется и затем с ней сливается безпощадная борьба за свою «единоспасающую» идею, Так вечно возрождается чудовище идеологической войны. Почему чудовище? Разве не обязательна, не священна борьба за идею? Да, и обязательна, и праведна, и благословенна, если ведется свято, ибо высокая цель требует и чистых средств.Главнейшееоправданиеидеологической борьбы в ея свободе от средств насильственных, В идеале – это только свободное состязание идей, а не физическое уничтожение самих носителей противной идеи. Это не отрицание страстности, ревности, энтузиазма. Но ревность – не звериный оскал и пламень энтузиазма – не бешенство фанатизма. Но до идеала всегда далеко. Mиp во зле лежит. Человечество непоправимо грешно. Непротивленчество превращается в попустительство зла, т.е. в преступление. Так являются оправданными: и справедливое принуждение и праведная сила, а все же не нacилиe. Исцеляет не тoлькo тepaпия, но и xиpypгия. Есть нож бaндитa, но есть и ланцет хирурга и меч государства. Хирурги, полиция и армия – не насильники.

Подробнее...

Карташев А. В. Лик Пушкина.

Творится всякий раз что-то необычайное, как только русские соприкасаются с Пушкиным. Пушкинские юбилеи приводят в движение весь русский мир. А сейчас это начало передаваться и всему чужестранному миру. Обычное юбилейное торжество вдруг переходит в какую-то духовную раскачку, переливающуюся через края всякой официальности. Умы пробуждаются, сердца окрыляются. Говорятся слова чрезвычайные. Случается что-то само по себе достопамятное, что прирастает к памяти Пушкина и ее все более и более увеличивает. Например, речь Достоевского. Души бодреют, молодеют, вдохновляются новыми надеждами, чуют откровение какого-то радостного смысла жизни. Все, не сговариваясь, на разные лады повторяют, очарованные: «чудо! чудо!», «тайна!»

Да, не подлежит никакому сомнению, Пушкин для русского сердца есть чудесная тайна, теперь уже приоткрытая и угаданная. Может быть, откроется со временем и всему миру. И дело тут не в литературе только. Литературу только – мир умеет ценить довольно точно. А Пушкина иностранцы схватить не могут, и лишь очень немногие из них способны почувствовать в нем что-то необычное.

Конечно, Пушкин величайший поэт, мастер универсальнейшего из искусств – искусства слова. Владеющие этим искусством в древности прямо признавались вещателями Божьей воли, а в новейшие безверные времена заняли место как бы светского евангелия.

Конечно, Пушкин чародей родного языка, закончивший его чеканку, как языка совершенного, мирового. Говорить по-русски – теперь значит говорить на пушкинском языке.

Подробнее...

Карташев А. В. Лев Платонович Карсавин.

(1882 -1952 г.)

 

С большим запозданием дошла до нас — друзей и современников Л. П. Карсавина весть о его смерти на Уральско-Сибирской каторге уже в 1952 году, 12/VII. Довольно подробные сведения о последних годах лагерной жизни Л. Пл-ча в зауральской тундре сообщены по письмам оттуда и записям очевидцев, живших с ним в лагерях, или только навещавших его там (см. Ватиканское изание Orientalia Chr-na, 1958, «Vom Leben u. Sterben eines russichen Metaphysikers. Em verspatetes Nachruf auf Leo Karsavin + 12 VII 1952»).

 

При всей скудости и сухости этих сообщений, а может быть, — совершенно ненароком, именно через эту житийную лаконичность, мы потрясаемся, встречаясь тут неожиданно для нас именно с Карсавинской феноменальностью. Она так бросается в глаза, так покоряет нас, что мы невольно как бы слышим окрик, раздавшийся к Моисею из купины горящей: «иззуй сапоги твои ибо место, на котором ты стоишь, место — святое». Мы видим уже просветленного Льва Платоновича. Дошедшее до нас посмертно-житийное изображение лагерно-арестантской жизни Л. Пл-ча радует, прямо чарует нас своей верностью основным чертам его выдающейся личности, известной нам еще с молодых лет.

Подробнее...

Карташёв А. В. Воссоздание Св. Руси.

