Свт. Филаретъ, митр. Московскій († 1867 г.) Слова и рѣчи. 272. Слово въ день обрѣтенія мощей преподобнаго Сергія.


Помянеши Господа Бога твоего (Втор. 8, 18).

Сочинения Филарета, митрополита Московского и Коломенского. Слова и речи. Том V (последний): 1849-1867. М., 1885Благоговѣйно творя память преподобнаго и богоноснаго отца нашего Сергія, мы исполняемъ заповѣдь Апостола: поминайте наставники ваша (Евр. 13, 7). Сія Апостольская заповѣдь приводитъ мнѣ на память заповѣдь Пророческую: помянеши Господа Бога твоего. И это не по одному подобословію, но по причинѣ болѣе существенной. Благочестно творимая память святыхъ есть отрасль, которой корнемъ должно быть благоговѣйное памятованіе о Богѣ, такъ какъ и благодать святыхъ есть отрасль отъ живоноснаго корня Божіей силы, или лучъ отъ источнаго свѣта Божія. Чтобы отрасль могла зеленѣть, цвѣсти и приносить плодъ, для сего потребенъ живый корень. Такъ, чтобы творимая о святыхъ память была благотворна, для сего надобно, чтобы живое памятованіе о Богѣ всаждено было въ сердцѣ.

Подробнее...

Свт. Филаретъ (Вознесенскій), митр. Нью-Іоркскій († 1985 г.). Слово въ день преподобнаго Сергія Радонежскаго.


Празднуемъ мы съ вами нынѣ здѣсь, въ этомъ святомъ храмѣ его престольный праздникъ, въ честь преподобнаго отца нашего Сергія, игумена Радонежскаго, — одного изъ величайшихъ подвижниковъ Русской Земли и Русской Церкви, и вообще Церкви Вселенской.

Преподобный Сергій, избравшій для себя смиреннѣйшій образъ жизни, уклонившись отъ людей, сталъ потомъ духовнымъ наставникомъ, руководителемъ всего русскаго народа, который потянулся къ нему. Часто обвиняютъ такихъ отшельниковъ въ томъ, что они уходятъ, говоря: «О себѣ только думаютъ! Спасаютъ только свою душу!» А посмотрите, каковъ результатъ!.. Когда эти необыкновенные люди уходятъ отъ міра и тамъ, наединѣ съ Богомъ, собираютъ свое духовное богатство, то міръ потомъ туда тянется! Чада міра чувствуютъ, что этотъ отшельникъ нашелъ ту правду, о которой его душа тужитъ и тоскуетъ, но которую она не имѣетъ, а человѣческая душа тянется къ этой высшей правдѣ!

Подробнее...

Свт. Иннокентій, архіеп. Херсонскій († 1857 г.) Слово въ день Іоанна Богослова.


Святое писаніе ветхаго и новаго завѣта, содержа въ себѣ начала чистѣйшей нравственности, и преподая множество прекрасныхъ правилъ касательно разныхъ добродѣтелей, не даетъ открытыхъ наставленій въ отношеніи къ добродѣтели дружества. Такое умолчаніе, безъ сомнѣнія, произошло отъ того, что у святыхъ писателей, или паче у Духа Святаго было въ намѣреніи не то, чтобы обнять наставленіями всѣ случаи жизни, и дать людямъ полное собраніе правилъ поведенія, а то, чтобы посредствомъ писанія вдохнуть въ нихъ такой образъ мыслей и чувствъ, чтобъ они сами, безъ предписаній и правилъ, знали, какъ при каждомъ случаѣ надобно поступать христіанину. Въ семъ отношеніи можно сказать: о чемъ сказано въ священномъ писаніи, сказано для примѣра, и о чемъ не сказано, не сказано также для примѣра.

Подробнее...

Святитель Василий Великий. Гомилия на Рождество Христово.

1

Давайте почтим молчанием первое, особенное, Рождество Христово, свойственное Его Божеству. Более того, давайте положим себе за правило вообще не исследовать и не любопытствовать об этом с помощью наших понятий. Ибо что может вообразить себе ум там, где не были посредниками ни время, ни век, где образ не представим, где не было никакого зрителя и где нет никого, кто мог бы рассказать [об этом]? Или как язык поможет разумению? Но был Отец, и Сын родился. Не спрашивай: когда? но просто оставь в стороне сам вопрос. Не исследуй, как [это было]? Ибо сам ответ невозможен.

Подробнее...

Свт. Филаретъ (Вознесенскій), митр. Нью-Іоркскій († 1985 г.). Почему русскіе люди чтутъ праздникъ Покрова Божіей Матери.


Радостенъ для вѣрующаго сердца праздникъ Покрова Божьей Матери! Такъ явно, такъ наглядно напоминающій намъ и укрѣпляющій насъ въ надеждѣ на то, что мы съ вами не забыты у Пренепорочной Матери рода христіанскаго, Преблагословенной Дѣвы Маріи, Которая Своимъ спасающимъ и милующимъ покровомъ покрываетъ родъ христіанскій. Великій Первосвятитель Зарубежной Церкви и ея основатель Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній любилъ подчеркивать, что въ празднованіи этого праздника выразилась душа русскаго народа и его благоговѣйная вѣра и любовь къ Божьей Матери.

Подробнее...

