Малх Филадельфиец. Известие о жизни и трудах Малха Филадельфийского.

(Из Нибурова предисловия к боннскому изданию Corpus scriptorum historiae byzantinae. Pars I. Pag. XXX)

Малх был уроженцем города Филадельфии. Известно несколько городов этого имени; из имени Малх, которое есть сирийское, Фабриций справедливо выводит, что он был родом из Филадельфии палестинской. Он был софистом в Константинополе 1. Он продолжал историю Приска с 474 года (семнадцатого года царствования императора Леонта, или Льва) до смерти Непота 2, убитого в 480 году 3. Фотий прочел эту историю семилетия, которая содержалась в 7 книгах под заглавием «События, или Дела византийские» (Βυζαντιακά). И выписки о посольствах, {219} и те, которые сохранены Суидой из других статей (отделов, титулов 4), вращаются в том же семилетии, так что нет ни малейшего сомнения, что в ученые труды Константина Порфирогенита не входило ничего более того, что нам известно. Фотий уверяет, что сочинение Малха не доведено до срока, предположенного автором, который дает знать, что он много прибавит к своему сочинению, если продлится его жизнь. Так как Суида пишет, что Малхова «История» была доведена до времен Анастасия, то я не буду противоречить 5 тому, кто стал бы утверждать, что до Фотия и до Константина дошла она без конца, а что в целости была известна ученому, вскоре после императора Юстиниана составившему словарь о писателях, из которого Суида сделал свою компиляцию. Малх издал свою «Историю» по смерти Зинона, которого малодушие и дурные дела предает поношение с такой смелостью, что может показаться удивительным и в правление кроткого Анастасия, как не был наказан за оскорбление величества человек, дерзнувший выражаться таким образом о его предшественнике, бывшем супругом августы. Впрочем, это не единственный пример {220} удивительной смелости писателей при императорах византийских. Может быть, этому причину должно искать в презрении к словесности; Тиберий, который был очень сведущ в словесности, тревожно разыскивал все то, что было издаваемо, и жестоко мстил писателям. 

Подробнее...

Палладий, архимандрит. Новооткрытые изречения прп. Антония по коптскому сборнику.

Содержание

Коптский сборник сказаний о преподобном Антонии Великом Изречения старцев об авве Антонии 

 

По коптскому сборнику сказаний о преподобном

Второй выпуск патрологического отдела журнала “Православный собеседник” за 1898 год

Коптский сборник сказаний о преподобном Антонии Великом

Родина христианского монашества – Египет. Преподобные Антоний Великий, Пахомий Великий, Феодор Освященный, Макарий Египетский, Макарий Александрийский были египтяне и говорили на египетском – или коптском языке1. Великое множество их учеников также были египтяне. Из Египта монашество перешло и в другие страны.

В Европе всегда довольно много знали о древних подвижниках Египта, о их делах и наставлениях. Но это знание не было вполне твёрдым и ясным: источники его были греческие или латинские, а не египетские, не туземные.

Подробнее...

Никитин В. А. К антропологии блаженного Августина.

В названии данной статьи содержится как бы некий призыв — ведь предлог «к» обозначает направленность движения в какую-то сторону. Наш призыв — к блаженному Августину! — мотивирован, в частности, тем, что современная наука вслед за религией обратилась, наконец, к поискам целостного учения о человеке, к выработке синтетической теории личности. В поисках общих путей научного и религиозного понимания личности развивается сотрудничество ученых, прежде всего психологов, с богословами и священнослужителями. Возникли религиозно ориентированные теории личности, например, этика немецкого философа Макса Шелера (1874-1928). Этого «Сократа современности», пожалуй, можно с полным правом считать создателем целостного учения о человеке на основе христианского опыта. В основе его доктрины лежит необходимость учитывать все слои личности в их тесном и органическом взаимодействии. Мы имеем в виду его поздние работы, а именно: «О вечном в человеке» (1921) и «О месте человека в космосе» (1928).

В том же направлении в России изрядно потрудился архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), изложивший свое понимание христианской антропологии в сочинении «О духе, душе и теле» (1945-1947). В некотором отношении святитель Лука пошел дальше М. Шелера, аргументируя свои богословские воззрения данными парапсихологии и генетики. В рамках своей трихотомической концепции он разработал учение о так называемых актах сознания [1].

Подробнее...

Мурзанев. Триадология преподобного Иоанна Дамаскина.

Мурзанев Александр,

студент 5 курса Ставропольской Духовной Семинарии

Триадология преподобного Иоанна Дамаскина.