Содержание

Введение

I. Постановка проблемы II. Национальная душа и миссия наций III. «Святая русь» в путях России IV. О христианской государственности. V. Взаимоотношение Церкви и государства. VI. Благоустройство Церкви русской VII. Как же бороться? VIII. Размежевания 1) Соседское размежевание 2) Размежевание с бескровным эмигрантством 3) Гилософские отклики 4) Предрассветный крик 5) Размежевание с слепой предубежденностью IX. Тезисы для дискуссий на тему: «воссоздание св. Руси» 

 

 

Введение

«Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии» (Пс. 126,1).

Нам, восточным, близок фатализм. В ответственных делах мы склонны все возлагать «на волю Божию», не ставя на первое место напряжение до предела своей собственной воли и своей ответственности в ожидании уже на них Божия благословения, или неблагословения. А потому и лозунг «воссоздания» склонны скорее понимать в смысле пассивном, как терпеливую оборону, а не наступление. Такого рода пассивизм, какую бы частичную правду он в себе ни заключал, в настоящий исторический момент как раз не ко времени. Потеряв Русь национально-государственную, православную, по грехам нашим, по слепоте и небрежению, мы жестоко наказаны за наш пассивизм, за неорганизованность, за непредусмотрительность, за незащищенность. Мы уже не имеем права полагаться только на один путь или метод мученического долготерпения. Пред нами уже предостерегающая карикатура на добродетель пассивизма в виде советской церкви, не борющейся за Св. Русь и не только пассивно подчиняющейся активно-антихристианской власти, но к усердно ей услужающей. Пример: съезд в священных стенах Троице-Сергиевой Лавры под председательством патриарха Алексия служителей всех религий для прославления лживого миротворчества оккупированного антихристом Кремля.

Подробнее...

Карташев А. В. Автобиография.

АВТОБИОГРАФИЯ АНТОНА ВЛАДИМИРОВИЧА КАРТАШЕВА

 

(1875—1960)

 

Родился 11 (7) 1875 г. в Кыштыме, Екатеринбургского уезда. Пермской губернии. Это уральский горный завод, население ко­торого со времен Петра Великого составилось из переселенцев из центральной России. Семьи со стороны отца и матери были из крепостных крестьян туляков, получивших на Урале звание «горно-заводско рабочих». Работая юридически в крепостном состоянии на разнообразных ролях от чернорабочего до управителя завода, население имело от своих владельцев еще и родовые земельные наделы, (так называемые «посесионные») с пахотой, выгоном и лесом. Уровень жизни был примитивный, но существование без­бедное.

Подробнее...

Дмитриевский А.А. Рецензия на книгу свящ. М. Соколова «Богослужение Православной Церкви. Руководство для учащихся в средних учебных заведениях».

Нам весьма приятно начинать страницы «Библиографического Богословского Листка» известием о выходе в свет книги, полное заглавие которой мы выписали. Как показывает и это вышеприведенное заглавие, настоящее «руководство» составлено мастером своего дела ради удовлетворения настоятельной, насущной потребности дать своим питомцам вполне для них понятное и пригодное руководство по изъяснению православного богослужения. Нужда в таком руководстве сказывается уже давно, при отсутствии более или менее удовлетворительных пособий в этом роде, не смотря на то, что подобные руководства выпускаются десятками в год. Первое и главное отличие настоящего руководства от подобных ему изданий заключается в замечательной простоте и общедоступности изложения того наличного материала; какой обыкновенно находит место в этих книгах. Автор хорошо знаком с теми лицами, для которых он пишет свое руководство, педагогическая опытность подсказывает ему, что его ученикам необходимо знать и что можно опустить без ущерба для их полного и разумного знакомства с состоянием современного нам православного богослужения, а также и то, каким языком и тоном нужно говорить с ними. Поэтому все внимание и старание автора направлено к тому, чтобы преподанное на уроках его было усвоено учениками вполне, и чтобы для них в его руководстве не осталось недоступным и непонятным ни единого слова. И о. Соколова можно пожалуй упрекнуть уже в чрезмерном усердии все выяснять своим слушателям. Это стремление само по се6е в педагоге прекрасное качество, но оно бывает скучновато и однообразно-утомительно для учеников, когда преподаватель стремится продолжать свои объяснения уже после того, как ученики давно поняли и усвоили предлагаемое их вниманию. Это – с одной стороны. С другой и сам педагог, который должен всегда предлагать своим слушателям истины в догматической форме и по возможности кратко и сжато превращается в этом случае просто в говоруна, любящего нагромождать свою речь одними и теми же словами, но в ином виде. Как образчик излишней подробности при определениях и описаниях мы укажем на стр. 89. Здесь автор так описывает особенности праздника Пятидесятницы: «Праздник Пятидесятницы Церковь празднует в пятидесятый день после Пасхи и посвящает его воспоминанию о сошествии Св. Духа на апостолов в пятидесятый день после воскресенья Христова. 

