Катанский А. Л. Очерк истории обрядовой стороны Таинства Елеосвящения.

Историческое исследование литургической стороны таинства елеосвящения принадлежит к числу наиболее трудных предметов во всей литургической области. Причины этой трудности заключаются не в одной только обыкновенно указываемой скудости исторических свидетельств об этом таинстве, но и в характере самих свидетельств. Недостаточность исторических данных для таинства елеосвящения касается главным образом первых трех веков; в следующие же века взамен этого недостатка является относительное обилие свидетельств если не о составе “последования” таинства елеосвящения, то, по крайней мере, об употреблении помазания елеем в болезни; но тут встречаются весьма большие затруднения в пользовании этими свидетельствами; затруднения эти касаются надлежащей оценки, верного понимания и истолкования исторических данных. В виду последнего рода трудностей, изложению данных, относящихся собственно к истории „последования” таинства елеосвящения, предпосылаем изложение исторических свидетельств об употреблении елея древними христианами, – употреблении общем и сакраментальном.

Подробнее...

Катанский А. Л. Об историческом изложении догматов.

Параграф I II III IV

 

§ I

На протестантском и даже отчасти на католическом западе в настоящее время наука Догматического богословия имеет вид во многом отличный от того, какой она имеет на православном востоке и, в частности, у нас. Между тем, как у нас Догматическое Богословие доселе еще удерживает характер одного целого, не распавшегося на части, на протестантском, и католическом западе эта наука давно вступила на путь расчленения, обособления составных её частей и в настоящее время переживает эпоху быстрого, и успешного роста и развития этих её отраслей, получивших самостоятельное существование. Не говоря уже о выделении из неё Основного Богословия, так недавно у нас, еще сливавшегося с Догматикою и только в самое последнее время получившего вид самостоятельной науки, благодаря труду Пр. Макария, – наука Догматического Богословия распадается на западе на следующие главные части: 1) на собственно Догматическое Богословие и 2) Историю догматов. Догматическое Богословие имеет вид подобный нашим догматикам, т. е. в ней на первом плане стоят догматические положения, раскрываемые из Св. Писания и Св. предания и из начала разума, с большим или меньшим преобладанием того или другого, или третьего элемента, смотря по тому, к католической или протестантской стороне принадлежит данное сочинение и по личному направлению сочинителя. Наряду с этого рода произведениями, более или менее близкими по методу к нашим догматикам, идет ряд произведений, носящих название Истории догматов. В последнее время запад особенно полюбил этот метод, прием исследования; там появляется особенно много историко-догматических трудов, не имеющих ничего себе подобного в нашей литературе.

Подробнее...

Каллист (Уэр). Телесная молитва. Исихастский метод и его нехристианские параллели.

В настоящей работе митрополит Каллист рассматривает возможные параллели между исихастским методом молитвы и другими на первый взгляд похожими молитвенными техниками, принятыми в индуизме и исламе. Обращаясь к истокам исихазма, к учениям таких его представителей, как св. Григорий Палама, св. Григорий Синаит и Никифор Исихаст, он ставит вопрос: является ли Иисусова молитва подлинно христианской практикой, или она не нужна, а, может быть, даже способна нанести вред?

Вспоминай о Боге чаще, чем дышишь. Св. Григорий Богослов

Содержание

Призрак в машине? «Как легко говорить каждым вздохом…» Вхождение в сердечное место Положение тела Управление дыханием Византийские йоги?

Подробнее...

Епископ Каллист Уэр. Странная и все же близкая: Мое путешествие в Православную Церковь

Небо и земля сегодня едины
(из службы рождественского Сочельника)
О странная Православная Церковь!
(о. Лев Жилле)

Отсутствие и присутствие

Хорошо помню, как началось мое путешествие в Православие. Случилось это, когда мне было семнадцать, совершенно неожиданно летним субботним днем 1952 г.. Я шел по Букингем Пэлэс Роуд, недалеко от Виктория Стейшн в центре Лондона, мимо большой ветхой готической церкви XIX века, которую раньше не замечал. На ней не висела поясняющая табличка (общественные связи никогда не были сильной стороной Православия в западном мире!), но зато медная дощечка гласила просто: “Русская Церковь”.

Подробнее...

Каллист (Уэр). Духовный отец в Православии.

