Вишняк Михаил. Феоктист Студит — византийский агиограф и гимнограф XIV века. Часть 3.

В третьей части из цикла статей, посвященных Феоктисту Студиту, рассматривается литературный метод работы византийского монаха как агиографа. В основе данного исследования — житие святителя Афанасия, составленное Феоктистом.

 

3.1 Круг источников

 

Феоктист Студит был учеником св. Афанасия; он пишет его житие, во многом сам являясь свидетелем описываемых событий. Он неоднократно говорит о том, что сам патриарх рассказывал ему нечто из своей жизни. Несомненно, существовало и устное предание о жизни св. Афанасия; оно хранилось в первую очередь учениками святого, проживавшими в Ксиролофском монастыре– центре почитания святителя после его смерти, но также и в других местах. Некоторых из своих информантов Феоктист называет поименно (возможно, они могли быть известны читателям его произведений), например монаха Илариона из монастыря Воскресения Христова, Иосифа, вратаря монастыря Перивлепта, двух студийских монахов – пресвитера Иерофея и Курупис Агафона, Христодула и Иакинфа – учеников Афанасия.

Подробнее...

Амвросий Медиоланский. О таинстве Пасхи.

Содержание

Глава 1. Откуда произошло священное имя Пасхи Глава 2. О важности пасхальнаго времени Глава 3. О том, как человек, поставленный быть владыкою земной твари, лишился милости Творца, и проч. Глава 4. Каким образом Бог, приняв человеческую плоть и предав смерти Глава 5. О высоком достоинстве пасхальнаго таинства и дня 

 

Глава 1. Откуда произошло священное имя Пасхи

Таинство Пасхи доставляет всем верующим во Христа, возрожденным верою, каждогодно возвращающуюся радость и славу блаженства веры, хотя священное имя её происходит от страдания самого Спасителя, как видно из слов блаженнаго Апостола: «ибо пасха наша за ны пожрен бысть Христос» (1Кор. 5:7). Поелику Христос, приняв человеческое тело, для того и посвятил себя, в таинстве Пасхи, на страдание, чтобы всякий, получивший чрез веру участие в сем даре, по справедливости мог почесться достойным участия и в блаженстве Господа.

Подробнее...

Вишняк Михаил. Феоктист Студит — византийский агиограф и гимнограф XIV века. Часть 2.

Вторая часть из цикла статей о Феоктисте Студите, выдающемся византийском агиографе и гимнографе XIV века, посвящена его произведениям. В публикации приводится наиболее полный их перечень с кратким описанием.

 

2.1 Произведения, посвященные патриарху Афанасию I

 

Феоктист написал житие[1], энкомий (похвальное слово)[2], слово на перенесение мощей[3], синаксарь[4] (входящий в состав последования свт. Афанасию, автором которого является монах Игнатий), синаксарь на перенесение мощей[5] и 11 канонов[6].

 

Эти сочинения, возможно, за исключением 11 канонов, были написаны для основанного свт. Афанасием Ксиролофского монастыря в Константинополе, который был центром его почитания. О времени написания этих сочинений можно судить только по косвенным данным.

Подробнее...

Леонид (Кавелин), архимандрит. Сочинения блаженного Феофилакта Болгарского, архиепископа Первой Юстинианы.

Достоинство сочинений блаженнейшего Феофилакта давно уже оценено Западными учеными, что свидетельствует двукратное издание полного собрания его сочинений: «Theophylacti, Bulgariae Archepiscopi, opera omnia,» в 3 томах, напечатанное в Риме в 1754–1758 годах. Есть еще и другое издание, напечатанное в Венеции, 1 с Греческим текстом и Латинским переводом. Известно также, что, кроме цельных сочинений его, относящихся собственно к истории Болгарской Церкви и просвещения, каковы: «Житие Св. Климента Охридского и Житие Тивериопольских мучеников,» в посланиях этого ученого Архипастыря к разным лицам рассеяно немало данных для древнего периода Славяно-Болгарской истории, но, при всем том, доселе еще не обследовано в каком именно столетии жил и писал блаженнейший Феофилакт. Венецианские издатели, приписывая все, собранные ими, сочинения Архиепископу Болгарскому, Феофилакту, который по указанию Дюканжа и Ассемана, жил в царствование Византийского Императора Алексея Комнина (1081–1118), и считается по каталогу Дюканжа 14 Болгарским (?) Архиеписком,2 однако же заметили, что в посланиях (письмах) и словах блаженнейшего Феофилакта «речь и слог испорчены, мало вразумительны и вообще много походят на слог всех Греков IX столетия, только в Житии Св. Тивериопольских мучеников слог лучше и ровнее».

