Соборный (кафоличный) характер Церкви

Вселенский характер новозаветной Церкви

Вселенский характер ветхозаветной Церкви, несмотря на ее первоначальную этническую ограниченность, предопределен уже в завете с Авраамом: «Благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12:3). Проповедь пророков постепенно внедряет в сознание членов ветхозаветной Церкви универсальность сотериологических обетований. Они учат, что в грядущем богооткровенная вера найдет отклик среди всех народов (Ис. 2:2 слл.).

Подробнее...

Гордость - фундаментальная страсть

Корень всякого греха – гордость. Грех одного ангела.

Грехи можно делить по содержанию и по степени виновности. По содержанию разделение грехов произведено ап. Иоанном: все в мире похоть плотская, и похоть очей, и гордость житейская (1Ин. 2:16). Гордостью житейской назван грех высокомерия – гордость и гнев. Похотью плоти назван грех плотоугодия, или страсть к чувственным наслаждениям, чревоугодию и сладострастию; а похотью очей названы грехи алчности, любостяжания и зависти. Таким образом, существует шесть главных грехов, из которых рождаются все другие. Если присоединим к ним еще один грех, именно леность как боязнь духовно-нравственного напряжения, то получим семь главных грехов[1], согласно разделению символических книг нашей Церкви.[2] Нас же интересует грех гордости как фундаментальный порок.

Подробнее...

Грехопадение и его последствия по Священному Писанию и учению Церкви

В Библии часто, почти на каждой странице, гово­рится о той реальности, которую мы обычно назы­ваем грехом. Ветхозаветные выражения, относящиеся к этой реальности, многочисленны; они обыкно­венно заимствованы из человеческих взаимоотношений: упущение, беззаконие, мятеж, несправедливость и т.д.; иудаизм добавляет к этому «долг» (в смысле задолженности), и это выражение применяется и в Новом Завете; в еще более общем порядке грешник бывает представлен как тот, «кто делает злое пред очами Божьими»; «праведному» («саддик») обычно противопоставляется «злой» («раша»). Но истинная природа греха с его лукавством и во всей его широте выя­вляется прежде всего через библейскую историю; из нее мы узнаем также, что это откровение о человеке есть в то же время откровение о Боге, о Его любви, которой грех противится, и о Его милосердии, которое проявляется вследствие греха; ибо история спасения – не что иное, как история безустанно повторяемых Богом Твор­цом попыток оторвать человека от его привязан­ности к греху.Среди всех повествований Ветхого Завета рассказ о грехо­падении, которым открывается история человечества, пре­подает уже учение, необычайно богатое по своему содержанию. Отсюда и надо исходить, чтобы понять, что такое грех, хотя само это слово здесь еще не произнесено.[1]

Подробнее...

Евхаристическое учение Православной Церкви

Еще задолго до установления евхаристии Господь постепенно открывал человечеству значение Таинства, то есть подготовлял к его приятию. Весь мир задуман как «Космическая Литургия. Мир создан, чтобы быть – и стать Церковью, телом Христовым».[1]

Подробнее...

Ересь афтартодокетов и учение о человеческой природе Иисуса Христа

Введение

Наиболее актуальным богословским вопросом, относящимся к числу расплывчатых и не проработанных в сфере церковного образования, является христологическая проблематика особенностей приятия человеческого естества Господом Иисусом Христом. Вопрос этот и его решение принципиальны, так как христология оказывает довлеющее влияние на сотериологию, способствует осознанию совершенной Христом Жертвы.

Подробнее...

Критика сотериологии митрополита Антония (Храповицкого)

Искупление рода человеческого Иисусом Христом является важным учением Христианской религии. Ибо оно составляет по существу все содержание новозаветного благовестия. Проблемой догмата искупления занималось и занимается довольно большое количество христианских богословов и мыслителей, как западных так и восточных, почти на протяжении тысячи лет. Самые глубокие и плодотворные исследования проблемы заключены в работах русских богословов и религиозных мыслителей ХIX – XX веков. Самые крупные из них: «Догматическое богословие» Митрополита Макария (Булгакова), «Опыт православного Догматического Богословия» епископа Сильвестра (Малеванского), «Значение Креста в деле Христовом: Опыт изъяснения догмата искупления» протоиерея Павла (Светлова), «Православное учение о спасении» патриарха Сергия (Страгородского), статьи протоиерея Сергия (Булгакова), «О смерти крестной» протоиерея Георгия (Флоровского), «Очерк мистического богословия» В. Лосского, «Работы по богословию» А. С. Хомякова, «Чтения о Богочеловечестве» Вл. Соловьева, «Догмат искупления в русской богословской науке» протоиерея Петра (Гнедича). Стоит особенно выделить многочисленные статьи (и центральная работа - «Догмат искупления») архиепископа Антония Храповицкого.