Тот, кто впервые поднимается в гору, должен следовать по известному маршруту; ему нужен спутник и проводник, который уже поднимался здесь и хорошо знает дорогу. Послужить таким проводником — вот в точности назначение “аввы”, или духовного отца, — того, кого греки называют “герон”, а русские “старец”, что на обоих языках означает собственно “старик”.[1]

Важность послушания “герону” подчеркивалась с самых первых времен возникновения монашества на христианском Востоке. Св. Антоний Великий говорил: “Я знаю монахов, которые после многих трудов пали и подверглись безумию, потому что понадеялись на свои дела... Монах, если можно, должен откровенно сказывать старцам, сколько пьет капель в своей келье, чтобы как-нибудь не погрешить и в этом”.[2]

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Утренние светильничные молитвы.

Дмитриевский А. А. Утренние светильничные молитвы: Историческая судьба их... // Руководство для сельских пастырей. Киев, 1886. № 42. С. 180–192.

Состав древнейших евхологиев (служебников), как в греческой Церкви, так и у нас в России в первое время существования христианства почти до XIV в. был чрезвычайно простой. За весьма немногими исключениями, в евхологиях помещались одни только молитвы без всяких почти описаний обрядовых действий или без того, что ныне принято называть чинопоследованием. Это делалось, бесспорно, в виду дороговизны материала (пергамента), на котором писались рукописи, и в видах экономии труда писцов, которых, особенно у нас в России на первых порах христианства, было немного. Чтобы указать, какое место в последовании того или другого богослужения должна занимать известная молитва, обыкновенно делались надписи, в роде следующих: euch pro tou penticostou ("молитва 50-му псалму" или "егда поют: помилуй"), euch eiV touV ainouV ("молитва егда поют: Хвалите Господа"), euch eiV to Doza en uyistoiV qew ("молитва Слава в вышних") и т. д. Священники принимали во внимание эти надписи и, руководствуясь ими, прочитывали эти молитвы в том месте известного последования, к которому они приурочивались самими надписями. Поэтому в древнейших греческих евхологиях и наших служебниках количество утренних молитв и их распорядок чрезвычайно разнообразны. Этим же можно объяснять и то обстоятельство, что, до появления у нас на Руси Устава Иерусалимского, мы ни в одной из богослужебных книг нашей древней Церкви не встречаем указания на то, чтобы во время шестопсалмия читались какие-нибудь молитвы.

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Триодь постная – училище благочестия.

Чтение, предложенное в публичном собрании Киевского религиозно-просветительского общества 2 февраля 1904 г.

 

Алексей Афанасьевич Дмитриевский (1856–1929), доктор церковной истории, профессор и заведующий кафедрой литургики и церковной археологии Казанской Духовной Академии, член-корреспондент Академии наук, в 1906–1917 гг. состоял секретарем Императорского Православного Палестинского Общества. Этому выдающемуся ученому принадлежат такие труды, как «Богослужение в Русской Церкви в XVI в. Часть 1, «Служба круга годичного и седмичного». Казань, 1884; «Современное богослужение на православном Востоке». Вып. 1. Казань, 1891; «Богослужение Страстной и Пасхальной седмиц в св. Иерусалиме по Уставу IX–X вв.». Казань, 1894; «Древнейшие патриаршие Типиконы Святогробский Иерусалимский и Великой Константинопольской церкви». Киев, 1907; «Описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках православного Востока». Т. 1. Типики. Киев, 1895 и СПб. 1917; Т. 2. Евхологии. Киев, 1901. Эти исследования были основаны на результатах кропотливого изучения древних рукописей в монастырских библиотеках Афона, Синая, Патмоса и Иерусалима.

А. А. Дмитриевский также опубликовал множество статей в журнале «Руководство для сельских пастырей», в которых разбирал сложные вопросы современной богослужебной практики. Ему принадлежат также очерки о богослужебных книгах Русской Православной Церкви: Требнике, Служебнике, Триоди Постной и Цветной.

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Тайная исповедь в исследовании проф. А. И. Алмазова.

(Критический этюд)

В русской литургической науке редко появляются не только капитальные самостоятельные исследования, но даже более или менее серьезные научные статьи, а посему обойти молчанием настоящий трехтомный труд проф. Алмазова с вышеприведенным заглавием было бы со стороны критики большею несправедливостью. Обратить должное внимание на этот труд тем более необходимо, что профессор-канонист Алмазов, дебютировавший не вполне благополучно еще в 1884 году с своею магистерскою диссертацией под заглавием: «История чинопоследований крещения и миропомазания», –не новичок в литургической науке. С изумительною настойчивостью, в несомненный ущерб прямой своей специальности, он уже давно стремится завоевать себе место в ряду немногочисленных русских ритуалистов, исследователей исторической судьбы византийско-русского богослужения, хотя, как покажет настоящий посильный критический разбор наш этого последнего, весьма внушительного по объему и не без больших претензий, труда, не только пока безуспешно, но даже без всякой надежды добиться желаемого когда-нибудь и в будущем.