Подробнее...

Вишняк Михаил. Феоктист Студит — византийский агиограф и гимнограф XIV века. Часть 1.

Поздневизантийская агиография является сравнительно малоизученной областью византийской литературы. Вместе с тем ее изучение представляет немалый интерес как с научно-богословской, так и с церковно-практической точки зрения. Портал «Богослов.Ru» публикует первую часть из цикла статей об одном из замечательнейших византийских агиографов и гимнографов XIV века — Феоктисте Студите.

 

 

О личности Феоктиста Студита

1.1 Обзор научной литературы

 

Личность и творчество Феоктиста Студита на сегодняшний день мало изучены. Его имя лишь упоминается в некоторых справочниках[1].

 

Наибольшее внимание в своих работах Феоктисту уделила известный американский византолог Элис-Мэри Толбот. Ей принадлежит заслуга издания «Слова на перенесение мощей свт. Афанасия»[2], а также две научные статьи, посвященные литературной деятельности Феоктиста[3]. Еще одна статья, посвященная Феоктисту, принадлежит перу иеромонаха Василия Гролимунда[4].

Подробнее...

Амвросий Медиоланский. О таинствах.

De Sacramentis

Книга I II III IV V VI

 

 

Книга I

1. Я начинаю беседу о таинствах, которые вы приняли, но о смысле которых не подобало говорить прежде. Ведь у христианина главное – вера. Потому и в Риме верными называют тех, кто крещен, как и отец наш Авраам был оправдан по вере, а не по делам (ср. Рим. 4:1–22). Вы уверовали, а потому приняли крещение. В самом деле, непозволительно, чтобы я судил иначе, ведь ты не был бы призван к благодати, если бы Христос не счел тебя достойным Своей благодати.

2. Итак, что же мы совершили в субботу? Воистину отверзение. Таинство отверзения было совершено тогда, когда епископ (sacerdos)1 прикоснулся к твоим ушам и ноздрям. Что же это означает? В Евангелии сказано, что Господь наш Иисус Христос, когда к Нему был приведен глухонемой, коснулся его ушей (ибо тот был глух) и его уст (ибо тот был еще и нем), сказав: “Еффафа” (Мк 7:34). Это еврейское слово значит “отверзись”. Вот потому и прикоснулся епископ к твоим ушам, чтобы уши твои отверзлись для слов и речей епископа.

Подробнее...

Спасский А. А. Эллинизм и христианство.

Содержание

От Издательства

Эллинизм и христианство. История литературно-религиозной полемики между эллинизмом и христианством за раннейший период христианской истории (150–254)

Глава I. «Октавий» Минуция Феликса как первый полемический опыт Глава II. Лукиан Самосатский и его отношение к христианству Глава III. Цельс и Ориген Глава IV. Христос в изображении Цельса Глава V. Эсхатология христиан Глава VI. Христианство в его историко-практическом выражении Глава VII. Ориген и его апология против Цельса Глава VIII. Полемика Цельса против иудейства и апология Оригена Глава IX. Христос в изображении иудея и Оригена Глава X. Христос с точки зрения иудеев, отказавшихся от закона и вступивших в число последователей Иисуса Глава XI. Христианская теология (Снисхождение Бога в мир) Глава XII. Платон и Ориген Глава XIII. Христианство в его историко-практическом выражении Глава XIV. Христианство и римская религия Глава XV. Апология Оригена: ее достоинства и недостатки 

Подробнее...