Подробнее...

Молитва. Несение креста. Блаженство.

В современном  мире каждый день происходит что-то негативное: транспортные катастрофы, землетрясения, наводнения, террористические нападения и много всего подобного. Христос сказал ученикам, чтобы они не боялись,  т.к. всему этому надлежит быть, потому что перемешано в мире добро и зло, но горе тем, через кого зло приходит. Другими словами, не может не быть в мире соблазнов, но лучше не родиться тому, через кого идет соблазн. Вспомните судьбу Иуды Искариотского, предав Учителя за деньги, ужаснувшись своего поступка, бросил деньги, и не веря в Божье милосердие, удавился. Какая бесславная смерть! А ведь он был учеником Христа.

Подробнее...

Монашеское послушание

Послушание, принятое в духе веры и любви как следование Господу нашему Иисусу Христу, послушному вплоть до смерти, обязывает к подчинению воли законным наместникам, когда они, неся на себе образ Божий, повелевают согласно монастырскому уставу. Монашеское послушание не уменьшает достоинства человеческой личности, его действие обратное – оно приводит к полной личностной зрелости и расширяет христианскую свободу. Монашеское послушание является подражанием подвигу Господа нашего Иисуса Христа и личностным соучастием Его служению. Цель монашеского послушания заключена в древнехристианском апостольском понятии «кенозис» (букв. «истощение»), то есть в крайней степени самопожертвования и отсечении собственной воли. Пребывая в послушании, монашествующий осуществляет непрерывность послушания Господа нашего Иисуса Христа ради спасения мира. Поэтому послушание или власть, в основе которых стоят компромисс, дипломатия, давление или иные манипуляции человеком, становятся предательством по отношению к самому духу монашеского послушания. Ибо монашеское послушание – это соотношение своего служения с миссией Христа и исполнение ее в данный момент, несмотря на то, что подчас эта задача может стать тяжким бременем. Некоторые наместники, поощряющие молодых монахов к диалогу, могут воспитать ответственное и активное послушание. Однако стоит помнить о том, что остается в силе власть наместника решать и приказывать, что надлежит делать по типикону.

Подробнее...

О 82-м правиле Трулльского собора

«Знаковое» и «символичное» церковные искусства.

Знак информирует, сообщает, указывает. Символ находится в отношениях принадлежности и сущностной причастности к символизируемому, символизируемое присутствует в своем собственном смысле. Мы встречаем в искусстве катакомб чисто «знаковое» искусство. Его цель проста и непосредственна: оно возвещает спасение, и с помощью тайных знаков изображает средства к его достижению. Их можно разбить на три группы: 1) все, что относится к воде, Ноев ковчег, Иона, Моисей, рыбы, якорь; 2) все, что относится к хлебу и вину, - умножение хлебов, хлебные колосья, виноградная лоза; 3) образы спасения и спасенных – отроки в печи, Даниил среди львов, птица Феникс, воскресший Лазарь, Пастырь добрый. Фигуры нужны только для того, чтобы выразить действие спасения: например, мертвый воскресает, погибающий спасается. Налицо полнейшее пренебрежение любой художественной формой и отсутствие всякого богословского истолкования. Добрый Пастырь вовсе не изображает Христа, но говорит нам: Спаситель действительно спасает.  Даниил во рву львином соединяется с Орантой, которая указывает на спасенную душу. Это – краткие и поразительные утверждения, говорящие через рисунок о спасении посредством таинств крещения и евхаристии. Греческая надпись, современная катакомбам, верно объясняет их живопись: «Я, Аверкий, ученик святого Пастыря, пасу стада в горах и на равнине. Везде вера вела меня и везде она питала меня Рыбой источника, великой, чистой, которую выловила Дева и предлагает в пищу друзьям. У нее есть чудесное Вино, смешанное с Водой, которое Она дает вместе с Хлебом». Все сходится к одному напоминанию: нет вечной жизни вне Христа и Его таинств. Все сведено к единственному знаку, и все есть радость, так как воскресение из мертвых начертано на саркофагах. Отсутствие какого-либо искусства знаменует решающий момент в его собственной судьбе. Его вершина, еще совсем близкая, - античное искусство, - оказывается не нужным в данный момент. Оно отрекается от себя, проходит через свою собственную смерть, погружается в воды крещения и, записанное с помощью катакомбных надписей, выходит из крещальной купели в самом начале 4 века в никогда прежде невиданной форме иконы. Это – искусство, воскресшее во Христе: ни знак, ни картина, но икона, символ божественного присутствия и видение догмата, откровение вечности.[1]

Подробнее...