Учение восточных Отцов первых десяти веков об исхождении Святого Духа только от Одного Отца.

«Веруем в единого нерожденного Бога Отца, имеющего бытие от Себя»[1] (Святитель Афанасий Великий).

«Веруем в единого Отца, начало всего и причину».[2] (Преподобный Иоанн Дамаскин).

Бог Отец есть истинный Бог. В этой истине не сомневался никто и никогда, даже такие еретики, которые отвергали Божество Сына и Святого Духа[3]. О Божестве Отца свидетельствует почти каждая страница Священного Писания, Христос прославляет Отца, «Господь неба и земли», открывающего Свои тайны незлобивым простецам-Апостолам (Мф.11:25). Он же учит об Отце, Который так возлюбил мир, что «отдал Сына Своего Единородного» (Ин. 3:16). Апостол Павел возвещает, что у нас «один Бог Отец, из Которого все и мы для Него» (1Кор. 8:6).

Апостол Павел пишет: «Преклоняю колени мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф. 3:14-15). Таким образом, Божество первой Ипостаси – несомненная истина Откровения[4].

В Боге мы созерцаем Три Личности, абсолютно тождественные по природе и силам, но различные по образу Своего бытия. «Единое Божество обще трем Ипостасям и присуще каждому из Них: Отцу – как Источнику, Сыну – как Рожденному, Духу – как от Отца исходящему»[5]. Они равны и едины во всем, «кроме нерождаемости, рождения и исхождения»[6], - пишет св. Иоанн Дамаскин.

Говоря о личных свойствах Бога Отца, можно выделить: безначальность, отцовство (по отношению к Сыну) и изведение (Святого Духа).

Подробнее...

Евхаристия как Пища Жизни.

Человек – существо не самобытное, и поэтому источник его существования находится не в нем самом, а в чем-то высшем и совершеннейшем чем он, то есть в Боге. Бог – это полнота жизни, это полнота бытия и существования, и поэтому чем мы ближе к Богу, тем мы существеннее и реальнее. Другими словами, источником нашей жизни, пищей нашей жизни служит Сам Господь, к Которому теснейшим и реальнейшим образом мы приобщаемся в таинстве Святой Евхаристии. «Божественную жизнь подает (Божие слово) посредством того, что дает Себя в снедь (верным) Ему Одному ведомым образом,… Который ради обожения вкушающих усвояет им (Свое) божественное свойство, поскольку Он явственно есть и (справедливо) называется Хлебом Жизни и Силы»  (Максим Исповедник).

Подробнее...

Евхаристия – Таинство бессмертия.

Смерть является следствием греха, который, как страшная ядовитая ржавчина, проник все человеческое существо и породил в нем бесчисленные страсти, болезни, скорби и уродливость. Смерть – это глобальная катастрофа человечества, которая, возникнув однажды, распространяется на весь человеческий род. Смерть – это величайший раскол в человеческом существе, «это отделение души от тела», «это разрушение души и тела» . Это явление в жизни человечества настолько серьезно и глубоко, что приходится самому Богу низойти до человеческой немощи и уврачевать его, прикоснувшись к смерти.

Христос не только прикасается к человеческой немощи, но Он отдает свою Жизнь и Кровь, для уврачевания нашей жизни и для очищения нашего существа. Спаситель, как добрый садовник, прищепляет слабый, больной и зараженный росток к Своему Дереву Жизни (вернее к самому Себе). Христос соединяет нас с Собой «рана к ране», то есть Господь как бы напрямую приобщает нас к своему Божеству и дает возможность нам «питаться» Его Жизнью.

Подробнее...

Единство Церкви.

В количественном отношении Господь Иисус Христос создал только одну Церковь: «… Я создал Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18). Своей целью Господь называет создание Церкви, а не церквей. Апостол Павел также говорит о Церкви в единственном числе. Несомненно, он мыслит Церковь как нечто нумерически единое (Рим. 12, 5; 1 Кор. 12, 13; Еф. 4, 4 – 6) . однако, единство Церкви есть нечто больше, чем нумерическое единство. Церковь не просто одна, она едина, единство – это принцип ее бытия. Мысль Апостола Павла обращается к Церкви – Телу Христову. Тело христово, в силу органического соединения со своею Главою, естественно становится причастником и доступных для него свойств Божественной Главы. Единство Церкви представляется не только внутренним, но и внешним, ибо Апостол Павел отличает «един дух» от «единого Тела». Исследователи четко прослеживают данный момент. Так протоиерей Е. Аквилонов, разбирая данный стих (Еф. 4, 4), прямо говорит: «Как самого Господа и Христа не возможно мыслить Искупителем без проистекающей из Него божественной жизни, так и Христианства не возможно мыслить без церкви».

Святитель Иоанн Златоуст дает два варианта толкования слов «один дух». С одной стороны, он видит здесь иное душевное качество членов Церкви, а с другой, и это значение неразрывно связано с душевным единством верующих, подразумевает Духа Божия, которого получают христиане.

Подробнее...

Дмитриевский А. А. Вынос плащаницы на вечерне в Великий пяток.