Догмат о Святой Троице является одной из центральных тем в богословском творчестве преподобного Иоанна Дамаскина [2, с. 41]. Наряду с «Точным изложением православной веры», у преподобного есть менее известное небольшое сочинение, специально посвященное этой теме, под заглавием «О Святой Троице» («Περι τησ Αγιασ Τριαδοσ») [5, с. 200]. Важнейшие вопросы православной триадологии и христологии раскрываются в нем в форме диалога.

То, что святой Иоанн Дамаскин нес монашеский подвиг в окрестностях Иерусалима и даже мог быть проповедником в церкви Воскресения [2, с. 28], наложило определенный отпечаток на характер его троичного богословия. Палестинское монашество со времен Халкидона и до VI Вселенского Собора играло особую роль в сохранении, систематизации и защите православного вероучения. Для Иоанна Дамаскина пробным камнем истинной веры была ее укорененность в святоотеческом наследии, любое нововведение для него равнозначно ереси. В «Точном изложении православной веры» он предстает прежде всего монашеским писателем, осмысляющим труды богословов предшествующих веков, и излагающим догматическое наследие Святых Отцов в удобной и привычной для монахов форме сотниц. Раскрывая догмат о Святой Троице, подвижник постоянно обращается в вопросам христологии, актуальность которых еще не утихла с предшествующей эпохи. Вместе с тем, основой для изложения троичного догмата в «Точном изложении православной веры» является учение великих каппадокийцев и, в частности, «Большое огласительное слово» святителя Григория Нисского [2, с. 43]. Кроме того, большое влияние на его богословскую систему оказали «Ареопагитики».

Подробнее...

Лосский В. Н. По образу и подобию.

Перевод с французского В.А.Рещиковой

 

 

·         Апофаза и Троическое богословие

·         "Мрак" и "свет" в познании Бога

·         Богословие света в учении святого Григория Паламы

·         Исхождение Святого Духа в православном учении о Троице

·         Искупление и обожение

·         Богословское понятие человеческой личности

·         Богословие образа

·         Предание и предания

·         О третьем свойстве Церкви

·         Кафолическое сознание (Антропологическое приложение догмата Церкви)

·         Всесвятая

·         Господство и Царство (Эсхатологический этюд)

Подробнее...

Сидоров А. И. Творения преподобного Максима Исповедника. Книга I. Богословские и аскетические трактаты.

Перевод, вступительная статья и комментарии А. А. Сидорова

Содержание

Преподобный Максим Исповедник: эпоха, жизнь, творчество I. Эпоха. Монофелитские споры 1. Внешние условия возникновения монофелитства 2. Богословские предпосылки генезиса монофелитства 3. Первый этап развития монофелитства: «монэнергизм» (615–633 гг.) 4. Второй этап монофелитских споров: от унии в Египте к «Эктесису» (633–638 гг.) 5. Третий этап монофелитских споров: от «Эктесиса» к Латеранскому собору (638–649 гг.) 6. Четвертый и завершающий этап монофелитских споров: от Латеранского собора к VI вселенскому собору (649–681 гг.) II. Жизнь и личность преподобного Максима Исповедника 1. Ранний период жизни: вступление на путь монашеского подвига (580–626 гг.) 2. Годы невольного странничества и прибытие на Запад (626–641 гг.) 3. Борьба за Православие на Западе (641–653 гг.) 4. Исповедник веры (653–602 гг.) III. Творчество преподобного Максима (краткий обзор) 1. Подлинные творения 2. Сомнительные и неподлинные творения 3. Общая характеристика творчества преп. Максима. Его влияние Слово о подвижнической жизни Главы о любви Пролог к Елпидию Первая сотница Вторая сотница Третья сотница Четвертая сотница Послание к Иоанну Кубикуларию о любви Мистагогия Введение I. Каким образом и как Святая Церковь есть образ и изображение Бога

Подробнее...

Сидоров А. И. Экзегетические труды Оригена: Гомилии на Ветхий Завет.

20 августа 2012 г.