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Рецензия на Н.Ф. Красносельцева «К истории православного богослужения. По поводу некоторых церковных служб и обрядов, ныне не употребляющихся. Казань. 1889».

Имя профессора Н. О. Красносельцева (ныне профессора церковной истории в Императорском университете в Одессе) пользуется в науке уже давно почетною известностью. Последние годы почтенный профессор одарил церковно-археологическую и литургическую науку целым рядом мелких брошюр и солидных монографий по разным вопросам избранной им специальности.

Все эти труды ученого профессора отличаются солидными литературно-научными достоинствами и не прошли незамеченными в «нашей периодической печати. Мы со своей стороны намерены в настоящий раз обратить внимание читателей лишь на самые последние произведения его плодовитого пера и высказать некоторые иные суждения по вопросам, затронутым в них почтенным автором.

На первом месте мы ставим книгу, заглавие которой выписали выше. Появление этой книги в свет было вызвано подобною же работою протоиерея К. Никольского под заглавием: «О службах русской Церкви, бывших в прежних печатных богослужебных книгах». Спб. 1885, в которой автор рассмотрел и, насколько это было возможно, сделал историко-археологические объяснения пятнадцати разнообразных церковных служб, ныне уже не совершаемых или вышедших из употребления» (стр. 5). Но так как «книга о. Никольского исследует намеченный предмет не во всей полноте: иное здесь только намечено, а иное и вовсе опускается» (стр. 8), то проф. Красносельцев и был вызван «на дальнейшую разработку затронутых в ней предметов и на дополнение новыми материалами» (Ibid). Последнее касается чинов вступления на паству новых архиереев, летопроводства и страшного суда, и сделано им на основании вновь открытой рукописи соловецкой библиотеки 1715–1723 г. № 1181 под заглавием: «Книга глаголемая чиновник келейная архангело-городского Спасского собора, собранный от первого чиновника и записок и от обычаев тоя церкви положенный». 

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Рецензия на книгу П. Лебедева «Краткое учение о богослужении Православной Церкви для Средних школ».

Составил применительно к потребностям преподавания предмета в средних светских и низших духовных учебных заведениях преподаватель Московской духовной семинарии Петр Лебедев. Москва. 1883 г.

Имя автора этой книги не ново в учебно-педагогическом мире. Два года тому назад г. Лебедев появился на арену своей педагогической деятельности с учебником по литургике для духовных семинарий, который и был одобрен Учебным Комитетом при Святейшем Синоде. Хороший сбыт его побудил г. Лебедева сократить свой учебник и издать в настоящем виде с заглавием, которое мы выписали выше. Этот учебник автор сократил и издал в настоящем виде под заглавием, которое мы выписали выше, и назначил в руководство детям средних светских и низших духовных учебных заведений, при изучении ими богослужения православной Церкви.

Как и все прежние составители учебников по богослужению нашей Церкви, г. Лебедев пытается подыскать таинственное знаменование всех тех составных элементов, из которых слагаются наши церковные чины и последования, а равно и всех священных вещей, необходимых для того, чтобы данное богослужение совершалось «по чину и благообразно». Но все попытки в этом роде автора мы можем не иначе назвать, как только напрасными и неудачными. Вместо того, чтобы пользоваться в этом случае писаниями отцов и учителей Церкви, относящимися к истолкованию богослужения православной Церкви, наш автор с большими усилиями пытается подыскать свои объяснения, которые страдают полным отсутствием простоты, естественности и удобопонятности для тех юных питомцев, которым предназначается разбираемая нами книжка.

Подробнее...