Епископское служение и единство Церкви по св. Киприану Карфагенскому

Учение св. Киприана о Церкви видит в сильном епископальном устройстве Церкви идеал Христа и гарантию единства. Единство Церкви на земле есть единство иерархическое, соответствующее иерархическому строению самой Церкви. На основании Мф. 16:18 Церковь утверждается на епископах, и им принадлежит право руководить и управлять: «Отсюда последовательно и преемственно истекает власть епископов и управление Церкви, так что Церковь поставляется на епископах, и всяким действием Церкви управляют те же начальствующие... это основано на Божественном законе» (Посл. 33, 1). «Епископ в Церкви, и Церковь в епископе, и кто не с епископом, тот и не в Церкви» (посл. 66, 5). Пресвитеры же и диаконы, разделяющие труды епископа, должны подчиняться ему и только по его поручению исполнять все то, что требует церковное управление.[1]

Подробнее...

Ориген и его эстетическая доктрина.

Личность Оригена.

Ориген – наиболее мощный гений раннего христианства, чьи труды питали духовность и экзегезу как на Востоке, так и на Западе. Но его философские гипотезы, систематизированные не слишком разборчивыми учениками, потребовали болезненной работы по различению духов со стороны Церкви.[1] Ориген (185 – 254) является наиболее влиятельным богословом восточной Церкви, отцом богословской науки, творцом церковной догматики, основателем библейской филологии. «Ориген, – говорит проф. прот. П. Гнедич, – был одним из немногих древнехристианских писателей, оказавших такое большое влияние на развитие христианского богословия и вокруг имени которого возникло столько споров».[2] Ориген первый из церковных писателей, о жизни которого сохранилось достаточно сведений. О жизни и деятельности Оригена сохранились многие подробные сведения у Евсевия в VI кн. Церковной Истории; но это, в сущности, незначительные фрагменты от «Апологии Оригена», составленной в начале IV века пред мученическою смертью пресвитером Памфилом и Евсевием. Некоторые воспоминания в этих фрагментах представляют немногие сохранившиеся письма самого Оригена.[3]

Подробнее...

Архипастырский путь священномученика Киприана Карфагенского

За те 70 лет, что прошли со времени первого упоминания о христианстве в Северной Африке (история с сицилийскими мучениками, 180 г. по Р. X.) до смерти Киприана, епископа Карфагенского (258 г. по Р. X.), Церковь необыкновенно выросла. К середине III века Церковь в Северной Африке насчитывала 250 епископов. Рост был не только количественным; возрастала и внутренняя убежденность, и верность христиан. История жизни Киприана показывает со всей ясностью, как сильно все изменилось в Северной Африке.[1] Личность священномученика Киприана Карфагенского следует рассматривать как главного авторитета латинской Церкви после св. Августина, как крупнейшего свидетеля Предания по вопросам церковного бытия – несмотря на то, что под влиянием Тертуллиана его мышление приобретает категоричность в отношении границ Церкви и спасения.[2] Квинт Септимий Флоренс Тертуллиан явился первым значительным христианским богословом, писавшем на латинском языке, и открыл собой плеяду латинских авторов африканского происхождения, в том числе и священномученика Киприана Карфагенского. Несомненно, Тертуллиан оставался для них бесспорным авторитетом на протяжении всей его жизни. «Дай мне учителя» – фраза св. Киприана Карфагенского, без которой он не обходился и ни одного дня (Иероним, О знаменитых мужах, 53).[3] Но все-таки св. Киприан Карфагенский принадлежит греческой патристике то же, хотя писал он на латинском языке, но в его учении еще не было ничего специфически-западного (такие черты появятся лишь у латинских отцов IV в.) и, самое главное, его богословское учение было положено в основу экклезиологических учений IV и последующих веков.[4]

Подробнее...

Биография и сочинения Климента Александрийского

К христианской теологии Климент Александрийский пришел через философию. Это определило стиль и содержание его произведений. Свои разнообразные идеи он воплотил в не менее замысловатую форму. Избегая устоявшихся концепций, он никогда не останавливался в своих поисках. Вопросы, которые он задавал себе, зачастую оставались без ответа, смысл многих его пассажей – загадка для читателя. Однако благодаря подобным качествам Климент сумел в своих произведениях открыть и утвердить многие философские положения, которые впоследствии были унаследованы христианскими теологами. Труды его были весьма популярны, его имя до девятого века можно было встретить в списках святых.[1]

Подробнее...

Богословский анализ «Шестоднева» Святителя Василия Великого

Византийская наука на протяжении своего тысячелетнего существования развивала практически все основные направления и дисциплины, завещанные античностью,– как гуманитарные, преломленные в христианизированной форме, так и естественнонаучные, включая физику и космологию (сочинения св. Фотия, Феодора Метохита), химию (в форме алхимии; также изобретение «греческого огня», новых эмалей и смальты), зоологию (многочисленные «Физиологии», бестиарий Тимофея Газского, трактаты XIII века по разведению соколов, собак и других животных), ботаники («Беседы на Шестоднев» Василия Великого, многочисленные травники и словари названий растений), сельское хозяйство («Геопоники»). Немало работ, как самостоятельных, так и комментаторских, было в области математических дисциплин, составляющих основное содержание квадривиума. Всё это, наряду с резко выраженной индивидуальностью всего облика византийской образованности, даёт основание утверждать, что тот тип науки, который мы встречаем в Византии, представляет собой одно из трёх главных продолжений античной науки. В качестве двух других можно рассматривать средневековую западноевропейскую и арабо-мусульманскую науку. Причем византийская наука имела то отличие от двух последних, что более непосредственно примыкала к наследию и традициям античности.[1]

Подробнее...