В истории древнецерковной литературы Ориген занимает почетное место первого экзегета в собственном смысле этого слова. Согласно характеристике Д. Леонардова, «заслуги Оригена в качестве толкователя Священного Писания были беспримерны. Стоя на рубеже двух веков, Ориген, подобно тому как Сократ в греческой философии, своими комментариями образовал, так сказать, водораздел для дальнейших направлений, течений научного исследования боговдохновенных Писаний. Самая значительная часть того, что есть ценного в последующих комментариях, как древних, так и новых, обязана своим происхождением ему. Глубокий мыслитель, точный грамматик, усерднейший труженик и ревностный христианин, он не только заложил основание, но в известной степени построил все здание библейского истолкования. “Тетраплы” и “Гекзаплы” Оригена послужили основанием всей критики текста. В “Гомилиях” представлены замечательные образцы общедоступного, народного истолкования Слова Божия. Его “Схолии”, погибшие, к величайшему несчастию, для науки, вероятно, были самыми ранними и лучшими опытами делаемых на полях пояснений, заметок. Наконец, его “Комментарии”, несмотря на аллегорический метод, часто приводивший только к афористической философии, с искусственным применением ее к библейским текстам, несмотря на ложные начала троякого истолкования, составляли и до сих пор составляют неиссякаемый рудник полезных, глубоких идей, в котором все его последователи откапывали себе как бы драгоценные металлы». И вообще, “Ориген – это глубоко верующий в Божественный авторитет Священного Писания толкователь. Его методический экзегезис принят в основание богословами всех времен”1. По мнению М. Симонетти, Ориген систематизировал и придал четкую форму характерным чертам предшествующего церковного толкования Священного Писания. Он не только расширил и углубил полученное наследие, но и упорядочил его в соответствии с точными методологическими критериями в некий стройный синтез. Другими словами, Ориген сделал из библейской герменевтики науку в подлинном смысле этого слова2.

Подробнее...

Диодор (Ларионов), монах. Дальнейшие разъяснения о проблемах интерпретации наследия святителя Григория Паламы.

В продолжение дискуссии вокруг проблем интерпретации наследия святителя Григория Паламы Портал «Богослов.Ru» помещает предлагает вниманию читателей новую статью монаха Диодора (Ларионова), написанную в связи с ответом М.Ю. Реутина на рецензию его статьи.

 

For, you see, Alice had learnt several things of this

sort in her lessons in the schoolroom, and though

this was not a very good opportunity for showing off

her knowledge, as there was no one to listen to her,

still it was good practice to say it over.

Lewis Carroll. Alice's Adventures in Wonderland

 

1. Проблема «метода» и проблема «интерпретации»

Подробнее...

Антоний Великий, преподобный. Слово о суете мира и воскресении мертвых.

Настоящая жизнь, возлюбленные, дана нам для того, чтобы мы приуготовлялись к жизни вечной, к славе неизменяемой. Настоящая жизнь оканчивается смертию, и мирская слава непостоянна и преходит. Ибо многие из сильных земли неожиданно сведены во ад; многие судии земные преданы суду тех, которых прежде сами судили; богатые обнищали; почитавшиеся мудрыми признаны за глупых; крепкие ослабели; здоровые впали в болезнь; имевшие власть лишились оной. В мире нет ничего твердаго и постояннаго, потому что нет ничего добраго. Дети презирают и оскорбляют родителей своих; родители боятся детей своих. Жены оставляют мужей своих; мужья не сохраняют супружеской верности к женам своим. Юноши вместе с стариками теряют разсудок; старики вместе с юношами предаются порочным забавам. Между друзьями нет верности, и между братьями – любви. Люди в разговорах показывают друг к другу любовь; но в сердце питают друг к другу ненависть. Везде видно коварство и злоба, везде господствует обман. Никто не думает о Боге, никто не представляет себе, что по смерти должен отдать Богу отчет в своей жизни. От забвения Бога умножается между нами зло. Бог дал нам разум, чтобы мы, узнавши волю Его, делали добро; но мы знаем волю Его и делаем зло. Бог повелел нам быть добродетельными, чтобы мы исполняли то, что праведно и что благоугодно Ему; но мы любим нечестие. 

Подробнее...

Каллист (Уэр). Иисусова молитва в учении св. Григория Синаита.

Работа митрополита Диоклийского Каллиста посвящена Иисусовой молитве в учении святого Григория Синаита (1255–1346). Перед нами встаёт образ выдающегося святого, который наряду с Григорием Паламой положил начало возрождению исихазма. Рассматривая различные формулы Иисусовой молитвы, а также внутренние и внешние технические приёмы сердечного моления в восточно-христианской традиции, митрополит Каллист затрагивает также вопрос о возможном сходстве или влиянии на них других религий.

Содержание

Два Григория Жизнь и путешествия Богословский контекст Иисусовой молитвы: осознание благодати крещения Словесная форма Иисусовой молитвы Внешние приёмы: управление дыханием Внутренние приёмы: молитва непрерывная и необразная Признаки действия Иисусовой молитвы: радостная печаль, теплота и свет

Подробнее...