Аврелий Августин. О бессмертии души.

1. Если наука существует в чем-нибудь (а существовать она может только в том, что наделено жизнью), и если она существует всегда (а, коли так, то вместилище ее тоже должно быть вечным), то, следовательно, то, в чем существует наука, живет вечно. К такому выводу приходим мы, т. е. наша душа, а так как делать правильные умозаключения без науки нельзя, а без науки может существовать только та душа, которая лишена ее в силу своей природы, то, значит, в человеческой душе наука существует.

 

Итак, поскольку наука существует, то она непременно существует где-нибудь (ведь не может же она существовать в "нигде"). Точно также не может она существовать в чем-нибудь таком, что лишено жизни, ибо мертвое ничего не знает и не познает, в том же, что не знает и не познает, наука существовать не может. Равным образом, наука существует всегда, поскольку то, что существует, и существует неизменно, необходимо существует всегда. А что наука существует, этого не отрицает никто. И кто признает невозможным, чтобы линия, проведенная через центр круга, не была наибольшею из всех линий, которые проводятся не через центр, и признает это истиной, известной науке, тот не отрицает существование неизменной науки.

Подробнее...

Сидоров А. И. Феодор Раифский и Феодор Фаранский.

(По поводу одного из авторов «Изборника Святослава» 1073 г.)

Содержание

1. Постановка вопроса 2. Феодор Раифский и неохалкидонизм 3. Феодор Фаранский и монофелитство 4. Философская часть «Приуготовления» и проблема единства трактата 5. Проблема датировки трактата

 

1. Постановка вопроса

В «Изборнике Святослава», представляющем собой древнеславянский перевод патристического флорилегия, среди фрагментов прочих отцов церкви фигурируют обширные выдержки (л. 223а-2376) из трактата Феодора Раифского «Приуготовление». О личности этого автора практически ничего не известно: внешние свидетельства о нем отсутствуют и всю информацию относительно Феодора Раифского можно почерпнуть только из самого сочинения. Особого внимания исследователей данное произведение не привлекало. Одним из первых ученых, заинтересовавшихся им, был Й. Юнглас, высказавший гипотезу о тождестве Феодора Раифского и автора «Desectis». Но эта гипотеза не получила широкого признания. Несмотря на то что М. Ришар нашел ряд точек соприкосновения между мировоззрениями обоих авторов, идентичность их вряд ли может быть доказана. Можно отметить и своеобразную точку зрения русского исследователя В. Соколова, который, критикуя гипотезу Юнгласа, приходит к выводу, что Феодор Раифский зависит от Максима Исповедника, т. е. считает его трактат относящимся самое раннее к концу VII в.

Подробнее...

Акакий, епископ Мелитинский. Беседа, сказанная в Ефесе, в собрании отцов.

При взгляде на это светлое и духовное общество святого собора, я ощущаю, возлюбленные, и радость и вместе упование. Радость, – так как и мне, меньшему из всех, в это обширное море мудрости приходится пустить легкий челн слова; упование, – потому что великие волны раздора скоро прекратятся, и во всей Церкви водворится тишина мира Господня. Если двенадцать учеников, воззвав ко Господу, тотчас утишили бурю, когда их корабль был обуреваем ветрами, то тем более, без сомнения, можно надеяться этого теперь, когда столько учеников, единодушно собравшихся, умоляют Господа своими голосами, когда здесь присутствует великий и мудрый правитель, не боящийся никаких ветров и бурь, но благоразумно допускающий к рулю и других гребцов, убеждая их взяться за него и не переставая единодушно взывать ко Господу: «Господи, не радиши ли, яко погибаем» (Мк. 4, 38)? Тотчас вняв его голосу, Он сказал, не смотря на шум жестоких волн моря: «молчи, престани» (Мк. 4, 39). Весьма прилично порадоваться о настоящем положении вещей, и воздать должное благодарение Богу. Ибо буря, поднявшаяся по-видимому против истины, собрала во едино земные светила, которых жизнь есть благая воня для Бога, а цель единодушное проповедание одной и той же истины. 

Подробнее...