Обряд этот совершается в настоящее время в различных местах русской Церкви различно. В иных местах Плащаница устрояется среди храма тотчас после часов и народ, пришедший к вечерне, видит уже ее, лежащую на особом, для сего случая устроенном, стол, лобызает и ставит свечи еще до прихода священника. В частности, подобное приготовление Плащаницы можно видеть в большом Московском Успенском соборе, хотя и с довольно любопытными особенностями. «На вечерне Великого пятка, – читаем мы в книжке: «Чин священнослужения и обрядов, наблюдаемый в большом Успенском соборе», архиерей, войдя в церковь, возшед на место, облачается в постное облачение среди церкви и, облачась, идет во гроб Спасов с рипиды и со свещами, и, пришед, кадит гроб трижды, таже властей, и, сняв шапку, подъемлет гроб со властьми на рамо, и несут на уготованное место пред царския двери, и поставляют, таже входит в алтарь и кадит круг гроба трижды, а иподиаконы с подсвечниками ходят кругом. Таже протодиакон: «Благослови, владыко». Архимандрит: «Благословен Бог наш». Начинают вечерню… По апостоле протодиакон чтет святое евангелие за Плащаницею... А в стиховну бывает целование и отпуск вечерни, по чину с трикириями, целует архиерей язву в ребре и руке, по семь в ногах, таже паки в руке, а власти точию целуют язву ножную, такожде и вси прилучившиеся». (Никольск. Пособ. к изучен. Устав. богосл. прав. Церкв. Спб. 1874 изд. 3, стр. 603, прим. 3). В других местах вынос совершается за самою вечернею, при пении стихири на стиховне. Этот обычай в упомянутом уже нами сочинении К. Никольского описывается так: «при пении песни: «Тебе одеющагося светом, яко ризою, снем Иосиф с древа с Никодимом», в которой изображается недоумение Иосифа и Никодима, как они погребут Господа, какою ризою обовьют, священник, изображая Иосифа Аримафейского, благоухает Плащаницу, лежащую на престол, обходя ее трижды с кадилом. После «Отче наш», при пении тропаря: «Благообразный Иосиф с древа снем пречистое тело Твое, Плащаницею чистою обвив, и вонями, во гробе нове покрыв положи», священнослужители самими священнодействиями изображают то, что поется в тропаре. Они подъемлют на главы Плащаницу и, в предшествии дьяконов с фимиамом кадильным, переносят ее царскими дверьми из алтаря на средину храма. Предстоятель из священников (а если вынос совершается одним священником с диаконом, то священник), в полном облачении, несет под Плащаницею Евангелие, которое полагается на святую Плащаницу, после положения ее на уготованном месте среди храма, изображая1 тем, что Тот, Кто во гробе полагается и обвит Плащаницею, есть Слово из начала (Ин.1:1). По принесении Плащаницы на средину храма, после пения «Благообразный Иосиф», поется песнь на Слава и Ныне: «Мироносицам женам». Она есть как бы продолжение тропаря «Благообразный Иосиф» (Пособ. к изучен. Устав. стр. 603). В некоторых местах в эту вечерню совершается переход из теплого храма в холодный и плащаница переносится в указанное время из алтаря теплого храма на средину храма холодного и ставится здесь на стол близ царских дверей2.

Подробнее...

Церковно-литургическое назидание по Великому канону св. Андрея, архиепископа Критского.

По книге ЕПИСКОП ВЕНИАМИН (МИЛОВ). ЧТЕНИЯ ПО ЛИТУРГИЧЕСКОМУ БОГОСЛОВИЮ.

"Великий покаянный Канон" св. Андрея, Архиепископа Критского, представляет драгоценность литургического богословия Православной Церкви.

Это бессмертное творение содержит 250 тропарей и читается за православным богослужением в первую и пятую седмицы великого поста. Нить мыслей св. Андрея о покаянии пред Богом развивается на основе многочисленных библейских примеров святой и греховной жизни древних людей. Чудный сладкопевец Критской Церкви призывает в Каноне всякого человека бегать зла, ревновать вседушевно о добре и всегда прибегать к Богу с исповеданием своих грехов и слезами раскаяния.

Речь св. Андрея настолько трогательна, что потрясает самые жестокие души, умиляет и смягчает самые окаменелые, черствые сердца и никому не попускает отчаиваться в спасении. Каждое слово богодухновенного Канона источает какую-то сладость благодатного чувства и в лаконизме выражения содержит широту мыслей.

Для планового ознакомления с этим шедевром церковно-богослужебного творчества последовательно отметим его 1. общие идеи и 2. частные положения об условиях Божьего прощения грехов человеку и 3. побуждения к покаянию, извлекаемые из фактов Библейской Истории.

Подробнее...

Протоиерей Валентин Амфитеатров. Великий пост. Духовные поучения.

О протоиерее Валентине Николаевиче Амфитеатрове

Валентин Николаевич Амфитеатров родился 1 сентября (по старому стилю) 1836 года в селе Высоком Орловской губернии. Он происходил из известного священнического рода, давшего русской Церкви таких видных иерархов, как митрополит Киевский Филарет и архиепископ Казанский Антоний.

В 1860 году после окончания семинарии и академии Валентин Амфитеатров был рукоположен в иерея и получил свое первое назначение на приход в калужский Благовещенский храм, но прослужил там недолго: вскоре - уже в сане протоиерея - его перевели в собор города Лихвина Калужской губернии. Он был смотрителем духовного училища в Мещевске, потом - настоятелем храма Поливановской учительской семинарии в Подмосковье, с 1874 года - настоятелем Константино-Еленинской церкви, неподалеку от Спасских ворот Кремля, а в начале 90-х годов был назначен настоятелем Кремлевского Архангельского собора.

Подробнее...

Христианский пост по изображению Постной Триоди

По книге епископа Вениамина (Милова). Чтения по литургическому Богословию. 

Подробнее...

Иконография праздника Благовещения.

Икона является неотъемлемой частью литургической жизни Церкви – через образ, как и через слово, Церковь проповедует миру Истину. Икона рождается из живого литургического опыта. Икона – это воплощенная молитва. Она создается в молитве и ради молитвы. Как одна из форм проповеди Евангелия, как свидетельство Церкви о Боговоплощении она есть составная часть богослужения так же, как и церковное пение, архитектура, обряд. Икона помогает нам лучше уяснить смысл церковного праздника.

Подробнее...