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Рецензия на книгу Н. Ф. Красносельцева «Материалы для истории чинопоследования литургии св. Иоанна Златоуста».

Проф. Н. Ф. Красносельцев не в первый раз является в печати с работами по изучению чинов литургии и в частности чина литургии св. Иоанна Златоуста. Работы его в этом направлении начались еще в семидесятых годах, когда им была напечатана обширная статья «О толковательных трудах отцов и учителей Церкви, относящихся к изучению православного богослужения» (Прав. Собеседн. 1878 г.), которая явилась в свете по поводу издания С.-Петербургскою духовною академиею в приложениях к академическому журналу в 1855–57 г.г. сборника под заглавием: «Писания св. отцов и учителей Церкви, относящиеся к истолкованию православного богослужения» в трех томах. Названная статья привела почтенного профессора к убеждению, что в упомянутый сборник С.-Петербургской академии «вошло не все, что могло и что должно бы было войти в него из писаний отцов и учителей Церкви касательно толкования богослужения» (Н. Красносельцева. Объясн. литургии еп. Ф. Андидск. К. 1884 г., стр. 4) и побудила его дополнить сборник самостоятельными изысканиями и переводами «некоторых сочинений древних греческих писателей, весьма важных для истолкования богослужения, доселе остающихся русской публике неизвестными» (Ibid.). Плодом его работ в этом направлении явилась в 1884 году брошюра под заглавием: «Объяснение литургии, составленное Феодором, епископом Андидским (памятник византийской духовной литературы XII в.). Казань». «Толкование это, по словам проф. Красносельцева, есть одно из наиболее древних греческих сочинений этого рода, и весьма замечательно, как по назидательности своей, так и по своей особенной полноте и стройности. Оно, кроме того, весьма важно и в историческом отношении, так как заключает в себе многие указания весьма ценные для истории литургии и ее толкования» (Ibid.). К переводу этого толкования в упомянутой брошюре автор присоединил в предисловии и краткие сведения об авторе его. В следующем 1885 году автор выпустил в свет капитальную книгу под заглавием: «Сведения о некоторых литургических рукописях ватиканской библиотеки с замечаниями о составе и особенностях богослужебных чинопоследований, в них содержащихся и с приложениями. Из отчета об ученых занятиях заграницей в 1882 г. Казань», в которой «издано было им, как заявляет г. Красносельцев, довольно значительное количество письменных памятников, относящихся к истории литургии православной Церкви и преимущественно литургии св. Иоанна Златоуста» (стр. 3).

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Рецензия на книгу И.И. Дмитриевского «Историческое, догматическое и таинственное изъяснение Божественной литургии».

Историческое, догматическое и таинственное изъяснение Божественной литургии основано на Священном Писании, правилах вселенских и поместных соборов, и на писании св. отцов церкви, составлено Иваном Дмитревским. Вновь пересмотренное и исправленное с рисунками академика Ф. Г. Солнцева с приложением «Книги о храме» Симеона, митрополита Солунского. С.-Петербург.

Издание книгопродавца И.Л. Тузова. 1884 г.

Книга И.И. Дмитриевского, вышедшая в первый раз в свет в самом начале текущего столетия, была принята весьма сочувственно современниками, как показывает список «имен особ, подписавшихся в пренумерации на получении сея книги», приложенный самим автором к изданию её 1804 года. В числе подписчиков значатся епископы, князья, купцы, священники и простые люди. Выписывали не одному экземпляру этой книги, а по 500 (напимер, Феофилакт, епископ Калужский и Боровский) и даже по 900 экземпляров (наприм., Ксенофонт, еп. Владимирский и суздальский). Такому небывалому успеху настоящей книги способствовали, с одной стороны, образцовые литературно-научные достоинства её, плод двадцатипятилетних трудов автора, направленных им к «снисканию основательного и ясного разумения тех священных действий, которые совершает наша православная Церковь в приношении бескровной жертвы», а, с другой стороны, его святое «единственное намерение и желание принесть душеспасительную пользу сынам отечества и Церкви» «обратить в душеполезное назидание чад Христовой Церкви». Наши отцы все буквально воспитались на этой книге Дмитревского, очень многим и из современного нам духовенства известна она, а поэтому о внутренних её образцовых достоинствах, всем и каждому известных, мы не будем говорить, не будем касаться и замечательной судьбы этой книги, что составит предмет особой нашей статьи, а скажем несколько только слов о последнем издании её, сделанном известным петербургским книгопродавцем И. Л. Тузовым.

Подробнее...